Форум » ОБЩАЯ ГОСТИНАЯ И СПАЛЬНИ СТУДЕНТОВ » Спальня девочек. 3-4 курсы » Ответить

Спальня девочек. 3-4 курсы

Большой Зал:

Ответов - 293, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Эмили Лонгман: Оторвалась от безрезультатного созерцания шкатулки на вновь повторившийся шорох в ванной. Нахмурилась и произнесла громко - так, чтобы там точно услышали, если кто-то решил поиграть в шпионов. - Если комната занята, то следовало закрывать дверь. И озвучивать, что она занята! Ну да, а то, что она зашла сюда без стука, в общем-то.. все равно неправ хозяин! Или разыгравшаяся фантазия.

Дженни Брентон: Почти не удивилась, опознав голос Лонгман. Ну, конечно! Бросила взгляд в зеркало, убеждаясь, что по ней еще видно, чем она занималась совсем недавно. - Занята только ванная комната! - прокричала в ответ, не выходя. Помолчала, не зная, что еще добавить. - Чего тебе надо? - спросила после паузы, надеясь, что рыжая пришла за лишней подушкой.

Эмили Лонгман: Поморщилась, поняв, кто заперся в ванной. Ей мало факультетских и общих? Нашла же, где засесть! Буркнула в ответ: - Ванна точно не нужна. Принялась перебирать в уме даты и места, в которых можно было изменить.. хоть что-то. Но, к сожалению, ни точного дня, когда убили маму, она не знала, ни даты, когда Пожиратели пришли за Оливером в детстве.. Вот так получаешь в руки артефакт, а куда б его использовать придумать не можешь.. Окликнула свою "соседку". - Эй, Брентон! Где хочется оказаться больше всего сейчас?

Дженни Брентон: Неопределенно кивнула самой себе. Ну, хоть ванная не нужна! Отсидится и уйдет. - Что? - удивилась через стенку. Помолчала, почему-то теряясь. Где бы ей хотелось оказаться больше всего? Что у Лонгман за вопросы вообще! Конечно... Где? Дома? В подземельях? В Хогсмиде? В Шармбаттоне? В лесу с фестралами? Когда твой Азкабан весь мир ,какая разница, где ты? - Ты торгуешь билетами в большой мир? - хмуро поинтересовалась. - Тогда мне на другой край света.

Эмили Лонгман: Фыркнула, услышав ответ спустя несколько минут тишины - не одна она не знает, куда можно себя деть. Хотя мысль про другой конец света.. - Только для избранных, увы. Да, слизеринке явно не светило оказаться.. где она там хотела. А вот воспользоваться ее идеей - почему бы и нет. Россия? Кто в здравом уме захочет оказаться в этой стране, тем более зимой. Хотя.. почему зимой? Может ли артефакт закинуть в прошлое? Или будущее? Тогда может отправиться поглядеть на цветение сакуры в Японию? Знать бы еще, когда она там у них цветет.. Что еще может подойти под категорию "другой конец света"? - О! Не заметила, как пришедшую в голову мысль озвучила практически вслух. Америка же! Какой-нибудь.. - Нью Йорк, - обратилась уже не к застеночной Брентон, а шкатулке. Еще же нужно время? Время.. Назвала наобум первое пришедшее в голову. - Тысяча девятьсот двадцать шестой год. Осень. Говорят у них чудесная осень в Центральном парке...

Дженни Брентон: Прислушалась снова. Лонгман там что, подарили географический атлас? Или рекламный буклет туристического агентства? Отлично просто! Террористы дарят своим детям путешествия! И она теперь что - должна сидеть и слушать все вот это? - Нью-Йорк? - толкнула дверь и смерила рыжую недружелюбным взглядом. Хмыкнула и уже собиралась решительно проследовать мимо гриффиндорки, оставляя ту наедине со своими билетами, атласами и подарками, но заметила только шкатулку. То есть, не билеты, а какой-то артефакт, показывающий иллюстрации из учебника по истории что ли? - Не было там ничего интересного в тысяча девятьсот двадцать шестом, - пробурчала, ощущая досаду,словно наверняка знала, что в руках Лонгман подарок, которого ей самой никогда не дождаться.

Большой Зал: Шкатулка тихо потребовала: - Назовите номер мира. С указанными координатами доступны миры с двадцатого по тысяча пятидесятый, с три тысячи первого по три тысячи девятьсот одиннадцатый, с пять тысяч двести пятьдесят третьего по семь тысяч триста пятьдесят третий.

Эмили Лонгман: Ответила Брентон, не отрывая взгляда от шкатулки, ожидая какой-то ее реакции. - Много ты знаешь и про Нью-Йорк и про двадцатые годы. Прислушалась к сказанному артефактом, задумалась ненадолго и поинтересовалась у него, игнорируя присутствие слизеринки. - Требуется уточнение - номер текущего мира. Есть такая функция?

Дженни Брентон: Удивленно притормозила. Артефакт был странным. И... он говорил о номере мира? Так, словно их были сотни и тысячи. Так, словно он тоже знал о мире, из которого была другая Дженни Брентон. Отправила петлю на Слизерин, а сама осталась стоять чуть в стороне, молча наблюдая за действиями гриффиндорки.

Большой Зал: Шкатулка ответила: - Три тысячи шестьсот тридцать второй. Вы находитесь в этом мире.

Эмили Лонгман: Выжидательно посмотрела на притихшую Брентон и только сейчас заметила ее красные глаза. Хмыкнула, что-то там решив для себя и поняв, что делала слизеринка в самом дальнем углу школы, заперевшись в ванной. - Ты, кажется, куда-то шла. Дальнейшие размышления по поводу страдающих слизов прервала шкатулка. Огокнула вслух, впечатлившись номером их мира. И почему она думала, что озвучат цифру один? Хотя и дико все это звучало - может шкатулка приукрашивала информацию? Тысячи эдак на три.. шестьсот тридцать. Ну кто, в самом деле, поверит, что существует так много миров? Правда говорящий карусельный единорог говорил об обратном.. Но стоит ли верить всему, что происходит на странные праздники в странном Хогвартсе? Нет! - Тогда.. двадцатый? Моментально передумала называть свой собственный мир - гулять так гулять!

Большой Зал: В шкатулке что-то зажужжало. Голос посоветовал: - Избавьтесь от посторонних в радиусе двадцати метров. А затем шкатулка вдруг начала расти, расти, расти... И разрослась до размеров всей комнаты. В ней открылось что-то вроде окна. А в окне... Ну что ж, в окне была голова статуи Свободы. Отдельно от статуи Свободы. Странноватая голова: вместо привычных лучей ее венчала огромная корона с шипами вверх, хотя в остальном черты лица угадывались очень четко. Самой статуи нигде поблизости не видно - только отколотая голова. Судя по отсутствию людей вокруг и обломкам, двадцатые годы пришли в эту версию Нью-Йорка как-то не так, как в другие места. Окно выглядит вполне проходимым. Без стекол или чего-то такого.

Дженни Брентон: Пару секунд сомневалась, уйти или остаться. - Тебе показалось, - демонстративно прислонилась к стене. В конце концов, можно задержаться, чтобы увидеть действие артефакта, а потом ... Додумать про потом не успела - странная шкатулка внезапно стала огромным сундуком с окном, а за ним... - Что это? - не удержалась от того, чтобы удивиться вслух. Шагнула ближе, рассматривая какую-то печальную Америку. Что у них тут случилось вообще?

Эмили Лонгман: Фыркнула в ответ на совет разговорчивой шкатулки. - Мне ее силком выталкивать надо? Собралась уже высказать Брентон все, что думает о ее не в меру любопытном носе и озвученных двадцати метрах, но артефакт решил, видимо, что эта проблема несущественна и подкинул задачку побольше. Гораздо больше. Впечатлилась увиденным и подалась вперед, пытаясь заглянуть внутрь и увидеть побольше. - А на что это похоже? Макушку статуе оторвали.. зачем-то. Интересно зачем? Почти забыла, что разговаривает-то со слизеринкой. Почти. Поэтому, опомнившись, отрезала: - Картинка про Америку это. Посторонних попросили удалиться, если ты не расслышала. И достав палочку переступила внутрь окна-двери - любопытно же!

Большой Зал: Эмили почувствовала на щеках дуновение ветра. Похоже, воздух здесь обычный. Не отравленный. Насчет радиоактивности что-то сказать трудно - Мерлин его знает, может быть и радиоактивный, почему нет. Вокруг непривычно тихо. То есть, совсем тихо. Не щебечут птицы. Нет привычных звуков города. Впрочем, в нескольких шагах от точки входа лежит человек. В одежде цвета хаки. Лежит ничком, сжимая в ладони... что-то. Клочок бумаги?



полная версия страницы