Форум » ДВЕРИ ХОГВАРТСА И ГЛАВНЫЙ ХОЛЛ » Темный угол в холле » Ответить

Темный угол в холле

Большой Зал: Ничем не примечательный темный угол. Совершенно ничем не примечательный.

Ответов - 195, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Герарт Райнс: Увидев, что Гретта вроде бы успокоилась, уже собрался рассказать, кто такой Бутя, да, и показал бы, если бы одна вредная Осьминожка не ускакала в неизвестном направлении, только открыл рот: - Бутя это..., - как неожиданно был схвачен - хрупкой? - девочкой за плечи и сильно встряхнут. Мотнул головой не по собственной воле и прикусил язык: - Уууу. Гретта! - возмутившись, решил высказать, что думает, но, радостно улыбнувшись, сам схватил девочку за плечи: - Я ж говорил, что у тебя физиология, как у Шварценеггера? Вспомнив Сигурни Уивер, которая голыми руками гнула металл, озадачился: - Гретта, а тебя точно ничего инопланетное не кусало? Опасливо покосился на девочку. - С другой стороны, с такой мускулатурой ты мой гроб, со мной внутри, на плечо положишь и донесёшь. Вспомнив про опасения собеседницы, успокоил: - Мне, и правда, пока одиннадцать лет, кусать я тебя не собираюсь, кровь пить, между прочим, вредно для желудка. Ты где такого набралась, вообще? - А вампиры - всего лишь Миф, легенда, мечта о вечных, прекрасных соданиях, которых обходит стороной смерть, кхм, то есть, страшная сказка о чудовищах, ворующих молоденцев и нападающих на юных и трепетных девушек, - невинно похлопал ресницами, в надежде на то, что Гретта не обратила внимания на "оговорку". Маленькую такую оговорку, с целое предложение.

Гретта Бьёрк: Растерялась, даже не зная, как реагировать на сравнение со Шварцнеггером. Очередное маггловское имя, но тут хотя бы все понятно по контексту. Какой-то очень сильный молодой человек. Или не молодой, но однозначно мужского пола. Вроде бы и комплимент, но с другой стороны.. Она же девочка, хрупкая и нежная, как садовый рододендрон, а не какой-то там Шварц-егерь. - Герарт, сплошные нервы с тобой сегодня. В гробу я тебя видела! Приду на Хаффлпафф - буду искать валерьянку, - среагировала на его речь о вампирах и невинное хлопанье ресниц, - даже знать не хочу, чем тебе не угодили обычные кровати в спальне слизеринцев. Слушай, а нам разве не проще будет его отлеветировать?

Герарт Райнс: Обрадовавшись, что Гретта всецело поддержала идею с "Герартом в гробу", облегченно выдохнул и сел на пол, прямо где стоял. Посмотрев на собеседницу снизу вверх, продолжил: - Я думал о таком варианте, но мы с тобой еще не мисс Брентон. Даже вдвоем, мы максимум - правое ухо от мисс Брентон, - наставительно кивнул головой. - Ты можешь себе представить, как право ухо мисс Брентон левитирует Гроб? - Вот подумай, гроб. Мисс Брентон - гроб. Ухо мисс Брентон - Гроб. Ухо, мисс Брентон, Гроб? Усевшись поудобнее. - Мы с тобой расколотим его где-нибудь по дороге, да, и пронести надо незаметно. Не думаю, что Декан обрадуется, встретив нас, левитирующими гроб в Главном Холле. - А если мы его на кого-нибудь уроним?

Гретта Бьёрк: - Не мисс Брентон, - кивнула, соглашаясь. После вопроса Герарта и правда попыталась представить, как ухо левитирует гроб. Вышло нечто совсем уж сюрреалистичное и пугающее. - Ну декан, знаешь ли, и не обрадуется, если встретит нас, просто несущими гроб. Так что так себе аргумент. Но в целом ты прав. В конце концов, маневрировать в коридорах будет проще ногами, чем волшебной палочкой. Cледующий вопрос вызвал неконтролируемый приступ хихиканья. Отсмеявшись вдоволь, добавила: - Ну знаешь, если мы его на кого-то уроним, то он сразу пригодится в привычной роли. И я не поняла, почему мы все еще здесь? Когда мы пойдем за твоим гробом то?

Герарт Райнс: Пока ждал ответа Гретты, так и преставилось само собой, безо всякого вмешательства сознания, как они: Герарт, Гретта, Гроб, втроем, - Гроб, естественно левитируется, - заходят на практикум по заклинаниям: - Мисс Брентон, посмотрите, как мы усвоили Вингардиум Левиоса! Закашлявшись, решил, что с воображением на сегодня пора заканчивать. В ответ Гретте оживленно начал жестикулировать, объясняя: - Вот и я о чем тебе говорю. Нам, во-первых, надо гроб дотащить, во-вторых, незаметно, в-третьих, не применить его по прямому назначению. - В общем, давай так: я побежал договариваться с Торговцем, ты беги в спальню и притащи самую большую простыню или скатерть. Я слышал у вас там этого навалом, говорят, вы постоянно что-то лопаете. - Буду ждать тебя на месте. Место сбора: магазин гробовщика, - дождался пока информация уляжется у Гретты в голове. - И не бери с собой эту коробку. Нам еще как-то орясину ту дотащить надо до Слизеринской гостиной. - Договорились?

Гретта Бьёрк: Простыню? Хм, да, с учетом достаточного количества пустующих кроватей в спальне девочек, одну точно можно будет позаимствовать. Может даже получится вернуть ее на место, если перемещение гроба пройдет без особых эксцессов. Хотя.. маловероятно. Интересно, а что они скажут, если их все-таки застанут по дороге? Несут стол? Идут гулять с гробообразным приведением? Надо обдумать по дороге. - Ты что! Не взять коробку? Конечно, я ее потащу с собой! Просто донесу до комнаты и там оставлю, мне все равно по пути. Подхватила посылку. - Жди, по возможности постараюсь побыстрее.

Герарт Райнс: Кивнул вслед умчавшейся Гретте: "Вот это скорость! Она с места прыгает, как суринамская пипа", - в уме рассчитал примерную скорость вертикального взлета девочки. Достал из рюкзака недоеденный Бутей листочек, ручку, положил на колени и записал кратко дальнейший план действий. Встав, отряхнул штаны. Выглянул из тени, проверив, что никто не наблюдает, шмыгнул на Ярмарку.

Эрин Лонгман: Спустилась откуда-то со стороны больничного крыла и шмыгнула в самый темный угол в глубине холла. Убедившись, что рядом никого нет, достала из маленькой сумочки кружевной платочек и принялась промокать им глаза, пару раз расстроенно шмыгнув носом.

Мэттью Лонгман: Дойдя до дверей и взявшись уже за ручку услышал чей-то полувсхлип в стороне. Хотел было уже проигнорировать, но заметил знакомую фигурку и копну рыжих волос. Решительно направился к ребенку. - Эрин? Заметил платок, погладил по голове, успокаивая. - Ну что ты, с Эмили все хорошо, она в порядке. Навести ее в лазарете - она будет рада, что ты приехала.

Эрин Лонгман: Увидев отца, попыталась спрятать платок в кулачке, но быстро поняв, что ничего уже не выйдет, обняла папу, спрятав лицо где-то в районе его груди. Всхлипнула еще раз. И замотала головой, растрепав столь тщательно уложенные волосы в разные пряди. Наконец смогла только выдавить между всхлипами: - Я... отправлюсь... обратно... к тете-е... Замотала головой еще сильнее, чтобы отец даже не думал ее уговаривать остаться.

Мэттью Лонгман: Не очень понял, что послужило причиной этих внезапных рек слез, но прижал к себе, снова пытаясь успокоить. - Ну-ну, что за упаднические настроения? Встретила старых знакомых, которые тебя не узнали? Тоже мне - повод для расстройств. Отстранил от себя дочь, ловя ее взгляд. - Матильда разболелась и не встает с постели - там и без тебя хватает сиделок. А здесь Эмили, здесь скоро тоже каникулы, да и ты только приехала.

Эрин Лонгман: - Эмили хорошо... и без меня! Продолжает всхлипывать, размазывая ладонью слезы по щекам. - Она... она сказала, что я не должна была тебе писать! Что я... всё... испортила-а-а.... Прижала платок к лицу, думая, что сказала бы тетя на такое шумное проявление чувств в общественном месте. Расстроенно покачала головой.

Мэттью Лонгман: Вздохнул, находя, наконец, причину всех бед. И как эти двое в детстве не поубивали друг друга? - Что за глупости. Она просто испугалась - и за себя и за последствия. Вот и наговорила сгоряча. На самом деле она так не думает и уже пожалела, что сказала тебе это. Дотронулся до подбородка дочери, приподнимая ее заплаканное лицо. - Вот увидишь - стоит ей только выйти из лазарета и она сама тебя найдет и все вы решите.

Эрин Лонгман: - Не-е-т! Шумно высморкалась в платок, икнула. - Она сказала, что я ее бросила, когда уехала тогда! И что... что меня здесь ничего не держит! Мотает головой всё сильнее. - Я не останусь, пап! Пойду пешком во Францию, если ты откажешься-я-я-я.....

Мэттью Лонгман: Прикрыл глаза, устав разбираться, кто в этой семье кому и что говорил тогда, а что было сделано тихо и без комментариев. Легонько встряхнул дочь за плечи. - Так. Спокойствие, только спокойствие. И без истерик, пожалуйста. Задумался, высчитывая, за сколько дней Эрин сможет отойти и передумать. - Сейчас ты в любом случае никуда не пойдешь ни пешком ни как либо еще. Напомнил. - Защитный барьер. Поэтому давай ты еще подумаешь, взвесишь все за и против, поговоришь с Эмили и к концу недели напишешь мне свое решение. Снова бросил взгляд на часы - он катастрофически опаздывал.



полная версия страницы