Форум » ОБЩАЯ ГОСТИНАЯ И СПАЛЬНИ СТУДЕНТОВ » Спальня девочек. 3-4 курсы » Ответить

Спальня девочек. 3-4 курсы

Большой Зал:

Ответов - 293, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Хелена Теон: Зашла в спальню и вздохнула - как скучно, как скучно... Впрочем, все поправимо. Радостно кинула свои вещи в кучу рядом с кроватью и поставила прямо рядом с кроватью, в изножье, скелет, который так бережно принесла из спальни на факультете. Ну а что? В конце концов, жить она без него не может, значит, стоять ему здесь, радовать каждого входящего в спальню... ну и всех находящихся в ней. Растянулась на покрывале, прикидывая, что бы сделать еще для оживления пейзажа.

Хелен Форанэн: Притащилась со своими чемоданом и сумкой в спальню и первое, что увидела - это скелет, который находился рядом со спинкой уже занятой кровати. Коротко кивнула Хель в знак приветствия и поинтересовалась. - А где таких скелетов находят? Отправилась в дальний угол спальни, где начала раскладывать свои вещи. Первым достала портрет любимого профессора Снейпа, вышитый собственноручно по памяти на втором курсе. Протерла его от пыли и поставила на тумбочку. Затем, достала свою желтую подушку и пижаму в черепушечку. Остальные вещи из чемодана, вместе с ним, затолкнула под кровать. Уселась на свое спальное место и вытащила из спортивной сумки два желтых пледа и своего хорька, сопящего в обе дырочки. На скорую руку соорудила ему гнездышко в сумке и поставила ее рядом с кроватью.

Хелена Теон: Впрочем, практически сразу вскочила с места и начала рыться в сумке. - Ну где же... Вот оно! Достала несколько фотографий крупного формата в красных рамках - у каждого уважающего себя гриффиндорца есть целый склад таких! - и залезла на кровать, вешая их на стену, попутно радуясь тому, что на каждой сзади прикреплено по плотной липучке, способной держаться за что угодно. - Вот так-то лучше... Довольно оглядела работу и плюхнулась на кровать - размышлять дальше. На появление Хелен внимания не обратила никакого.

Хелен Форанэн: Не ждала особого внимания в свой адрес, поэтому оставила своего хорька спать, а сама отправилась в новую общую гостиную, чтобы пообщаться с ребятами.

Иона Торлоу: Вошла в комнату, нагруженная сумками, книгами, а сверху еще и клеткой, только на первый взгляд казавшейся пустой. Правда, живущая в ней лунная синичка, до того ни разу не покидавшая комнаты башни Рейвенкло, испуганная переездом, затаилась так основательно, что действительно можно было предположить, что ее там нет. Бросила вещи возле одной из кроватей, поближе к окну, осторожно пристроила рядом книги и клетку и только потом заметила скелета, а за ним и Хелену. - О... привет. Это что, подарок для директора? - кивнула в сторону скелета.

Хелена Теон: Повернулась на бок, когда услышала новый голос. Улыбнулась, глядя, как оживает комната с каждым новым жильцом - и не только человеком. - Привет. В принципе, наверное, можно и так сказать. Хотя, на самом-то деле, у тебя вот клетка с... - пригляделась, - с кем-то есть, а у меня свой домашний питомец. Села по-турецки и указала на скелет. - Правда, я до сих пор ему имя не придумала. Но это мелочи жизни же. Усмехнулась.

Иона Торлоу: Рассмеялась. - Вот это оригинальность! Кошки, жабы у каждого второго, а кто может похвастаться скелетом? Легонько постучала пальцем по клетке, пытаясь привести в чувство птичку. - У меня тут лунная синичка. У нее тоже в принципе нет имени - мне нравится называть ее так. Это подарок Эдды, - по лицу пробежала тень, - ее можно увидеть только в лунном свете.

Хелена Теон: Закивала и тоже рассмеялась в ответ. - Главное, чтобы он никого не пугал - в нашей-то спальне все привыкли, а тут... Впрочем, думаю, нервы у всех крепкие, а скелетик у меня симпатичный, - протянула руку и сделала вид, что жмет скелету руку, - наверное, в жизни был видным мужчиной. С интересом поглядела на клетку, где жила лунная синичка... Как любопытно! - Как бы я хотела на нее посмотреть, наверное, это очень красиво... Мечтательно улыбнулась, представляя про себя лунную ночь и неведомую, но заведомо прекрасную птичку.

Иона Торлоу: - Да, она светится вся.. посмотришь еще. Немного помолчала. От воспоминаний стало совсем грустно, захотелось вдруг с кем-то поговорить. - Ты знаешь, - посмотрела на Хелену, - я тут поняла, что живу не правильно... отделенно. Погрузилась в историю Британии - Талиесин, Пеблиг... а история - вот она - творится прямо под носом! Для меня все это, - обвела взглядом комнату, - полная неожиданность, я понятия не имею что творится в Школе и в Лондоне. И как ни глупо это звучит, понять это мне в каком-то смысле помогла Эби. Почувствовала под пальцами мягкие перышки синички и легко улыбнулась

Хелена Теон: Села ровно и серьезно поглядела на Иону. - Я всегда думаю, что каждое мгновение жизни - оно верно, даже если сейчас кажется неправильным. Просто оно нужно для чего-то другого, о чем мы еще не знаем. Именно оно, прожитое именно так. Грустно усмехнулась. - Не думаю, что хоть кто-то ожидал того, что мы вот так будем сидеть в общей спальне, а факультетов официально не станет... Но ведь это же и плюс - раз история творится сейчас, значит, мы можем ее творить сами. Это - самое главное! Уверенно кивнула и вопросительно посмотрела, услышав про Эби. - А почему именно она?

Иона Торлоу: - Всегда можно обнаружить знаки, какие-то ниточки, если только внимательно смотреть. Хотя мы, конечно, не гидры, чтобы смотреть во все возможные стороны, - усмехнулась. - Знаешь, у нас в лаборатории, в башне, как то можно было поупражняться в создании мира. Так вот я даже не смогла начать - так и стояла перед белым листом - груз ответственности давил. Наверное это глупо, но это то, с чем придется и жить и работать. Подобрала ноги с холодного пола на кровать. - С Эби просто был один разговор... она такая, знаешь, совсем моя противоположность, кажется. А вообще извини, на меня нападает иногда такое настроение: тебе "погода хорошая, не так ли?", а ты в ответ пол жизни своей расскажешь. Никто ведь не обязан все это выслушивать.

Хелена Теон: Покачалась, размышляя. - Собственный мир? Да, ответственность невероятная... Но представь, что когда-то и наш мир создавал кто-то, - прервалась и улыбнулась на секунду, - да-да, я понимаю, что это не самая возможная теория, но все же. Так вот. Кто-то создавал наш мир и стоял перед проблемой того, какой груз ляжет на его плечи. Он решился. А если бы не решился? Тогда мы бы не сидели здесь и не размышляли бы о знаках и ответственности. Взяла подушку и прижала ее к себе, положив подбородок сверху. - Решения всегда несут за собой ответственность, другое дело, готова ли ты к ней... Кто знает, окажись ты в лаборатории сейчас, смогла бы ты создать мир? А если бы смогла, что бы изменилось? И какой мир ты создала бы? Хуже или лучше того, что мог бы быть создан тобой в первый раз? Пожала плечами и задумалась о том, а стала бы она сама участвовать в таком эксперименте. Очнулась через минуту и тепло улыбнулась на последние слова Ионы. - Иногда просто необходимо поговорить с тем, кто готов слушать и отвечать. Поверь, сейчас я - как раз такой человек. А вообще, знаешь, противположности для того и созданы, чтобы дополнять друг друга. И помогать видеть то, чего ты не увидишь сам. Смотри, Эби тебе помогла... Кто знает, что поняла сама Эби? Вновь замолчала, глядя чуть в сторону - давая тем самым шанс и продолжить разговор, и прекратить его.

Фобос: Выполз из своего убежища и медленно, даже очень медленно, пополз к разговаривающим девочкам. Заинтересовался скелетом. Понюхал его и решил, что он не съедобен. Забрался на кровать, у которой стоял скелет и потыкался носом в руку девочки, сидящей на ней, выпрашивая лакомства.

Иона Торлоу: - Я не готова к ответственности, но это не значит, что я ее не приму. Иначе кем бы я была. Помолчала немного не зная и сама хочет ли продолжать, поэтому даже обрадовалась, когда из своего убежища выполз хорек. - Ах ты, маленький, проснулся. Надеюсь ты не голоден, - подняла клетку с птичкой повыше на стопку книг и снова посмотрела на Хелену. - Спасибо за разговор, я давно так ни с кем не говорила здесь, если не считать, конечно ответов на лекциях, - улыбнулась и встала с кровати. - Мне нужно вернуться в башню, там еще остались кое-какие вещи. Не скучайте тут вдвоем. Или втроем, я запуталась. Отправилась в башню, чтобы еще раз пройтись по знакомым коридорам и лестницам, еще немного посидеть на открытой балконной площадке в окружении ветров - она всегда особенно сильно привязывалась к местам, которые что-то для нее значили.

Хелена Теон: Медленно кивнула, принимая такое завершение разговора. - Я всегда готова поговорить... Особенно, если этот разговор что-то значит. А вообще, буду тебя ждать, И не только я одна, - с усмешкой кивнула на хорька. Погладила по гладкой шкурке. - Кушать хочешь, маленький? Тогда тебе придется немного подождать, благо, до столов отсюда идти куда ближе. Потянулась, встала с кровати и вышла на поиски съестного.

Фобос: Пофырчал для порядка, но потом сдался и получал удовольствие оттого, что его гладили по шкурке. Эта девочка хорошая, лучше хозяйки. Хотя бы кормит вовремя. Остался на кровати ждать лакомство.

Хелена Теон: Вернулась и сразу пошла к зверьку. Положила добычу прямо на покрывало, развернув лаваш с мясом и овощами, а рядом появились банан и яблоко. Погладила зверька по меху, привлекая внимание. - Я не знаю, чем тебе положено питаться. Выбери сам, хорошо? Улыбнулась, глядя на забавную мордочку хорька.

Фобос: Увидев залежи еды, рванул к ней со всех лап. Естественно, первым делом направился к мясу и быстро съел все, что было предложено на странной лепешке, даже ее попробовал на зуб, но не понравилось. Подошел к яблоку, примерился, захотел укусить, но не получилось. Слишком маленький, а яблоко оно большое, не укусить.

Хелена Теон: Посмотрела на остатки еды и сделала мысленную заметку. - Так вот что тебе нравится, маленький. Давай-ка в сторонку... Ухватила зверька под брюхом и отнесла подальше, на другой конец кровати, удерживая его там - не сильно, но достаточно, чтобы не смог внезапно вырваться. Представила прочное лезвие, сделанное из крепчайшей стали, способное мгновенно разрезать почти что угодно. Лезвие проходит сквозь яблоко, разрезая его на две идеально ровные половинки - такие точно будет удобно грызть. Провела палочкой, направленной на яблоко, сверху вниз. - Diffindo! Отпустила зверька.

Хелен Форанэн: Снова прошла в общую спальню. Отправилась к своей кровати, быстро переоделась в свою пижаму с черепушками. Вздохнула и обратилась к Хелене: - Нравится хорек? Его, кстати, Фобосом зовут. Посмотрела на девочку и продолжила: - Ты можешь меня игнорировать и дальше, я это пойму. Но я хотела бы извинится за произошедшее в кабинете. Мне надо это тебе сказать, иначе меня совесть съест с потрохами.Честно, я не хотела, чтобы так случилось с вашими часами. Мы их обязательно починим и вернем вам. Я прошу меня извинить за то, что я сначала делаю, а потом думаю. Я честно постараюсь избавиться от этой привычки. Нам нельзя было думать о вас плохо, мы же не знали, что вы в кабинете делали, вдруг вы тоже спасали директору жизнь. Обещаю, что в следующий раз, когда я решу что-то сотворить, я первым делом подумаю, а уже потом сделаю. Просто сегодняшнее странное видение заставило всех быть подозрительными. Извини еще раз. Произнесла свою речь, чуть не расплакавшись. Легла на кровать и стала смотреть в потолок, совесть пока все равно мучила.

Келси Нильсен: Все геройство действительно хотело прихватить с собой уверенное обещание попробовать извиниться и слинять. Все же пересилила себя. И вошла в новую спальню. Подошла к кровати рядом с кроватью Хел и засунула чемодан под свое койкоместо. Набираясь смелости посмотрела на стену. Скучная. Достала палочку. Представила небесно-синюю краску в ведерке. Представила, что окунает туда кисточку и закрашивает стену за своей кроватью. Окунает столько раз, сколько необходимо, чтобы закрасить нужный кусок стены. Сделала вертикальное движение палочкой сверху вниз, будто провела кисточкой - Colorum! Повернулась к покрывалу, снова представила небесно-синюю краску и кисточку, которой закрашивает все покрывало. Повторила движение палочкой -Colorum! Посмотрела на подушку. На этот раз представила серебряную краску. Опять мысленно закрасила кисточкой всю подушку. Еще раз повторила жест палочкой - Colorum! Немного помолчала. Потом подошла к постели Хелены. Сделала глубокий вдох. - Хелена. Можешь ничего не говорить, это будет даже разумно с твоей стороны. Мне правда очень-очень стыдно. Знаешь, я никогда так не делаю, но в этот раз я подумала не тем местом и... Да что тут говорить! Я вообще не подумала и получилось то, что получилось. Вот. Хочу, чтобы ты знала, что я раскаиваюсь. Действительно все так ужасно получилось. Вы старались, чинили эти часы, а я... Грустно замолчала. Через некоторое время продолжила - Мы их обязательно починим. Я хочу попросить у тебя прощения. Я виновата, я это знаю. Прости меня, пожалуйста. Все время пока говорила смотрела Хелене в глаза. Вернулась к своей кровати, Вытащила из чемодана желтое покрывало. Даже не помнила откуда оно там взялось. Бросила поверх синего. В складах покрывала наткнулась на тетин подарок. Маленькие песочные часы на цепочке. Совсем про них забыла. Снова подошла к Хелене. Положила перед ней часы. -Вот, возьми. Знаю, тебе нужны те, но мы их починим. Точно починим. Еще раз прости. Легла на свою кровать.

Хелена Теон: На секунду зажмурилась, когда Хелен начала говорить. Сложнее вещи нет на свете, чем принимать извинения, особенно - за дело. - Я просто надеюсь, что больше никакие видения не приведут к подобному. Честно, Хелен, я понимаю, наверное, ваши мотивы, но... Но всегда есть рамки, за которые не надо выходить. И методы, которыми действовать можно только тогда, когда иных не остается. Замолчала, увидев зашедшую Келси. С мимолетной улыбкой проследила за раскрашиванием - спальня превращалась в действительно жилое помещение. Дослушала слова до конца и пожала плечами, понимая, что отвечать-то тут нечего. - Келси, я только могу повторить то, что сказала минуту назад. Всегда есть иные способы решения проблемы, надо только лишь чуточку подумать. И тогда не придется извиняться ни за какие последствия. Удивленно замолчала, когда перед ней оказались крохотные песочные часы. - Спасибо, Келси... Но это же твое, я не могу взять, правда. Они слишком красивы, чтобы служить заложником подобной ситуации. Положила часы на подушку Келси, подойдя к ее кровати. После чего повернулась к обеим сразу и неохотно сказала: - А вообще, я все понимаю. Нервы, волнение, опасения и прочие прелести жизни в Хогвартсе в наши времена. Зато какой прекрасный жизненный урок. Надеюсь, что ни я, ни Ив больше никогда не станем центральными фигурами подобных уроков. А разбитые часы... Они ведь и правда директорские. И после восстановления мы их принесли обратно к нему в кабинет. Где вы их и увидели. Поэтому я прошу только одно - если сумеете собрать их воедино, то верните туда, откуда взяли. На стол к Альбусу Дамблдору. В голове при упоминании этого имени яркой вспышкой пролетела извечная Мысль, словно потерявшаяся на фоне последних событий, но не пропадавшая никогда. Теперь же она вновь начинала отвоевывать позиции. Сделала шаг к своей кровати и погладила хорька. - Значит, тебя Фобос зовут? Ты славный, маленький. Кивнула Хелен и Келси и вышла из спальни.

Келси Нильсен: Удивленно села, когда Хелена заговорила. Если честно, не ожидала даже внимания к своей персоне, не говоря уже о прощении. Выслушала ее внимательно, чувствуя постепенно отсупающее чувство вины. Как же хорошо, что она простила! Дотронулась да вернувшихся к ней песочных часиков. Положила их в карман сумки, стоящей около кровати. Радостно улыбнулась Хелене, от радости прощения, казалось даже искры по коже пробежали. Ничего не сказала, только кивнула в ответ. Заметила скелет. Еще один жилец. Будет пугать по ночам, хотя нет. Пожалуй даже органично тут смотрится. Позвала Хел - Не спишь? Я пойду посмотрю, как там дела в гостиной. Мимоходом погладила хорька, махнула рукой Хел и вышла.

Хелен Форанэн: - Не сплю. Я сейчас присоединюсь. Встала с кровати, накинула на пижаму мантию и отправилась в новую общую гостиную.

Ивонна Гринстоун: Обвела взглядом свое новое жилище. Ну... Не дворец. И даже не гостиница. Но, наверное, ночевать здесь все-таки можно. И здорово, что никого нет. Можно не делать приветливое лицо и пытаться поддерживать разговоры ни о чем. Прошлась вдоль ряда кроватей. Здесь, скорее всего, расположилась Хел. Здесь наверняка тоже кто-то из барсучков. Здесь точно Иона. А здесь? Остановилась, рассматривая гору костей на подставке. Кто бы ни был, но задумка очень даже неплохая. Кровать рядом была свободная. Положила на нее чемодан. Осмотрела скучное казенное серое одеяло. Да какая разница, в общем, серое оно или зеленое... Все равно не свое. Разложила учебники на полке. Взялась раскладывать вещи, но передумала. Сейчас важнее не это. Вышла из комнаты.

Хогвартс: Заклинание Келси действовало совсем недолго. Спустя пару минут оно рассеялось.

Хелен Форанэн: Прибежала в комнату, быстро подошла к своей кровати и выдернула из-под нее чемодан. Открыла его и ужаснулась пугающей горе всего, что считала необходимым для учебы. В быстром темпе стала выбрасывать все вещи на кровать, пока на самом дне чемодана не нашла потайной кармашек, где хранила свои удлинители ушей. Они оказались целыми, значит хорек до них не добрался. Кинула их в сумочку, а гору вещей, собрала с кровати и засунула обратно в чемодан, который с трудом, но закрылся. Встала с пола и отправилась в гостиную.

Хелен Форанэн: Пришла в спальню отчаянно зевая. Забрала Фобоса с кровати Хелены, и пошла к своей. Уложила хорька в его уютном гнездышке. А сама быстро переоделась в пижаму, заползла под одеяло и мгновенно заснула.

Хелен Форанэн: Проснулась и тут же полезла за письменными принадлежностями, чтобы написать несколько записок для ребят с других факультетов. Что, естественно, было сделано в кратчайшие сроки. Сложила из них самолетики и отправила в полет к адресатам.

Хогвартс: Самолетики долетели до порога и упали. Как совершенно обычные бумажные самолетики.

Хелен Форанэн: Тут же поднялась и переоделась. Нужно быстро добраться до совятни и эти самолетики отправить скорой совиной почтой. По крайней мере проверила, что они хотя бы полетят, если их сова отпустит. Оделась и отправилась в совятню.

Келси Нильсен: Вошла в спальню. Села на пол рядом со своей кроватью. Сделала все как сказал Месарош. Прежде чем выпить скрестила все, что можно было скрестить. " Пусть поможет, пожалуйста, пусть поможет. " Переоделась в пижаму. Выпила залпом содержимое стакана. Легла поверх одеяла, подтянула колени к груди. Лежала с открытыми глазами, по-прежнему немного опасаясь. Но маниакальное желание хоть немного поспать победило страх. Забылась долгим тревожным сном.

Келси Нильсен: Нехотя распахнула глаза. Несколько секунд все немного расплывалось, потом сфокусировалось в общую спальню. Хотя если не страдаешь лунатизмом, просыпаются обычно, где и засыпали. Хмыкнула. Голова была чугунная и немного ныли мышцы, будто вчера марафон пробежала. Более менее выспаться удалось, но в конце снова появился кошмар. Только в этот раз с дополнением. Перед тем как появилась Дженни, сама пыталась спрятаться среди каких-то стеллажей со стеклянными шарами. Бежала и бежала, а потом опять Дженни, шепот в котором отчетливо услышала только первую букву и зеленая вспышка. Поежилась. Самое время прибегнуть к способу Лью. Никого нет, сколько же времени сейчас? Откопала пергамент и перо с чернильницей. Уселась на пол, прислонившись спиной к кровати. Направила прядь растрепанных после сна волос за ухо. Долго писала свой сон. Закончив, внимательно прочитала написанное. Что тут может быть ключевым? Перевернула лист чистой стороной. Написала "Эбигейл", "дементор", "песочные часы", "помещение со сталлажами, заставленными стеклянными шарами", "Дженни", "зеленая вспышка". Бросила еще один взгляд на лист. А вот это интересно. Первые три слова можно соотнести в отдельную группу. Остальные три в другую. Взяла еще один лист. Переписала по небольшому кругу в центре шесть ключевых слов. Эби и Дженни вроде обе хотели вреда Дамболдору или Дженни наоборот хотела помешать. Соединила их. Эби и песочные часы с дементором тоже соединила, то же самое проделала с Дженни комнатой и вспышкой. Почти замкнутый круг. Нахмурилась. Дементор, что это? Смерть, страх, бесчувствие. Написала и соединила с дементором. Но между собой их тоже можно соединить. Страх смерти, страх перестать испытывать чувства. Соединила и эти слова. Эби была без эмоций, пока горела желанием прикончить Дамболдора. Соединила Эбигейл и бесчувствие. А Дженни во сне была как кукла. Соединила и ее с бесчувствием. Песочные часы. Время. Уходящее время. Время до чего? Написала время и соединила с часами. Время и смерть. Они взаимосвязаны. Соединила их тоже.Можно Посмотрела на лист. Начинало вырисовываться кольцо, вокруг ключевых слов, тоже связанных кстати. Зеленая вспышка. Наверное заклинание. Надо посмотреть в библиотеке. Во сне от нее возникал ужас и наступала тьма. Снова написала страх и соединила. Смерть? Написала, соединила, поставила вопросительный знак. Смерть и страх соединила между собой от "страх" провела линию еще и к ранее написанному "бесчувствие". Круг почти замкнулся. Самое странное это комната, даже зал, склад, как это назвать? Может Лью знает что это? Погоня, уходящее время. Погоня и уходящее время соединились между собой, а погоня и с уже написанным "время". Кольцо замкнулось. Страх и смерть присутствуют два раза.Что все это значит? Решительно встала. Наскоро причесалсь, но заплетать волосы не стала. Оделась. Правда не мантию, а белый свитер без горла и джинсы. Вряд ли Кэрроу оценит, но одевать мантию не хотела. Взяла листок со схемой, засунула в карман. Вышла из спальни.

Дженни Брентон: Бросила петлю, забрав у Гафта портфель, и вошла в спальню. Остановилась на пороге, осматривая комнату. Вспомнила, с каким трудом могла заснуть в свои первые ночи в Хогвартсе, когда впервые в жизни пришлось делить спальню еще с несколькими девочками. А тут... Да как тут вообще можно спать? Скользнула взглядом по кроватям, убеждаясь, что все они заняты. Все, кроме одной у самого выхода. Просто волшебно! Спать, когда мимо тебя будут ходить все кому не лень... Нахмурилась. Нет, она здесь спать не будет. Развернулась и вышла.

Хель Теон: Дошла до спальни и своей кровати. Довольно улыбнулась львам на стене, пожала косточки скелету и устроилась на кровати, глядя в потолок. Спать не хотелось, а вот блаженство ничегонеделания и ничегонедумания - это было сейчас мечтой.

Элис Граффад: Постучала в дверь и решительно потянула на себе, будучи уверенной, что комната пустая. Поэтому, видимо, удивилась, увидев там Хель. - Ой... привет. - Перешагнула порог, все еще помахивая пергаментом, - Пинки?

Хель Теон: Оторвалась от изучения потолка, познав всего одну, но зато важную истину: долго ничего не делать - это безумно скучно. Села по-турецки, плотно закутавшись в мантию. Важно кивнула. - Ага. Пинки. Легонько похлопала по кровати, приглашая сесть рядом. - И Брэйн.

Элис Граффад: Повернула голову на бок, рассматривая с ног до головы: - А ты знаешь, что в таком виде ты похожа на бледное привидение? - Тем не менее, на кровать села, начиная официальный "переговорный" тон. - Я пришла. Что ты предлагаешь?

Хель Теон: Попыталась оглядеть себя, но не особо успешно. Пожала плечами, усмехаясь. - Привидение? Ну, это и хорошо, а то я в замке пока что ни одного не видела, а так хоть в зеркало посмотрю - и вот оно. Мимолетно нахмурилась от интонаций Элис, но быстро вернулась к безмятежному настроению - сейчас такое уже не могло пронять ее стальные нервы. Ага, стальные. - Я рада, что ты пришла, впрочем, я в тебя всегда верила, - широко улыбнулась. - Я? Я просто хотела тебя увидеть, ибо после смена цвета мантии ты прочно решила обосноваться в подземельях, а я даже не спросила, как тебе удалось вырваться из грядок Хаффа! Начала раскачиваться на кровати вверх-вниз, чувствуя огромное количество энергии внутри.

Элис Граффад: Фыркнула, закатив глаза: - О, это было очень сложно! Я весь семестр ночами рыла тяпкой проход, ну и... прорыла слизеринские подземелья. - Закусила губу, чтобы тон прозвучал серьезно и не сбился смехом. Затем заговорила уже по-настоящему серьезно: - Не могу сказать, что в последнее время хочется из этих подземелий выбираться.

Хель Теон: Наконец-то расслабилась и позволила себе чуть сгорбить выпрямленную спину - Элис перестала быть какой-то слишком... слизеринской. - Тяпкой? А вам в Хаффе больше никакого инструмента не давали? Тогда понимаю, почему ты решила оттуда сбежать! Молодец, горжусь. Активно пожала руку, с серьезным видом кивая. - В общем, поздравляю, вот что я хотела сказать, - подмигнула, но уже через секунду удивленно поглядела. - Почему не хочется? Здесь тоже хорошо, здесь солнышко есть! Это не я бледное приведение, а ты скоро станешь такими темпами, да-да.

Элис Граффад: Прикрыла глаза усталым движением, вздыхая. - Потому что ерунда какая-то творится. Декан сказал, что Гардинг объявила войну. Ваши первокурсники пристают к нашим. И я молчу про... про надписи, которыми вы "украшаете" подземелья. Может ты тут и ни при чем, Хель, но общей бучи, отчего все взъелись на Слизерин, я не понимаю... - Вздохнула еще раз, добавила несколько устало, - Так что ты предлагала?..

Хель Теон: Помотала головой, ошарашенно глядя на Элис. - Какую еще войну? Кэрроу? Ну... Да, есть такое, Гардинг его не очень любит. Но ты ведь не про директора... Элис, как это пристают? Когда я последний раз слышала Эмили, то она говорила про то, что у Джо с Натаном все хорошо, несмотря на разные факультеты... Да и зачем нам приставать к вам? И какие еще надписи? Зачем это кому-то надо? Замолчала, все еще не осознавая информацию до конца, но наконец понимая многое из того, что казалось таким странным. - И это... Элис, никто не взъелся на Слизерин. Ну, то есть Гриффиндор. Правда. У нас сейчас время практикумов, первокурсникам было просто не до этого, поверь. Да и с чего бы? То есть... Никогда ни один факультет ничем не выделялся. Почему сейчас вдруг ты говоришь, что Слизерин стал особенным? Проигнорировала последний вопрос - временно.

Элис Граффад: - Ох... Хель, не надо делать вид, что ты ничего не понимаешь! При чем тут Кэрроу. Декан нас предупредил, что Гардинг будет предвзята к нам. Ты же не хочешь сказать, что Снейп будет обманывать? Он никогда не разведет панику на пустом месте, - Отрезала категорично. - Поэтому... я не собираюсь ни в чем обвинять тебя, Хель, но за твоих однокурсников - не ручаюсь. Скрестила руки на груди, нахмурившись.

Хель Теон: Едва удержала все свое хваленое спокойствие, услышав Элис. Будет ли Снейп обманывать?.. Хотелось, безумно хотелось ответь - но в голову пришла мысль о том, что иногда надо думать, прежде чем говорить. Впрочем... - Гардинг - возможно, я не могу отвечать за действия взрослых людей. А вот за действия гриффиндорцев - вполне. Можешь считать это официальным заявлением от старосты факультета, ага. Осторожно коснулась скрещенных рук. - Элис, а кроме слов вашего декана - что было? То есть, что сделали гриффиндорцы слизеринцам?

Элис Граффад: - Как староста? - Приподняла бровь. - Поздравляю! Это что же получается - я сейчас с официальным лицом разговариваю? - Фыркнула. - Хель, да какая разница, с чего началось? По факту - война объявлена. Была объявлена в тот момент, когда в коридорах Слизерина появилась эта... эта ужасная надпись, оскорбляющая Слизерин. И это значит, что каждый, кто заденет Слизерин, от него же получит ответный удар. Ловля блох, кусавших когда-то в начале, уже ничего не даст. Поводила ногтем по кровати, помолчав. - Так что ты хотела, Хель?

Хель Теон: Рассмеялась, услышав поздравление, несмотря на становящийся мрачным общий тон беседы. - Ну, если честно, то я до сих пор не знаю, кто меня назначил старостой. И, кажется, декан - тоже, но назначение признала. Дежурная, так сказать, пока не вернется Люси. Покачала головой. - Элис, но кто ее объявил? Просто... Я вот сейчас слышу впервые. А ведь мы с гриффиндорцами сидим у нас уже очень долго, кто-нибудь, да обмолвился. И ты так и не рассказала, что за надпись. И почему ты решила, что это сделали гриффиндорцы? Чуть сжала ладонь и убрала руку под мантию. - Кто нападает на Слизерин? Скажи мне, кто, и я пойду с тобой - просто хотя бы потому, что Слизерин всегда был местом, где учатся мои друзья. И про молодое поколение гриффов я могу так сказать, Элис. Покачала головой, не собираясь пока уходить от внезапной, но важной темы.

Элис Граффад: Вздохнула. Вновь. - Хель, чего ты от меня добиваешься? Доу уходит в Гриффиндор, наговорив Слизерину кучу гадостей. Лонгман задевают Натана... задевали при мне несколько недель назад. Да не хочу я перечислять, кто кого обидел! И не собираюсь. Это глупый разговор, лишь потеря времени. - Нахмурилась, посмотрев в сторону двери, - Сухим остатком - кто с мечом придет, тот мечом получит. По голове и иным частям тела. Не придет - не получит. И закончим эту тему. - Встала, хмурясь.

Хель Теон: Пожала плечами. - Доу - слизеринец. И почему он решил уйти от вас - это ваше дело. Лонгман... Сколько, говоришь, недель назад это было? И больше ведь не было ничего. Встала вслед за Элис. - Я... Элис, просто я прошу тебя подумать. И хоть одну назвать выгоду для Гриффиндора в том, чтобы обижать слизеринцев. Закончим, хорошо. Но я тебя очень прошу, если вдруг действительно хоть один гриффиндорец сделает что-то вам - скажи мне? Должна же я буду знать героев в лицо. А ты хоть увидишь, что Гриффиндор никакой войны не объявлял... Чуть вымученно улыбнулась. - Я теперь даже не знаю, актуально ли то, почему я написала тебе. Война и все такое... Но я и правда, доктор Брэйн, вдруг вспомнила про прошлый год.

Элис Граффад: Вновь устало прикрыла на мгновение глаза рукой: - Если вдруг действительно хоть один гриффиндорец еще раз, - Выделила эти два слова, - сделает что-то нам, ты сама услышишь и увидишь его. По последствиям. Задумалась, вспоминая прошлый год. Прошлый год? Как это, кажется, давно было. - Доктор Пинки? Вы хотите вновь сорвать урок доктора Зобербобера? Но... кажется, нас туда не приглашали? - Фыркнула, не сдержавшись, - И доктору хватило прошлого года?

Хель Теон: Кивнула, молча соглашаясь на такое условие. Встряхнула головой и перестроилась на совсем иное. - Ну почему же сразу сорвать, доктор Брэйн! И когда это нам требовалось приглашение, особенно сейчас, ведь этим вечером нам точно нечем заняться... Улыбнулась до ушей.

Элис Граффад: Рассмеялась: - Нечем заняться? И что же ты предлагаешь, доктор Пинки? Захватим мир?.. И именно в этот момент в комнате с хлопком появился эльф, пропищавший, что "директор Кэрроу требует, чтобы все слизеринцы собрались в гостиной Слизерина" и исчезнувший с таким же негромким хлопком. - ... Вот тебе и нечем заняться... - Протянула озадаченно. - Никогда мы не собирались факультетом в гостиной факультета так часто, как часто стали собираться после отмены этих самых факультетов. Забавный парадокс, правда?.. Хель, дождешься меня? Что там еще ему понадобилось... - Пробубнила последнюю фразу, уже выходя из комнаты.

Хель Теон: Закивала в ответ, продолжая улыбаться, но постепенно замедлила движения, слушая эльфа. Собраться в гостиной Слизерина... - Интересно, что директор сам упразднил факультеты, а после этого сам и называет их именами, да еще и собирает слизеринцев... Главное, чтобы после вас он к нам не пришел. Мы как-то не очень хотим его видеть. Кивнула, добавляя уже в спину Элис: - Дождусь, конечно, никуда я не денусь. Возвращайся.

Эмили Лонгман: Прошла через общую гостиную, так никого там и не обнаружв. Последний щанс - найти её в спальне. Посмотрела на номера курсов на двери, стукнула пару раз и открыла дверь. - О, Хель! Тебя-то я и ищу.. Зашла в комнату, радуясь, что гриффиндорка здесь одна, и села рядом. - Хель.. ты что-нибудь слышала про какую-то войну от слизеринцев? Вздохнула и посмотрела на свои ботинки. - А то тут.. Натан заикнулся, а объяснять отказывается.. И вообще игнорирует вопросы по этому поводу! Чуть наклонилась, заглядывая девочке в глаза и добавила уже тише. - А ещё Кэрроу их потащил на встречу в подземелья.. явно же не на чашку чая..

Хель Теон: Не прошло и пяти минут ожидания, как дверь снова открылась. Повернулась, готовая удивляться столь быстрому возвращению подруги, но увидела не совсем того человека. - Привет, Эмили. Чуть подвинулась, освобождая место. И с первых же слов поняла, что отдых ей не грозит, а царившее ранее блаженное неведение - это, на самом-то деле, счастье. - Война. Так. Тяжело вздохнула, на секунду прикрыла глаза. - Слизеринцы считают, что гриффиндорцы в лице младшего курса нападают на них и делают мелкие гадости, при этом оскорбляя Слизерин, поэтому они решили защищаться. Вот и все, Эмили, что я знаю. Ну и да, они уверены, что именно вы сделали какую-то надпись в подземельях, после которой война стала официальной. На секунду замешкалась, но сейчас решила говорить все до конца. - И или я чего-то не знаю, или Снейп настраивает их против нас, заявив, что Гардинг объявила эту самую войну от лица Гриффиндора. Нахохлилась, вспоминая лицо Элис во время рассказа. - А слизеринцы верят в войну... Но тогда я не понимаю, почему к нам пришел на практику Джон. Не захотел участвовать в войне? Решил помогать своим изнутри? А вообще, Эми, я в растерянности. Кажется, нас забыли известить о том, что война уже давно идет. Помолчала, слыша волнение в голосе девочки при упоминание Кэрроу - волнение, которое и у нее появилось сейчас. - Кэрроу слизеринцев любит - настолько глуп, что даже после своей же отмены факультетов все равно делит студентов по факультетскому принципу. А раз так, то плохого им не сделает. Но... Но он может еще сильнее настроить их против Гриффиндора.

Эмили Лонгман: По ходу рассказа всё больше и больше удивлялась. Кто нападает? Какие гадости? Первокурсников же всего ничего.. Вздохнула. - Откуда они вообще это берут? Мы кого-то там трогали... да я за всех первокурсников могу ответить, что делать нам больше нечего, как кому-то там гадости творить! Фыркнула и уже спокойно добавила. - Ну кроме Кэрроу, да. Но это только я! И он же не студент Слизерина! Резко встала с кровати и заходила туда-сюда по комнате. - Надпись? Какая такая надпись.. тем более в подземельях.. Опять села к Хель и побарабанила пальцами по кровати. - Похоже и правда кто-то объявил войну.. против нас, а мы и не в курсе даже.. интересно, это при новом директоре началось или раньше? Повезло же поступить в школу именно в этом году. А Доу.. да, в этой ситуации его перевод выглядит чуть более, чем странно. Хотя, он вроде же нормальный.. ну без этих их фирменных завихреней, может просто не захотел участвовать во всём этом? Хотя перевод.. радикальное решение. А уж в разборках деканов вообще кентавр ногу сломит. Ты же слышала предупреждения Гардинг в каминном. Упала назад на спину и раскинула руки в стороны. - Интересно, как сильно можно настроить Слизерин против нас.. в смысле, что будет в конце? Они нас бить начнут? Попыталась на разные лады попроизносить слово "война", но ни в каком из вариантов оно не звучала хоть сколько-нибудь приятным.

Хель Теон: Ни на секунду не сомневаясь в том, что говорит Эмили, кивнула. - Вот и я пыталась доказать, что вы не стали бы нападать на Слизерин ни в какой форме. Попыталась представить то, о чем они говорили. Война. Дети. Дети и война - как это вообще можно совместить на настолько полном серьезе, который звучал в речи Элис? - Я не знаю, что будет в конце, Эми... Я даже не могу представить. И, кажется, совсем не хочу думать, хотя вроде как и надо. Задумчиво побарабанила пальцами по покрывалу. - Когда ваш разговор с деканом закончится, надо будет переговорить со всеми.

Эмили Лонгман: - А ты знаешь, что там было написано? А я вот теперь знаю, Нат на причале рассказал. Слизеринские выродки. Села на кровати. - Я вполне понимаю их негодование, но вот.. почему всё сошлось на нас, это загадка. Кивнула головой. - Да, надо будет переговорить. К нам ещё и Джерома зачислили, оказывается, но где он и что делает я не знаю, видела только, как они с Хелен возле обеденных столов возились. Но я.. я немного занята была и не подошла. Смутилась, вспоминая, почему именно была занята. - А в конце победит добро. И дружба. Разве бывает иначе? Улыбнулась и встала, собираясь выйти и стараясь прогнать противненькую мысль "бывает".

Хель Теон: Сжала кулаки - если там и правда было написано это... - Тот, кто сделал это, руководствовался странными мотивами. Но в гриффиндорцах я уверена, это точно. Надеюсь, что и до слизеринцев скоро дойдет весь абсурд их обвинений. Услышала про Джерома с Хелен и не сразу вспомнила, кто это такой. Кивнула. - Странно, что его до сих пор нет в малом каминном зале, но и с ним поговорить тоже надо будет. Улыбнулась, честно пытаясь излучать позитив. - Ага, добро. Дружба. Иначе не бывает. Закивала. Проводила взглядом Эми. - Будь осторожна, хорошо?

Эмили Лонгман: - Как никогда! Отсалютовала Хель и вышла за дверь, сворачивая эту петлю.

Хель Теон: После ухода Эмили вновь легла на кровать, закутываясь в мантию. Хотела все обдумать, понять, что теперь делать, как быть... Но уже через несколько минут заснула, не в силах совладать с уставшим мозгом. Во сне снова была поляна, странные Стеф и декан, мантия, принц, конь, яблоня...

Хель Теон: Проснулась от того, что что-то щекотало нос. Громко чихнула, наблюдая за тем, как кусочек бумаги мягко планирует на пол. Подхватила его и прочитала. Вздохнула - ну вот и зачем надо было ее звать, когда - прислушалась к себе в другой петле - когда они и так бы поговорили вот совсем скоро? Да, пути декана неисповедимы... Встала и заправила кровать. Достала из сумки пергамент, свернула его и написала на видном месте "Элис Граффад", внутри же оставила короткое послание. Элис, меня вызвала декан, дождаться тебя не смогла. Надеюсь, что Кэрроу не съел вас там и не превратил в свое подобие, поэтому буду ждать от тебя записки. Хель Положила себе на подушку и вышла из спальни.

Дилан Теон: Пропустил дочь вперед, собрался было закрыть дверь... И замер на пороге, с трудом сдерживая шок и брезгливость. - Хель, я думал, ты покажешь мне свою комнату. Ты уверена, что нам стоит находиться... здесь? Обвел рукой то ли помещение лазарета, то ли штрафного изолятора.

Хель Теон: Только собралась с мыслями, как несколько слов разбили хоть какое-то появившееся спокойствие. Отвернулась, ругая себя за слабость - как первокурсница, честное слово! Подошла к своей кровати и подняла лежащий скелет, помахав папе его рукой - дикое приветствие, однако. - Это и есть моя комната, папа. Прокашлялась, пытаясь вернуть голосу твердость. - Но нас тут мало живет, мне повезло. Первому и второму курсу хуже. Вдруг вспомнила, с каким напутствием оставила первокурсников в зале. А за этим словно обвал - все мысли накинулись разом. - Такие вот дела. Голос все же сорвался - все усилия даром.

Дилан Теон: Почувствовал, что очень хочет вернуться в зал. Туда, где эта напыщенная мадам из министерства рассказывала о пользе реформ для детских судеб. Не вернулся. Задумался: может, гриффиндорцы так и живут? Может, это только на Слизерине были нормальные спальни с личным пространством, шкафами и балдахинами? Растерянно подошел к кровати. Пожал руку скелету. Зачем-то представился. - Дилан Теон. А потом просто опустился на покрывало и усадил дочь на колени - как много-много лет назад. Шепнул в волосы. - Тебе здесь плохо, малыш? Давай я переведу тебя в Шармбатон? Хорошая школа, красивый язык, высокий уровень образования.

Хель Теон: Засмеялась, даже сама слыша нотки истерики, увидев папу и скелета - то еще зрелище. - А у него имени нет до сих пор, представляешь? Крепко-крепко обняла самого родного на всем свете человека и закрыла глаза. Перевод? Сейчас, когда остался всего лишь год - и можно будет уехать отсюда навсегда? С закрытыми глазами, чувствуя окружающее тепло, которое словно отражалось и внутри, говорить стало намного легче. - Год, понимаешь, год. Всего год - и я буду дома. А французский я не знаю. Да и... Как я всех брошу? Пап, на Гриффиндоре есть Стеф, которая пропадает в подземельях у Снейпа, толпа первокурсников... и я. А у нас тут такое... Замолчала, помотав головой. Слишком заманчиво было предложение, настолько, что желание сказать "да" нарастало с каждой минутой.

Дилан Теон: Заправил дочери прядку за ухо, не понимая, как с такими волосами можно магии учиться. Поднял с прикроватной тумбочки расческу. - Твоя? И начал аккуратно расчесывать непослушные пряди. Не удержался от легкой воспитательной нотации. - Надеюсь, ты на зельеварение не ходишь в таком виде? Если волос упадет в котел, если ты зацепишь ими ингредиенты - хана будет и зелью и, если не повезет, волосам. Год? А почему год должна ждать ты? Пусть эта ваша Стеф вылезает из подземелий и возится с младшими. Кстати, что вообще гриффиндорка может делать в подземельях? Насколько я помню, ваша гостиная где-то на верхних этажах. Разобрал пряди на две части, задумчиво потер лоб: а дальше-то что? Дальше, кажется, должны быть эти девочковые ленточки, заколочки и резиночки, но... как ими пользоваться? Отложил расческу в сторону, сделав вид, что больше ничего и не планировал. Продолжил мягко. - А язык выучишь. Репетиторов наймем. Через год сможешь и в магистратуру во Франции поступать, я знаю там неплохого мастера зелий, договорюсь. Что тебя держит в болоте, в которое превратился Хогвартс?

Хель Теон: Расслабилась, чувствуя мягкие движения расчески - столько лет это было для нее соревнованием на скорость, а не удовольствие, которое всегда приводило к проигрышу. Все еще с закрытыми глазами начала кивать, не совсем вслушиваясь в слова отца, но чувствуя, как от звучания его голоса что-то глубоко внутри успокаивается и перестает теребить каждую секунду ее жизни. - А я на Зельеварение почти и не хожу... Там Снейп, я туда не хочу... А Стеф с ним как раз, у нее там магистратура. Глаза все же пришлось открыть, когда блаженство закончилось - успела заметить выражение растерянности на лице папы, удивилась... И почти сразу едва сдержала улыбку, потому что тот явно не знал, как поступают после расчесывания волос. Тряхнула головой. - Спасибо, - еще крепче обняла и вернулась к серьезным темам. - А я не хочу заниматься зельями, пап. Я за четыре года тут точно поняла, что это не мое. Но... ты понимаешь, как я хочу согласиться с тобой? Я... Я бы многое отдала, чтобы оказаться в Шармбатоне изначально. Я... - чуть не сказала "едва не стала тут убийцей", но сдержалась, такое папа вряд ли бы перенес, - я тут попадаю не всегда в хорошие истории. Но... Но я не могу уехать, это что-то сильнее меня. Ты бы вот бросил свою аптеку, если бы там начались проблемы, а покупателей не стало бы? Смог бы уйти и заниматься чем-то другим? Напряженно поглядела на отца, дожидаясь его ответа. А если он скажет, что смог бы?

Дилан Теон: Нахмурился - показательно и не всерьез. - Стеф значит? А кто-то мне на вопрос: "Какие зелья ты выучила, Хель?" говорил, что гриффиндорцы не могут быть зельеварами по определению. Потому что... Нахмурил лоб, вспоминая. - ... делают то, что считают нужным, а не то, что считает нужным рецепт. Погладил ребенка по причесанной голове. Несколько неуклюже, потому что Хель внезапно стала очень большой, а он уже забыл, как обращаться с детьми. - Не смог бы, конечно. Я понимаю тебя. Тем более, что и Эль теперь учится в Хогвартсе. Ты ведь не сможешь оставить одиннадцатилетнюю кузину одну в этом странном месте, верно? Я горжусь тобой, дочка.

Хель Теон: Закивала, чувствуя, как просыпаются смешинки. - Конечно не могут! А Стеф - это странное исключение, а судя по тому, как долго она пропадает в подземельях, не такое уж и исключение, вот. Уже приготовилась говорить торжествующее "вот" второй раз - хоть повода для торжества и не было, но все равно приятно оказываться правой - как осеклась, решив, что у нее только что был приступ слуховых галлюцинаций. - Эль? Кузина? Моя? Эм... Папа, а ты не хочешь мне что-то рассказать? Повернулась, чтобы глядеть прямо в глаза - сейчас можно было, сейчас папа не увидел бы ничего такого, что могло бы его неприятно удивить.

Дилан Теон: Растерялся. Девочки не успели познакомиться? И теперь обо всем должен рассказывать он? Уточнил с какой-то надеждой в голосе. - Ты ее совсем не знаешь? Элинор одиннадцать, она приехала в Хогвартс совсем недавно и сейчас, как мне сказала твой декан, проходит распределение.

Хель Теон: Попыталась вспомнить неофитов за ближайшее время. В памяти всплыла только одна незнакомая девочка, с которой она так и не смогла поговорить. - Распределение на несуществующие факультеты? Прикинула, как давно видела ту девочку. По всему выходило, что прошло уже прилично времени. - Хотя верю, что кузина, так долго проходить испытание - это только мы и можем... Внезапно заинтересованно склонила голову набок, теребя пуговицу на рабочей одежде отца. - А как ты сам попал на Слизерин?

Дилан Теон: Осторожно продолжил, подбирая слова. - Видишь ли, у меня есть брат. Но он родился... не таким как мы. Поэтому учился не в Хогвартсе, а в мире магглов - туда и ушел после окончания обычной школы. Совсем. Мы не общались много лет, пока не выяснилось, что у него родилась дочь-волшебница. Последний год Элинор прожила у нас, знакомясь с миром магии. И если бы кто-то приехал домой на каникулы, познакомился бы с Эль раньше. Ухватился за возможность сменить тему, понизил голос до таинственного шепота. - Это - семейная тайна, Хель. Поклянись, что никому ее не выдашь? Я надел Шляпу, а Шляпа сказала: Слизерин!

Хель Теон: Обхватила виски ладонями, пытаясь привести сумбур в голове в порядок. Событий за последнее время явно было слишком много. - То есть у меня есть не только кузина, но еще и живой дядя? И тетя, получается? А почему вы не общались? Погоди. Прищурилась, прекращая теребить пуговицу, вместо этого крепко в нее вцепившись. - Не такой как мы? Кто же? Сквиб? Последнее слово почти прошептала, чувствуя себя дико странно - ни разу не видеть таких людей, чтобы внезапно оказаться родственницей. - Но... почему? - сразу пожалела о сорвавшемся вопросе, откуда кто мог знать, почему вдруг сквиб? Вдруг обнаружила пуговицу у себя в руках, но отдельно от одежды. Смущенно улыбнулась, возвращаясь в реальность, где был папа, внезапная кузина и никаких удивлений, нет-нет. - Я приеду, пап, в эти новогодние - точно. А то вдруг у тебя есть еще и сестра, а у той тоже припасен для меня какой-нибудь родственник? Покрутила пуговицу в руках и убрала ее в карман папиного халата - дома мама пришьет. - Шляпа? А у меня была См... - запнулась, понимая, как это прозвучит. - Гм, а почему она так сказала? Она объяснила? И... Как было на Слизерине? Лучезарно улыбнулась, вновь прижимаясь к осязаемому теплу и уюту - это было так знакомо, так правильно, когда разговор не мог вместить в себя всего того, о чем обязательно надо было поговорить.

Дилан Теон: Вздохнул. Девочка все поняла правильно. - Сквиб. Никто не знает, почему так случилось. Робер ушел в мир магглов, практически разорвав контакты с семьей. Сначала он перестал приезжать на каникулы из школы. А потом просто забыл о существовании магического мира. В переносном смысле, конечно. Еще раз вздохнул и не стал рассказывать дальше. Ни про смерть матери, ни о том, что у Эль не сложились отношения с семьей. Захочет малышка - сама расскажет. - На Слизерине было правильно, Хель. Я надеялся, что и для тебя подойдет этот Путь, но... Ты другая. Ты - самостоятельная личность. И если ты стала гриффиндоркой, наверное, есть и в этом Доме что-то хорошее. Пожал плечами и улыбнулся. - Нужно будет найти Картера. И с гордостью ответить, что Хель - никакая не слизеринка и не зельевар. Аккуратно пересадил девочку на кровать. Сжал плечо. - Мне пора, малыш. Мама будет беспокоиться.

Хель Теон: Вслушивалась в слова папы, запоминая каждое - такой невероятный кусочек жизни, про который она могла бы и не узнать. Элинор, Эль. Сразу после распределения надо будет найти, поговорить... И дядя. - А я смогу встретиться с дядей? То есть... Он захочет? Кивнула, слушая про Слизерин - да, она это понимала, правильно - хорошее слово. И почувствовала, как с души свалилась тяжесть, которая была там с первого курса, потому что не хватало храбрости спросить. Но теперь... Папа не против того, что она на Гриффиндоре, значит, все точно правильно, значит, так и надо. - Еще как есть, еще как, - запнулась, услышав знакомую фамилию. Прищурилась, быстро соображая. - Картеру? Обязательно скажи, ага! Но будь готов, что он тебе гордо ответит про то, что Стеф - еще какой зельевар, да. Хитро подмигнула, понимая, что до отца должно дойти уже, про какую Стеф она все болтает. Неохотно перелезла на кровать, крепко обхватывая руку папы. - А... А мама... - сжала губы и продолжила не так, как хотела изначально, - пусть не беспокоится, все в порядке, правда. Отвела взгляд, не в силах врать, глядя прямо в глаза родному человеку. - Тебя проводить? Попыталась уговорить себя, что надо отпустить уже конечность и ее владельца в вольное плавание - на выход из школы.

Дилан Теон: Развел руками. Обещать ничего было нельзя. - Я не знаю, малыш. Правда не знаю. Замер. Вспомнил начало разговора. Уточнил. - Стеф - это которая у Снейпа пропадает? Стефани Картер? И тоже - Гриффиндор? Бедный Натан! Он так надеялся видеть дочь заклинателем-артефактологом! Рассмеялся, вспомнив собственное желание уточнить, повезло ли с факультетом младшей Картер. Оказывается, тоже не повезло. Или, все-таки, повезло? Что дети, как и родители, учатся вместе? Погладил дочь по макушке и покачал головой. - Я еще на собрание загляну. Попробую уточнить у кого-нибудь, чем закончилось это феерическое шоу. Каникулы скоро, Хеленка. Не скучай. И присматривай за Элинор, ладно? Мне бы так хотелось, чтобы... хотя бы у вас получилось стать сестрами. И шагнул к выходу.

Хель Теон: Засмеялась в ответ, услышав про Стефани - заклинателя-артефактолога. - Ага, та самая. Но, боюсь, с Заклинаниями у нее точно не сложилось, пап. Кивнула. Собрание, точно. Причина приезда папы, собственно говоря. - Каникулы, да. Вдруг невероятно ясно вспомнила слова Гардинг о том, как все опасно... - Я приеду, обязательно приеду, да, они скоро. Присматривать за Элинор? Почему бы и нет... Поняла, что сейчас согласится на что угодно. - Хорошо, я присмотрю за ней. Я... я постараюсь сделать все, пап. Отпустила-таки руку, глядя на то, как отец выходит из комнаты. Жутко захотелось, чтобы этого разговора не было совсем, потому что сейчас что-то внутри проснулось, а мир вокруг перестал восприниматься слишком серым... Вместо этого став невыносимо ярким. Привет из прежнего мира, такого настоящего и правильного, что было больно. С трудом подавила желание пойти следом за папой, вместо этого укуталась в одеяло и легла, подтянув колени к груди. Вот бы сейчас опять заснуть.

Хель Теон: Заснуть не получилось, впрочем, и от этого была польза - степень верного настроя и достаточной решимости дошла до нужной стадии, когда перестало хотеться думать, а главное было - делать. Вылезла из-под одеяла, поправила измятую мантию и провела рукой по совершенно неспутанным волосам - словно короткое напоминание того, о чем думать не стоило, о чем прекрасно не думалось четыре года. Небрежно заправила кровать, погладила скелет по черепушке и пошла в Башню, соединять временные петли - сейчас это было самым верным.

Хелен Форанэн: Пришла в комнату в крайне депрессивном настроении. Решила начать собирать вещи, раз уж профессор Снейп заговорил об отчислении. Пошла к своей кровати и вытащила чемодан, первым делом положила на дно портрет "любимого" преподавателя. А потом, вытащила из гнезда Фобоса и, рухнув на кровать, дала волю эмоциям.

Дженни Брентон: Заглянула в спальню, впрочем, без особой надежды. Однако... Прислонилась плечом к дверному косяку, окликнула: - Форанэн! И тут же заметила чемодан. И... кажется, кое-что отсутствовало? Откровенно насмешливо произнесла: - Ты покидаешь нас? Вижу, самое главное ты уже прихватила! Кивнула туда, где недавно был портрет декана. Добавила: - И, кстати, минус десять баллов за форму.

Хелен Форанэн: Резко вскочила на ноги, захлопнув свой чемодан и кинув хорька на кровать. Все равно терять нечего, поэтому принципиально было все равно, что там Брентон городит. Десять баллов - это не исключение. - Брентон! Вижу дали слизеринцам власть в руки и уже пытаешься выслужиться? Да, вот, профессор Снейп намекнул на исключение, но я думаю, что этого не случится и я буду долго радовать тебя своим присутствием.

Дженни Брентон: Улыбнулась. - Выслужиться? Ну что ты, просто получаю удовольствие. Отлепилась от двери, сделала несколько "прогулочных" шагов по проходу между кроватями. - Профессор Снейп? О... А ты думала, тебе поможет его портрет на стене? Презрительно хмыкнула. - Наш декан не из тех, кто на такое покупается. Так что зря старалась, Форанэн. Остановилась, пристально глядя на старшекурсницу. Протянула: - Нам очень... очень будет тебя не хватать на Рождество. Еще секунду "порасстраивалась" и будничным тоном закончила: - Так ты будешь мантию переодевать, или мне сразу еще десять баллов снять с тебя?

Хелен Форанэн: - Ну, допустим, переодену, но только когда ты покинешь помещение. Если, конечно, ты пришла не по делу, а просто так постебаться. Махнула рукой в сторону двери. - А портрет, это всего лишь милое хобби, ничего больше. Я уже поняла, что если останусь, ни за что в магистратуру по зельям не пойду. И, боюсь, что я тут до Рождества еще задержусь. Так что не надейся, что я тебя порадую своим отбытием.

Дженни Брентон: Пожала плечами. - Это спальня студенток третьего и четвертого курсов, а значит находиться здесь я имею право и без дела. Я ведь не заставляю тебя менять весь твой смешной маггловский наряд - только мантию несуществующего больше факультета. Снова улыбнулась, ухватившись за слово: - Боишься? Правильно делаешь, Форанэн. Я теперь знаю Протего, и наша дуэль может состояться в ближайшее время. Если ты не передумала, конечно. Вопросительно посмотрела на хаффлпаффку.

Хелен Форанэн: - Хорошо, я меню наряд, правда не на мантию, а на пижаму. Спать дико хочется, почему-то. Не стала говорить, что неофитскую мантию оставила в прошлом, а вторая на замену - где-то в сумках многочисленных. Взяла пижаму и пошла переодеваться за стоящую неподалеку ширму. Вернулась уже в своей пижаме. - Опять ты слова из контекста вырываешь, Брентон. Я тебя совсем не боюсь. Поэтому от дуэли не отказываюсь.

Дженни Брентон: Переключилась на разглядывание плаката со львом, который, кажется, поедал зебру. Вопрос, кто сюда это притащил, был более чем риторическим. Обернулась, когда хаффлпаффка появилась из-за ширмы в пижаме. - Вот и хорошо, что не отказываешься. Только тебе, судя по всему, придется поменять секунданта. Твой, как я понимаю, немного не в себе. Демонстративно постучала пальцем по лбу и довольно улыбнулась. - Ищи нового и присылай к Гафту, а то такими темпами пока мы соберемся, тебя уже выгонят из школы.

Хелен Форанэн: Присела на краешек кровати. И подняла глаза на Дженни. - Мой секундант немного не в себе? Не верится мне что-то, скорее ваш бывший декан завалил ее работой в магистратуре. Так что хорошо, я найду нового секунданта. И, специально для тебя, я потороплюсь.

Дженни Брентон: Ухмыльнулась - как же, завалил работой! - Наш декан, - многозначительно посмотрела на Форанэн, давая понять, что ни Слизерин, ни его декан "бывшими" быть не могут, - умеет делать жизнь студентов "Дома импульсивных психопатов"... эмоционально насыщенной и яркой. Кивнула. - Хорошо, Гафт ждет твоего секунданта. Развернулась, глянув на "свою" кровать у двери, на которой так ни разу и не спала. Как можно жить ... здесь? Направилась к выходу.

Хелен Форанэн: - "Дом импульсивных психопатов"? Как интересно, Гриффиндор на моей памяти так еще никто не называл. А что касается секунданта, то в ближайшие пару дней я его найду и отправлю к Гафту. Пускай ждет. Запихнула чемодан под кровать и стала думать, каким образом остаться в школе и как маме письмо сочинить.

Хелен Форанэн: Встала с кровати и стала искать свою вторую неофитскую мантию. После долгих поисков все-таки ее нашла и пошла за ширму переодеваться. Затем, вышла и вернулась на свою кровать, достав пергамент и чернильницу с пером, садясь сочинять маме письмо.

Хелен Форанэн: Закончила писать письмо и положила его к себе в сумку. Затем, внезапно осененная важной мыслью из прошлого, отправилась в то место, где может быть все спрятано, вдруг найдутся там ответы.

Хелен Форанэн: Вернулась в комнату и стала собираться в Хогсмид за елкой или просто к тете, проведать. Зарылась в сумку в поисках теплых вещей.

Хелен Форанэн: Все нашла. И шапку, и шарфик и варешки, а так же теплый шерстяной свитер под мантию. Укуталась. Взяла с собой свою бездонную сумку, не заметив, что туда забрался Фобос, и вышла из спальни.

Келси Нильсен: Зашла в спальню, вытащила из под кровати чемодан. Утеплилась. Обмотала вокруг шеи шарф. Шапку брать не стала. Вернула чемодан на законное место. Вышла.

Келси Нильсен: Вошла в спальню. Почти с разбегу плюхнулась на кровать, предварительно стянув шарф и прочее. Со стоном перевернулась на живот, впервые пожалев, что не может материализовать ничего. Сейчас бы чашку какао или горячий чай с лимоном. Дотянулась до сумки, брошенной на полу. Свесившись покопалась в ней и достала методичку по заклинаниям. Вернулась в прежнее положение, углубилась в чтение.

Добби: Возник перед кроватью, протягивая к девочке упакованные свертки. - Добби смог найти мисс Келси! Мисс Келси, Добби должен отдать вам подарки. Подарок от мисс Одри Далтон - миниатюрный бронзовый дракон-сторож, не дающая прикоснуться к охраняемой им вещи никому кроме хозяина. И подарок от мисс Хелен Форанэн. Шапка-невидимка. "Она конечно, не невидимка, но чуть что, натягивая ее на глаза и смело уверяй всех, что ты тут не причем. С праздником." Исчез, отправившись искать других адресатов.

Келси Нильсен: Села на кровати, когда рядом появился эльф. Приняла свертки и поблагодарила. Развернула подарки. Улыбнулась. Полезные вещи. Осторожно убрала в чемодан, поскольку пока охранять было особо нечего. Но пусть пока охраняет то, что там. Зевнула и захлопнула методичку. Бросила в сумку. Встала и вышла.

Хель Теон: Зашла в спальню, направляясь к своей кровати. Не стала ничего снимать со стен, по скелету лишь провела рукой, поставив рядом с ним второй скелетик. Уложила все флакончики с зельями в отдельную сумку, слабо улыбаясь - хорошо иметь заботливого декана. Побросала все вещи в другую сумку, перекинула ее через плечо - она была довольно легкой - и, не надевая новую мантию взамен утерянной, зашагала к выходу из школы.

Хель Теон: Подошла к своей кровати... уже не своей, точнее. И принялась собирать все вещи, которые в спешке остались лежать прямо поверх покрывала. Когда не осталось ничего из того, что указывало бы на ее здесь присутствие, подхватила оба скелета, со вздохом посмотрела на картинки, которые решила оставить на месте, и пошла прочь, искренне желая себе сюда никогда не возвращаться - хватит с нее общих спален.

Дженни Брентон: Переступила порог комнаты, именовавшуюся "общежитием", прошла вдоль ряда пустых кроватей. На одну из них бросила сумку и портфель, на другую уселась сама. И только теперь в голову пришла мысль... Впрочем, нет, если Сильвер не разболтает, дома не узнают. А Он... Может, она Ему и не понадобится в течение этого месяца? Откинулась на подушку, пытаясь убедить себя, что не все так катастрофично.

Дженни Брентон: Открыла глаза и еще какое-то время просто разглядывала потолок, "переваривая" информацию из другой временной петли. Это был первый день. В общем-то еще тридцать таких же. Или тридцать три уже? Это не так и много. Всего четыре недели и пять дней. Не много. Совсем не много. Поднялась, прихватила свои вещи и вышла из спальни.

Дженни Брентон: Зашла в комнату, бросила сумку и портфель на одну из кроватей. Каких-то, в сущности, убогих кроватей - без балдахинов даже. Сама села рядом. От подавленного настроения ничего не осталось, но флер бесшабашной легкомысленности, увязавшийся с гриффиндорской башни, негоже было нести за собой на Слизерин. Потому что весь месяц и три дня старательно избегала подземелий. Потому что хотела, чтобы момент возвращения что-то значил. Потому что думала, что после такой вынужденной разлуки ощутит нечто особенное в Доме. А для этого нужно было привести в порядок мысли и ... Помотала головой. И перестать улыбаться глупейшим образом. Поднялась, отыскала в сумке ... платье. Осмотрела его со всех сторон, тщетно пытаясь понять, можно ли считать его красивым, или, наоборот, уродливым. Отправилась за ширму и впервые за четыре года учебы облачилась не в форму. Набросила сверху мантию, собрала вещи и вышла.

Элис Граффад: Открыла ногой дверь, придерживая однокурсницу. Подвела к ближайшей кровати, помогая лечь. Переспросила коротко, глядя все с большим беспокойством: - Как?

Дженни Брентон: Вошла в комнату, опустилась на кровать, отпуская руку Элис. Повалилась лицом вниз на подушку. - Хуже, - глухо отозвалась. Оттолкнула подушку в сторону, уперлась в матрац лбом. - Мне хуже. Обхватила себя руками за плечи. - Давай п-подождем пять минут...

Элис Граффад: Прикусила кубу, кивком соглашаясь подождать еще несколько минут. - Но почему? Я открыла дверь, выпустила Джойс, она пообещала, что укроется в надежном месте... не понимаю, почему? Да... разве ты нарушала Обет? Всего лишь заперла в комнате! Скрестила руки на груди, напряженно перекатываясь с пятки на носок, и обратно.

Дженни Брентон: Поерзала лбом по покрывалу. Неудобно, ни в каком положении неудобно... - Может... из-за наручников? - предположила. Помолчала, пытаясь выждать нужные минуты и попутно хоть что-то сообразить. - Элис... Надо найти кого-то, кто... кто знает как это все работает. Зажмурилась. - Все равно к-кого. Сделала глубокий вдох. - Только... только отключи м-меня вначале Ступефаем, пожалуйста, - произнесла негромко.

Элис Граффад: Сжала кулаки. Коротко кивнула. - Я приду совсем скоро. Ты только потерпи, хорошо? Отошла на пару шагов, поднимая палочку на Брентон. Сделала глубокий вдох, успокаиваясь. Привычно очистила сознание, выкидывая из головы все лишние мысли. Представила, как над слизеринкой появляется шприц, полный снотворного. Кончик иглы легко касается мышцы на предплечье, проникая внутрь, поршень шприца опускается, и содержимое шприца попадает в организм человека, погружая его в длительный, спокойный, целебный восьмичасовой сон. И вот человек уже крепко спит, и никакой внешний шум его не разбудит. Провела четкую вертикальную линию на уровне лица лежащей девочки. - Dormio!

Дженни Брентон: Покивала, насколько это было возможно. Проклятая Джойс со своими рисунками! Проклятый декан со своим Обетом! - Да, - решила на всякий случай напомнить, - там же только десять минут. Вернись... Закончиться не успела, как и осознать, что вместо Ступефая получила Дормио. Провалилась в сон.

Элис Граффад: Убедившись, что все сработало как надо - подошла, накрывая одеялом. - Прости, но десять минут может быть слишком мало. Постояла над спящей слизеринкой, наблюдая за ровным спящим дыханием, затем развернулась и практически бегом отправилась в библиотеку.

Элис Граффад: Приоткрыла дверь, проскочила внутрь, тут же закрывая за собой. Подошла ко все еще спящей слизеринке, прислушалась к дыханию. Вытащила шприц. Интересно, есть разница, куда колоть, или нет? Постояла немного в нерешительности над однокурсницей, затем закатала рукав, примериваясь иглой к плечу. Сморщившись, наконец, вогнала иголку в кожу, быстро выпуская содержимое шприца внутрь. Принялась ждать эффекта. И почему к пятому курсу никто так и не научил до сих пор варить обезболивающее?

Дженни Брентон: Открыла глаза и тут же зажмурилась. Тихо простонала что-то маловнятное, перевернулась на бок. - Элис... Заставила себя все же посмотреть вокруг. Обнаружила, что однокурсница одна. А как же помощь? Остановила вопросительный взгляд на слизеринке.

Элис Граффад: Поспешно убрала шприц в сторону, присела на краешек кровати. - Дженни... - Набрала побольше воздуха. - Тебе придется все делать самой. Ничего не пройдет, если ты не решишь проблему сама, потому что... Прикрыла глаза, вспоминая точно. - Ели то, что ты делаешь, приводит к косвенному вреду, Обет все равно начинает действовать, но убивает медленно. И прекратит свое действие, только если ты восстановишь весь причиненный ущерб. При этом, если ты будешь удаляться от точки "до причинения косвенного вреда" - боль будет усиливаться, а если будешь что-то делать, чтобы восстановить состояние "до" и нивелировать вред - боль будет уменьшаться. Так ты можешь понять, правильно ты что-то делаешь, или нет. И делать это все должна... только ты. Добавила тише: - Мне жаль.

Дженни Брентон: Нахмурилась, сцепила зубы и постаралась вникнуть в то, что ей говорили. - Волшебно! - выдавила. Перевела себя в сидячее положение. Провела рукой по лбу, собираясь с мыслями. - Она, н-наверное, в лазарете уже. Или у директора. Скривилась и со стоном встала. - Как... думаешь... где сначала ... попытать... счастья?

Элис Граффад: Посмотрела на Брентон с сочувствием. Идти и делать непонятно что... да разве в этом было дело? Пожала плечами: - Она говорила что-то про то, что Дом поможет. Значит... в Рейвенкло? Помолчала. - Дженни... это ты должна сделать сама, но... если тебе понадобится моя помощь... ты всё знаешь.

Дженни Брентон: Кивнула, поправляя сползающую с плеча мантию Элис. Очень хотелось на кого-нибудь сорваться и покричать. Так, чтоб одновременно выместить и физическую боль, и досаду на саму же себя за то, что так подставилась. - Угу, - кивнула. Поплелась к двери. Покивала молча и вышла из комнаты.

Элис Граффад: Проследила взглядом за слизеринкой. Оставшись одна, с силой саданула кулаком по подушке, вымещая все скопившиеся эмоции и чувствуя, как следом подкатывает дикая усталость. Надо было сейчас делать только одно - ждать. Хотелось тоже только одного, но иного - спать. С сомнением посмотрела на подушку-жертву, но решила, что все-таки позволит себе пару минуток. Осторожно прилегла, закрывая глаза. И, конечно же, проваливаясь в сон.

Дженни Брентон: Решила начать поиски слизеринки с того места, где они расстались. Зашла в комнату. - Э... Заметила, что однокурсница спит. Прошла и села на соседнюю кровать. По крайней мере, не надо искать дальше. Стащила с еще одной кровати себе вторую подушку и последовала примеру Элис.

Элис Граффад: Проснулась от хлопанья крыльев за окном. Сова? Протянула руку, привставая и открывая малую створку, впуская сову в комнату. Поймала пергамент, разворачивая, изучая внимательно и не находя ничего, кроме слов отправителя и своих собственных. Вздохнула, просыпаясь окончательно и замечая Брентон на соседней кровати. Если она вернулась и смогла доайти - значит, все прошло удачно? Решила пока не будить однокурсницу, вместо этого принялась рассматривать странное письмо в поисках мелких сносок, скрытых надписей, посмотрела на солнце и даже поднесла к непогашенной свече. Увы - так ничего и не нашла. Нахмурилась. Вернулась к кровати, села, положив пергамент перед собой. Вытащила палочку, выкинула из головы все мысли, концентрируясь на предстоящей задаче. Итак, перед нами пергамент - выглядящий вполне обычным пергамент. На нем еще достаточно много свободного места, и к тем ценным записям, что на нем есть, вполне можно было бы добавить еще несколько, чтобы не забыть ни одной ценной мысли и наблюдения. Вот только большой пергамент может порваться, да и хранить его так, чтобы он не помялся, достаточно сложно. Вот если бы он был небольшой записной книжкой - это совсем другое дело! Записная книжка, имея тот же фактический объем для ведения записей, куда более удобна в пользовании. Ее можно положить в карман или на дно сумочки и быть уверенным, что с записями ничего не случится. Да, пожалуй, записная книжка куда больше подойдет для нашей цели. И вот пергамент, лежащий перед нами, уже вспыхивает и распадается на мельчайшие атомы, из которых состоят все вещи. А в следующее мгновение, повинуясь невидимой силе, атомы притягиваются друг к другу по-новому, превращаясь из обычного пергамента в небольшую элегантную записную книжку, в которой так удобно и так приятно делать записи! Обычный пергамент несколько громоздок по площади и может легко помяться, на нем не так легко вести записи, как в приятной записной книжке, подходящей по размеру и хранящей все заметки куда лучше. Записная книжка - вот, что нам надо! Дотронулась палочкой до пергамента, произнесла негромко: - Verti Angustus!

Трансфигурация: Пергамент превратился в записную книжку.

Элис Граффад: Разочарованно посмотрела на послушно появившуюся книжку. Чего-то такого она и ожидала. Ох... Написала в середине книжки "привет", потом приготовилась экспериментировать дальше. Очистила сознание привычным образом, концентрируясь на предстоящей цели. Итак, перед нами предмет. Но этот предмет - ненастоящий, его внешность скрывает сущность, словно облепляя ее сахарным песком и превращая во что-то иное. Но если на него прольется поток теплой воды, растворяя и смывая сахар, а вместе с ним - и стирая старое предназначение, нам явится новый, истинный облик. Да, именно так, поток теплой воды льется, смывая старое, и вот перед нами уже истинный, а не трансфигурированный, предмет, в своем первоначальном виде и первоначальном назначении! Взмахнула палочкой наискосок, разрезая воздух над книжкой-пергаментом: - Abjicere!

Трансфигурация: Записная книжка превратилась обратно в листок пергамента.

Элис Граффад: Осмотрела с двух сторон пергамент, хмыкнула, так и не найдя своей приписки. - Итак. На тебе нет мелких сносок или пометок. Ты не являешься волшебным предметом. Осталось выяснить, что ты не зачарованный, и... Вернула лист в пространство перед собой, вновь направила палочку на пергамент, повторяя настройку, которую использовала только что, не особо надеясь на успех. И тем удивительней было увидеть, как лист начал преображаться. Отложила в сторону палочку, вглядываясь в набор цифр и ничего не понимая.

Трансфигурация: Пергамент изменился, теперь на нем был такой текст.

Дженни Брентон: Вскрикнула, подскочила и проснулась. Секунд десять непонимающе смотрела на Элис, пытаясь разграничить сон и явь. - Доброе... утро? Поймала ленту, соскальзывающую с волос, сунула ее в карман. Нашла запутавшийся в рассыпавшемся хвосте мусор из совятни. Тряхнула головой.

Элис Граффад: Вскинула голову, рукой сворачивая старый пергамент пополам и оборачиваясь на звук. - О... Доброе утро! Оценила взглядом однокурсницу, утаскивая пергамент в карман. - Ты... как?

Дженни Брентон: Утвердительно кивнула. - Нормально. Вот поспала и совсем нормально. Расстегнула пуговицы и вылезла из форменной мантии, оказавшейся тоже весьма грязной. - Спасибо, что... Скомкала мантию. - Мы ведь так и не решили вопрос с ... с Джойс и ее портретами. Выдохнула. -Кажется мне надо еще немного поспать. А завтра мы тогда что-то придумаем. Встала с кровати. - Ты только не ходи до завтра к мистеру Нортону. Сможешь?

Элис Граффад: - Cовсем нормально? Здорово! Искренне улыбнулась. Похоже, Брентон и правда было лучше. И почти сразу нахмурилась, услышав про Джойс. - Да, не решили, но... знаешь, мне иногда кажется, она просто... - Замялась. - Просто слепо выполняет что-то, сама не понимая, что она делает. То есть - так упорно отстаивать... это либо бесконечная упертая глупость, либо, наоборот, - она слишком хорошо знает, что за этим стоит. И это что-то грандиозное, что стоит за этим. Встала с кровати следом. - Я постоянно думаю о Гафте, это... помогает. Главное, - Погнала от себя мысли о преподавателе, - Не встретиться с Нортоном где-нибудь в коридоре.

Дженни Брентон: - Грандиозное? - переспросила, устало хмурясь. Выдохнула. Завтра надо будет что-то придумывать с этим грандиозным. Нельзя все оставлять так, как есть. Правда, как и что придумывать? Особенно после сегодняшнего! - А давай ты не будешь пока по коридорам ходить? Можно ходить где-нибудь, где его точно не будет. Например, у нас в подземельях. Или ... Замолчала, прикидывая, где же еще можно гарантированно не наткнуться на бывшего аврора. - Или в классе ЗОТИ, - усмехнулась. Глянула по сторонам на ряды пустых кроватей. - Пойдем отсюда? Я бы, пожалуй, еще немного поспала... нет, хотя бы просто полежала в кровати.

Элис Граффад: Рассмеялась. - Класс ЗОТИ? Пожалуй, ты права. Это место, где я точно буду в безопасности. Первой направилась к выходу. - Не переживай, я... Тщательно спрятала страх остаться одной. Вдруг не сдержится, и не окажется никого рядом, кто привяжет к стулу или потребует одуматься? Улыбнулась. - ... Найду безопасное место. Идем. Вместе со слизеринкой вышла из комнаты.

Эбигейл Андерсон: Подошла к первой попавшейся комнате, вытащила из сумки кусок пергамента, и написала на нем крупными буквами: "ФАКУЛЬТЕТ ЭБС АНДЕРСОН. ТУТ ЖИВЕТ ЭБС" Приклеила на жвачку к двери, и зашла внутрь. Целых три кровати - отлично! Спи на любой, на какой захочешь. Только вот... Подошла к стене и сняла все рисунки и картинки. Огляделась вокруг, дожидаясь, когда придет Дженни, а сама заглянув под кровати, в поисках всяких интересных вещей, нашла чей-то оставленный котел стандартного размера. Дженни все еще не шла. Пользуясь этим, чтобы Дженни не успела ее отговорить, налила из умывальника воды в котел, и поставила его на горелку, которую разожгла прямо посередине комнаты. И усевшись перед котлом в позу лотоса, стала перебирать - какие же травки у нее были с собой в сумке.

Большой Зал: Усталость и стресс сыграли с Эбигейл Андерсон плохую шутку: найденный девочкой "котел" оказался старым башмаком, начинающим тлеть и попахивать над горелкой.

Эбигейл Андерсон: Донесшийся запах развенчал надежды сварить успокоительный сбор и противопростудное что-нибудь. Подскочила чуть ли не на метр вверх, и судорожно открыв окно, выбросила за не успевший сгореть шнурок, тот ботинок, который Школа подсунула ей вместо котла, стоило ей только моргнуть на пару минуточек, ни капельки не заботясь о том, кому на голову он может прилететь. Запах, конечно, доставлял, поэтому пришлось оставлять окно приоткрытым, а самой забираться под одеялко, одной из трех-на-выбор-кроватей, и закрывать глазки, чтобы попытаться заснуть, всячески перебирая эпитеты Школе, которая, как та надеялась, не подсунет ей вместе с кровати что-то иное.

Эбигейл Андерсон: Сон все как-то не шел, а валяться просто так, пусть и в кровати - не было сил. Поэтому, кликнув домового эльфа, велела ему принести вещи из своей прежней комнаты сюда, назвав где что лежит, и что б котел ее не забыл, да кучу трав разных, вылезла из кровати, кутаясь в одеяло. В комнате было ощутимо зябко из-за открытого окна. Когда эльфы в несколько эльфов доставили требуемое, вновь наполнила котел водой, установив его на горелке, и снова уселась, аки индеец, закутанная в одеяло перед котлом, ожидая, когда вода вскипит. Для большей схожести, воткнула в волосы перо.

Дженни Брентон: Зашла в комнату. - Эбигейл? - окликнула с некоторым удивлением. Подошла к устроившейся на полу рейвенкловке. - А что ты... варишь? Оперлась рукой о спинку стула. - Надо поговорить с профессором Махпией. Или... ты ведь в хороших отношениях с Сильвер? Может, как-то можно сделать так, чтобы твой Дом снова принял тебя обратно?

Эбигейл Андерсон: - О, привет, Дженни, - воскликнула подняв голову с гордо воткнутым пером, - Ты где потерялась, я уже кучу дел переделала. С этими словами кивнула на чемодан стоящий неподалеку, раскрытый, и вещи разбросанные везде. Особенно интересные экземпляры в виде носков с оленьими рогами, собаки-обнимаки и черепа тролля, тоже занимали свои места в этом хаосе. Добавила в котел щепотку белого, отчего по комнате послышался ощутимый малинишный запах. - Чай варю с травками. Хочешь? Посмотрела еще раз на Дженни: - А чего мне с ними говорить. Я не хочу обратно. Думаешь, что, с Эбс Андерсон так можно - сегодня хочу видеть в доме, завтра - иди в Хафф? Нет. У меня теперь свой факультет, свой собственный.

Дженни Брентон: Посмотрела на хаос из вещей. - Чай? В котле? - переспросила. - Я... я пила недавно, спасибо. Вздохнула. - Ты не хочешь больше быть рейвенкловкой? С сомнением глянула на стены спальни, которая теперь выступала как пятый факультет. - И чему же будет учить твой собственный факультет? И кто на нем будет учиться, кроме тебя?

Эбигейл Андерсон: Пожала плечами: - Ну а че... В котле... Настоящий чай варится покруче зелий! - заявила, подняв указательный палец вверх, и тут же поспешно добавила, - Так мамочка говорит. Засунула руку в тканевый мешочек и высыпала в котел горсть сушеных ягод: малины, черники, голубики, земляники. Взяла мерную ложку и хорошенько перемешала, принюхиваясь одновременно. - Еще не придумала, но думаю, что времени. Важности ценить миг настоящего, уважать прошлое и думать о будущем. Как думаешь, мед добавить? - без остановки спросила не отрываясь от котла, который постоянно помешивала. - Да кто захочет. Фишка в том, чтобы научится ощущать время, надо ощущать мир вокруг себя в во всех временах одновременно. Круто выходит, да?

Дженни Брентон: Не удержалась от вопроса: - А чем отличается настоящий чай от ненастоящего? Разве домовики делают ненастоящий? Попыталась вникнуть в суть концепции. - Мед? Не знаю, если ты любишь. Его ведь не все любят, я вот например... Покачала головой отрицательно. - Нет, постой, так не бывает. Чтобы основать Дом, надо быть Великим Основателем. И тебе все равно напишут в дипломе, что ты выпускница Дома Земли. Даже если ты не появишься ни разу на их территории, не будешь использовать их магию и носить мантию.

Эбигейл Андерсон: Перевела огонь на маленький, и почти сразу совсем убрала. Накрыла котел крышкой. - Не совсем, есть настоящий чай, а есть бурда. Там от много зависит: от листьев самого чая, от длительности заварки, от концентрации, температуры, добавок... Если на все забить, и просто сыпануть заварки, да кипятком залить - будет бурда, надо по особому! Отложила в сторону банку с медом, не стала добавлять, раз дженни не любит. - Ну что, основатели не люди что ли? Такие же люди, в какой то момент они придумали факультеты по натуре своей. Значит, и другие могут это сделать. Ведь "великий" это приставка времени прошедшего. Достала две деревянные кружки и разлила половником чай. Одну протянула дженни. - диплом - это просто бумажка.

Дженни Брентон: Села на стул, все еще с сомнением глядя на котел с чаем. - А, может, все же предоставить эту работу эльфам? Снова покачала головой. - Они были не как все, они были великими волшебниками. И не только потому, что их провозгласили таковыми их потомки. Ведь они не просто пришли сюда, зачаровали замок и объявили: мол, здесь теперь будет школа. Если бы было так - никто не пошел бы к ним учиться. Или пошел бы, но уже через месяц перестал бы слушаться и объявил об отделении. Замолчала, вспомнив свои недавние рассуждения о Слизерине. - Мало знать, как надо. Надо еще... быть великим волшебником, за которым пойдут и которого признают. Все же взяла странную деревянную чашку. - А почему она не фарфоровая? Покрутила чашку в руках. - Диплом - это документ. Можно потом миллион раз доказывать кому-угодно, что ты слизеринец или рейвенкловец, но если у тебя в дипломе стоит Хаффлпафф... - пожала плечами. - Для всех ты будешь хаффлпаффец.

Эбигейл Андерсон: Хмыгнула на рассуждения Дженни. - Дженни, давай не будем поддаваться все этой романтическо-мистической ерунде. На момент основания Хогвартса, детей волшебников не куда было девать, и это была проблема для общества, которое пыталось скрывать интуитивную магию своих отпрысков, чтобы тех не забрала Инквизиция. Основание Школы явилось скорее вынужденным действием, чем каким-то особенным магическим явлением. Ты же помнишь легенду о том, что Школа была местом странным, и все началось по хорошему с Лорда Фазиля, который привез на телеге семеро своих отпрысков, сдал основателям, пересчитал по головам и велел, чтобы через год их было столько же. И после него так сделали многие-многие семьи. Поэтому Школа стала пользоваться популярностью. А на счет отделения - ты права. Но тут уже управленческое. Чтобы дети слушались, не надо быть великим волшебником, а надо быть великим учителем, и тогда ты будешь в глазах детей крутым. Поэтому основатели и придумали множество всяких фишек и про хранителей, и про факультеты, и про всякое остальное. Дети счастливы, родители тем более. Популярность обеспечена. И по сути, наши четыре основателя являются просто предприимчивыми волшебниками, которые в удачное время начали удачное дело. Вскочила с пола, и залезла чуть ли не по пояс в чемодан, вытаскивая оттуда Историю Хогвартса, и открывая ее на странице с изображением Основателей. Чтобы быть Великим, не достаточно быть хорошим предпринимателем. Великих запоминают не по банковским счетам и не по сплетням окрестным. А по тому, чтобы они в какой-нибудь области сделают что-то экстраординарное. Вспомни, к примеру, Дамблдора. Старик, сошедший с ума под конец жизни, признан великим волшебником не за директорство Хогвартса, а за кучу открытий в разных областях, как например: 12 способов использования драконей крови. Наши Основатели тоже сделали открытие - до них Школу никто не додумался сделать. Поэтому они признаны Великими. Школа - такой капитальный выручай-ход на много-много поколений волшебников. А если и это тебя не убедит, тогда я приведу в пример твоего Лорда. Потому что Лорд признан великим волшебником не за свои идеи о чистоте крови, и не за политические игрища, а за то, что он первый, кто подчинил себе Тьму. Села обратно к котлу и осмотрела свою кружку. - У меня другой нет... эта из дома... Вздохнула. - Да, точно... надо чтобы в дипломе было написано про то, что я никакой не Хваффлпафф. Значит, это должно быть написано в личном деле, ведь информацию о факультете они найдут там? А где хранятся личные дела..? В бывшем кабинете директора, который Дамблдор, ведь Снейп же не стал туда переселяться. И стопудово он закрыт. Значит, надо найти другой способ. Ехидно ухмыльнулась. - И я его знаю. Только влетит потом... Как думаешь?

Дженни Брентон: Нахмурилась, явно недовольная таким прозаическим отношением к Великим волшебникам прошлого. - До Хогвартса волшебники учились у других волшебников. Ведь даже самих Основателей кто-то научил. В то время магглы уже охотились за магами, и собрать в одном месте много волшебников само по себе не очень хорошая идея. Кто сможет найти учителя и двух учеников? Никто. А целый замок с десятками волшебников? Я думаю, первые волшебники, которые шли сюда учиться, шли, во-первых уже взрослыми, а во-вторых не с легким сердцем, а, наоборот, вопреки логике. Вопреки опасности, чтобы иметь возможность учиться у самих великих Основателей. Вскинула возмущенный взгляд, услышав "твоего Лорда". - Темного Лорда, - поправила. Сосредоточенно уставилась в чай. Тьму... - Тьма здесь не при чем. То есть при чем, но она не главное. Она только часть Его силы. Он много чего может делать такого, о чем другие могут только мечтать. Поэтому Он и великий. Потому что самый сильный. Качнула головой. - Нет, там стеллаж в административном крыле. Каждый может взять свое дело.

Эбигейл Андерсон: Выпила уже половину кружки, когда Дженни сказала про стеллаж. - Хм... Встала, и с видом индейца подкрадывающегося к буйволу, благо перо было кстати, посмотрела в недра своего чемодана. Немного подумала, схватила свою школьную сумку, вытряхнула оттуда все, мало заботясь о чернильницах, которые слава Мерлину, были надежно закрыты, и стала засовывать в нее разные вещи. Когда оное было закончено, бросила сомнительный взгляд на дверь. - Там все еще толпа? Так, я через окно, ты через дверь. Встречаемся у стеллажей.

Дженни Брентон: Успела донести чашку до рта и так и застыла с ней, следя за подозрительными сборами рейвенкловки. - Ты ведь не станешь рвать свое личное дело? Посмотрела на окно и дверь. - Ты уверена? Встала и, на ходу сделав пару глотков, вышла из комнаты в направлении Административного крыла.

Эбигейл Андерсон: Взяла свою метлу, и открыв окно, вскочила на подоконник. Восстановила привычные настройки и вылетела из окна.

Дженни Брентон: Дошла до комнаты, толкнула дверь. - Эбигейл! - позвала. Повертела головой. Конечно, рейвенкловка может и в шкаф залезть и под кровать... А, нет, под кровать не может, там нет места совсем. Закончила осмотр просторов "факультета Андерсон" и ушла.

Дженни Брентон: Толкнула дверь плечом и вошла внутрь. Хорошо, что здесь не перестали топить! Собрала с нескольких кроватей на одну одеяла, сняла верхнюю одежду и сапоги. Залезла под гору одеял, свернулась, накрываясь с головой, и практически моментально провалилась в сон.

Дженни Брентон: Проснулась, когда за окнами уже стемнело. Какое-то время просто лежала с открытыми глазами, рассматривая потолок и сортируя в голове немногие нехитрые мысли, всплывавшие в голове. Наверное, правильно было бы перевернуться на другой бок и снова заснуть - просто проспать это Рождество, как будто его и не было. Или хотя бы переместиться в спальню Слизерина, чтобы Элис не подняла тревогу и не отправилась ее искать по всей школе. Пожалуй. Пожалуй, так будет лучше всего. А еще... - С Рождеством, мама, - проговорила тихо в пустоту и замолчала. Полежала еще немного, а затем неохотно поднялась, вылезая из-под нескольких одеял. Поежилась и дрожа от холода влезла обратно в пальто. Замерла, ожидая, что станет хоть немного теплей. Потом натянула сапоги, кое-как поправила постель и побрела в сторону подземелий.

Андриана Нортон: Спальня для младших курсов почему-то оказалась закрыта. Поэтому появилась вместе с Келли в спальне для старших - все равно ими не пользуются. Да и Келли спать здесь удобнее будет. Разложила на прикроватной тумбочке свечу в подсвечнике - свечу, приготовленную с настройкой, и с биркой "Сон(м,зв,пр).Н+". - Бу бто, бо... - попыталась сказать, но не вышло из-за повязки. Подумала: "Забавно, если я точно так же сказала и во второй петле... точнее, попыталась сказать". Сама села на одну кровать, ожидая, когда Келли сядет на другую.

Келли Тейлор: Забралась в кровать *странно все-таки ложиться спать днем, тем более, когда спать не хочется*. Но чего только не сделаешь для науки и для кубка. Удобно подвинула подушку под голову и моргнула Андриане, показывая, что готова начать эксперимент. А затем закрыла глаза, ожидая, что захочется спать. Или не захочется.

Андриана Нортон: Зажгла свечу, в этот момент концентрируясь на том, что свеча должна развивать по комнате магию сна. Засекла время - четыре сорок семь дня. Не отводит взгляд от Келли и часов в одной руке. Другой рукой - на всякий случай - прижимает повязку, чтобы самой не вдыхать аромат свечи.

Большой Зал: Келли Тейлор начинает клонить в сон. Это - не мгновенный эффект сонного зелья, а просто некая сонливость. Девочка понимает, что вздремнуть было бы совсем неплохо. Веки тяжелеют...

Келли Тейлор: Почувствовала, как хочется зевнуть, а потом еще раз. Кажется, это не просто скука от лежания с закрытыми глазами, а... *Кажется, работает... *, - проговорила, чувствуя как мысли начинают путаться.

Андриана Нортон: Увидела зевок, понадеялась, что сделан он был не от скуки. Да, свеча и должна действовать - медленно, но на всю комнату. Отлично. Значит, работает? Посмотрим, уснет ли Келли полностью. Глянула на часы - сколько времени прошло?

Большой Зал: Минут через двадцать после того, как свеча была зажжена, Келли Тейлор засыпает совсем.

Келли Тейлор: Почувствовала, что хочется еще что-то сказать, но мысль никак не хотела концентрироваться, а затем и вовсе куда-то уплыла, уступив место сну.

Андриана Нортон: - Дуадцать! - торжественно проговорила, сделала запись в блокноте. Озадачено посмотрела на свечу и поправила повязку на лице. Хм. Достала свечу из подсвечника и потрясла в воздухе, пока та не потухла. Достала другую свечу, с биркой "Бдрсть(кф,пс,пол).Н+", чиркнула спичкой и поднесла к свече. Зажгла свечу, которая должна была рассечь все сонные чары в комнате и пробудить всех, вдыхающих ее аромат. Опять же - засекла время.

Большой Зал: Келли Тейлор спустя несколько минут после разгорания свечи должна проснуться, мягко очнувшись от сна. Пробуждение будет выглядеть вполне естественно.

Келли Тейлор: Почувствовала, как выныриваю откуда-то из глубины сна и туман вокруг постепенно рассеивается. Открыла глаза, рассматривая обстановку вокруг и постепенно осознавая, где мы и что происходит. Перевела взгляд на слизеринку. - Кажется, сработало, - сказала, обращаясь к Андриане. Я ведь спала?

Андриана Нортон: От восторга даже похлопала в ладоши. - Сработало, - ответила, стягивая повязку. Коротко дунула, потушив свечу. Прочистила горло, встала со своего места, взяла в руку блокнот и полностью вошла в роль ученого-экспериментатора: - Итак. Свеча сна рассеивала свои чары медленно и постепенно, сначала навеивая сонливость, а затем выстрелила в цель - спустя двадцать минут испытуемая уснула. Свеча бодрости подействовала в считанные минуты. Выдохнула. - Из всего этого делаем вывод. Сон невеять труднее, пробудить - легче. Все потому, что и в жизни уснуть сложнее, в то время как пробудиться можно от любого шума. Свечи, в отличии от заклинаний, действуют более естественно и могут быть "тайным оружием". Не удержалась от счастливой улыбки: - Надо бы все это записать, пока не забыла. Так и сделала: села кровать, стала записывать. Закончив, собрала свои вещи, открыла окно на проветривание, ведь скоро будет сюда возвращаться. Вместе с девочкой свернула петли в пользу выручай-комнаты.

Хель Теон: Заглянула в комнату, где еще висели на стенах их львиные картинки. Убедившись, что никого нет, развернула платье, оценивая его уже в полной красе. Присвистнула - это было что-то совершенно невероятное, ни капельки не похожее на ее обычную школьную форму или удобные свитеры, но... Кажется, в этом была и своя прелесть, потому что оторваться от зелено-голубого цвета платья не выходило никак. И правда, напоминание о Слизерине. Все еще улыбаясь, быстро переоделась, сворачивая вещи так, чтобы упихать их в школьную сумку. Подошла к зеркалу, критично себя рассматривая. Такому платью надо было соответствовать... Элис что-то говорила и про макияж? Кажется, она в очереди первая. А вот волосы - справится лучше сама, все равно лучше нее самой убрать непослушное нечто на голове не выйдет ни у кого. Достала расческу и несколько шпилек из кармана сумки, после чего принялась укладывать прическу, которая буквально сама просилась к новому наряду. Завершив и придирчиво подправив пару локонов, собрала все вещи и, последний раз поглядев в зеркало, вышла из спальни.

Дженни Брентон: Из туалета додумалась только переместиться в ближайшее место, где точно никого не было. Прошла сразу в ванную комнату, остановилась перед зеркалом. Стоило умыться, пожалуй. Не хватало еще по всей школе так ходить! Плеснула холодной водой пару раз в лицо, вытерлась платком за неимением полотенца и снова посмотрела на себя, сравнивая с той, другой Дженни Брентон. Рассеянно поправила галстук, который так и болтался с ослабленным узлом, застегнула пуговицу на вороте рубашки. Прислонилась к стене у двери и максимально бережно разместила доставшуюся ей колдографию во внутреннем кармане мантии. А что делать дальше, было совершенно неясно. Отправиться в подземелья спать? Пожалуй, хоть и время слишком раннее. Только сначала подождать немного, чтобы никто из случайных встречных не смог определить по ее лицу, что было.

Эмили Лонгман: Толкнула дверь - единственную, кажется, из тех, что были не закрыты и не заняты - и осмотрела комнату. Похоже тут и правда никого не было уже долгое время. Шурша мантией добралась до ближайшей аккуратно заправленной кровати и вытряхнула из сумки шкатулку. Шумно выдохнула, открывая ее и слыша снова все тот же вопрос о месте назначения. И вот.. куда ей двинуть? А если оно не сработает? А если сработает, но неправильно? А что насет того предупреждения в книге? Услышала какой-то шорох в.. ванной? Бросила взгляд на закрытую дверь, но быстро выкинула это из головы - мало ли, какие домовики там шастают. Или вообще показалось. Кто тут еще будет кроме нее сидеть? И снова погрузилась в размышления насчет координат.

Дженни Брентон: Постояла какое-то непродолжительное время, а потом услышала звуки из комнаты. Прислушалась. Скривилась недовольно. Опять! Опять кому-то не хватает туалетов, спален и прочих мест на своем факультете! Теперь кто? Опять желтые не угомонятся? Сделала пол шага к не до конца прикрытой двери и снова прислушалась. Глупо-то как! Выходить показываться желания не было. Подождать, пока уйдет? А если не уйдет? Ей так и прятаться тут, пока неизвестному кому-то не взбредет в голову убраться? Замерла в нерешительности.

Эмили Лонгман: Оторвалась от безрезультатного созерцания шкатулки на вновь повторившийся шорох в ванной. Нахмурилась и произнесла громко - так, чтобы там точно услышали, если кто-то решил поиграть в шпионов. - Если комната занята, то следовало закрывать дверь. И озвучивать, что она занята! Ну да, а то, что она зашла сюда без стука, в общем-то.. все равно неправ хозяин! Или разыгравшаяся фантазия.

Дженни Брентон: Почти не удивилась, опознав голос Лонгман. Ну, конечно! Бросила взгляд в зеркало, убеждаясь, что по ней еще видно, чем она занималась совсем недавно. - Занята только ванная комната! - прокричала в ответ, не выходя. Помолчала, не зная, что еще добавить. - Чего тебе надо? - спросила после паузы, надеясь, что рыжая пришла за лишней подушкой.

Эмили Лонгман: Поморщилась, поняв, кто заперся в ванной. Ей мало факультетских и общих? Нашла же, где засесть! Буркнула в ответ: - Ванна точно не нужна. Принялась перебирать в уме даты и места, в которых можно было изменить.. хоть что-то. Но, к сожалению, ни точного дня, когда убили маму, она не знала, ни даты, когда Пожиратели пришли за Оливером в детстве.. Вот так получаешь в руки артефакт, а куда б его использовать придумать не можешь.. Окликнула свою "соседку". - Эй, Брентон! Где хочется оказаться больше всего сейчас?

Дженни Брентон: Неопределенно кивнула самой себе. Ну, хоть ванная не нужна! Отсидится и уйдет. - Что? - удивилась через стенку. Помолчала, почему-то теряясь. Где бы ей хотелось оказаться больше всего? Что у Лонгман за вопросы вообще! Конечно... Где? Дома? В подземельях? В Хогсмиде? В Шармбаттоне? В лесу с фестралами? Когда твой Азкабан весь мир ,какая разница, где ты? - Ты торгуешь билетами в большой мир? - хмуро поинтересовалась. - Тогда мне на другой край света.

Эмили Лонгман: Фыркнула, услышав ответ спустя несколько минут тишины - не одна она не знает, куда можно себя деть. Хотя мысль про другой конец света.. - Только для избранных, увы. Да, слизеринке явно не светило оказаться.. где она там хотела. А вот воспользоваться ее идеей - почему бы и нет. Россия? Кто в здравом уме захочет оказаться в этой стране, тем более зимой. Хотя.. почему зимой? Может ли артефакт закинуть в прошлое? Или будущее? Тогда может отправиться поглядеть на цветение сакуры в Японию? Знать бы еще, когда она там у них цветет.. Что еще может подойти под категорию "другой конец света"? - О! Не заметила, как пришедшую в голову мысль озвучила практически вслух. Америка же! Какой-нибудь.. - Нью Йорк, - обратилась уже не к застеночной Брентон, а шкатулке. Еще же нужно время? Время.. Назвала наобум первое пришедшее в голову. - Тысяча девятьсот двадцать шестой год. Осень. Говорят у них чудесная осень в Центральном парке...

Дженни Брентон: Прислушалась снова. Лонгман там что, подарили географический атлас? Или рекламный буклет туристического агентства? Отлично просто! Террористы дарят своим детям путешествия! И она теперь что - должна сидеть и слушать все вот это? - Нью-Йорк? - толкнула дверь и смерила рыжую недружелюбным взглядом. Хмыкнула и уже собиралась решительно проследовать мимо гриффиндорки, оставляя ту наедине со своими билетами, атласами и подарками, но заметила только шкатулку. То есть, не билеты, а какой-то артефакт, показывающий иллюстрации из учебника по истории что ли? - Не было там ничего интересного в тысяча девятьсот двадцать шестом, - пробурчала, ощущая досаду,словно наверняка знала, что в руках Лонгман подарок, которого ей самой никогда не дождаться.

Большой Зал: Шкатулка тихо потребовала: - Назовите номер мира. С указанными координатами доступны миры с двадцатого по тысяча пятидесятый, с три тысячи первого по три тысячи девятьсот одиннадцатый, с пять тысяч двести пятьдесят третьего по семь тысяч триста пятьдесят третий.

Эмили Лонгман: Ответила Брентон, не отрывая взгляда от шкатулки, ожидая какой-то ее реакции. - Много ты знаешь и про Нью-Йорк и про двадцатые годы. Прислушалась к сказанному артефактом, задумалась ненадолго и поинтересовалась у него, игнорируя присутствие слизеринки. - Требуется уточнение - номер текущего мира. Есть такая функция?

Дженни Брентон: Удивленно притормозила. Артефакт был странным. И... он говорил о номере мира? Так, словно их были сотни и тысячи. Так, словно он тоже знал о мире, из которого была другая Дженни Брентон. Отправила петлю на Слизерин, а сама осталась стоять чуть в стороне, молча наблюдая за действиями гриффиндорки.

Большой Зал: Шкатулка ответила: - Три тысячи шестьсот тридцать второй. Вы находитесь в этом мире.

Эмили Лонгман: Выжидательно посмотрела на притихшую Брентон и только сейчас заметила ее красные глаза. Хмыкнула, что-то там решив для себя и поняв, что делала слизеринка в самом дальнем углу школы, заперевшись в ванной. - Ты, кажется, куда-то шла. Дальнейшие размышления по поводу страдающих слизов прервала шкатулка. Огокнула вслух, впечатлившись номером их мира. И почему она думала, что озвучат цифру один? Хотя и дико все это звучало - может шкатулка приукрашивала информацию? Тысячи эдак на три.. шестьсот тридцать. Ну кто, в самом деле, поверит, что существует так много миров? Правда говорящий карусельный единорог говорил об обратном.. Но стоит ли верить всему, что происходит на странные праздники в странном Хогвартсе? Нет! - Тогда.. двадцатый? Моментально передумала называть свой собственный мир - гулять так гулять!

Большой Зал: В шкатулке что-то зажужжало. Голос посоветовал: - Избавьтесь от посторонних в радиусе двадцати метров. А затем шкатулка вдруг начала расти, расти, расти... И разрослась до размеров всей комнаты. В ней открылось что-то вроде окна. А в окне... Ну что ж, в окне была голова статуи Свободы. Отдельно от статуи Свободы. Странноватая голова: вместо привычных лучей ее венчала огромная корона с шипами вверх, хотя в остальном черты лица угадывались очень четко. Самой статуи нигде поблизости не видно - только отколотая голова. Судя по отсутствию людей вокруг и обломкам, двадцатые годы пришли в эту версию Нью-Йорка как-то не так, как в другие места. Окно выглядит вполне проходимым. Без стекол или чего-то такого.

Дженни Брентон: Пару секунд сомневалась, уйти или остаться. - Тебе показалось, - демонстративно прислонилась к стене. В конце концов, можно задержаться, чтобы увидеть действие артефакта, а потом ... Додумать про потом не успела - странная шкатулка внезапно стала огромным сундуком с окном, а за ним... - Что это? - не удержалась от того, чтобы удивиться вслух. Шагнула ближе, рассматривая какую-то печальную Америку. Что у них тут случилось вообще?

Эмили Лонгман: Фыркнула в ответ на совет разговорчивой шкатулки. - Мне ее силком выталкивать надо? Собралась уже высказать Брентон все, что думает о ее не в меру любопытном носе и озвученных двадцати метрах, но артефакт решил, видимо, что эта проблема несущественна и подкинул задачку побольше. Гораздо больше. Впечатлилась увиденным и подалась вперед, пытаясь заглянуть внутрь и увидеть побольше. - А на что это похоже? Макушку статуе оторвали.. зачем-то. Интересно зачем? Почти забыла, что разговаривает-то со слизеринкой. Почти. Поэтому, опомнившись, отрезала: - Картинка про Америку это. Посторонних попросили удалиться, если ты не расслышала. И достав палочку переступила внутрь окна-двери - любопытно же!

Большой Зал: Эмили почувствовала на щеках дуновение ветра. Похоже, воздух здесь обычный. Не отравленный. Насчет радиоактивности что-то сказать трудно - Мерлин его знает, может быть и радиоактивный, почему нет. Вокруг непривычно тихо. То есть, совсем тихо. Не щебечут птицы. Нет привычных звуков города. Впрочем, в нескольких шагах от точки входа лежит человек. В одежде цвета хаки. Лежит ничком, сжимая в ладони... что-то. Клочок бумаги?

Дженни Брентон: Хмыкнула. - Вряд ли "зачем". Слегка нахмурилась. - Скорее "почему". Кивнула. - Угу. Сейчас только посмотрю, как тебе тоже голову оторвут и положат рядом с этой большой. И удалюсь. Мистеру Лонгману что передать? Сделала шаг к окну, но переступать дальше пока не решилась. Заметила человека в пятнисто-зеленом. Волшебно! Местные гриффиндорцы перебили всех зеленых и оторвали огромной статуе голову? Хорошенькое же это место - Америка! Расстегнула застежку своей мантии, сняла, перекинула через руку. Может быть, это вообще магглы? Посмотрела в спину рыжей, предвидя, что ту тоже заинтересует тело. - Что там? Он мертв? - спросила.

Эмили Лонгман: Пробубнила себе под нос, понимая, что привязавшаяся Брентон вот так просто никуда не денется теперь. - Потому что она мешалась - ясное же дело.. Фыркнула чуть громче, чем хотела. - Пламенный привет передавай, вот он обрадуется. Маленькими шажками, стараясь ни на что шуршаще-скрипящее ненароком не наступить, добралась до подозрительного притихшего.. кого-то. И этого кого-то аккуратно потыкала куда-то в ребра носком туфли. - Сэр? Вы.. Едва удержалась от хлопанья ладонью по лицу, услышав за спиной вопрос. Шикнула, обернувшись. - Подойди да сама спроси! Любопытным обычно отрывают носы, уши и что там еще лишнее болтается. Присела на корточки рядом с телом-местным жителем, заметила какую-то мелочь в руки и попыталась эту самую руку разжать и посмотреть, а что там, собственно. Ну да, про свои уши и носы как-то в этот момент не подумалось.

Большой Зал: Мужчина, похоже, не только мертв, но и окоченел уже. Разжать руку просто так не получается. Во всяком случае, в одиночку и без помощи магии - точно нет. Видно, что на клочке бумаги - цифра 2. На торчащем куске. А что в зажатой руке - пока не видать.

Дженни Брентон: Трудно было удержаться, поэтому сова хмыкнула. Угу, мешалась! Статуя высотой до неба. Страна гриффиндорцев прямо! Пронаблюдала за действиями рыжей. Подходить не стала. Пока. Если человек окажется раненным... - Да, нет уж, я дождусь, когда он твой нос оторвет. Прислонилась плечом к раме. Достала палочку. Если гриффиндорку будут есть, надо хоть самой как-то успеть отреагировать. - Что там? - снова спросила.

Эмили Лонгман: Ковырялась с чужой рукой, про себя ворча на слизеринку, которая заделалась, видимо, местным комментатором, и не сразу поняла, почему же ничего не получается. А когда поняла, отшатнулась чуть слишком резко, не успев ни мысль додумать, ни руки подставить. И шлепнулась на землю, по инерции еще и отползая на всякий случай. Севшим голосом сообщила Брентон. - Труп там.

Дженни Брентон: Присмотрелась, не очень понимая, что там делает рыжая. На спасение не очень похоже. Сделала шаг вперед, чтобы лучше рассмотреть, и едва сама не подпрыгнула на месте, когда гриффиндорка так резко отскочила. Нахмурилась, подходя к телу ближе. Заметила записку. Постояла несколько секунд в нерешительности, затем присела на корточки и потянула за бумажку. Чуть сильнее. Еще. Нет? Не вытягивается? Отпустила. Трогать тело не хотелось совершенно. Сжала рукоять палочки, рассматривая руку трупа. Еще бы понимать, что происходит с мышцами после смерти. Если теперь ослабить хватку, она же не должна вернуться в прежнее состояние? Сосредоточилась. Есть бумажка. На ней можно писать послания, в нее можно завернуть что-то, а еще ей можно разжечь огонь. А ей нужен деревянный чурбачок. Таким можно заткнуть что-то как пробкой, можно им что-то подпереть - вроде окна или двери, когда нужна небольшая щель, и им также можно разжечь костер. Выходит, что и бумажка, и чурбачок крайне полезны для начинающего поджигателя, но второй куда менее хрупкий и не порвется от долгого хранения или ношения с собой. Мысленно подожгла бумажку, уничтожая ее, оставляя лишь небольшую горсть пепла. А затем отдала приказ порошинкам подняться в воздух, закружиться в хороводе, формируя из себя совершенно новый объект. Так в руке трупа возникает небольшой - дюйма три длиной и дюйм в диаметре деревянный чурбачок яркого желтого цвета. Вот теперь вместо клочка бумаги, которым можно было разжечь огонь, у нее есть деревянный чурбачок, позволяющий не только разводить костры хоть через неделю или месяц, но и дающий запас времени на поиск дополнительного топлива, ведь полностью он сгорает не так быстро, как бумага. - Verti Angustus! - указала палочкой на бумажку в руке трупа. Не теряя концентрации тут же достала из памяти образы для увеличения размеров объекта. Ей нужен чурбачок в два раза больше исходного! Вывела палочкой диагональ, стремящуюся к увеличению - слева направо снизу вверх. - Engorgio! Перевела дыхание, еще раз сконцентрировалась, представляя чурбачок своеобразной упаковкой, внутри которой что-то скрыто. Мысленно подожгла обертку, полностью ее уничтожая. Теперь она может увидеть, что было скрыто под ней. - Abjicere! – резко взмахнула наискосок справа налево перед бумажкой палочкой. Посмотрела на результат, надеясь, что увеличение предмета позволило ослабить хватку руки, а его возвращение к прежним размерам даст возможность беспрепятственно вытащить его.

Эмили Лонгман: Еще несколько минут так и просидела на земле, гипнотизируя неподвижного человека, потом Брентон, колдующую над телом.. Тряхнула головой, отгоняя воспоминания о, казалось бы, уже таких далеких экзаменах. Поднялась на ноги, одернула мантию и поравнялась со слизеринкой. - Удобно, когда вид трупа не вызывает никаких эмоций, не правда ли? Привычное дело. Самой же смотреть на мертвого ну очень не хотелось, поэтому огляделась вокруг - и в поисках остальной части статуи и, может быть, других людей.

Большой Зал: У Дженни получилось. Теперь видно, что двойка вообще на самом деле была тройкой, а надпись на бумажке выглядит как: "40.7 -73.8" Других частей статуи почему-то не видать. Лежат обломки чего-то, но статуя ли это или, например, обломки кирпичной стены, развалины которой идут полукругом вокруг точки их высадки, понять трудно. Людей тоже нет.

Дженни Брентон: - Угу, - подтвердила вывод гриффиндорки. Вытащила бумажку, развернула. - Сорок точка семь минус семьдесят три точка восемь. Озадаченно замолчала. Что за арифметика странная такая? - Может, это координаты? - предположила вслух. Покопалась в имеющихся знаниях по географии. - Теоретически, это может быть где-то... на этом материке. Но без карты... Не договорила, засовывая бумажку в карман. Даже если это координаты, то без карты или глобуса это вообще может быть что угодно. Посмотрела на труп. У него же не было встроенной карты в голове, но, похоже, он как-то шел к некой точке. Может быть, у него есть карта при себе? Внимательно осмотрела мертвого - доступные карманы? Сумка? И... заметные ранения? Кровь? Кровь из-под тела?

Эмили Лонгман: Пооглядывалась еще немного - тишина и пустота, для завершения картины полной безысходности не хватало только перекати-поля и завывания ветра. Констатировала вслух. - Печально тут у них все, в этой Америке. Заглянула через плечо Брентон в найденную бумажку, пожала плечами. - Прости, не захватила с собой. Но у меня совершенно случайно оказался артефакт, открывающий окна в любую точку пространства и времени. Что ему стоит сработать и с этими странными цифрами? Отошла от копошащейся у тела слизеринки, возвращаясь к шкатулко-окну в хогвартскую спальню. Кашлянула, не представляя, как с этой стороны взаимодействовать с артефактом. - Требуется изменение координат в этом же мире.

Большой Зал: Карта у мужика нашлась. Во внутреннем кармане куртки хаки - Дженни ведь проверила внутренний карман? Карта была... Нью-Йорка. Замызганная и грязная, но с явно помеченной на ней точкой. Не здесь. Не в этом месте. А в парке Корона в Квинсе. Крови нет. Нигде. Ранений тоже нет. От чего мужчина скончался, непонятно. В том же кармане у него почему-то лежат крышки от бутылок. Много. А шкатулка ответила: - Запрос непонятен. Требуется перемещение в пространстве или во времени?

Дженни Брентон: Стараясь как-то не очень меняться в лице в процессе обшаривания карманов трупа, наконец, нашла карту. - О! Повертела в руках находку, рассматривая. Какая-то пометка... - Парк Корона. Квинс, - озвучила. Пробежалась взглядом по другим частям карты. Конечно, полезное знание, если бы еще понимать, где находятся они сами. - Эй! - обернулась к гриффиндорке. Подошла. - Это не иллюзия? Это ... настоящее все? Напряженно взглянула на шкатулку. Если настоящее, то... почему они в какой-то Америке непонятно что делают, когда ... когда ... Додумывать, что может быть после "когда", было как минимум страшно.

Эмили Лонгман: Отозвалась, не оборачиваясь, ожидая ответ от шкатулки. - Мне ни о чем не говорит ни название парка, ни этот Квинс.. где это? Пояснила для вопрошающего артефакта, когда Брентон оказалась рядом. - В пространстве. Время то же. Место с координатами.. сорок и семь широты, семьдесят три и восемь долготы. Помолчала и уточнила на всякий случай, надеясь, что и парк и координаты - одно и то же место. - Квинс, парк Корона. Просто ответила. - Ну да. Тебя что-то не устраивает? Тебя, между прочим, не просили сюда лезть.

Большой Зал: Шкатулка зафырчала, заскрипела, что-то пересчитала... И картинка изменилась. Теперь это - сплошная пустошь, мало напоминающая хотя бы что-то, отдаленно похожее на парк. Неподалеку виднеются башни. Ржавые, правда, и явно давно заброшенные. И, тем не менее, на самой верхней башне мигает какой-то огонек.

Дженни Брентон: Глянула вокруг. Это что - парк? Если на карте это значилось парком, а в реальности было не понятно чем, то, наверное, странные катаклизмы в этом мире случились быстро и недавно. Раз никто не выпустил новые карты с названиями вроде "Дурацкий пустырь" или "Пустошь башни-железяки". Обернулась к гриффиндорке, чувствуя, что та непременно полезет наверх. - Послушай, там мертвый человек шел куда-то сюда. Здесь, скорее всего, его кто-то ждал. И вряд ли он ждал волшебниц из Хогвартса. Выдержала паузу, надеясь, что информация как-то осядет внутри рыжей головы. - Ставлю десять галлеонов, что тебя оттуда сбросят.

Эмили Лонгман: Наморщила нос, когда отломанная голова статуи исчезла и появилось то, что появилось. Кажется шкатулка что-то напутала. Уточнила у артефакта. - А это точно парк с заданными координатами? Задрала голову, замечая мигания на самой верхотуре странного сооружения. - А может он шел отсюда и теперь там наверху вообще никого нет, ага. Еще варианты? Фыркнула на предположение. - Да ты даже не узнаешь, что там наверху может произойти - храбрости не хватит самой подняться и проверить. Залезть и полюбопытствовать было, конечно, жутко интересно, но оставлять слизеринку наедине со шкатулкой означало остаться в этом подозрительном мире насовсем и в гордом одиночестве.

Дженни Брентон: Хмуро глянула на башни. Даже если бы там наверху ее ждал огромный шоколадный торт, лезть на такую высоту? О, нет! - У него в руках была бумажка с координатами. Он что, боялся потеряться что ли? Кто несет с собой в руке адрес места, откуда вышел? Указала приглашающим жестом гриффиндорке на башню. - Почему? Я подожду тебя здесь. Потом так и скажу мистеру Лонгману: полезла неизвестно куда и не вернулась.

Эмили Лонгман: Предположила, все еще не двигаясь с места. - Человек, страдающий провалами в памяти? Скептически глянула на слизеринку - ага, конечно, подождет она. И устало вздохнула на последнее заявление. - Тебе не надоело? В любой ситуации приплетать моего отца. Нам не по десять лет, чтобы упоминания родителей хоть что-то решали. Или ты и правда думаешь, что я стану что-то делать.. или не делать только из опасений, что ты ему что-то там сообщишь?

Дженни Брентон: Хмыкнула. Да, конечно, что еще ждать от семейства гриффиндорцев? Никто никого не слушает, все делают, что хотят, и- главное - все считают, что так и надо! Ужас какой-то! - То есть, в десять ты еще кого-то слушала? Скрестила на груди руки. - Значит, я просто подожду тебя здесь. И никому не буду рассказывать, как ты проложила себе путь за Завесу.

Эмили Лонгман: Скрестила руки зеркально. - Да, тогда еще твои дружки Пожиратели и им сочувствующие не пришли в мой дом и у меня была возможноть слушать маму. Развернулась к шкатулкоокну и обратилась куда-то к нему же. - Шкатулка-шкатулка, повернись ко мне передом.. в смысле, требуется проход в изначальный мир убрать и принять форму, пригодную для переноса. Есть там такая функция?

Дженни Брентон: Нахмурилась. - Так слушай теперь отца. Пока и за ним не пришли. Проследила за мыслью рыжей. - Ты что, со шкатулкой собралась лезть наверх? То есть, ладно тебя там прибьют, но с тобой же и артефакт сгинет! Вообще ни за сикль причем! Ладно бы ты пыталась что-то полезное сделать...

Большой Зал: На первый вопрос шкатулка отвечать не стала. В ответ на второе требование ответила: - Окно в родительский мир открыто только для путешественников. Для аборигенов - нет. Команда насчет формы для переноса непонятна. В сущности, шкатулку и сейчас вполне можно перенести. Взять и перенести. Ее даже закрыть можно - окно открыто не внутри нее, а как бы за ней.

Эмили Лонгман: Фыркнула, поднимая артефакт. - Ну рискните. А сама подумала, что, в сущности, очень даже и хорошо, что отец теперь чаще бывает в замке, чем где-либо еще. Мало ли, кто там и правда надумает куда придти. Кивнула себе за спину, на проход в спальню. - Выход там, тебя сюда не звали и никто тут не держит. И двинулась в сторону башен, искать лестницу на той, где мигал огонек, и забираться туда, куда явно не следовало. Проворчала себе под нос: - Еще и за чужой артефакт она переживает, конечно..

Дженни Брентон: Послушала и понаблюдала за диалогом гриффиндорки со шкатулкой, а потом - и за окном, которое никуда не делось. Это уже было хорошо. Осталась стоять возле окна, отслеживая перемещения рыжей взглядом. - Да, вот сейчас уверюсь, что тебя тут в салат порубило, и вернусь, не сомневайся, - хмыкнула. Развернула свернутую мантию, набросила обратно на плечи.

Большой Зал: Лестница, как ни странно, даже есть. Металлическая, типа "стремянка". Очень, очень длинная лестница. Рубить Эмили в капусту пока никто не собирается. Кажется.

Эмили Лонгман: Не оборачиваясь больше и вообще всячески делая вид, что она тут находится в полном и гордом одиночестве, дошагала до.. все же до лестницы. Запрокинула голову, далеко вверху разглядывая конечный пункт назначения. Лучше бы тут вовсе никакой лестницы не было! Можно было бы с легкостью развернуться и с чистой совестью уйти уже на поиски другого, гораздо боле приветливого мира. Но за спиной все еще ошивалась Брентон, а значит поворачивать уже было нельзя. Вздохнула, пытаясь затолкать шкатулку в карман хотя бы на половину. Подергала за лестницу, надеясь, что вот сейчас она где-нибудь там отвалится и лезть не придется.. но, похоже, сегодня был не ее день. Увы. Начала не торопясь подниматься наверх.

Большой Зал: Примерно на середине лестницы прямо мимо уха Эмили что-то предупреждающе просвистело. А затем грубый мужской голос сообщил: - Ни шагу дальше. А то пристрелю к чертям свинячьим. Ты откуда такой прикид стырила? Сверху выглядывает заросший мужик в какой-то диковатом костюме, похожем на экзоскелет. В руках у мужика - ружье. Или винтовка. Или что там еще в местной реальности ходовое.

Эмили Лонгман: Лестница все не желала где-нибудь оборватьсвроврожденное упрямство все не давало повернуть назад. Безвыходное положение. Не успев понять, что такое пронеслось рядом с головой, этой самой головой и завертела, пытаясь найти источник звука и хозяина пролетевшей штуки. Правда сначала замерла, как было кем-то вдруг приказано. Кем-то сверху с.. оружием в руках? С трудом подавила сиюминутное желание скатиться по лестнице вниз, поняв, наконец, что держал человек. Да и с такой-то высоты пытаться изобразить побег.. - Я стою. И я.. Запнулась на объяснении своих намерений, когда прозвучал совершенно неожиданный и неуместный вопрос. Даже скосила глаза, обнаруживая на себе все ту же школьную форму, в которой и начинала эти эксперименты со шкатулкой. - Я.. купила? В ателье. Разве в первую очередь все мнительные типы с оружием в руках не должны спрашивать "ты кто?".

Дженни Брентон: Ждать пришлось недолго - Лонгман, конечно же, во что-то влипла. Задрала голову вверх, чтобы понять, кто там. Мысленно пожелала много хорошего преподавателям, из-за которых маскировочные чары так и остались учебным планом, а не практическим навыком. Быстро глянула по сторонам в поисках хоть чего-то рядом, за что было бы неплохо спрятаться. Пока не заметили.

Большой Зал: Рядом торчит, например, пень. Если Дженни хорошенько согнется, то сможет за ним спрятаться. Или если ляжет ничком. Впрочем, учитывая, что у мужика обзор сверху... сильно ли поможет Дженни прикрытие сбоку? Сам мужик фыркнул. Крикнул: - Заливай больше! В ателье... Пфф... Ты еще скажи, в магазин одежды зашла. И заржал, как будто это была очень смешная шутка. Впрочем, быстро ржать перестал. Курок щелкнул. Человек на башне потребовал: - Проваливай. Волки заняли башню. Она наша, сечешь? Ты вроде на койота не особо похожа, но сталкеры-одиночки нужны нам тут еще меньше, чем койоты.

Эмили Лонгман: Меньше всего на свете сейчас хотелось спорить с жителем башни с оружием в руках, поэтому расстраивать его и говорить про магазин не стала. Вдруг у них тут они запрещены? А когда сверху послышался еще и совершенно неуместный смех.. - Ухожу-ухожу. Медленно начала передвигать ногами и спускаться - пожалуй можно выбрать и какой-нибудь другой мир, поприветливей. У человека, считающего себя волком и называющего остальных койотами явно были не все дома. Еще и каких-то неизвестных зверей-сталкеров напридумывал. Тоже из псовых что ли? Заметила просто уже между делом. - Там возле головы статуи Свободы труп вашего койото-волка, видимо. Вы б прибрали его хотя бы, человек все таки. Был.

Большой Зал: Мужик прицел не убрал. Сообщил только равнодушно: - Не из наших. Тоже чертов сталкер. Его судьба пусть тебе будет уроком.

Эмили Лонгман: Фыркнула, поразившись реакции, и продолжила спускаться. Хотя, если перевести всю ситуацию на их мир... ну да, стал бы кто заботиться о валяющемся Пожирателе? Точно нет. Одернула мантию, оказавшись на земле. Фокус не удался, скалолаз из нее не вышел, чуть не пристрелили.. отличное начало опытов! Развернулась к окну-проходу и прошагала мимо Брентон. - Какая жалость, что он не попал, теперь некому и не о чем будет жаловаться. День прожит зря. Сочувствую. Достала шкатулку, собираясь выбрать что-нибудь новое. - Ты так и продолжишь хвостом ходить?

Дженни Брентон: Спрятаться оказалось негде. Так и осталась стоять без движения, надеясь, что каким-то чудом ее не заметят вообще. Хмуро глянула на рыжую. - Лонгман, есть такой день в году, когда ты сначала думаешь, а потом - делаешь? Какой-нибудь особенный праздник? Может, двадцать девятое февраля? Покосилась на вышку. - Как тебе вариант - какой-нибудь тип отберет у тебя шкатулку и притащит в наш мир своих чокнутых друзей? Кто вообще доверил тебе этот артефакт?

Эмили Лонгман: Постучала пальцем по крышке шкатулки, решая, может ли какой-то другой мир быть хуже этого, или стоит просто заглянуть в прошлое своего. Сделала вид, что всерьез задумалась над адресованным ей вопросом, и в итоге покачала отрицательно головой. - Расстрою тебя, наверно, но нет. Смирись и страдай. Парировала. - Как тебя вариант - уползти уже в свои подземелья и не влезать больше в чужие дела? Сказано же - аборигены не могу пройти в домашний мир. Или боишься, что местные чокнутые составят конкуренцию твоим друзьям?

Дженни Брентон: Дернула плечом. - Моим друзьям... Вовремя замолчала, едва не сказав, что конкурентов у "ее друзей" нет. Как-то... как-то в контексте "чокнутости"... - Мои друзья - не твое дело, - отрезала. С сомнением посмотрела на гриффиндорку. - Ты так уверена? А если среди них будет мастер-артефактолог? Ты уверена, что он не переубедит шкатулку изменить свое ... мнение? Оперлась одной рукой на ребро "окна". - Смирись и страдай, - обозначила свое намерение никуда не уходить.

Эмили Лонгман: Усмехнулась. - Конечно, нет друзей - нет дел. И закатила глаза на эти нравоучения. Что за фобия всего и вся? - А ты из спальни-то своей выходить часом не боишься? Вдруг что случится или кто втсретится.. Добавлять про упавший кирпич на голову в разговоре со слизеринкой было как-то.. не к месту. Отмахнулась от Брентон. - Ну вот поживем - увидим, есть там где-нибудь артефактологи или нет. Хотя мысль, конечно, была дельная. И куда бы теперь двинуть, где этих мастеров будет точно трудно найти? И где никто больше не будет удивляться наличию приличной одежды из ателье. Проигнорировала намерения старшекурсницы таскаться за ней хвостом - в конце концов, пока та не покушалась на шкатулку и боялась и лишнего шага ступить, все складывалось вполне.. нормально. - Тогда.. тогда.. Почесала нос, решая. - Тогда мир три тысячи шестьсот тридцать второй, домашний. Год тысяча девятьсот семьдесят шестой. Большой зал Хогвартса.

Дженни Брентон: Буркнула: - Кто встретится, должен меня бояться. С трудом удержалась от вздоха - неугомонная рыжая опять куда-то собралась! Куда теперь? Слегка нахмурилась. Семьдесят шестой? Год, когда ее самой еще нет. Но еще жива мама. А Эмеральд даже в школу еще не пошел. Обернулась, чтобы посмотреть на Хогвартс "до нее".

Большой Зал: И они действительно оказались посреди Большого Зала. Незнакомая пожилая, чопорная леди как раз надевала распределяющую шляпу на светловолосую девочку. Шляпа радостно сообщала: - Гриффиндор! В девочке, если присмотреться, можно различить некие знакомые черты. А так - ну Большой Зал и Большой Зал. Лица незнакомые, в основном. Правда, в одном из взъерошенных гриффиндорских старшекурсников можно узнать Ричарда Нортона, а черноволосый насупленный старшекурсник на Слизерине, бормочущий себе под нос... что-то... очевидно - Северус Снейп.

Эмили Лонгман: Не удержалась от смешка. - Не удивлюсь, если ты и сама от себя шарахаешься, когда к зеркалу подходишь. А дальше.. дальше оставалось только глазеть по сторонам, забыв про приставучую Брентон. Шкатулка сработала! Свежераспределившаяся гриффиндорка показалась смутно знакомой, но на ум не приходил никто из подходящих по возрасту. Может померещилось? Проследила взглядом за перемещением первокурсницы и.. точно, где-то тут должен быть и ее отец! Двинулась в сторону гриффиндорского стола, по пути узнавая еще и Нортона. Нет, серьезно, он вот так выглядел? Это что же должно было произойти, чтобы он так изменился.

Дженни Брентон: Нахмурилась сильнее, расслышав, что сказала рыжая, но отреагировать уже не успела. Вокруг вдруг оказалось люди, учившиеся тут раньше. И ... Шляпа. Шляпа, которая еще распределяла и которую она сама не застала. Зацепилась взглядом за только что распределенную гриффиндорку. Вот же не повезло кому-то! Растерянно огляделась, понимая, что торчать посреди зала не слишком умно, но и куда податься тоже было неясно. Машинально шагнула было следом за Лонгман, чтобы уже не привлекать к себе внимание, но чуть не споткнулась через два шага, осознав, куда идет. Мистер Нортон! Мистер Нортон, который не мистер ... еще. Как это вообще возможно? Разве бывший аврор не появился на свет сразу бывшим аврором со скверным характером? Поспешила развернуться в сторону знакомого стола. А слизеринцам что она скажет? Они что ,каждый день лицезреют новых взрослых софакультетников? Постаралась протиснуться поближе к младшим студентам в зеленых мантиях. Может, они еще не всех старшекурсников в лицо знают? Скользнула взглядом по лицам слизеринцев - без особой надежды, правда, узнать кого-то. Но все же узнала. Декана. И это было еще ужасней, чем то, что она увидела за столом Гриффиндора. Вот кому уж точно не полагалось ходить в школу и быть учеником, так это директору этой самой школы!

Большой Зал: Рыжий паренек лет 14-15 на вид, который как раз горячо рассказывал соседке что-то там про метлы определенно был Лонгманом. Эта версия Лонгмана еще не была бородатой! А девочки посреди зала, тем временем, привлекли внимание. Кто-то перестал разговаривать с соседом. Кто-то пихнул соседа в бок, головой кивая на Дженни и Эмили. А дама, заведующая распределяющей шляпой, строго поинтересовалась: - Может быть, займете свои места за столами уже? Здесь идет распределение, если вы не заметили... Тут дама сощурилась, поправляя очки. Проговорила медленно: - Погодите... Я вас не помню. Ни одну из вас.

Эмили Лонгман: Одернула сама себя, чуть не подняв руку и не начав махать отцу. Ну да, отличный был бы номер.. Собиралась уже беспрепятственно завалиться к гриффиндорцам за стол, как.. ну да, кто говорил, что все будет просто? И почему только у них в Хогвартсе всем учителям без разницы, откуда берутся великовозрастные новенькие? Замерла, будучи окликнутой местной.. кем? Что за должность у этой мадам? - О, мэм, всенепременно займу свое место, как только до него дойду. Простите за опоздание, так получилось, долгие сборы.. Сделала несколько шагов к спасительному столу. - Простите, мэм, редко бываем на лекциях, заурядная внешность, не за что зацепиться взгляду, ничего запоминающегося.. Пожала плечами, сочиняя на ходу. Опомнилась, поправила явно не незапоминающуюся рыжую прядь, и быстро пояснила, шагая еще ближе к гриффам. - Недавно перекрасилась, меня вообще теперь никто не узнает. Простите, что прервали.

Дженни Брентон: Прекратила таращиться на декана и уставилась на взрослую, которая возилась с неофитами. - А... - только и смогла сказать. Покосилась на Лонгман. Как- то неуверенно покивала в такт ее словам и поскорее плюхнулась на лавку у слизеринского стола рядом с младшекурсниками. С серьезным видом заглянула в пустой кубок, делая вид, что все сказанное преподавателем относится не к ней, а к рыжей.

Большой Зал: Маневр не сработал. Строгая дама подошла к столу Гриффиндора и так же строго потребовала: - Назовите ваше имя, мисс. Я совершенно уверена, что не помню вас в списке учеников. А я помню обычно всех. Рыжий Лонгман потыкал пальцем в голову Эмили сверху, сообщая уверенно: - Она не с нами. А за слизеринским столом Дженни услышала угрюмый и слегка ломающийся голос своего будущего декана: - Кто ты, к дементору, такая?

Эмили Лонгман: Втянуть голову в плечи и изобразить из себя предмет мебели не удалось. Зато заметить, что маневр Брентон остался без внимания этой тетки, это она успела. И почему к ней никто не подошел за разъяснениями? Вот уж точно заурядная.. К своему удивлению оказалась рядом с отцом. Отлично! А хотелось-то всего лишь одним глазком подсмотреть, как тут все было. А что получилось? Еще и сдал! Пихнула будущего-прошлого папу локтем в бок - ну не может он что ли подыграть? - и самыми честными на свете глазами сообщила тетке: - Рози Лонгман. Вот его четвероюродная сестра двоюродной тетки по маминой линии от тетушки Матильды. Кивнула на отца и пихнула в бок еще раз, для надежности. - Говорю же, перекрасилась, вот и не узнает. Пояснила это отнекивание от нее отца, качая головой, явно подразумевая "ох уж эти мальчишки". Выразительно глянула на него же. - Теперь вспомнил, да.. Мэт?

Дженни Брентон: Боковым зрением отметила, что Лонгман перепадет первой. Так ей и надо, не могла придумать чего получше - центр Большого Зала! Что, коридор уже недостаточно хорош для гриффиндорцев? Перевела взгляд на дверь. Может, стоит быстрее убраться, пока дело не дошло до нее? - А? - не сразу поняла, что декан разговаривает с ней. Озадаченно уставилась на будущего директора школы. Называть его "сэр" или "профессор" было явно неуместно. Но сказать просто "Снейп" язык как-то не поворачивался. - Я... Не смогла быстро придумать даже относительно правдоподобной лжи и просто приложила палец к губам. - Шшш, - шикнула на декана, одновременно ужасаясь происходящему. - П-потом объясню. И на всякий случай кивнула в сторону выхода, намека,что потом - это совсем потом.

Большой Зал: Лонгман вытаращился на новоявленную родственницу во все глаза. Но тут же овладел собой и подтвердил, честно поедая глазами начальство: - Да, профессор МакГонагалл. Точно. Я совсем забыл. Это и вправду Роза. На лице МакГонагалл отразились скепсис и сомнение. Она поинтересовалась: - И что? Розы Лонгман нет в наших списках. Что девочка здесь делает, мистер Лонгман? Мэттью бросил на дочку панический взгляд - мол, и что теперь-то? А Северус, кажется, оказался не таким простым, каким Дженни представляла его себе. Он воинственно поинтересовался: - С ума сошла? Какое еще "потом"? Ты сидишь на скамейке НАШЕГО факультета!

Эмили Лонгман: Класс, теперь они вдвоем будут врать этой МакГонагалл. И чего она вообще привязалась? Попыталась спасти если не всю ситуацию, то хотя бы одного из Лонгманов. - Мэм, да я же по обмену из Шармбатона, на пару семестров, нам там говорили, что все документы будут в порядке, все подготовят, нам ничего никому не нужно будет объяснять.. Бросила взгляд через стол и заметила явно чем-то недовольного.. Снейпа! И он тут! - Вот! Тыкнула пальцем в Брентон. - Она меня старше, может ей дали более полную информацию на счет нашего перевода? А может и кое-какие документы у нее.. Состроила печальную гримассу, с тоской поглядывая то на преподавателя чего-то там, то на еду на столе. - Мэм, я так устала с дороги, можно я поужинаю, а потом мы попробуем вместе разобраться с тем, что никто не в курсе моего пребывания здесь? Картинно схватилась за псевдо-урчащий живот. И напомнила. - К тому же распределением, мы его немного прервали, а неофиты ждут..

Дженни Брентон: Похлопала глазами, глядя на декана. Он что, еще на старших курсах присвоил себе Слизерин? - Моего, - выделила слово интонацией, - факультета, - огрызнулась. И снова покосилась на дверь. Надо было заканчивать с препирательствами с деканом. Если судить по ее времени, хорошим это никогда не заканчивается. - Дурак, - буркнула будущему директору и попыталась встать с лавки и выдвинуться к выходу из Большого Зала.

Большой Зал: Лонгман выдохнул с облегчением, радуясь тому, что объяснение нашлось. Покивал, поспешно заверяя: - Да. По обмену. Точно. Наверное, документы еще не дошли. Может... сова... потерялась. МакГонагалл пару секунд еще сверлила девочку взглядом, а потом смягчилась: - Что ж. Добро пожаловать, мисс Лонгман. Странно, что вы уже в гриффиндорской форме, а я ничего не знаю о вашем переводе на мой факультет. Но, надеюсь, разберемся. Можете ужинать. И устремилась за Дженни, вслед которой Снейп сообщил: - У нас не зачисляют сразу на четвертый курс, а на первокурсницу ты уже не тянешь, прости. Не знаю, почему на тебе наша мантия, но если бы это был твой факультет, я бы об этом знал. Впрочем, догонять не стал. Догонять стала МакГонагалл: - Мисс! Минуточку! Вы, собственно, куда? Назовите имя и фамилию. Вы тоже из Шармбатона?

Эмили Лонгман: Покивала еще немного в нужных и не очень местах, придумывая, что еще можно впихнуть в эту бредовую историю, но неожиданно и уже наговоренного хватило, чтобы ее наконец оставили в покое. - Фух. Шумно выдохнула, схватила первый попавшийся стакан - с томатным соком, гадость! - и залпом опустошила его. - Круто вышло! Всегда знала, что ты клевым был. Толкнула плечом отца, затолкала в рот полпирожка и кивнула, прошуршав что-то с набитым ртом: - Ну быфай, ефе уфидимся. Попыталась выбраться из-за стола и пользуясь спинами сидящих, как прикрытием от занятой с Брентон МакГонагалл, покинуть зал совсем. Где-то на полпути дожевала трофей и фыркнула в ухо будущему аврору. - Крутая прическа, Нортон!

Дженни Брентон: Затормозила. Четвертый курс?! Развернулась. - Я не... И тут же осеклась, обнаружив перед собой ту самую взрослую, которой они с Лонгман не понравились. - Я... я ... мне ... Дженни Брентон, мэм. Похлопала глазами. Шармбатон? - Я... Покосилась на стол гриффиндорцев. - Да, мэм, - наконец, сообразила. - Четвертый курс, мэм.

Большой Зал: Лонгман негромко поинтересовался с любопытством: - Эй! А на самом-то деле ты вообще кто? Мне кажется, ты задолжала мне немного правды! Нортон отозвался беззлобно: - Завидуй молча, девочка с прической в стиле "я-упала-с-метлы-тормозила-головой". Впрочем, останавливать Эмили никто не стал, кажется. МакГонагалл кивнула. Проговорила озабоченно: - Надеюсь, документы вскоре дойдут. Кстати, почему вы в слизеринской форме? И на какой срок к нам? Эмили в этот момент услышала женский голос - знакомый шкатулкин голос - сообщающий: - Внимание! Дальнейшее вмешательство приведет к необратимым последствиям во временной линии! Рекомендуется экстренное перемещение в параллельный мир либо возвращение в исходную точку во времени и пространстве!

Эмили Лонгман: Останавливаться, оборачиваться и тем более отвечать ничего не стала - цель была вообще поглазеть, а не вот это все. Тормознула только в дверях зала, радуясь удачному стечению обстоятельств и занятость преподавателя с Брентон, и придумывая, куда тут еще можно податься - в гриффиндорскую гостиную? Сквозь шум голосов ужинающих и распределяющихся не без труда расслышала попискивания артефакта достала его из кармана - что ему могло не понравиться-то? Подумаешь в гости зашли.. Глянула в сторону слизеринского стола - или это вот сейчас там необратимые последствия происходят, а она вообще не при чем? Активно замахала рукой Брентон - подходить и снова вступать в разговор с МакГонагалл совершенно не хотелось. Хотя мысль оставить старшекурсницу в этом самом прошлом была ну очень уж соблазнительной, вероятность своего дальнейшего нерождения не рассматривать тоже было нельзя.

Дженни Брентон: Закивала, не очень, впрочем, понимая, о каких таких документах речь. - Да, мэм. Опустила взгляд на свою форму. - А... я ... мне... мне сказали, тут такая форма, мэм. Но, кажется, я что-то не так сделала, мэм? Красноречиво посмотрела на соседний стол со студентами в рейвенкловских черно-синих мантиях. - У нас в школе у всех одинаковая форма, мэм, - сказала в свое оправдание. Заметила машущую рукой гриффиндорку. Что это она? - На месяц, мэм, - обозначила первое, что пришло в голову.

Большой Зал: МакГонагалл поправила очки, скептически переспрашивая: - На месяц? Всего? А как же баллы? Ох, кажется, здесь не вы что-то сделали не так, а в Шармбатоне что-то серьезно напутали. Предложила тоном, не допускающим отказа: - Будете жить на Гриффиндоре. Сходите за гриффиндорской формой. Сами найдете, куда идти или провожатый нужен? Шкатулка повторила: - Рекомендуется НЕМЕДЛЕННЫЙ возврат в исходную зону, либо переход в параллельный мир!

Эмили Лонгман: Затолкала неумолкающую шкатулку обратно в карман - не хватало еще, чтобы кто-то начал задавать вопросы, почему у нее коробка разговаривает да еще и про параллельные миры. Попыталась шикнуть в сторону слизеринки, но при этом и ни чьего внимания больше не привлечь. - Брентон! Сюда иди! Но, похоже, та находилась от нее слишком далеко. Или вообще не обращала внимания! Вот же.. Что она там сочиняла сейчас, что артефакт так запротестовал? Набрала в легкие побольше воздуха и подскочила к МакГонагалл, но.. придумать причину, по которой ей, такой недавно бедной и голодной, понадобилась вдруг слизеринка, так и не успела. Поэтому выдала первое попавшееся: - Брентон, там тебя зовут. А МакГонагалл просто кивнула. Пусть и в этот раз додумает себе что-нибудь сама.

Дженни Брентон: Только и смогла, что развести руками. Месяц - это мало? Кто ж знал! - Да, мэм, - подтвердила сразу все - и сроки, и виноватых. Скорее по инерции кивнула еще раз. - Да, мэм. Покосилась в сторону стола красных. Почему сразу на Гриффиндоре-то? Перевела взгляд на родной стол. С другой стороны, чем дальше от декана, тем явно лучше. На последний вопрос кивнула как-то не слишком уверенно. Ей полагается знать, где гриффиндорцы берут форму или не полагается? - А? - обернулась к рыжей. - Меня? - удивилась. Озадаченно похлопала глазами. Кто ее мог звать в прошлом? - Простите, мэм, можно я ... - вернула внимание взрослой и попыталась отпроситься куда-нибудь.

Большой Зал: МакГонагалл кивнула неохотно, соглашаясь: - Можно. Разумеется. А потом - за формой и возвращайтесь. Шкатулка в кармане у Эмили начала выбрировать и что-то там еще бубнить - неразборчиво из-за кармана.

Эмили Лонгман: Схватила Брентон за предплечье, как только они получили отмашку от преподавателя, и потянула на выход из зала. Гневно зашептала, стараясь не привлекать больше ничьего внимания: - Что ты там насочиняла? Совсем ума нет? Ты.. ты! Проигнорировала бормотание артефакта - явно ничего хорошего им там не обещали. - Фантазия отсутствует с рождения или атрофировалась с возрастом?

Дженни Брентон: От неожиданности всего происходящего потащилась за Лонгман, даже не находя в первую минуту слов. Во вторую, правда, нашла. - Я? Лонгман, ты рехнулась что ли? - зашипела в ответ. Попыталась вырвать руку, когда они покинули, наконец, Большой Зал. - Отстань от меня! Иди к своим гриффиндорцам! Или еще куда-нибудь! А я ... Огляделась. А что, собственно, она? Дойти до Хогсмида, вызвать Ночного рыцаря, отправиться домой и сделать может быть, единственно правильный поступок в своей жизни? Но ведь тогда ее не будет. Совсем. Попыталась улизнуть от рыжей в сторону выхода из школы. Разве это не то, чего она хотела? И чего хочет вся ее семья?

Эмили Лонгман: Фыркнула, предоставляя слизеринке полную свободу. По крайней мере здесь она никому ничего не могла нарассказывать - в холле никого попросту не было. - Если не хватает ума держать язык за зубами, то хоть спасибо скажи, что я тебя оттуда вытащила. Это ж надо! Запрыгнула на ближайший подоконник и достала шкатулку. - Собралась менять себе прошлое - так хотя бы мое не трогай. Замолчала, подождала еще немного, глядя в спину уходящей. В конце концов, что ей стоит здесь Брентон и оставить? Ничего. Хмыкнула и обратилась к шкатулке - ну вдруг она умеет не только стращать, но и.. что-нибудь еще? - Насколько.. фатальны случившиеся изменения? Или ничего еще не произошло, мы успели? Да, отлично, она разговаривает со шкатулкой, дожила..

Большой Зал: Шкатулка не ответила. Шкатулка затрещала, выпрыгнула из кармана Эмили - и взорвалась. Обе девочки оказались посреди комнаты для девочек, где теперь прямо в ткани реальности зияла проплешина. Или окно. Или как угодно. В общем, прямо посреди комнаты в воздухе маячило нечто вроде мерцающего прохода, а в проходе было видно нечто вроде лужайки перед каким-то домом. Голос шкатулки - хриплый и немного механический, то и дело сбивающийся, словно при плохой телефонной связи - сообщил: - Экстренная... вакуация... само... ничтожение... назовите дату и номер мира... экстренная эвакуа... назовите дату...

Дженни Брентон: Хмыкнула недовольно. Ага, спасибо! Как бы не так! - Очень ты мне нужна! - огрызнулась. Сделала еще шаг и замерла, услышав за спиной шум. Обернулась. - Лонгман! - возмутилась, ни секунды не сомневаясь, что это рыжая уже что-то натворила. Хотела добавить что-то еще, но вокруг все стало меняться, разом перечеркивая все ее планы. - Лонгман! - выдохнула, ощущая одновременно и досаду и огромное облегчение. Сделала неуверенный шаг к проходу, рассматривая то, что было видно. Лужайка. Чей-то дом. Обеспокоенно развернулась к гриффиндорке. Что происходит-то?

Эмили Лонгман: Возмущенно вскрикнула и потянулась было вперед, за выпрыгнувшей вдруг шкатулкой, но руки схватили только пустоту. Потеряла равновесие и собиралась уже навернуться с подоконника, как вдруг окружающая действительность резко поменялась и.. привет, старая знакомая спальня. Пробормотала рассеянно, рассматривая пустые ладони: - Что за ерунда.. Глянула на застывшую Брентон - причину всех бед. - Ты! Ты таки сломала артефакт! Как можно было вообще! Запустить в слизеринку было, к несчастью, нечем, поэтому та все еще оставалась живой и невредемой. И такой же невыносимой, как всегда. - Вредительница! Кто просил вообще за мной плестись, болтать там невесть что.. Махнула рукой в сторону зависшего окна в куда-то еще. - Разбирайся теперь с последствиями сама. И надейся, что дыра эта не растянется на весь наш мир и не сожрет его. Лезть теперь в неизвестность, без шкатулки, с огромной вероятностью не вернуться.. ну уж нет, на сегодня развлечений хватит. Бросила последний взгляд в сторону прохода и вышла из комнаты, громко хлопнув дверью напоследок.

Дженни Брентон: Возмутилась: - Я?! Да я его даже не трогала! У самой руки кривые, но виноваты слизеринцы, да? Дернула плечом. - Без тебя разберусь, - проворчала, разворачиваясь спиной к рыжей и подходя еще ближе к странном проходу. Присмотрелась. Немного подумала, взяла с ближайшей кровати подушку и бросила ее в "окно".

Большой Зал: Подушка улетела. Благополучным образом. И приземлилась прямо на лужайке.

Джон Доу: Спросил еще по дороге: - Как не в тот год? А куда? В будущее, что ли? Вошел туда, куда притащила Эми. Вместе с Эми. Присвистнул, глядя на окно. Выдохнул: - Ну ничего себе! Перевел взгляд на Брентон. И только вздохнул. Спросил у Эми шепотом: - А она тут чего забыла?

Эмили Лонгман: По дороге же и ответила. - Не, в прошлое. Нортон носил смешную прическу и был похож на взъерошенного воробья. Остановилась подальше и от все еще слоняющейся тут же слизеринки и от дыры. Вполголоса ответила: - Ну как бы.. она доламывать артефакт помогала. И добавила уже громче, чтоб услышали все. - Кто-то очень хотел изменить прошлое и свернул мозги шкатулке.

Дженни Брентон: Проследила взглядом за подушкой. Вроде, ее не разорвало на сотни частей. А что, если... Обернулась, не додумав до конца свою мысль. Лонгман притащила Доу? Надо полагать, через пять минут тут весь Гриффиндор будет? - М? - смерила парочку скептическим взглядом, сразу вспоминая кое чей экзамен. Чуть посторонилась от окна, понимая, куда метят гриффиндорцы. Неплохо будет, если они отправятся следом за подушкой, а окно захлопнется!

Джон Доу: Хлопнул себя по колену, восклицая: - Смешной Нортон? Плотоядная мандрагора! Как я это мог пропустить, а? Посмотрел на Брентон. На окно. Опять на Брентон. Шепнул Эми на ухо: - Хорошо бы, чтобы она пошла первой. И уже вслух заметил: - Если ты думаешь, Брентон, что мы тебе позволим залезть туда и украсть у нас всю славу первопроходцев - то ты очень ошибаешься. Посторонись-ка.

Эмили Лонгман: С сомнением покачала головой - чтобы Брентон, да первая куда-то лезть.. она и за ней-то только хвостом проходила и не дальше двух шагов, а уж сейчас. - Из нее первопроходец, как из меня магистрант по Прорицаниям. Развернулась к явно отшагнувшей от прохода слизеринке. Боится? - Только и может, что за спинами других стоять. И пакостить по мелочи там же. Печально быть на Слизерине самой старшей и самой большой неудачницей. Нет, дохлый номер, ну кто на такое купится?

Дженни Брентон: Скрестила руки на груди. - Я и не собиралась, Доу. Мне, знаешь ли, и в Хогвартсе неплохо. Сделала еще шаг в сторону, прислоняясь к спинке кровати. Хмыкнула на слова рыжей. - Лонгман, ты с башни успела упасть за эти пять минут, что тебя не было? Похвально, конечно, но ... Впрочем, какое тут но? Да, Доу? Лонгман с мозгами или без - кто заметит разницу? Указала на проход. - Давайте. проваливайте, первопроходцы!

Джон Доу: Согласился, кивая: - Ну да. Она и на занятиях у Нортона, чуть что, начинает рыдать вместо того, чтобы работать. Качнул головой, искренне жалея: - Бедная. Нет, ладно, не будем делать ее первопроходцем. Это негуманно. Добавил со вздохом: - Да кому может быть в этой дыре неплохо, Брентон? Хорошо, что ты не собиралась. Мы тогда, пожалуй, пойдем. Нам тут немного поднадоело, а Эми, вон, говорит, что там - выход за купол... Шагнул к проходу, оставляя, впрочем, Брентон возможность опередить его.

Эмили Лонгман: Заинтересованно подалась вперед, переспрашивая: - Рыдает? А если Нортону припомнить встречу в прошлом, он пустит на занятия магистрантов? Я бы только в дверях постояла! Одним глазком только. Брентон в слезах была почти таким же мифическим существом, как Брентон, первая залезающая в неизвестность. Хмыкнула, обходя совсем уже отошедшую слизеринку. - Ну так а кто в дырах живет? Так, мелкие всякие и ползучие.. И уверенно указала на строение с той стороны, обращаясь вроде бы к Доу. - Да, я знаю, где находится тот дом, знакомое место.

Дженни Брентон: Моментально покраснела. - Доу! Впрочем тут же замолкла, боясь спровоцировать гриффиндорца на новые подробности их совместной учебы. Насупилась. - Что, директор не берет в террористы? Зло глянула на рыжую. - Зря я тебя на экзамене пожалела. Не удержалась и покосилась в сторону "окна". Как выход за купол? Зачем выход? Лонгман знает это место? Только этого не хватало! Впрочем, попыток двинуться следом за гриффиндорцами не предприняла.

Джон Доу: Ответил неуверенно: - Не знаю. У них там с Нортоном... все серьезно, в общем. Кажется, даже слишком серьезно - поделился доверительно. Кивнул, радуясь: - Вот, отлично. Ну пошли тогда! Подмигнул Брентон, пожелав: - Счастливо оставаться. Нортону привет! И попытался шагнуть внутрь окна. Одной ногой, для начала. Вынырнул обратно. Сообщил: - Там... того... дуэль. Магическая. Выглядит обалденно! Но немного опасно.

Эмили Лонгман: Фыркнула, развеселившись от реакции слизеринки. - Ну точно надо наведаться! Впрочем веселье быстро сошло на нет, стоило только той упомянуть экзамен. И это называется "пожалела"? Сделала вид, что пропустила шпильку мимо ушей, и шагнула за Джоном к окну-дыре. Шепнула тому, оказавшись рядом. - Она не купится. Но, в отличие от Доу, просовывать какие бы то ни было части тела сквозь проход не торопилась.

Дженни Брентон: Пробурчала в спину Доу: - Сам передавай ему приветы! Посмотрела, как гриффиндорец перешагнул куда-то за пределы комнаты. Что ж, ногу ему, вроде, не оторвало. Заинтересованно прислушалась. Дуэль? Сделала пол шага в ту же сторону, что и гриффиндорцы, пытаясь из-за их спин разглядеть эту самую дуэль и ее участников.

Джон Доу: Подтвердил грустно - тоже шепотом: - Не купится. Но там и вправду дуэль. Глянь. И отодвинулся чуть-чуть, позволяя Эми заглянуть. На лужайке сражались двое юношей. И сражение их выглядело очень, очень картинно. Один напустил на другого огромного огненного феникса. Второй вытянул перед собой просто пустые руки в черных перчатках - и феникс, коснувшись перчаток, издал жалобный крик и растаял в воздухе.

Эмили Лонгман: Моментально забыв про недавнее обещание себе же никуда больше из любопытства не лезть, вытянула шею совсем на чуть-чуть заглядывая в окно. - Ого.. Завороженная зрелищем, все так же еле слышно сообщила: - Если проход и ведет за купол, то куда-то очень уж далеко.

Дженни Брентон: Постояла, ожидая, что гриффиндорцы, наконец, перешагнут в дыру, и она сможет увидеть, что там происходит. Но те почему-то медлили. Нетерпеливо переступила с ноги на ногу. Нет? Не идут? Шагнула ближе. - Что - всё? Первопроходцы струсили? Попыталась хоть как-то разглядеть из-за спин парочки, что там происходит.

Джон Доу: Согласился: - Да уж, далековато. Это ведь даже не ЗОТИ! Во дают-то! И посторонился еще немного, позволяя Брентон увидеть, как молодой человек, выпустивший феникса, теперь направил в сторону противника огромный огненный шар - размером с дом примерно.

Эмили Лонгман: Оправдываться тем, что после просвистевшей мимо уха пули, первопроходцы слегка хотят жить, не хотелось совершенно. При Джоне особенно. Для Брентон - тем более. Но вопрос, вертевшийся на языке, все же озвучила: - Напроситься в ученики - реально? Хотя вот такой вот шарик, прилетающий в тебя, напрочь отбивает все желание. Потянула Доу за рукав обратно, негромко предлагая: - Пошли лучше с лодками попробуем, а?

Дженни Брентон: Наконец, смогла увидеть ту самую дуэль, о которой сказал Доу. - О, - удивленно выдохнула. Засмотрелась, забывая даже о гиффиндорцах на пару секунд. - О, - еще раз выдохнула. В нерешительности глянула себе под ноги. Либо этот проход ведет в какой-то другой мир, либо они видят что-то крайне выдающееся. Еще секунду посомневалась и шагнула вперед, покидая комнату.

Джон Доу: Пожал плечами, осторожно замечая: - Эми, они выглядят... нашими... ну, хорошо, моими ровесниками. Не знаю, берут ли они учеников, но, кажется, я чувствую себя немного неудачником. Или даже много неудачником? Уточнил осторожно: - Ты точно не хочешь заглянуть туда? Это же... нереально круто! Может, у тебя есть зелье невидимости?

Большой Зал: Дженни оказалась на полянке перед домом. Действующих лиц здесь, на самом деле, даже больше, чем двое. Два юных волшебника продолжают сражаться. Третий - мальчишка-подросток - лежит на траве и стонет: - Прекратите... Прекратите же! А со стороны дома к обоим дерущимся несется девочка. Рыдающая. Кажется, вот сейчас она окажется прямо между противниками!

Эмили Лонгман: Пропустила Брентон - Брентон! - вперед, а сама что-то все медлила и медлила. - Если они умеют что-то, отличающееся от нашего стандартного набора заклинаний, то почему бы им не научить кого-нибудь еще этому? И вздернула нос - вот еще! - А я себя так не чувствую. Хлопнула по карману - и правда, на месте пузырек. Вложила Джону в руку. - Экзаменационные покровы. А сама шагнула внутрь явно другого какого-то мира просто так.

Дженни Брентон: Хотела оглянуться, чтобы увидеть, не закрылся ли проход, но заметила, что на поляне есть не только дуэлянты. Секунду думала и достала палочку. Еще секунду сомневалась и решительно двинулась вперед, сокращая расстояние между собой и незнакомцами, вскинула палочку, надеясь, что расстояние не окажется слишком большим. Сосредоточилась на колдовстве, представив, что девочка бежит по обмелевшему руслу реки. Вода едва доходит ей до щиколоток. Но чуть выше по течению, прямо в той стороне, куда бежит ребенок, установлена старая дамба. Много лет она сдерживала напор воды, но бег времени беспощаден для любого рукотворного сооружения. И именно сейчас этой плотине предстоит, наконец, сдаться на милость победителя. Мощный поток разбивает преграду и, уже ничем не сдерживаемый, стремительно несется вниз, сметая все на своем пути. Ветки, камни, человека. Вода с силой бьет по корпусу девочки, сбивая ее с ног, отбрасывая назад, как досадную помеху. Ребенку остается только беспомощно взмахнуть руками и преодолеть в полете расстояние в добрых двенадцать футов, после чего благополучно приземлиться в траву ближе к порогу дома. И вот отброшенная незнакомка, совершив свой короткий полет, приземляется на безопасном расстоянии от дуэлянтов. Взмахнула палочкой, чертя слева направо диагональ, восходящую к цели. - Everta Statum!

Джон Доу: Пробормотал, глядя на странное "окно": - По крайней мере, наш маневр сработал. Брентон пошла первой. Надеюсь, если что, ее первой и съедят. Предупредил, глотая Покровы и возвращая пузырек Эми: - Выпей сразу. И держись поближе, ладно? И тоже шагнул внутрь.

Большой Зал: А события в том мире, тем временем, развивались стремительно. Один из мужчин выпустил в грудь другого огненную стрелу. Девочку, почти добежавшую до них, отбросило как раз в тот момент, когда... В общем, еще чуть-чуть - и стрела пролетела бы как раз сквозь нее. А так она отлетела назад, к дому, ударилась затылком о каменную кладку - и затихла, потеряв сознание.

Эмили Лонгман: Парировала, выпивая все-таки дозу зелья - не отстанет ведь! - Маневр заключался в том, чтобы самим не ходить вслед за ней! Хотя, как можно держаться рядом с тем, кого не видно? Дождалась начала действия Покровов и.. и как-то все снова завертелось, что ж за день такой? Обходя по дуге махающую палочкой Брентон, странных магов и всю поляну, попыталась приблизиться к лежащей без сознания девочке и поискать пульс на шее. В то же время поглядывая на двоих местных - это и правда была безпалочковая магия?

Дженни Брентон: Как только поняла, что задумка удалась, сразу опустила палочку. И стала отступать назад, ближе к "дыре". Вряд ли сражающимся магам понравятся непрошеные зрители. А иметь дело с теми, кто показывает такие умения, не хотелось совершенно. Вспомнила о гриффиндорцах и оглянулась. Убежали? Оглянулась еще раз, на этот раз пытаясь понять, где она вообще находится, и что вокруг дома с лужайкой. Вернула внимание дуэлянтам, напряженно ожидая завершения противостояния.

Большой Зал: Похоже, девочка ударилась крепко - пульс не прощупывается. А Эмили лучше ретироваться, ведь к девочке уже бежит один из дуэлянтов с криком: - Нет! Ариана! Похоже, ему тоже интересно, жив ли ребенок. Второй маг пару мгновений стоял на месте, размышляя. А потом вдруг быстрым шагом направился к окну в другой мир.

Джон Доу: Действительно, держаться поближе к невидимой Эми было трудно. Поэтому просто ухватил невидимую, как ему показалось, Эми за плечо и попытался так, будто приклеившийся к гусю бедолага из сказки, проследовать за ней.

Дженни Брентон: Нерешительно переступила с ноги на ногу. Лезть выяснять, что там с девочкой было не очень умно - если она причинила ей вред, похоже, один из дуэлянтов может всерьез рассердиться. А с учетом всего того, что она только что видела в его исполнении - ей лучше побыстрей убраться. Только развернулась, чтобы воплотить свое намерение в жизнь, как второй волшебник... О, нет! Нет-нет-нет, декан совсем не обрадуется, если к ним в школу придет какой-то неизвестный маг! На всякий случай чуть посторонилась, чтобы не стоять на пути у незнакомца, но иметь возможность быстро покинуть место следом за ним.

Эмили Лонгман: Вцепившийся в руку Джон слегка тормозил передвижение, но останавливаться и уточнять, не потому ли он это делает, что не собирается давать ей полную свободу передвижения, было совсем не к месту. Но потом она обязательно уточнит! А у девочки ни пульса не было, ни признаков жизни, кажется. Отлично, Брентон и тут постаралась! Это же ее заклинание откинуло ребенка? Времени на какую бы то ни было диагностику не было совсем - один из сражающихся уже почти добежал, но.. бросать девочку просто так? Опустилась на колени рядом, достала палочку и откинула лишние мещающие мысли, сосредотачиваясь. Представила собственную энергию циркулирующей в организме, а палочку - своеобразным контейнером-хранилищем, в которое вмещается доза этой самой энергии, достаточная для пробуждения девочки, но отсутствие которой в собственном организме не нанесет никакого значительного вред. Вот энергия перетекает в палочку и скапливается там. Теперь остается только коснуться лба ребенка и энергия, накопившаяся в палочке, передается ей, вынуждая ту сразу же придти в себя из забытья. Теперь девочка снова в сознании и достаточна бодра для того, чтобы снова передвигаться и соображать. Коснулась палочкой лба лежащей на земле, произнося: - Enervate. И постаралась тут же спрятать палочку обратно и отползти назад, забыв, что где-то там за спиной маячит еще и Доу.

Большой Зал: Неизвестный маг попытался улизнуть через окно, не обращая внимания ни на кого вокруг. Бегом улизнуть. Заклинание Лонгман не сработало. Зато добежавший до ее тела мужчина увидел палочку и выдохнул с яростью: - Мерзавец! Использовать невидимость в такой момент - да где же дно у твоей низости?! Но нападать не стал. Склонился над девочкой, щупая пульс, потом - сканируя, а потом схватился за голову, когда стало понятно, что та... мертва.

Джон Доу: Дело принимало скверный оборот. Что там происходило возле окна, он не видел особо, сосредоточившись полностью на Эми, несчастной жертве шального заклинания и... Зашипел: - Уходим! Уходим, он же сейчас решит, что это мы! И потащил Эми назад, к окну.

Дженни Брентон: Быстро оглянулась себе за спину, потом выждала секунду и следом за неизвестным магом вернулась в Хогвартс. Поспешила отодвинуться на пару шагов от "окна" и замерла, разворачиваясь к незнакомцу. Если тот будет торопиться улизнуть, то у нее есть все шансы постоять еще пару секунд молча под стенкой, а затем тоже улизнуть куда-нибудь, где можно благополучно разминуться с этим человеком. Оставалось надеяться, что тот продолжит игнорировать ее присутствие.

Эмили Лонгман: Непонимающе уставилась на не реагирующую на заклинание девочку - но она же все сделала правильно, она отрабатывала его, оно действующее! И как-то отрешенно отреагировала на все эти телодвижения подбежавшего мага, уже начиная понимать, что пошло не так. А когда тот еще и просканировал девочку.. Вцепилась в предполагаемую руку Доу, позволяя тому утянуть ее подальше от разворачивающейся трагедии. Зашептала, повторяя рассеянно: - Это из-за нас, это мы пришли сюда, это мы виноваты..

Большой Зал: Незнакомца, похоже, совершенно не интересовала какая-то там Дженни Брентон. Он благополучно "нырнул" в окно, пару секунд поозирался, а затем наложил на себя какие-то чары и исчез. Второй маг остался страдать над телом девочки и преследовать тоже никого не стал.

Джон Доу: Вытащил Эми через окно обратно в комнату. Чуть встряхнул ее, устанавливая на ноги относительно стабильным образом. Сказал уверенно - может быть, чуть постукивая зубами от бешеного адреналина: - Эй. Эми. Мы тут уж точно ни при чем. Мы оба знаем, кто виноват. И ей давным-давно нечего делать в Хогвартсе! Отдышался, глядя на так и открытое окно. Спросил с надеждой: - Ты знаешь, как это... закрыть? Не хочу, чтобы за нами полезли всякие... мстители.

Дженни Брентон: Проследила за тем, как волшебник перестал быть видимым, и невольно ощутила облегчение. Как будто с исчезновением незнакомца проблема, к которой она была причастна почти непосредственно, стала совершенно не ее проблемой. А директорской. К тому же и гриффиндорцы куда-то сбежали, а, значит, неожиданное появление в Хогвартсе постороннего вообще никто не видел. Может, декан и не узнает об этом? Вдруг незнакомец погуляет по школе, обнаружит непроницаемый купол, заскучает и уйдет назад через свою дыру туда, откуда и явился? Или уже ушел? Вдруг он просто не может существовать в их мире и только что был выброшен назад, к себе? Так было бы вообще идеально! Но в любом случае, убраться подальше от этого странного места стоило. Поспешила к выходу из спальни.

Эмили Лонгман: Оказалась впихнута обратно в свою реальность без всяких там мертвых девочек и странных магов. Увидела Джона - буквально, глазами, переставшего быть невидимым - и тут же глаза свои и отвела, чуть слышно поправляя его: - Ты потянул всех туда.. Попробовала высвободиться из рук Доу и заглянуть ему за спину - Брентон еще тут? В школе-то ей явно было и правда нечего делать, но вот.. там же четко была эверта, а от нее - по логике вещей - просто так умирать не должны. Попыталась переключиться на что-то более приземленное - вот окно хотя бы, да - стараясь убедить себя, что это был не чей-то мир и разрушенная ими судьба, а просто.. просто картинки. - Нет, понятия не имею. Оно.. оно не должно никого пропускать сюда, кроме жителей этого, нашего мира.

Джон Доу: Моргнул. Возмутился тихо: - Эми, ты что, обвиняешь МЕНЯ? Откуда я знал, что там будет? И, Мерлин, это что, я убил девочку?! Уточнил требовательно: - Ты это точно знаешь? Или просто предполагаешь?

Эмили Лонгман: Возмутилась на этот раз довольно громко. - Я этого не говорила! Но чья идея была "только посмотреть"? И затолкать туда Брентон? И самим полезть. И.. и..! Гневно фыркнула, вздернула нос и скрестила руки на груди, не находя больше тех самых подходящих "и". - Знаешь, в последнее время все, что так или иначе касается тебя, заканчивается для меня не очень радужно. Наверно стоило бы об этом задуматься. И прислушаться к мнению со стороны. Закончить получилось уже не так уверенно и вообще только что в голове это все выглядело более стройнее и понятнее, но.. но ведь и правда! А в этот раз все еще и из-за этого дурацкого артефакта! Огрызнулась окончательно. - Да не знаю я! Он сам так сказал.

Джон Доу: Подтвердил эмоционально: - Только посмотреть! А не убивать ни в чем не повинную девочку! Откуда я знал, что Брентон... Махнул рукой. Сцепил зубы. Поинтересовался свистящим шепотом: - Это мнение Теон? Ты о нем говоришь? Добавил, не понимая: - Кто сказал? И полез в рюкзак за листком пергамента. На котором вывел большими буквами: "Окно в другие миры. Не лезть! ОЧЕНЬ ОПАСНО!!!" Положил пергамент на стул рядом с окном.

Эмили Лонгман: Продолжила настаивать на своем: - Но я же говорила, что мои эксперименты с этой штукой закончились не очень! Но нет, тебе же и самому надо проверить, конечно, как же, сам Джон Доу - величайший влезатель во все дела - и вдруг пропустил бы такое. Под конец выдохлась уже окончательно, поэтому сделала вид, что недовольного тона и не заметила вовсе. - Ну если и ее, какая разница? Кивнула на дыру, стараясь в нее не заглядывать. - Артефакт. Он. Был здесь, до дыры. Я же говорила! Дернула плечом раздраженно - может он и не слушает ее никогда, в том-то и дело? И только хмыкнула на получившуюся "табличку". - С таким же успехом можно было написать "заходите, кто хочет, приключения на любой вкус даром".

Джон Доу: Заметил въедливо: - Эми, мне как-то кажется, что ты сама вполне радостно отреагировала на предложение пойти и взглянуть, что там. Нет? Мотнул головой. Ответил воинственно: - Никакой. Если ты считаешь, что Теон права - я ничего не могу этому противопоставить. Оглянулся по сторонам. Спросил просто: - Какой артефакт? И пожал плечами. - Наше дело - предупредить. Что еще ты предлагаешь сделать? Пойти к Снейпу и сообщить ему, что тут вообще открылся портал неведомо куда, мы туда сходили и общими усилиями убили человека? Без вариантов. Теперь тот, кто сюда полезет, полезет на свой страх и риск. Предложил уже спокойнее: - Пойдем отсюда. Пока нас не связали... с этим всем.

Эмили Лонгман: Съехала с не очень своевременной темы, которая, к тому же, была достаточна близка к истине. - Я очень радостно отреагировала на предложение вот это все, - обвела рукой комнату, - оставить и куда-то там пойти подальше. А не нарываться на неприятности. Очередные! Прищурилась, уточняя. - О чем тогда вообще вопрос? И.. не удержалась, прикрыв ладошкой глаза и посчитав до десяти. Попробовала разжевать все совсем до основ: - Был артефакт-шкатулка, отправлял куда угодно в пространстве и времени. Но сломался! И образовалось.. это. Еще раз кивнула да проход. Это же элементарно! - И когда он был - он объяснял правила пользования. Теперь ясно? Вздохнула печально - нет, определенно что-то было не так, оставалось только выяснить, это "не так" было с ней, с Доу или со всей школой целиком. - Конечно, зачем говорить единственному человеку в Хогвартсе, который теоретически с этим мог бы что-нибудь сделать, лучше по-тихому сбежать и сделать вид, что это не мы. Превосходно. И этот человек меня звал за барьер! Всплеснула руками, разворачиваясь к выходу. Посоветовала через плечо: - Дверь хотя бы за собой закрыть не забудь.

Джон Доу: Только фыркнул, замечая: - Эми, пожалуйста, не строй из себя мисс Зануду года. Вообще не идет. Серьезно. В приключения мы с тобой попадаем потому, что нам обоим НРАВЯТСЯ приключения. Это не очевидно разве? Обоим, Эми. Махнул рукой, даже не пытаясь разобраться в том, что было, куда делось и почему осталось вот это все. Заявил просто: - Я к Снейпу не пойду. За барьер - с удовольствием. А к Снейпу - нет. Сделать? Все, что он может сделать - это сказать... Передразнил: - "Да, конечно, мистер Доу, я разберусь". И толку? Он никогда не разбирается. Дверь за собой закрыл, выходя.



полная версия страницы