Форум » ОБЩАЯ ГОСТИНАЯ И СПАЛЬНИ СТУДЕНТОВ » Общая гостиная всех курсов и факультетов (продолжение) » Ответить

Общая гостиная всех курсов и факультетов (продолжение)

Большой Зал:

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Хелен Форанэн: Махнула рукой. - Удачи вам в пробуждении Лабиринта. Помните, что нужно иметь огромное желание, чтобы это случилось. Улыбнулась. Повернулась к Лив. - Как думаешь, все будет хорошо?

Оливия Литтл: - Я не рыжая! Это освещение. Надула губу. - Приятно. Обернулась к мальчишке-передразнивалке. - Приятно-приятно, Джем. Никогда не думала, что можно было улыбаться так слащаво, как джем в большом зале. Собственно поэтому и сократила имя мальчика до такой степени. Помахала рукой ребятам, мысленно желая удачи. Посмотрела на Хелен. - Мало вероятно, что у них получится. Чтобы пробудить закрытый лабиринт, нужно целая толпа неофитов с пригоршнем и лопаткой желания.

Хелен Форанэн: - Я знаю, что Львенок и Змея согласились им помочь. Это уже лучше, чем ничего. Если еще и Цицерон с Орлом присоединятся, то вообще проблем с пробуждением Лабиринта не будет. Улыбнулась. - В крайнем случае, вернем Шляпу из отпуска.

Оливия Литтл: - И в самом деле! Улыбнулась и вздрогнула от чувства приземлившейся петли. Широко улыбнулась, вскочила и выкрикнула. - Цицерон согласен!.. Ой. Осознание, что это было слишком громко, пришло почти сразу. Села обратно в кресло, как гейша и с невинным видом. - В общем, Цицерон сказал своё "я за неофитов". Улыбнулась.

Хелен Форанэн: Улыбнулась. - Значит, у неофитов стало больше шансов. Интересно, а что с сэром Орлом будет? Его, чувствую, так просто не уговоришь. Посмотрела на Лив. - Надо будет после их распределения устроить вечеринку... пижамную. А то все собираюсь, да никак не соберусь.

Оливия Литтл: Пожала плечами. - Если сэр Орёл не согласится, то я его уважать перестану. Скрестила руки на груди и кивнула сама себе. - Но вероятнее всего, он тоже согласится. Кивнула на предложение о вечеринке. - Ага, точно! Идея что надо! Улыбнулась.

Келси Нильсен: Быстро прошла через гостиную, на ходу махнув рукой Лив и Хелен. - Привет. Скрылась в дверях.

Хелен Форанэн: Улыбнулась. - Тогда нужно приготовиться к вечеринке, поскольку не известно, как наш новый директор на нее отреагирует. Вдруг введет наказания телесные и Непростительными, а его за это в Азкабан посадят. Посмотрела на девочку. - Как думаешь, его-то школа признала? Или еще что-то из нашего арсенала применить можно будет?

Эмили Лонгман: Неспеша зашла в гостиную и остановилась, прислонившись к дверному косяку. - Привет всем. Хел, про письмо - Брентон была какая-то вся занятая и недовольна, сказала, что лучше мне забыть об этом и ничего не получится, ее семья к этому отношения не имеет. Я отнесла письмо в совятню и отправила ей совой. Устало вздохнула. - По её тону.. ну, в общем, больше мне что-то не хочется с ней сталкиваться по какому бы то ни было поводу.

Джером Далтон: Медленно вошел в гостиную, шумно волоча ноги. - Всем вечера, - махнул рукой, поплелся к камину.

Одри Далтон: Вошла в гостиную и, поздоровавшись со всеми, села, ближе к камину, в этот раз, видимо, была согласна с братом. «Ко всему привыкаешь, да? Даже к этому цвету...» Уставилась в стену, думая о чем-то своем.

Хелен Форанэн: Посмотрела на уставшую Эмили. Проговорила. - Ты пока сядь и отдохни. Сама ты письмо читала или нет? Посмотрела на девочку. - Раз Дженни вернулась к своему обычному образу, значит, нашему перемирию с ней конец. А на будущее, всегда слушай слизеринцев, особенно Дженни и ее друзей, слово через пять. Спокойней будет. Помахала рукой подошедшим неофитам. - И вам доброго. Что нового увидели, узнали?

Джером Далтон: - Ничего нового, устали ужасно, - пожал плечи, посмотрев на сестру, которая решила тоже сесть поближе к камину. - Мы тут всего два дня, но только и слышим о каком-то письме. Что тут происходит?

Хелен Форанэн: Вздохнула. - Письмо не наше, а Дженни Брентон, поэтому ничего конкретно сказать не можем, если только некоторые его не прочитали. Я сама чужие письма не читаю, старая хаффлпаффская привычка, еще со старой идеалогии оставшаяся.

Одри Далтон: Оторвалась от созерцания стены и покосилась на брата, практически уверенная, что ему ничего толком и не расскажут. Но перебивать никого не стала и тихо сидела слушала, видимо, только это хорошо и получалось. Молчать и слушать. А еще читать, пожалуй, это тоже получалось неплохо.



полная версия страницы