Форум » СТОЛЫ БОЛЬШОГО ЗАЛА » Стол Преподавателей (продолжение) » Ответить

Стол Преподавателей (продолжение)

Большой Зал:

Ответов - 276, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 All

Северус Снейп: Вышел к ужину. Приложил усилия к тому, чтобы выглядеть несколько мрачнее, чем того реально требовали обстоятельства - коллегам будет полезно увидеть, что их горе - общее. Сел к столу, придвинул к себе кофейник. Налил кофе в чашку, бросил внутрь что-то маленькое. Выждал, присматриваясь к результату. Удовлетворенно кивнул сам себе - следов иной магии, кроме эльфийской не обнаружено. Отпил глоток, обдумывая план занятий в магистратуре.

Амикус Кэрроу: Распахнул двери зала и тяжелой походкой направился к столу. Мрачно посмотрел на тех немногих студентов, которые явились к ужину. С шумом отодвинул стул и сел рядом со Снейпом. - Добрый вечер, Северус. Что-то нас мало... Ухмыльнулся. - Аппетита все что ли лишились или как? Осмотрел стоящие на столе блюда. - Что ешь? А, ты не ешь... Проклятые колдомедики выписали мне огроменный список - это не ешь, это нельзя... И что я должен жрать? Твари... Придвинул к себе тарелку овсянки, поковырял содержимое ложкой.

Северус Снейп: Утопил гримасу раздражения в чашке кофе. Видеть Амикуса на месте директора, как ни крути, неприятно. - Доброго вечера, Амикус. Глянул на полупустые студенческие столы. - Должно быть, студенты обсуждают нововведения в Хогвартсе и до того увлеклись, что даже ужинать не явились. Да и потом, они ведь постоянно носят с собой какие-то бутерброды, сласти... котлеты даже... Впрочем, я и сам, как видишь, не очень голоден, но, так как мне предстоит ночная работа - кофе необходим. К сожалению, даже эти временные петли не спасают от необходимости работать по ночам. Посмотрел на "коллегу", попытавшись изобразить сочувствие. - Жаль это признавать, но колдомедики правы. Тебе нужно время на то, чтобы привыкнуть к нормальной пище. Впрочем, всегда можно отправить на кухню заказ, чтобы эльфы приготовили для тебя специальное меню.


Амикус Кэрроу: Засунул полную ложку каши в рот. Кривясь, выговорил: - Столько лет мечтать о куске нормального мяса и есть эту дрянь... Покосился на заместителя. - Эти твои петли... Я понимаю еще преподаватели, но студенты должны учиться, а не ерундой заниматься. Зачем им петли? Отправил вторую ложку следом за первой.

Джонатан Уизерби: Шепотом проклянул овсянку. Надо было во все продукты засунуть конфетки! Аккуратно поджег хлопушку, засек на часах время и быстрым ползком незаметно пополз к Гриффиндорскому столу, где должны были ждать девочки.

Лёринц Месарош: После последних месяцев, проведенных в лазарете без выхода куда бы то ни было, решил менять стиль жизни - и начать с того, что кушать теперь исключительно со всеми. Да и посмотреть на нового директора не помешает... пока он еще тут. Неторопливой походкой подошел к преподавательскому столу и удивленно хмыкнул - немногочисленность не только студентов, но и профессоров поражала. Впрочем... Кто их знает, вдруг традиция такая? - Доброго вечера, господа. Решил, что вежливость - лучшее оружие, поэтому учтиво кивнул сразу и мистеру Снейпу и новому директору. Сел так, чтобы можно было легко все слышать и говорить самому, не повышая голоса. Подвинул к себе тарелку с овощами, задумчиво поглядел, выбирая, с чего начинать.

Северус Снейп: Отпил немного кофе. - Петли как раз и созданы для того, чтобы студенты могли учиться и одновременно социализироваться. Расписание студентов становится все плотнее: количество учебных дисциплин понемногу растет. Поэтому мы в свое время и договорились с Отделом Тайн об организации системы временных петель для студентов и преподавателей. Ты еще успеешь оценить их удобство. Улыбнулся чуть снисходительно. - Подожди немного. Не думаю, что понадобится больше двух недель прежде, чем ты сможешь позволить себе столько мяса, сколько захочешь. Кстати, можно посоветоваться с нашим патолого... колдомедиком. Заметил Месароша. - Легок на помине. Амикус, ты уже знаком с мистером Месарошем? Добрый вечер, мистер Месарош.

Большой Зал: И тут раздался оглушительный взрыв. Еда подскочила в воздух, из печенья в воздухе на секунду сложилась фраза "Приятного аппетита, мистер Дуракэрроу!" - и вся съедобная масса вместе с осколками блюд просыпалась снова на столы и частично на сидящих за столом людей.

Лёринц Месарош: Выбрал-таки себе еду, с удовольствием принялся за поздний ужин, попутно слушая про временные петли, которые сам научился использовать только недавно. А уже через секунду чуть не подавился от смеха, услышав оговорку мистера Снейпа. Давно же так его никто не звал... Эх... - И вам доброго вечера, мистер Снейп. Как ваше здоровье, не беспокоит? Широко улыбнулся новому директору, демонстрируя самую дружелюбную улыбку в мире. - Да мы уже знакомы, конечно же, как иначе, как иначе... И тут ужин превратился в какое-то слишком веселое веселье. Ошарашенно помотал головой, пытаясь проверить, все ли слышит. Осмотрел себя и вздохнул - ну конечно же, новой мантии конец... Потер лицо руками, пытаясь стереть все следы еды. Стало как-то грустно - вот у кого как, а у него первый выход в люди только взрывом и может завершиться... И ведь даже не успел доесть свою порцию!

Лёринц Месарош: Когда еда перестала падать сверху, огляделся и понял, что происходит что-то явно незапланированное. Вскочил с места и на секунду замер, выбирая, к какому столу бежать. Выбрал самый ближний.

Амикус Кэрроу: С кислым видом дослушал Снейпа, ковыряясь ложкой в вязкой каше. Обернулся к подошедшему колдомедику. - Мес... Масрош... Масе... В общем - да, мы знакомы. Даже... Договорить не успел. Оглушительный взрыв и падающая на голову еда заставили забыть обо всем. Беззвучно выругался, стряхивая с себя салат и еще какую-то дрянь. Поднялся, обводя разъяренным взглядом зал. Прорычал: - Северус! Найди Гардинг. Она же у нас "Мастер". Так вот, чтобы завтра же никаких временных петель не было. Кроме занятий. Если этим оболтусам нечем занять себя - пусть учатся. Все, это - приказ! Завтра - проверю. Лично. Отшвырнул в сторону валяющуюся на пути тарелку, из которой недавно ел. Двинулся к центру зала, по пути называя фамилии студентов, которых успел заметить: - Лонгман, Уизерби, Нильсен, Граффад - немедленно в мой кабинет! Не-ме-длен-но! Кого не увижу через пять минут под своей дверью - тот вылетит из школы. Сегодня же!

Северус Снейп: Стряхнул с головы лист салата. Тихо выругался про себя. - Амикус, погоди. Дай же разобраться в ситуации... Не нужно поспешных решений - я выясню, в чем дело, и потом мы подумаем, следует ли принимать столь решительные меры. Последнее сказал уже в спину Амикусу - понял, что бесполезно. Сейчас, по крайней мере, бесполезно. Вытер с лица какую-то гадость - разлившийся кофе, кажется? Двинулся в сторону студенческих столов - разбираться.

Амикус Кэрроу: Услышал последние слова заместителя, резко обернулся. Гаркнул: - Следует, Северус! Не стал обращать внимание на возню колдомедика между столами - если кого из детей и прибило тарелкой, то это им на пользу только. В другой раз будут сидеть смирно. Вышел из зала, в бешенстве толкнув дверь.

Пророк: Уронил информационный листок на стол: Министром Магии подписан Закон «О мерах по сохранению чистоты крови». Отныне все волшебники Британии обязаны регистрировать акты рождения, смерти и вступления в брак в специально созданном при Министерстве Магии Бюро регистрации. Браки, акты смерти и рождения, не зарегистрированные в Бюро, считаются юридически недействительными и не влекут за собой приобретение соответствующих прав, как то - права получения-передачи наследства, права ношения фамилии, права участия в политической и общественной жизни сообщества. В Бюро могут быть зарегистрированы браки только между магом и волшебницей одинакового статуса крови. Магам и волшебницам запрещено заключать брачный союз с: 1. Магом или волшебницей другого статуса крови. 2. Магическими существами (вейлами, гоблинами, великанами). 3. Магглами и сквибами. Заключение брака, запрещенного данным законом, влечет за собой ответственность. Для магов и волшебниц с более низким статусом крови – заключение в Азкабан сроком на 10 лет, для их супругов – денежный штраф в размере 10 тыс. галлеонов. Заключение браков за границей в нарушение норм данного закона влечет за собой потерю британского гражданства для обоих супругов, конфискацию имущества и арест счетов в Гринготтсе. Закон вступает в силу с 11 января 1991 года.

Альбус Дамблдор: Остановился рядом с учительским столом. Со столом, во главе которого сидел Кэрроу. От этой мысли ярость сама подступила к горлу. Взмахнул рукой, посылая волну огня по преподавательскому столу. Двинулся дальше между столами, поджигая их все.

Северус Снейп: *невидим, под действием зелья* Остановился возле входа в Большой Зал, закрывая лицо воротником мантии. Отступил на шаг назад, сконцентрировался на известной настройке, направил палочку на ближайшую полосу огня, произнося про себя формулу, позволяющую тушить пожар мощной струей воды как из брандспойнта. Медленно двинулся внутрь горящего Большого Зала, отвоевывая у стихии все больше пространства с каждым мгновением.

Северус Снейп: Подошел к преподавательскому столу, не спеша, однако, садиться. Поискал глазами Ричарда Нортона и Хэльну Дарем. Просто потому, что вроде как больше и некого попросить... о том, о чем нужно попросить.

Хэльна Дарем: Как всегда сидит в дальнем конце преподавательского стола, как можно дальше от проблем. Наблюдала и радовалась успехам своих учениц, а теперь просто погружена в свои мысли совместно с чтением какого-то очередного художественного произведения. Окружающих в такие моменты обычно просто не замечает. Но в момент прихода нового директора, коротко кивнула ему в знак приветствия.

Северус Снейп: Подошел к Хэльне Дарем и сел на соседний стул. Сказал вполголоса: - Леди Дарем, у меня к Вам очень важное дело. Пожалуйста, зайдите после праздника в мой кабинет. Тут же встал, дав понять, что обсуждать это дело сейчас не может.

Хэльна Дарем: Выслушав просьбу Северуса, тихо произнесла: - Хорошо, после праздника я зайду. И снова, как ни в чем ни бывало, углубилась в чтение. Всем своим видом показывая, что все как обычно.

Почтальон: Несколько выпусков Пророка упали на стол, разбрызгивая варенье в вазочках.

Арнелла Синистра: Подошла к обеденному столу для преподавателей, выбрала стул с краю и села на него, раздраженно разглаживая складки на мантии и изредка поглядывая на спину Северуса. Упоминание Темного Лорда и исповедь Снейпа заставили вздрогнуть и замереть, уставившись на спину в черной мантии. Новость о закрытии школы, повергла в шок. Лицо побледнело, а руки вцепились в многострадальные полы мантии. Плотно сжав губы, прикрыла глаза, пытаясь успокоиться.

Тадеуш Баскервилль: - Доброго времени суток, коллеги. Прошел к свободному стулу и сел.

Ричард Нортон: Свободный от тяжелой ноши плюхнулся на ближайший стул - рядом с мужиком в странном халате. Отобрал тарелку с курицей, стоящую перед его носом, и задумчиво уточнил. - А что за общий сбор-то? Кубок вручают? Экзамены отменили? А чего у всех такая тоска в глазах? Поднял руку и, дождавшись паузы в непонятных ответах Снейпа, заявил. - Я тоже считаю, что всем нужно доучиться. Через "не могу" и "не хочу". Так что давайте отменим эту дементорову сессию и сразу же начнем каникулы. Ура!

Ричард Нортон: Присвистнул. - Военное положение? Мы возвращаем себе колонии? Слава королеве! Всегда мечтал ездить в Австралию не как иностранец. И откинулся на спинку стула, пожимая плечами и отдавая все свое внимание куриному бедрышку. - Ну нет, так нет. Давай сделаем мой экзамен обязательным. Давай доведем детей до истерик и обмороков. Обратился к залу. - Дети, обратите внимание, он вас не любит! Дожевал мясо, вытер губы салфеткой и продолжил. - А я люблю. Так что завтра в шесть утра жду всех на лекции. Будем вспоминать, за какой конец держать палочку, и учиться догонять кенгуру. Слава королеве!

Хэльна Дарем: Как всегда, сидит в углу стола, который не занят, внимательно слушая Северуса, учитывая, что потом еще раз придется все детям объяснят самой, ибо зная своих - они никогда вопросы задавать не будут. А так же "очень громкого" Ричарда, которого как всегда весь зал должен услышать.

Хэльна Дарем: Усмехнулась. - Обязательно прослежу, только боюсь, тут не в моих теплицах дело. Он уже скорее всего до возвращения в Хогвартс где-то что-то "очень полезное" попробовал. Мои травки так быстро не подействуют, да и в открытом доступе не содержатся.

Арнелла Синистра: Вздохнув, обратилась к спине в черной мантии: - Посылки учителей так же будут досматриваться вами, Северус? Или нас, в отличие от детей, лишат почты совсем?

Тадеуш Баскервилль: Услышав что-то про травки заинтересованно посмотрел на Дарем. - А что за травки у вас водятся в закрытых теплицах?

Хэльна Дарем: Внимательно посмотрела на Тадеуша и покачала головой, проговорив: - Травки разные, Тадеуш. Но вам они точно без надобности. В любом случае, как бы вам их получить не хотелось, туда могут только представители Хаффлпаффа зайти, Северус и еще Алана, пожалуй. Остальные пройдут мимо и даже не заметят.

Тадеуш Баскервилль: Возмутился до глубины души. - Что за дискриминация? Это нарушение магправ. Хлопнул тарелкой по столу и поднявшись с стула нарпавился в сторону своего кабинета.

Хэльна Дарем: Всегда считалала Тадеуша немного странным, поэтому на возглас его никак не отреагировала. А после его ухода из-за стола, просто вернулась к трапезе.

Пророк: Не обделил вниманием и стол, где сидели взрослые маги. Школа чародейства и волшебства Хогвартс приостанавливает свою работу Школа чародейства и волшебства Хогвартс приостанавливает свою работу на неопределенный срок. Об этом редакции «Ежедневного Пророка» сообщили в Отделе магического образования и культуры Министерства Магии. Как рассказала глава Отдела Рэбекка Велдон, соответствующий Приказ был подписан Министром Магии вчера. «Сегодня в Хогвартсе очень сложная ситуация. Фактически, речь идет о захвате старейшей школы магии террористами и удержании в заложниках нескольких десятков учеников. Все преподаватели и персонал школы находятся в розыске. Им будут предъявлены очень серьезные обвинения. Естественно, ни о каком нормальном учебном процессе речи сегодня идти не может», - пояснила ситуацию вокруг Хогвартса миссис Велдон. Также, чиновница сообщила, что как только Хогвартс будет освобожден, обучение в нем будет продолжено. Делегация Министерства Магии посетила школу Дурмстранг. С сегодняшнего дня начинается официальный визит высокопоставленных должностных лиц Магической Британии в Дурмстранг. Об этом сообщил на пресс-конференции Министр Магии Актеон Малсибер. «Я считаю, что сегодня мы не можем просто запретить магам Британии отдавать своих детей в Хогвартс. Детям ведь все равно надо учиться. И, к сожалению, не все семьи волшебников могут себе позволить обучение своих детей на дому. Именно поэтому целью визита нашей делегации в Дурмстранг будет налаживание двустороннего сотрудничества. Мы рассчитываем на заключение договоренностей по целому ряду вопросов, в том числе и зачисление в Дурмстранг студентов-англичан, оплату за образование которых будет вносить Министерство. Речь идет, в первую очередь, о детях из малоимущих семей, а также о детях, находящихся на попечении Министерства» Министр Магии подчеркнул, что он готов сделать все, чтобы уже со следующего учебного года маленькие британские волшебники и волшебницы смогли отправиться на учебу в Дурмстранг. Аврорат предупреждает родителей. Родители, отправляющие своих детей в Хогвартс, будут привлекаться к уголовной ответственности. Об этом на утреннем брифинге, комментируя ситуацию в Хогвартсе, сообщил глава Аврората Лоуренс Мелвин. По словам главного аврора, волшебники, отправляющие детей в Хогвартс, подвергают несовершеннолетних магов смертельной опасности. «Законом предусмотрено соответствующее наказание за подобное деяние. Такие родители будут лишаться родительских прав, а также понесут соответствующую уголовную ответственность» - заявил Лоуренс Мелвин. Глава Аврората напомнил, что безответственные родители могут получить срок заключения в Азкабане до 12 лет. Соболезнования Уважаемый господин Министр! Примите глубокие соболезнования в связи со злодейским убийством вашего сына, Джона Малсибера. Решительно осуждаем это варварское злодейство. Рассчитываем, что его организаторы и исполнители будут найдены и понесут заслуженное наказание. Выражаем наше искреннее сочувствие и поддержку. С уважением, Редакция «Ежедневного Пророка» *** Редакция «Ежедневного Пророка» с прискорбием сообщает, что Джон Малсибер, сын Актеона Малсибера, был убит террористами, захватившими Хогвартс. Известие о смерти юноши было получено вчера вечером. Тело молодого человека, учившегося в Хогвартсе, по-прежнему остается в руках преступников. Рейсы Хогвартс-экспресса отменяются. С сегодняшнего дня движение Хогвартс-экспресса от Платформы 9 3/4 вокзала Кингс- Кросс (Лондон) до школы Хогвартс отменено. Об этом сообщается в коммюнике Отдела магического транспорта Министерства Магии. «Движение Хогвартс-экспресса приостановлено в связи с захватом школы террористами», - говорится в официальном сообщении. Объявление «Ежедневный Пророк» объявляет о старте нового проекта «Плененный Хогвартс». В связи с многочисленными письменными и устными обращения в редакцию обеспокоенных читателей, волнующихся за судьбы пленников, удерживаемых террористами в Хогвартсе, редакция приняла решение о запуске нового информационного проекта. Отныне в каждом номере нашей газеты вы сможете прочесть самые свежие новости, касающиеся жизни в захваченном Хогвартсе. Мы также обращаемся ко всем нашим читателям, к родителям и друзьям тех, кто сегодня вынужденно находится на территории закрытой школы, с призывом присылать нам любую имеющуюся у вас информацию. Вместе мы принесем правду в каждый дом! Министр Магии: судебная система Магической Британии устарела Министр Магии Актеон Малсибер заявил о необходимости реформирования устаревшей судебной системы нашего сообщества. Об этом сообщил сам глава Британии на пресс-конференции. «Наша судебная система создавалась очень и очень давно. Очевидно, что, отдавая дань традициям, мы не должны забывать о необходимости шагать в ногу со временем» - прокомментировал новость Министр. Он также рассказал, что при Министерстве уже создана рабочая группа, которая в течение ближайших месяцев подготовит пакет предложений по реформированию Визенгамота.

Льюилл Сильвер: Зашла в зал, прямиком направившись к столу преподавателей и занимая место... Кхм. Не занимая место. Заняла стул справа от предназначенного профессору трансфигурации и декану Рейвенкло. Потому как еще и тут его подсиживать совесть уже не позволяла.

Хэльна Дарем: Зашла в зал и как всегда направилась к крайнему стулу слева, не забывая приветственно кивнуль Льюилл. Присела за стол и погрузилась в размышления.

Алана Гардинг: Взглянула на часы, в очередной раз отмечая, что Северус задерживается. Шепнула подошедшим коллегам. - Льюилл, Хэльна, добрый вечер. Опоздание декана Слизерина и отсутствие декана Рейвенкло становятся доброй традицией подобных вечеров. Поднялась с места, чтобы начать... Хоть что-нибудь начать.

Льюилл Сильвер: Хмыкнула, не успев озвучить Алане, что декан Рейвенкло оставил своего уполномоченного заместителя во всех смыслах этого слова. Внимательно выслушала речь завуча. С удивлением и - чего скрывать - гордостью услышала свое имя в качестве обозначения луча света в темном царстве, мягко выскользнув из-за стола и направившись к профессору Гардинг.

Льюилл Сильвер: Прошлепала за преподавательский стол, уныло глянув на рейвовский. Старость - не радость, молодость - гадость, налопаться бы молодильных яблочек - и в детство с уровнем мастера трансфигурации! Ковырнула вилкой какую-то не очень съедобную гадость, и посмотрела на столы, за которыми даже наметилось некоторое движение. Доу? Миллион лет не виделись, кажется. Ну, год - так точно. Интересно, Картер уже успела промыть ему мозг или еще нет? Хотя Снейп вот не впечатлился... Помахала гриффиндорцу рукой.

Льюилл Сильвер: Хмыкнула - судя по удивленному виду Доу, он тоже умеет считать. Обидеться, что ли? Ему тут руками машут, а он там на попе ровно сидит. Ни стыда, ни уважения к старым преподавателям, которым тяжело тащиться до гриффиндорского стола. Поймала салфетку, не ожидая увидеть там ничего хорошего. Ну, точно, ничего хорошего! Фыркнула в стакан с тыквенным соком, переворачивая салфетку: "Ты все еще очень хорош в комплиментах! Исправь ситуацию с жуками! Куда тебя тыкнуть вилкой? Ты, к слову, выглядишь так, словно в твоей тарелке десяток экзаменационных работ первокурсников, пытавшихся превратить в еду моих жуков!" Отправила салфетко-самолетик в полет, показала Доу язык.

Джон Доу: Плюхнулся на стул рядом с Сильвер. Сообщил: - А я уже давно умею разжучиваться самостоятельно. Так что никакие вилки тебе не помогут, Лью! Поинтересовался: - Ты где все это время пропадала? И почему, действительно, такая грустная? Вот я понимаю, почему я грустный: Джойс завела манеру кормить меня вкусной едой, а теперь ее нет, а то, что на гриффиндорском столе, мне не нравится. Может, тут вкуснее? Нагло потянулся за ближайшим пирогом.

Льюилл Сильвер: - Дааа? - протянула задумчиво, тыкая Доу вилкой в плечо. И еще раз. - Один удар - четыре дырки, не бойтесь ложки, бойтесь вилки. Съесть не съем, но затыкать - затыкаю! - вернула вилку за стол, провожая взглядом пирог. Какой же он... Милый. Не пирог, конечно. Неловко немного, но хоть вид делает, что все в порядке. - Увы. Такая же гадость. Надо заказать что-нибудь из Хогсмида... Приходи в гости, как заказ пришлют. Я не персона вне закона, мне булочки продадут, - хмыкнула, наблюдая за реакцией Джона на пирог. Помедлив, скорчила еще более кислую мину и ответила: - У меня всё плохо. Я мечтаю превратить Брентон в тумбочку и утопить эту тумбочку в озере, набив ее кирпичами. Или сбросить с башни - Брентон, не тумбочку! Но как-то мне не хочется заиметь в личных врагах Темного Лорда. Или еще хуже - потерять жениха, если ее семейство об этом узнает. Может, ты ее сбросишь? - спросила с надеждой, показушно-молитвенно сложив руки.

Джон Доу: Скосил взгляд на вилку. Шепнул: - Лью, твоя кровожадность меня пугает. Раньше ты была добре... хм... Закашлялся. - Хотя забудь: ты была такой же! Укусил пирог. Пожал плечами, откладывая его в сторону. Подтвердил: - Да, так себе. И тут же восхитился: - Ух ты! У тебя есть доступ к Хогсмиду? Слушай, так может, ты не только булочки раздобыть можешь? Замолчал. Вздохнул. Развел руками, сообщая: - Увы. Я не воюю с девчонками, тем более - младше себя. Ну, по крайней мере, пока они на меня не нападают. Завязал. Поинтересовался осторожно: - А за что ты ее в тумбочку хочешь? Ну, то есть, я понимаю, что хотеть превратить Брентон в тумбочку можно просто за сам факт ее существования, но... У тебя есть конкретный повод?

Льюилл Сильвер: Сделала такие Большие и ужасно Печальные глаза: - Я? Кровожадная? Я милая! И добрая. И скромная. И вру часто. Хотя вот про пирог не соврала, видишь! И про Хогсмид... Посмотрела на мальчика внимательно, скептически уточнила: - А что тебе нужно из Хогсмида? Огневиски? Завязывал бы ты с этим, Доу, а то точно на ком-нибудь не том женишься! И ладно, если женишься... - проглотила смешок, становясь серьезной. - Это не девчонка, Джон. Это маленькое чудовище, которое вырастет в большого монстра. И я очень - очень - жалею, что не верила в это раньше, защищая ее перед Снейпом, отстаивая право на самовыражение, забирая в Рейвенкло - подальше от угроз и давления. У нее не самое простое детство было, конечно, но ведь никто из них... Брентоны странные, но ни в одном из них нет столько злобы. Агрессии, требовательности, жажды контроля и власти, стремления навязывать решения силой - выше ушей. Но не злобы. А повод... Замолчала. Обещала Снейпу не говорить про Брюс - да. Да и про Андерсон не стоило бы. С другой стороны, Доу - гриффиндорец по самой своей сути, было бы неплохо, присматривай он за мелкой тоже. И все же... - Я не могу. Правда. Просто поверь мне, что если бы не моя помолвка с ее братом, я бы нашла способ от нее избавиться.

Джон Доу: Мотнул головой, пытаясь понять, где и сколько соврала Сильвер. Уточнил, на всякий случай: - Про Хогсмид тоже соврала, добрая и скромная? Качнул головой. Объяснил спокойно: - Не. С этим я тоже завязал. Мне нужен какой-нибудь хороший яд. Мне Нортон посоветовал, когда отказался научить меня Аваде. Нахмурился, выслушивая эту странную тираду о Брентон. Спросил осторожно: - Лью, да где же и когда она тебе на хвост так сильно наступила? То есть, Брентон - заноза в... Поперхнулся пирогом, понимая, что чуть не сказал грубо. - В общем, заноза, но мне казалось, что вы не особо-то и пересекаться должны? Пожал плечами, предлагая: - Верни ее Снейпу на Слизерин - и дело с концом. Сообщил доверительно: - Это же она, фактически, довела меня до перевода на Гриффиндор тогда.

Льюилл Сильвер: - Про Хогсмид - нет! - помотала головой. И очень серьезно посмотрела на мальчика. - Для чего тебе яд, Джон? Кого ты собрался убивать? Откинулась на спинку стула, скривившись и постукивая ногтями по столу. - Проще сказать, где она не прошлась. Она - младшая сестра моего жениха, я не могу с ней не пересекаться. Меня какого-то фестрала должно волновать ее будущее, ее безопасность, ее поведение... Понятно, конечно, какого именно фестрала - это репутация в перспективе моей семьи. И это мой жених будет логично у меня спрашивать, почему я дала какому-нибудь выпускнику Гриффиндора ее пристукнуть в коридоре и не вмешалась... Не могу же я сказать, что не вмешалась по причине "стояла на стреме"? Пожала плечами, с сожалением констатируя: - Ноа теперь тоже хочет ее спасать. У нее талант к трансфигурации - почти как у меня. Надеюсь, что почти. Но чем дальше, тем больше я сомневаюсь, что ее вообще стоит хоть чему-то учить... Она довела? Ну, да. Конечно. Хмыкнула чуть слышно. - И вы вдвоем сбежали развлекаться в закат, кинув меня в гордом одиночестве рейвовской башни. Так мне ее за это пристукнуть надо? Плюс один повод.

Джон Доу: Сказал спокойно, как о чем-то само собой разумеющемся: - Малсибера, конечно. И Малфоя. Я бы сказал, что и Темного Лорда тоже, но боюсь, его яд не возьмет. Так что до него доберусь позже. Уточнил на всякий случай: - Мне нужен яд, который действует в очень маленьких дозах. Чтобы, скажем, жук мог окунуть в него лапки, а потом сполоснуть их в чьем-нибудь стакане - и все. Заметил, пожимая плечами: - Лью, она тебе - всего только сестра жениха. Может, это его должно волновать поведение, безопасность и благополучие сестры? Ну или вон, пусть Махпия этим занимается, если ему нравится. Предложил, оживляясь: - О. Отдай ее Махпии на съедение - и тебе не придется ее убивать - она сама покончит с собой, пытаясь вникнуть в его стремные объяснения! Замолчал. Поморгал растерянно. Тихо уточнил: - Ты... ну... обиделась потому, что я перешел в Гриффиндор?

Льюилл Сильвер: - Вот как? - чуть заметно дернула бровью. Помолчала, продолжила тихо и ровно, спокойно глядя на мальчика. - Джон, вероятно, будет справедливо, если ты будешь знать. Я в школе, и Снейп мне доверяет, потому что знает, что я не буду работать на... тех, других. Я в школе, и все еще не причислена к террористам, моя семья не подвергается гонениям, а Эмеральд все еще готов в любой момент меня отсюда забрать, потому что там тоже знают, что я не буду работать на... на сопротивление, да. Я не буду нарушать этот баланс. Не буду и не хочу. Пока у меня есть шанс никому не говорить "да" и никому не говорить "нет", я буду беречь спокойствие своей семьи и сохранность собственного брака. Прости. Нет. Помолчала, продолжила жестче. - Доу, ты мне дорог. Несмотря на год или сколько там... Дорог и важен. Не делай глупостей. Малсибер - глупый пьяница, никто особенно не опечалится, если он отправится к праотцам, но не вздумай трогать Малфоя. Не смей. Выдохнула, договорив сложное, и легко фыркнула, говоря о Брентон. - Она мне аж целая сестра жениха. Его и волнует... Угадай, кого он попросил за ней присмотреть? - проворчала, махнув рукой. Задумалась на мгновение, просил ли на самом деле, или так просто получилось? Не пришла к конкретному выводу, пробормотала. - Боюсь, в случае с Брентон и Махпией, это его скорее на съедение отдавать. Пожала плечами, не зная, как отвечать на вопрос. Вздохнула. - Вы меня кинули. Оба. Я понимаю, вас было двое, вам хватало. Ну, бывает.

Джон Доу: Широко открыл глаза, постепенно стискивая зубы все больше, пока Лью говорила. Выговорил после долгой паузы: - Лью... Я бы сказал, что понимаю - вот это все про нейтралитет понимаю, ага. Но... Почему ты защищаешь Малфоя? Сжал кулаки. Напомнил тихо: - Они с Малсибером запытали до смерти мою приемную мать. Они... Уставился в свою тарелку, продолжая: - Знаешь, у нас на Гриффиндоре сейчас совсем немного людей - совсем немного, правда. Именно поэтому как-то... замечаешь, когда с ними что-то происходит. В общем, у одной из наших девчонок убили мать. Авроры. Вломились в дом в связи с этим законом - одним из новых, ну, ты знаешь, про полукровок и смешанные браки - и убили. Ты же понимаешь, что не авроров следует в этом винить, да? Они просто выполняли приказ. Закон. Брентон уже не интересовала в качестве предмета для разговора. Особенно когда прозвучало обвинение. Уточнил: - Ты ведь сейчас шутишь, верно? Или действительно так считаешь?

Льюилл Сильвер: Проговорила после паузы, мягко улыбаясь. - Сказал бы, но не можешь? Потому что гриффиндорец, это другие категории, верно? Джон, скажи мне, что ты готов защищать? Для чего... - и осеклась, внезапно осознав, что было только что сказано. - Они... что? - посмотрела беспомощно, не зная, что тут вообще можно сказать. - Я... не знала. Но почему ты так уверен, что это были они? Почему? Если это догадка... Если это просто догадка - я выясню, обещаю. Я узнаю. Уткнулась взглядом в стол, не желая слушать всё это и не будучи в силах прервать. Помотала головой, отказываясь воспринимать информацию: - Доу, в любой ситуации есть как минимум три правды. Убийство - просто вот такое вот убийство - это провокация массовых беспорядков, революции, гражданской войны... Ты всерьез веришь, что Ему и его последователям нужна Британия в огне? Они хотят управлять страной, миром... А не осколками и пепелищем. Я не верю, что "ворвались и убили". Я не говорю, что не верю в убийство, я утверждаю, что авроры - при любой власти - не могут просто врываться и убивать. Потому, что обычных магов всегда будет больше, чем магов у власти. Беспредел исторически кратчайший путь к сопротивлению, они могут быть какими угодно мерзавцами, но они не идиоты. А значит... - помолчала, подбирая слова. - Она сопротивлялась. Я не говорю, что она была не права. Не говорю, что авроры были правы. Просто... авроров действительно не в чем винить. Замолчала, раздумывая, стоит ли подливать масла в огонь. Много масла. В очень сильный огонь. Нехотя призналась: - Не шучу.

Джон Доу: Мотнул головой. Подтвердил еще раз: - Я понимаю, почему ты хочешь остаться в стороне от конфликта. Это... ну... разумно, наверное. Я не понимаю, почему ты защищаешь... Сжал салфетку в ладони почти до боли. - ... убийцу и негодяя. Не с твоими мозгами не понимать, что он - убийца и негодяй, Лью. Дернул плечами. Сгорбился, поясняя: - Какая там догадка, Лью... Он сам мне сказал. Малфой. Он требовал от меня перед выборами, чтобы я держал в тайне, кто моя настоящая мать. Ну, то есть... Усмехнулся. - Я и сам не знаю теперь толком, кто из них настоящий, но мать, кажется - да, действительно была волшебницей. А я не понял, чего он хочет и зачем. И он начал мне угрожать. Сказал, что мою мать запытали до смерти. Не сказал, что лично он, но дал понять, что в курсе, причастен, и... В общем, поверь, там не нужно было быть особенно башковитым, чтобы врубиться в его прозрачные намеки. А потом он стал топить меня в раковине. Так что это - не догадка. И кивнул, подтверждая: - Авроров не в чем винить. Кроме того, что они нанялись на эту работу, конечно. Винить нужно тех, кто принял закон, который позволяет ворваться в дом, вытащить мать семейства из него, оттащить к обливиаторам или куда там, заставить забыть обо всех своих родных... и убить, если человек пытается этому противостоять. Улыбнулся. Заметил прямо: - Я понимаю. Ты - чистокровная, Лью, ты, разумеется, никогда даже не посмотришь в сторону магглов и тебя это никогда не коснется. Не твоя война, я правда понимаю. Замолчал. Посмотрел на девушку вопросительно. Тихо спросил: - А что... изменилось бы, если бы я по-прежнему был на Слизерине, Лью? Уткнул взгляд куда-то в тарелку. Сказал в пространство: - Знаешь, дружба - это такая... обоюдная штука. И она не зависит от Дома. Совсем.

Льюилл Сильвер: - А с твоими мозгами можно понять, что он - не твоего уровня враг, а, Доу? Можно понять, что озвученный тобой вариант - подлее чем все, что он делает? Потому что он мерзавец, верно. И убийца - тоже верно. Но он воюет с поднятым забралом и заслуживает хотя бы минимального уважения, как умный враг. И права на честное сражение. Выдержала взгляд мальчика, жестко закончив. - Если Снейп захочет - пусть сам истребляет Малфоя. А мы... пока мамой с папой ссорятся, детям лучше пересидеть в другой комнате, - помолчала, снижая тон. - Знаешь, что самое смешное? Его слова - не показатель... Он мог использовать против тебя твое больное место... Не имея к нему прямого отношения, - вздохнула, закончила совсем тихо. - Я выясню. Помолчала, размышляя, кто из них двоих больший идиот с отсутствующим чувством такта. В смысле не она или Доу, конечно, а Доу или Картер! - Тебя не смущает, что у меня жених - аврор, хоть и младший? - спросила ровно. - Начал работать при старой власти, между прочим. Продолжил выполнять свою работу при новой. Как и Отдел Тайн, практически не расформированный после смены власти. Как и множество других отделов. Думаешь, будь там все настолько... настолько... - замешкалась, подбирая слово. - Настолько по-абсурдному жестоко, - выразила наконец. - Будь там все так... они бы все остались? Возможно, мы все просто чего-то не знаем? О ней, о них, о содержании приказов... Сопротивление ведь тоже бывает разным. Если она убила аврора, выполняющего свою работу, другие авроры применили аналогичные меры и были в своем праве. Если для Эмеральда будет стоять выбор... Убить женщину или быть убитым рукой этой женщины... Знаешь, я предпочту, чтобы он выбрал первый вариант. Авроров тоже ждут дома. Любят. Боятся за них. Исписывают метры пергамента, не зная, придет в следующий раз ответ или нет... Чем жизнь тех, кто нападает на них, ценнее их жизней? И рассуждая с позиции диванных политолологов... мы не имеем права их оценивать, Доу, пока наш единственный источник информации - слова потерпевшей стороны. И не смей говорить мне, что я просто никого не теряла. Я теряла Картер. Замолчала, подыскивая взглядом предмет, которым мальчика сейчас можно будет просто треснуть по лбу за высказанный им бред. Не нашла. - Половина студентов Рейвенкло - не чистокровные. Ты - не чистокровный. Ты действительно считаешь, что меня это не касается и не коснется? Забавно. А в ответ на последнее просто хмыкнула: - А тут, Джон, у каждого своя правда. Я видела, что вас двое и третий лишний. С огромным опозданием услышала о том, что ты спасал ее от Снейпа, даже не посчитав нужным как-либо сообщить о происходящем мне. Вас было двое, вы друг друга поддерживали и спасали, ни мало не беспокоясь о том, что один бандит остался... ну, да, остался один. Вы ушли первыми. Я не стала догонять. И считаю свою обиду... обоснованной.

Джон Доу: Хлопнул глазами. Переспросил потрясенно: - Лью, ты это серьезно?! Войной с поднятым забралом ты называешь вот... Развел руками. - ... вот это все, что он творит? То есть, по твоей логике, человек, который убивает, калечит и пытает, должен продолжать убивать калечить и пытать потому, что у меня нет физической возможности бросить ему честный вызов? Пожал плечами легко. Сказал спокойно: - Если бы он действительно воевал как ты говоришь - честно, если бы я знал, что могу вызвать его на магическую дуэль, и он, во-первых, явится, во-вторых - явится один... Я бы сделал это, разумеется. Но нужно быть очень наивным человеком, чтобы верить в то, что Малфой свободен на честный бой. Замолчал. Улыбнулся вдруг. Переспросил: - Выяснишь? Лью... спасибо. Правда спасибо. Сгорбился, тихо возражая: - А насчет слабого места - да вряд ли. Понимаешь, она ведь и правда погибла. Якобы "от разрыва сердца". Ну да. Пыточное ведь не оставляет следов... В ответ на на предположения о якобы убитом авроре просто рассмеялся. Пояснил: - Лью, она была магглой. Понимаешь? Отряд авроров явился в дом за магглой. Кого она могла убить? Это же несерьезно... Да и потом - ну вот ты поставь себя на ее место. Приходят к тебе и говорят "У нас тут закон вышел, теперь всех таких, как вы, отведут к обливиаторам и сотрут память обо всех родных и близких". Ты бы не стала сопротивляться? Покорно пошла бы терять память? Поднял ладони вверх, соглашаясь: - Слушай, я же не говорю, что авроры виноваты. У них инструкции, это понятно. Может, им приказано авадить на всякий случай всякого, кто попытается сопротивляться. Ответственность несут те, кто принял закон, верно? И написал эти инструкц... Осекся. Переспросил: - Теряла? В каком смысле? Стеф же в порядке, я только что ее видел! Добавил негромко: - А полукровок, слава Мерлину, пока не трогают, да и вопрос же в разлучении семей, а твой жених - чистокровный, так что... Хмыкнул, добавляя: - Формально даже я - чистокровный. По документам. Замолчал. Посмотрел подруге в глаза. Спросил так же тихо, тщательно сдерживая обиду: - Так значит, ты в этом меня обвиняешь, Лью? Ты себе решила почему-то, что третий - лишний - и... и где ты была, когда я был здесь один? Когда Стеф не могла посвятить меня в то, что у нее на самом деле в жизни происходило, а я носился по школе, сизый от отчаяния, хватал за рукава взрослых и пытался придумать хоть что-то, чтобы вытащить ее? Думаешь, она меня в этот момент поддерживала? Думаешь, хоть кто-то меня в этот момент поддерживал? Пнул ладонью тарелку с недоеденным. - Я был один. Совершенно. Я получал только тычки, подзатыльники, наживал себе врагов и выслушивал "утешительные" сентенции от Аланы и Месароша в духе "ну, все образуется, мы не можем ее вытащить" - и тому подобную муть. Так это, может, у меня тоже есть основания если не для обиды, так хотя бы для того, чтобы спросить тебя, где ты была все это время и почему тебя не было рядом? Договорил мягче: - Или перестанем меряться обидками и условимся на будущее спрашивать друг друга, если кому-то из нас покажется, что его бросили, оставили и больше не любят?

Льюилл Сильвер: - Не так, - поправила наставительно, мысленно облегченно выдохнув. Как же хорошо, что Доу не такой взрывной, как Картер, и не так склонен к выколупыванию мозга чайной ложкой, как она сама. - Потому, что ты не сможешь его победить честно, даже если он примет бой. Не сейчас, Джон. Возможно, позже. Открытой войной я называю ситуацию, когда ты точно знаешь, что происходит, где происходит и кто в этом виноват. Намного хуже будет, если окажется, что Малфоем вертит какой-нибудь... не знаю. Один из беженцев, скрывающихся в школе, чтобы быть ближе к сопротивлению. Неопределенно пожала плечами, не став объяснять, что некоторые изобретения магглов опасны для магов ничуть не меньше, чем магия для первых. Возможно, все действительно было именно так... И если было - в любом случае слова не подобрать. Ужасно. Удивилась, что Джон не знает... Занятно. Так вот какова цена вашего доверия, товарищи гриффиндорцы. Хотя казалось бы... - Меня заставили поверить, что ее только что убили у меня на глазах. То, что это оказалось неправдой, ничего не меняет. Я была уверена, что не смогла ее спасти, - решила ограничиться таким пояснением. Впрочем, почти сразу поняла, что кое-что таки придется объяснить. - Где я была? - рассмеялась, не выдержав. - В Башне, Джон. Я была в Башне. В Башне Рейвенкло без волшебной палочки и с магическим истощением после использования Магии Дома на пределе своих возможностей во имя обретения невидимости. Отходила после ритуала, в котором Темным Лордом мне была предложена роль донора крови. И правда, почему это я не помогла тебе? Есть у меня теория. Потому, что мне самой нужна была помощь просто для того, чтобы не сойти с ума или не загнуться от голода. Пожала плечами: - Спрашивать? Легко!

Джон Доу: Вздохнул. Спросил печально: - А если я никогда не смогу победить его честно? А он, тем временем, будет творить всякую отвратительную хрень? В чем большее зло, Лью? И что ты имеешь в виду под "вертит Малфоем"? Как им вообще можно вертеть? А потом оставалось только замолчать. Глупо переспросить: - Что?.. Снова замолчать. Совершенно ошарашенно замолчать, выслушивая что-то... Что-то, о чем не было до сих пор ни малейшего понятия. Сказал, наконец, совершенно несчастным тоном: - Но... Почему ты не написала мне? Я... Я ничего не знал, Лью. Совсем ничего. Какой ритуал? Ты... Моргнул. Переспросил с каким-то даже ужасом: - Ты была у Темного Лорда? И он... ну... поступил как вампир? Или он и есть вампир? И причем тут Стеф? Обхватил голову руками, признаваясь: - Я запутался. Совсем.

Беллинус: Практически не производя шума, влетел в одно из верхних окон, сделал круг, находя нужного адреса. Аккуратно сбросил сверток перед Льюилл Сильвер, коротко ухнул, после чего с достоинством настоящей полярной совы улетел. В конверте можно было найти небольшое письмо и прилагающуюся к нему маленькую посылку. Моя прекрасная леди, Уверен, Вы уже подумали о списке гостей. Надеюсь, весенние сапфиры подойдут Вашему глубокому цвету глаз - по крайней мере, пока Вы не научились аппарировать самостоятельно. Всегда Ваш, действительный аврор Э.Б.

Большой Зал: Конверт вскрыт. Сверху к нему приклеена еще одна записка. "Проверено С. Снейпом. Предмет представляет собой артефакт, предположительно, безвредный. Однако я все равно просил бы Вас передать жениху и его семейству, Льюилл, что любые магические предметы лучше передавать лично".

Льюилл Сильвер: - А нет большего зла, Джон, - развела руками. - Традиционно относительные категории, сам понимаешь... Как можно вертеть Малфоем? Вертеть можно кем угодно, вопрос в навыках вертящего... Вздохнула. Да уж, кем угодно. Ровно до момента, пока внезапно не осознаешь, что тобой вертели даже в попытках вертеть. Вздохнула еще раз. Как тут объяснишь? - Стеф? Это был ответ на вопрос, где была я, пока ты спасал Стеф, - потыкала вилкой в нечто не очень съедобное на тарелке и также ровно продолжила. - Не написала потому, что не верила в способность письма что-либо изменить. Знаешь, в этом всем - понятии Дома и прочей высокопарной ерунде - наверное все же есть смысл. Ты спасал Картер. Меня спасала Андерсон. А Темный Лорд - не вампир, по крайней мере при мне кровь не пил... Использовал - но не пил. Я не знаю, что это был за ритуал и для чего, убралась оттуда живой - и ладно. Судя по тому, что все еще жива, - долгоиграющих последствий тоже не предвидится. Хотела продолжить, но появившаяся сова отвлекла письмом. С неудовольствием посмотрела на вскрытый конверт - конверт, не посылку. Какого черта вообще? Развернула посылку и пробежала взглядом текст письма, не удержавшись от улыбки при узнавании почерка и удивленного хмыканья при прочтении. Впрочем - приписка Снейпа расставила все по своим местам. Артефакт, конечно же. Это не удивительно. Просто подарок - да, пожалуй, а артефакт... Инструкция, как обычно, не прилагается. Завернула серьги обратно, убирая в карман. В Башне разберется. - Эмеральда повысили, - посмотрела на Джона с теплой улыбкой. - Теперь не младший аврор. Спрашивает про свадьбу и список гостей. Большая часть моего списка школа покинуть не может, но замуж за аврора звучит намного лучше, чем замуж за младшего аврора, - хмыкнула. Посмотрела на мальчика внимательно, раздумывая, как бы так сформулировать мысль о том, что можно сражаться без конкретной цели, можно всю жизнь положить на алтарь обреченной войны, а можно просто жить. Жить, радоваться, добиваться результатов, расти, развиваться, влюбляться и хвастаться своими достижениями... Промолчала. Зачем это всё тем, для кого чужая смерть ценнее собственной жизни?

Джон Доу: Хмыкнул, упрямо замечая: - Вот-вот. В навыках. Ты мне покажи человека, чьи навыки... верчения превосходят малфоевские - его же нужно будет выставить в палате мер и весов! Как образец. Опустил голову на руки. Проговорил виновато: - Мне... Мне очень жаль, Лью. Ты сильно пострадала? Продолжил после паузы: - Напрасно вы так поступили обе. Стеф вовсе не хотела, чтобы я спасал ее - и ничего не рассказала мне об этом... всем. И я бился в стену головой, делая совершенно не то, что нужно было, а прямо противоположное - и, конечно, устроил ей кучу проблем - просто из-за того, что не знал правды. И ты... Если бы я знал, что тебе плохо, что тебе нужна помощь, разве я бы остался в стороне? Неужели же у меня меньше сил и возможностей, чем у мелкой Андерсон? Проследил не особенно заинтересованным взглядом за совой. Посмотрел в сторону, пока Лью читала письмо. Поднял голову. Улыбнулся и вполне искренне сказал: - Это же круто, да? В смысле, я рад за тебя. Жаль, что мне не побывать на твоей свадьбе. Мысль "как и на свадьбе Стеф" резанула как-то особенно неприятно. Печально быть неудачником, которому ни одна из подруг не решилась довериться в итоге.

Льюилл Сильвер: - А как ты думаешь... Малфой и Темный Лорд... кто кем вертит? И если ты за Темного Лорда, то предлагать ему стать образцом в палате мер и весов придется тебе - я к нему с этим не пойду, нет, никак, никогда, спасибо, я еще хочу жить. Помолчала, давая мальчику возможность от души насладиться самоуничтожением, и тихо проговорила: - Джон, если говорить совсем честно, мое письмо тебе действительно мало что могло изменить. Сэр Орел не дал бы тебе попасть в верхние помещения Башни. Права я была или нет... Это вопрос, конечно. Но твоей вины в этом нет. И это - не вопрос. Наша общая - есть, пожалуй. В том, что не смогли сохранить доверие друг к другу, хотя когда-то казалось, что невозможно быть друзьями... ближе, чем есть. Кивнула - уже с улыбкой, хоть и грустной. - Очень круто. Да. Спасибо. И мне... жаль. Ты ведь понимаешь, что политическая ситуация - единственная тому причина, верно? Будь для тебя безопасным покидать школу... Джон, да ты вполне мог претендовать на место главной подружки невесты! Если бы согласился надеть платье, конечно. К слову о платье... Задумалась, теребя в руках письмо и о чем-то сосредоточено размышляя. - Я буду рада, если ты придешь. Оборотное зелье никто не отменял, верно? Я не хочу знать о том, что ты им воспользуешься, если воспользуешься, но я буду рада тебя там видеть.

Джон Доу: Подумал немного. Всерьез задумался, вернее. И шепнул, на всякий случай, оглянувшись по сторонам: - Я думаю, Малфой вертит Темным Лордом. Понимаешь, Темный Лорд - это такой... ну... в общем, как бы объяснить - он весь такой на троне, с суперсилами и все такое, но Малфой - хитрая сволочь. И даже если формально Малфой говорит Темному Лорду "Да, мой господин", то все равно на самом деле... В общем, я бы поставил на Малфоя. Поднял взгляд на Льюилл. Признался честно: - Я сам не понимаю, как так вышло. Может, мы просто выросли. Поправился, грустно улыбаясь: - Вы выросли. Вы обе. А я остался... в сущности, таким, как был. И в какой-то момент, видимо, превратился в "Доу-лицо-ладонь", которому лучше ничего не говорить о своих проблемах, а то он полшколы разнесет и сделает только хуже. Кивнул в ответ на вопрос. Согласился: - Я понимаю, конеч... Что?! Моргнул. Спросил потрясенно: - Лью, ты предлагаешь мне выпить Оборотку, обратиться девушкой, надеть платье и прийти на твою свадьбу подружкой невесты - или я что-то не так понял? Прищурился. Сообщил серьезно: - Я согласен. Но только в том случае, если второй подружкой невесты будет Нортон! Тоже в платье!

Льюилл Сильвер: Закашлялась, услышав такую оценку расположения сил и мозгов на той стороне. Посмотрела на Джона многозначительно, так, чтобы на лице сразу читался диагноз, и проговорила на пониженных тонах: - Никогда. Ты слышишь? Никогда и никому не говори этого вслух. А лучше об этом даже не думай. Есть теория, что у тебя больше шансов выжить, назвав Темного Лорда лысым чебуреком, чем заявив, что Его слуга заправляет всем Его руками. Малфою не говори тем более! Если ты прав, он просто дотопит тебя в раковине, как свидетеля. Замолчала, оценивая собственное восприятие ситуации. Так кто кем вертит, Сильвер? А кто верит, что всем вертит, а? Грустно улыбнулась, легко кивая: - Да. Выросли. Мы все выросли, кто-то больше, кто-то меньше... Кто-то ушел, кто-то остался. Ты и правда почти не изменился, и это здорово, Джон. Возможно, от тебя скрывают что-то, чтобы защитить, но... Не договорила мысль, сбившись. И тут же хлопнула себя ладонью по лбу очень выразительно: - Доу! Ты и правда Доу-лицо-ладонь! Я не говорила этого, ты... ты автор гениальной идеи. Мне нравится. Только в качестве свадебного подарка Нортону это предложишь ты!

Джон Доу: Безмятежно пожал плечами, беззаботно сообщая: - Лью, если я попаду в руки Малфоя, Малсибера, Темного Лорда или даже просто авроров - я уже труп. Если не ожучусь вовремя. Хотя бы потому, что Обет убьет меня раньше, чем я успею хоть слово сказать под тем же Веритасерумом. Возмутился тут же: - Эй! Меня не надо защищать! Я - мужик! И взрослый. Это я должен защищать таких, как вы со Стеф! Замолчал в растерянности. Представил себе, как пойдет к Нортону с этим... предложением. Поморгал. Спросил тихо: - Лью, ты представляешь себе, в какую... Марианскую впадину я отправлюсь верхом на кальмаре, если пойду к Нортону с такой идеей? Нет, если он и согласится - то только в том случае, если инициатива будет исходить от тебя! Он же к тебе явно неровно дышит. Предложил вдруг: - Слушай, а пошли к Стеф на семинар? Она там как раз что-то про семейную жизнь, кажется, вещает - может, заодно расскажет, как уговорить брутального бывшего аврора переодеться подружкой невесты, напившись Оборотки предварительно!

Льюилл Сильвер: - Не обязательно, - мотнула головой. - Я... думаю, я могла бы попытаться тебя... вытащить. Если только кое-кто не попытается этим злоупотреблять, конечно. И не успеет натворить ничего... непоправимого. Такого, за что убивают на месте, не дожидаясь Веритасерума, - уставилась в тарелку, избегая смотреть мальчику в глаза. - Убьет раньше, чем успеешь открыть рот под Веритасерумом? Обет включает принудительное разглашение? - подняла взгляд и удивленно спросила скорее у самой себя. - Картер хотела, чтобы я вот такой Обет дала, и оскорбилась, когда я отказалась...? Хмыкнула. Или хихикнула. Это уж кому как показалось. - Доу, защищай меня сколько влезет, тебе по цвету мантии положено, я же не спорю! От... кого-нибудь. Только меня, кажется, не от кого защищать... кроме Брентон, - поморщилась. Кивнула, ехидно улыбаясь: - Представляю! Но инициатива, как известно... Сам понимаешь, да? И... - осеклась. - Нортон ко мне... что? С этого места поподробнее, пожалуйста, но с клятвенным обещанием не говорить этого больше никогда - даже в шутку. Мало ли... какие уши могут услышать. И мало ли, в каком виде до Эмеральда донести. Я не хочу смотреть на то, как мой жених и мой друг убивают друг друга на границе барьера за глупую шутку, воспринятую оскорблением. Вздохнула. Посмотрела на мальчика серьезно. Все ж таки не сказала... - Ты не в курсе? Мы со Стеф, как бы так сказать... Немного в ссоре. Боюсь, мой приход на ее семинар может быть воспринят сознательно провокацией. Потому что сейчас она все мои действия так воспринимает, - чуть заметно пожала плечами.

Джон Доу: Рассмеялся. Достал из рюкзака изрядно затертую копию "Пророка" и протянул Лью, показывая пальцем на абзац, посвященный собственной смерти. Сказал беспечно: - Я верю в твое могущество, но... не во всемогущество. Ты же понимаешь, что это значит, да? Они не позволят мне уйти. Я - живое доказательство их лжи. Но все равно спасибо, да. Пожал плечами в ответ на вопрос и спокойно признался: - Я давал именно такой Обет. Не только по этому поводу, и сейчас Стеф меня освободила от своего Обета уже, но... Я понимаю, почему она могла этого хотеть. Собственно, а какой еще Обет имел бы смысл, если речь идет о друзьях, Лью? Понятно, что по своей воле ни ты, ни я не рассказали бы о ней ничего, что ей могло бы повредить, так? Предложил с энтузиазмом: - Давай я защищу тебя от Брентон? Напугаю ее так, что она забудет, как к тебе вообще подходить! Рассмеялся. Поднял руки вверх, показывая, что не настаивает на своей версии. - Да мне, может, просто показалось! И вообще, ты требуешь взаимоисключающих вещей - чтобы поподробнее, и чтобы не говорил больше никогда. Замолчал. Вытянулся лицом. Переспросил растерянно: - В ссоре? Но... Почему? Потребовал: - Пошли мириться!

Льюилл Сильвер: Взяла газету, просматривая текст заметки. - Хм... пожалуй, надо хотя бы иногда читать Пророк. Пропускать сообщения о смерти друга - вообще ни в какие рамки! Доу, ты идиот. Как ты умудрился им... настолько насолить? - покачала головой, откладывая газету. - Да уж... Ты прав. На их месте я бы била на поражение. И ты тоже. Помолчала, переваривая заявление Доу про Обет и раздумывая, стоит ли разрушать его йозовую картинку мира альтернативным взглядом на такие вот Обеты. Решила, что некоторым людям некоторые вещи лучше просто не знать. Не задумываться о них. - Не рассказали бы. Верно. А на счет Брентон я, на самом деле, шучу. Мне от нее уже никуда в этой жизни не деться, судя по всему, - поморщилась. - Пусть уж лучше подходит, узнавать гадости от нее все же лучше, чем из письма от ее брата или отца с вполне закономерным вопросом, куда я смотрела, когда ее какой-нибудь не в меру активный первокурсник неудачным зельем напоил! Возмутилась: - Они не взаимоисключающие! Мне сейчас - подробнее, а после - больше никогда! Это последовательность называется, знаешь про такое? Вздохнула, рисуя вилкой узоры на столе. - Мне бы кто объяснил, почему, - пробормотала под нос, решив воздержаться от озвучивания вслух мыслей на эту тему. Собиралась уже сказать, что это все бессмысленно и беспощадно, что последняя попытка их помирить закончилась Очень Плохо, и что... Мысленно махнула рукой. - Так получилось. Оукай, я готова с тобой пойти, но при условии, что ты не будешь пытаться нас мирить сам. Разнимающему - больше всех, знаешь, да?

Джон Доу: Фыркнул. Напомнил: - Лью, я - сын министра, который, при этом, замечен среди членов сопротивления. Снейп же всех сдал и все такое. Ну, то есть, лорд его расколол. А значит, в том лагере теперь знают, в каком лагере я. Ну и... Пожал плечами. - Очевидно, что меня не хотят видеть среди живых при таких раскладах, да? О Брентон говорить надоело, поэтому просто пробормотал что-то нейтрально-одобрительное. И так же невнятно пробурчал: - Нортон тебе позволяет то, что больше никому не позволяет. Ну и потом... Однажды мне показалось, что я пришел к нему выяснять, не научит ли он меня Аваде, а ты сидела у него под столом при этом. Так что я сделал вывод, что ты с ним... что вы, ну... типа... в общем, вместе или как-то так. Поднял руки вверх, клятвенно обещая: - Не стану вас мирить, клянусь! Я просто буду единственным парнем с адекватными знаниями боевой магии - прости, Лью - и, того, обездвижу вас, если беседа дойдет до стадии "щаз я ее в тумбочку" или "щаз я ее в котел уроню". Пошли на семинар? После него и поговорим все втроем.

Льюилл Сильвер: Удивленно дернула бровью. - Снейп... всех сдал? - покопалась в памяти, пытаясь выловить там намеки на упоминание этой информации ранее. Не нашла. Переспросила. - Темный Лорд его расколол? Зеркально пожала плечами. - Я бы тоже не хотела на их месте, уж прости. Не оправдываю их, просто попробуй взглянуть их глазами, ты - враг. Хотя ты и так все понимаешь, - вздохнула грустно. Забавно было осознавать, что Джон остался самым из них троих... незапятнанным, так, что ли. Искренним. Хмыкнула одобрительно. Хмыкнула неодобрительно. Изобразила любимую папину позу, приложив руку ко лбу. - Нортон - очень славный. И он - мой друг. Как ты. Мы с тобой огневиски хлестали и вообще... Это не делает нас "вместе". У Нортона я пряталась от не в меру активных детей, он, знаешь ли, детей распугивает покруче мантикоры! И это не делает нас "вместе". Ты... поосторожнее с такими заявлениями, ладно? Никто ведь не будет разбираться... друг - не друг, учитель - не учитель... Один раз оступишься - и позавидуешь тем, кого при встрече просто убьют. Отодвинулась вместе со стулом со вздохом. Скептически посмотрела на мальчика. - Доу, ты такой... Балбес. Сам же говоришь, Нортон ко мне неровно дышит. Не страшно тебе... грозить боевой магией его протеже?

Джон Доу: Кивнул спокойно. Подтвердил: - Ну да. Он же был двойным агентом. Ну, и Темный Лорд его как-то полегилиментил, что ли. В общем, узнал все, что хотел. Согласился уныло: - Я - враг. Моргнул в ответ на тревогу Сильвер. Заверил искренне: - Лью, я же не занимаюсь сплетнями вообще. Что у тебя там с Нортоном - это не моего ума дело, да и вообще никого не касается. Я бы и так не стал посторонним говорить, в общем. Так, тебя подразнить - это святое, сама понимаешь! И легко пожал плечами в ответ на угрозу или что оно такое. Заявил, глядя незамутненным взглядом: - Зато я - мужик. А мужики всегда сильнее. Особенно - сильнее эмоционально нестабильных, кричащих друг на друга женщин.

Льюилл Сильвер: - Вот как...? - кивнула понимающе после небольшой паузы. Не стала больше никак комментировать эту ситуацию, риск разрушения йозового мира Джона стал слишком велик. Натянуто улыбнулась - ну да, конечно, подразнить - святое! Что тут еще скажешь. Выдержала взгляд Джона, искренне ища в нем признаки шутки. Или мозга. Не нашла ни того, ни другого, осторожно стукнулась лбом об стол и встала. - Нортон тоже мужик. А я - мастер трансфигурации, мой дорогой недоучившийся друг, поэтому давай, сильный мужик, веди на семинар. И учти, что если вовремя прервать трансфигурацию стула в ежа - друга может ждать очень приятный сюрприз.

Джон Доу: Заявил авторитетно: - Если просто прервать - стул не превратится. Каждое магическое действие должно быть, типа, законченным. Правда, когда-то Махпия задвигал что-то насчет частичной трансфигурации - ты ее имела в виду? Посмотрел на Лью оценивающе. Выдал вердикт: - Ты этого не сделаешь! Ты - слишком миленькая! Ушел в сторону учебного крыла вместе с подругой.

Льюилл Сильвер: Фыркнула себе под нос туманно, не уточняя, к какому именно из заявлений это относится: - Это ты так думаешь, - последовала за мальчиком.

Северус Снейп: Подошел к столу без особенного энтузиазма - и по поводу пищи, и вообще. Вяло кивнул в пространство, даже не особенно замечая, есть кто-то из коллег поблизости или нет. Потянулся за носовым платком - и извлек из кармана старое письмо Андерсона-старшего. Так и не... отвеченное. Тихо выругался. Потребовал у эльфа пергамент и перо. И торопливо написал: "Уважаемый мистер Андерсон, Хогвартс очень благодарен Вам за Вашу любезность. Действительно, ингредиентов не хватает, и небольшое пожертвование очень бы нас выручило. Однако я не хочу Вас обманывать. Эбигейл не делает успехов в Зельеварении. По крайней мере, не столь значительные успехи, как она сама думает и как она могла Вам написать. На мой взгляд, из нее может получиться толковый зельевар, если девочка научится слушать, вникать, перестанет спешить. Мне кажется, что ей не помешает немного дисциплины. Именно поэтому я не хотел бы, чтобы у нее сложилось впечатление, будто я делаю ей особенные послабления или как-то выделяю среди прочих. Это только повредит ее развитию, но никак не поможет. Разумеется, истинная причина моего нежелания снабжать ее дополнительными - сверх программы - рецептами - в этом, а не в нехватке ингредиентов. Быть может, она, как и многие дети, через пару лет перерастет этот период шапкозакидательства и научится чуть более внимательно относиться к работе. Тогда и можно будет поощрить ее дополнительными рецептами. Сейчас это, как мне кажется, нецелесообразно. Надеюсь на Ваше понимание. С уважением, Северус Снейп" Привязал письмо к ноге совы и отправил. После чего погрузился в тоскливое поедание безвкусного рагу.

Хэльна Дарем: Сидела за столом в Большом зале, уныло ковыряя салат в своей тарелке, погруженная в раздумья. Все-таки она устала. И выдохлась. В какой-то момент просто хотелось покинуть Хогвартс, правда, все равно идти было некуда. Может быть, действительно, стоит пойти к директору и напрямую сказать, что она хочет оставить пост декана. Пускай кто-то другой придет на ее место и попробует сладить с вечно разбегающимися детьми и Хелен Форанэн. И на этой мысли к столу подошел директор. Совсем не с радужным настроением. Подождала пока Северус закончит написание письма и отправит его, а потом, глубоко вздохнув, произнесла: - Северус, можно отвлечь вас на минуту? Мне нужно вам кое-что сказать.

Северус Снейп: Повернул голову к преподавательнице, без особого энтузиазма оторвавшись от рагу, тоже, впрочем, не вызывавшего энтузиазма. Отозвался: - Разумеется, леди Дарем. Я Вас слушаю. Даже вилку отложил. Из вежливости.

Хэльна Дарем: Долго думала, как лучше сказать о том, что она хочет уйти с должности декана, но в конце концов пришла к выводу, что лучше сказать прямо, а потом уже объяснить причину досконально, если это потребуется. В итоге, сказала коротко и очень лаконично: - Я хотела бы покинуть пост декана Хаффлпаффа. Замолчала в ожидании реакции Северуса.

Северус Снейп: Поднял бровь, пробормотав себе под нос что-то вроде "Вот только этого не хватало". Спросил осторожно: - Почему, леди Дарем? Нет, определенные нарекания на работу Дарем в роли декана были всегда, но... разве их не было в адрес Ноа? В адрес Гардинг? Да Мерлин, у кого угодно были провалы и промахи!

Хэльна Дарем: Спокойно ответила, ощущая однако, что не к месту она этот разговор сейчас начала. Но когда еще такой шанс выпадет. - Я чувствую, что я полностью вымотана. Постоянно разбегающиеся дети, постоянные проблемы с мисс Форанэн. Мне нужен отдых от всего этого. Найдите на мое место того, кто, действительно, поднимет Хаффлпафф с колен. Кого-то побойчее, чтобы смог уследить за детьми. Может быть у кого-то получится лучше, чем у меня.

Северус Снейп: Прикрыл глаза на мгновение. Легко сказать - найти кого-то! Спросил без особой надежды на успех: - Леди Дарем, а Вы заметили, что мы вообще-то... как бы это сказать... оплот терроризма? Я не видел очередей, выстраивающихся у наших дверей - очередей из потенциальных деканов. Хмыкнул. - Кому я должен отдать факультет? Может быть, у Вас есть идеи?

Хэльна Дарем: - Я знаю, Северус. Министерство явно не в восторге, что я по их просьбе замок не покинула. Я прекрасно понимаю, что у нас нет очередей на звание декана, да и вообще крайне мало людей, которые за это время пересекли границу защитного поля. Перевела дух и продолжила: - Но до меня дошли слухи, что к нам приехала некая леди-историк. Может быть она заинтересуется? Потому что больше вариантов нет.

Северус Снейп: Хмыкнул. Переспросил: - Не в восторге? Скажите лучше, что Вы - персона нон грата теперь, леди Дарем. Как и все мы. И просто вздохнул в ответ на предложение. Напомнил: - Я ее совсем не знаю, эту леди. Она, кстати, хочет что-то изучать там на Хаффлпаффе. Хотела с Вами поговорить. Ткнул с остервенением кусок морковки вилкой. Предложил с надеждой: - Может быть, Вы с ней и поговорите - и уточните заодно, насколько она... подходит для этой роли? На Ваш взгляд. Факультет-то Ваш. И Вам, в теории, должно быть небезразлично, в чьи руки он попадет.

Хэльна Дарем: - Мне не только в теории небезразлично, в чьи руки попадет факультет. Хорошо, я поговорю с ней и покажу все, что ей нужно будет для исследования в ближайшее время. А заодно проверю, насколько она подходит нароль декана. В конце концов, вообще уходить из Хогвартса я не собираюсь, если вдруг ее одобрю, то всегда все равно буду рядом. На лице промелькнуло некоторая доля облегчения, что возможно получится передать должность другому человеку. Ободряюще улыбнулась.

Северус Снейп: Кивнул с облегчением. Вопрос можно будет отложить, Дарем и эта Уоррен поговорят сначала сами, а потом... Потом будет потом. Предложил: - Давайте я приглашу ее присоединиться к нам? Кажется, я забыл показать ей, где преподаватели обычно трапезничают. Материализовал еще один пергамент и набросал короткую записку: "Леди Уоррен, не желаете ли составить нам компанию за обедом? Вы могли бы, заодно, познакомиться с леди Дарем, она как раз рядом со мной. Будем рады видеть Вас в Большом Зале Хогвартса. Директор" Сложил голубя и отправил в полет.

Ханна Уоррен: Появилась в зале с бумажным голубем в руках, огляделась и направилась к столу преподавателей. - Добрый день, мистер Снейп, - поприветствовала директора. Улыбнулась молодой коллеге. - Добрый день. Мисс Дарем? Приятно познакомиться, Ханна Уоррен, профессор магической истории.

Хэльна Дарем: - Хорошо, приглашайте. Тем более, что забыли показать, где преподаватели обычно трапезничают. Улыбнулась и подождала пока Северус напишет записку и отправит ее. Пока же продолжила разбирать свой салат на составляющие. Затем, пришла женщина-историк, о прибытии которой она так много слышала. Наградила улыбкой коллегу и проговорила: - Добрый день, мисс Уоррен. Очень приятно с вами познакомиться. Обо мне вы уже наверное многое слышали. Присоединяйтесь к нам. Северус говорил, что вы хотите изучить Хаффлпафф? Что конкретно вас интересует?

Северус Снейп: Попытался вымучить из себя приветливую улыбку. Поздоровался: - Здравствуйте, леди Уоррен. Посоветовал: - Попробуйте рагу. Сказал бы, что эльфы сегодня превзошли сами себя, но, по правде говоря, это - самое обычное рагу. Развел руками и замолчал, не вмешиваясь в разговор дам.

Ханна Уоррен: Поправила с улыбкой: - Миссис Уоррен. Села к столу, окинула взглядом тарелки на нем. - Мистер Снейп, вы рекомендуете? - пододвинула к себе то же, что стояло и перед директором. Кивнула коллеге. - Вы декан Хаффлпаффа, мисс Дарем? Я как раз просила мистера Снейпа познакомить меня с вами. И я была бы очень признательна, если бы вы смогли уделить мне немного времени. Не за столом, конечно. Дело в том, что я работаю с коллективом авторов над изданием, посвященным возникновению магических школ в Европе. И до нас дошла информация - не знаю, насколько ее можно считать достоверной, что не так давно на Хаффлпаффе произошел ряд событий, позволяющий по-новому взглянуть на основополагающие принципы Дома Земли и учение самой Хельги. Остановила на молодом декане внимательный взгляд.

Хэльна Дарем: Кивнула и все с той же улыбкой на лице, проговорила: - Верно, я декан Хаффлпаффа. Конечно, леди Уоррен, сочту за честь уделить вам немного своего времени. Те события, о которых вы упомянули, действительно произошли на нашем факультете. Мало того, в результате этих событий на факультете теперь хранится письменный источник, который рассказывает о настоящих планах и надеждах Основательницы нашего Дома. Проще говоря, мы получили ее дневник. Возможно, вы сможете его прочитать. Совсем без аппетита доковыряла салат и отставила тарелку. Затем продолжила: - Подробней обо всем я расскажу вам уже на территории Дома. В конце концов, информации много, но лучше все прочувствовать на себе. Может, это поможет вам в вашей работе.

Ханна Уоррен: Попробовала рагу. - Школьные эльфы как всегда добросовестны, - похвалила. Уточнила: -Правильно ли я вас поняла, мисс Дарем, что на территории Хогвартса был найден дневник Хельги Хаффлпафф? Но я ничего не слышала о том, чтобы кто-то из признанных экспертов - британских или международных, работал с этим документом. Как удалось установить его возраст и авторство текста?

Хэльна Дарем: Усмехнулась, иногда полезно иметь собственные маленькие секреты. Поэтому произнесла: - Не совсем так, леди Уоррен. Его нашли не на территории Хогвартса, а на территории дома Хельги Хаффлпафф, ее настоящего дома, где она жила в момент основания Хогвартса. Небольшая особенность из прошлого Хаффлпаффа - на территории Дома постоянно что-то происходило и в это что-то можно включить и дыру во времени и пространстве. Естественно, что никто еще не работал с этим документом, так как его никому не показывают, кроме разве что выпускников и студентов Дома Земли.

Ханна Уоррен: Не донесла вилку до рта. - На территории дома Хельги... Перевела озадаченный взгляд на директора и осторожно сказала: - Мисс Дарем, поймите меня правильно... то, что вы сейчас говорите, звучит не очень научно. Мягко говоря не очень. До сих пор никому ничего не известно о каком-либо месте, где жила бы Хельга Хаффлпафф, кроме стен этого замка. "Дыра во времени и пространстве" перенесла документ из прошлого в настоящее? И... позвольте спросить, почему документ показывают детям, а не специалистам, которые могли бы, в случае установление его подлинности, почерпнуть очень многое для науки?

Хэльна Дарем: Посмотрела на коллегу и пожала плечами. - Привыкайте, леди Уоррен. Большинство информации, которую вы сможете получить на Хаффлпаффе "звучит, мягко говоря, не научно". И может показаться вам весьма странной, как и нам, первое время. Скажем, не "дыра" перенесла, а мы сами. Нас просто туда однажды затянуло, но это было очень давно. На вопрос об специалистах, удивилась. - Эта история произошла в тяжелые времена для Хогвартса, к тому же этот раритет не очень безопасно выносить за пределы замка. Мы согласны предоставить его на изучение любому заинтересовавшемуся, но только при условии, что данный специалист приедет в замок. Но как-то ажиотажа не наблюдалось.

Ханна Уоррен: Решительным жестом отложила приборы. - Хорошо, мисс Дарем, предположим, кто-то сумел попасть в некое прошлое и принести оттуда некий документ. Это были вы? Вздохнула и терпеливо продолжила расспросы: - Но как вы сами пришли к выводу, что дневник - подлинный? Я не один год занимаюсь британской историей, но даже я не рискнула бы делать какие-то выводы относительно старинных манускриптов. Это работа для узких специалистов, которые смогут установить возраст бумаги или другого носителя, изучить стилистику текста, определить авторство и так далее. Еще раз вздохнула. - Боюсь отсутствие ажиотажа связано с тем, что научная общественность попросту ничего не знает об этом дневнике. Все, что у нас есть, это отдельные разрозненные слухи, просочившиеся из школы.

Хэльна Дарем: Покачала головой, проговорив: - Я не выносила его из прошлого, хотя попали туда все, кто находился на Хаффлпаффе в тот момент. Дневник принесла в настоящее одна из студенток Хогвартса. Ее зовут Элис Граффад. Как мы поняли, что это это подлинник? Мы этого не утвержаем, но там собраны данные о некоторых моментах жизни Хельги. Может быть вам стоит взглянуть на него самой и сделать определенные выводы для магического общества?

Ханна Уоррен: Не сразу нашлась, что ответить коллеге. После минуты размышлений сказала: - Это очень интересно, мисс Дарем. И, да, я была бы весьма признательна, если бы вы позволили мне взглянуть на то, что предположительно может оказаться дневником Хельги Хаффлпафф. Правда, боюсь, если собрание фактов о жизни основательницы - это единственная причина, заставляющая вас верить в его подлинность... Потянулась за салфеткой. - Вы же понимаете, что я могу прямо сейчас черкнуть прямо здесь пару дат, сдобрить их философскими рассуждениями, но это все равно будет лишь салфетка со стола?

Хэльна Дарем: Кивнула и ответила: - Конечно, понимаю. Но настаиваю, чтобы вы взглянули на этот документ своими глазами и уже, как историк, дали свое заключение. Помимо того, что пока считается "дневником Хельги Хаффлпафф", мы тогда получили семена, так называемого Древа Равновесия. Но о нем, если вы не против, я расскажу уже на терриории Хаффлпаффа. Как только будете готовы прогуляться до Дома Земли, скажите.

Ханна Уоррен: Снова взялась за приборы, возвращаясь к еде. - Если у вас нет других планов, мисс Дарем, может, мы могли бы взглянуть на дневник сразу после обеда? Пододвинула к себе сок. - К сожалению, я не слишком хорошо знаю травологию и ботанику... Древо равновесия - это реальный вид растения или это метафора?

Хэльна Дарем: - В ближайшее время у меня нет никаких планов, кроме того, чтобы устроить вам экскурсию по Хаффлпаффу и показать все, что там хранится. Так что время для меня большого значения не имеет. Улыбнулась и последовала примеру всех находящихся рядом, подтянув к себе тарелку с рагу. Перекусить не мешало бы. И все равно продолжала поддерживать разговор: - Это абсолютно реальный вид растения, к тому же, обладающий своей собственной, неповторимой магией.

Ханна Уоррен: Покончив с обедом, отложила приборы и взглянула на декана Хаффлпаффа, убеждаясь, что и у той тарелка опустела. - Что ж, мы можем идти, мисс Дарем? Обернулась к директору. - Спасибо вам за компанию, мистер Снейп. Но мы вас, наверное, уже покинем. Поднялась.

Хэльна Дарем: Отложила приборы и поднялась из-за стола, проговорив: - Да, если вы готовы, мы можем идти. Улыбнулась коллеге, а затем перевела взгляд на директора, добавив: - Спасибо, что выслушали, Северус. Мы, пожалуй, на сегодня вас покинем. Вновь перевела взгляд на Ханну. - Пойдемте, я покажу вам короткий путь на Хаффлпафф. Решительно направилась на свой факультет, не забывая периодически смотреть, успевает ли за ней ее коллега.

Ханна Уоррен: Кивнула на прощанье директору. - Удачного дня, мистер Снейп. Мисс Дарем, - двинулась за деканом Дома Земли. Прошла мимо столов студентов и покинула зал.

Лёринц Месарош: Дошел с Адель до большого зала, направляясь к столу преподавателей. - Что ж, и мне познакомиться с новым деканом Хаффлпаффа не помешает, я лишь слышал, что новая профессор заняла эту должность... А лично сталкиваться разве что вот за этим столом и приходилось. Указал на самое крайнее слева место. - Мое. Сядем там? Судя по тишине и отсутствию всех, завтрак уже прошел, а до обеда еще далеко. Подвел Адель и опустил руку, позволяя ей устраиваться на соседнем кресле с твердой спинкой, которая вечно доставляла одни неудобства - уж лучше бы поставили лавки, как у учеников, чем такие вот кресла! - Кажется, домовые эльфы сегодня удивительно щедры. Пододвинул на их половину стола всю еду, делая так, чтобы у Адель была возможность достать все, что угодно. Сам же соорудил себе бутерброд и налил кофе, вопросительно качнув кофейником. - Кофе, чай? Продолжил, словно и не прерывался разговор. - Если ты помнишь, писал я тебе несколько раз - и каждый раз не получал ответа. Да и в этот раз, Адела, ты решила приехать сама. Что-то мне подсказывает, что моего желания во всей этой истории было совсем мало среди того, что сыграло роль. Поэтому главную цель, думаю, тебе придется рассказывать самой, коль требуется моя компания и моя помощь. Лучезарно улыбнулся, после чего отвлекся на то, чтобы написать на пергаменте небольшую вежливую записку. "Здравствуйте, мисс Уоррен. Мы с вами, можно сказать, не знакомы лично, но у меня уже к вам есть небольшое дело, простите за такую причину для знакомства. Не могли бы вы подойти в большой зал или же назначить время и место, где я могу с вами поговорить? Леринц Месарош, школьный целитель. Отправил самолетик к декану Хаффлпаффа, с энтузиазмом принимаясь за еду.

Адель Фаркаш: Удобно устроившись в кресле, с удовольствием потянулась за тостами. - Чай, пожалуйста. Кофе я сегодня уже успела выпить, ваши домовики - душки. Наполняя тарелку белковой пищей, искоса поглядывала на Месароша. Затем обернулась окончательно, выждав, пока он напишет записку. - Если бы не пригласил, я бы не приехала, - развела руками. - Напрасно искать здесь тайный смысл. А не писала, потому что не было, что написать. Задумчиво повертела на вилке боб. - И давно хотела вырваться в отпуск. Серьезно, я рассчитывала, что еду за чем-то конкретным, Месарош. И что, разочаруешь меня? Улыбаясь, думала, чем же это конкретное будет для нее, в конце концов.

Ханна Уоррен: Успела позавтракать, покинуть Зал и, получив записку, завернуть обратно. Прошла к столу преподавателей, за которым автор послания и незнакомая девушка, кажется, мирно ели. - Доброе утро! - поприветствовала обоих магов. - Сожалею, если прервала вашу беседу. Посмотрела на школьного целителя, с которым пока была знакома на уровне соседей за трапезами. - Мистер Месарош. Надеюсь, ничего не случилось? - спросила слегка обеспокоенно.

Лёринц Месарош: Отставил кофейник, дотягиваясь до чайничка и наливая в чашку ароматного чая. - Прошу. И чуть фыркнул, едва не подавившись бутербродом. - То есть, рассказ о Дамблдоре и просьба помочь с ним - это мелочи жизни, а простое "наверное, это последний раз, что я пытаюсь тебе написать" - вполне достаточный повод, чтобы приехать? Вздохнул, вновь вгрызаясь в бутерброд и запивая его кофе. - Иногда я совсем не понимаю твою логику, Адела. Успел как раз дожевать свой завтрак, когда появилась декан, которой он писал. Привстал, улыбаясь приветливо. - Доброе утро. Нет-нет, вы очень вовремя, мисс Уоррен. Позвольте вам представить мою гостью, мисс Фаркаш. Присел на место, полагая, что мисс Уоррен сама решит, стоять или садиться рядом с ними ей самой. - Ничего не случилось, нет. Просто у мисс Фаркаш, которая только вот вчера прибыла в замок, возникли некоторые проблемы с размещением... А так как лазарет находится на территории оранжерей, то мне показалось очень правильным попросить именно вас о помощи. Возможно, у вас на факультете найдется гостевая комната для мисс Фаркаш на то время, что она будет гостить в Хогвартсе?

Адель Фаркаш: Вздохнула. Положительно, история с Дамблдором, со Снейпом, со Снейпом и Дамблдором в конце концов вылезет ей боком. Но нужные слова нашлись сами собой. Возможно, все дело было в Месароше, и в том, что ему - и именно ему - она могла и их сказать. Но, как только открыла рот, у стола появилась женщина. Кинув беглый взгляд, ощутила приступ пока ничем не обоснованной симпатии к сухой деловитости, как выяснилось, декана оранжерей. - Очень приятно, леди Уоррен, - учтиво кивнула, позволяя Месарошу озаботиться всем остальным.

Ханна Уоррен: Улыбнулась девушке, поправляя целителя: - Миссис Уоррен. Мне тоже очень приятно, мисс Фаркаш. Кивнула мужчине. - Я думаю, что это не проблема. Вы ведь бывали в гостиной Хаффлпаффа, мистер Месарош? Если пройти по коридору чуть дальше, там будут общие гостевые спальни, а за ними как раз будет комната, которая, надеюсь, подойдет мисс Фаркаш. Я скажу эльфам ее подготовить, и, думаю, уже к обеду вы, - обратилась теперь уже к девушке, - сможете ее занять. Снова обернулась к колдомедику. - Если вдруг не найдете, позовите меня или Стража.

Лёринц Месарош: Чуть виновато улыбнулся, принимая поправку. - Миссис Уоррен, конечно же. В гостиной? Бывал, да. Постараюсь не заблудиться и не завести мисс Фаркаш, куда не следует. Благодарно кивнул. - Спасибо за столь быстрое решение вопроса, миссис Уоррен.

Адель Фаркаш: Как, однако, легко могут решаться вопросы! Почувствовав облегчение, улыбнулась еще шире. - Благодарю за оказанное гостеприимство, леди Уоррен. Насколько я могла заметить, у Вас удивительно уютный факультет. Перевела взгляд на Месароша. Все-таки разговаривать придется с ним, вот только до какой степени откровенно. Устроив руки на чашке с чаем, решила пока переждать формальную беседу.

Ханна Уоррен: Кивнула целителю. - Не за что, мистер Мессарош. Поблагодарила спутницу мужчины: - Спасибо, мисс Фаркаш. Надеюсь, вам будет хорошо. Отступила на пол шага. - А теперь я вас покину на милость кулинарных талантов хогвартских эльфов. Приятного дня. Мисс Фаркаш. Мистер Месарош. Простившись, направилась в сторону выхода из зала.

Лёринц Месарош: Тепло улыбнулся декану Хаффлпаффа. - До свидания, миссис Уоррен. И приятного дня. Побарабанил пальцами по столу, чувствуя, как и аппетит уже пропал, и неловкая тишина уже начинает давить. - Может, продолжим разговор где-нибудь еще?

Адель Фаркаш: Оглядев практически не тронутые тарелки, особенно - перед Месарошем, сдержанно кивнула. - Пожалуй. В один глоток, резко, допила остатки чая, благо, совсем уже остывшего. Отложив салфетку, подняла взгляд на Месароша, ожидая продолжения.

Лёринц Месарош: Втайне надеясь, что вот сейчас Адель скажет что-то, что объяснит все и даст возможность продолжать уже спокойно, не смог сдержать вздоха, когда в ответ услышал лишь короткое и ни к чему не обязывающее слово. - Возможно, нам стоит осмотреть ту комнату, куда тебя определила миссис Уоррен? Или ты предпочтешь это сделать без моего присутствия? Поднялся из-за стола и подошел к столу Адель, помогая ей встать. - Так или иначе, прошу, моя леди. С почти озорной улыбкой привычным жестом предложил Адель идти под руку. Оставаться грустным рядом с ней у него никогда долго не получалось - вот и на этот раз улыбка сама решила появиться.

Адель Фаркаш: От естественности, с какой приняла предложенную руку и устроилась словно бы в большом теплом коконе, всегда окружавшем Месароша, внезапно остро кольнуло за грудиной. Сосредоточилась на этом ощущении, пытаясь до конца понять его. Неужели ей не хватало этого? Неужели она сама не может себя обеспечить всем, в том числе - и чувством комфорта и безопасности? Проговорила в задумчивости: - Куда вам будет угодно... В любом случае, ни это чувство, ни эти мысли никак не вязались с той ситуацией, которую она сама для себя определила и которой следовала все это время.

Сэр Николас: Вылетел в самый центр Большого Зала, покачиваясь и чуть торопливо проворачивая в голове все мысли. Остановился истуканом над местом, где обычно сидел Директор, поднял руки к потолку и зашептал, то громче, то тише. - Услышьте меня, жители обоих миров, гости мира живых и мира за Завесой. Услышьте же и придите! Услышьте меня те, кого тянет сюда, кто чует здесь нужную душу. Услышьте же и придите! Услышьте меня те, у кого остались дела, кто страдает, зная, что не закончено все живое. Услышьте же и придите! Покачиваясь в полной тишине, продолжил через несколько минут. - Я чувствую вас, братья и сестры, я чувствую ваше нетерпение, я знаю, сколь долго вы ждали! Услышьте же и придите! Через еще несколько минут убедился, что все слабые места в ткани мироздания Хогвартса уже потрескивают под натиском призраков. Его дело было сделано - живые должны будут запомнить, что нельзя не забывать про смертины призрака, который к ним сам вышел, нельзя. - Это послужит хорошим уроком. Кивнул сам себе и растворился в воздухе.

Ханна Уоррен: Прошла за спиной у начавшего свое выступление директора и заняла привычное место за почему-то пустующим сегодня столом. Пересчитала студенток Хаффлпаффа по головам и откинулась на спинку стула, слушая торжественную речь, которой уже много лет открывались подобные мероприятия.

Ханна Уоррен: Поздравила аплодисментами девочек-выпускниц и дождалась момента, когда очередь получать награды дошла до Хаффлпаффа. Улыбнулась, поднялась из-за стола и направилась в сторону директора.

Северус Снейп: Подошел к столу вместе с Палмер. Зацепил по дороге свой носок с подарками, смущенно улыбнувшись: - В этом году не только школьники вешали свои носки на Рождество, но и преподаватели тоже. Лелею надежду на то, что в моем нет кнопок или кислоты. Указал на свободное кресло: - Присаживайтесь, мисс Палмер. С опаской заглянул во вместилище подарков. Извлек шарф. Улыбнулся - на кнопки это совсем не походило. Догадаться, кто одарил его шарфом, было, в любом случае, невозможно - в записке не обнаружилось ничего характерного. Следом был извлечен блокнот. Черный. Покрутил в руках. Решил, что подарил, вероятно, кто-то из первокурсников. Странная шляпа заставила поднять бровь. Шло бы? Не стал пытаться примерять. Коллекцию зелий сразу же отставил в сторону, хмурясь. Тот, кто подарил это, явно не ходит на Зельеварение или очень слабо представляет себе отношение зельевара к продукции неясного происхождения. Журналу улыбнулся. Пригодится. Вызвала улыбку и подушка с совами, и сладкий подарок. Предпоследний сладкий подарок. Потому, что последний - в виде кубка - вызвал досадливую гримасу. Ну к чему эти дурацкие провокации?

Эвелин Палмер: Дошла до места в сопровождении директора, с едва заметной улыбкой глянула на рождественский носок. - Было бы довольно странно, если бы носки вешали только дети. Думаете, вас на столько не любят? Я в этом очень сомневаюсь! Поблагодарив, села на указанное место. Немного подумав, все же положила на тарелку немного лёгкого салата. Глянула на мужчину. - Надеюсь, Вы присоединитесь к трапезе? Попробовала салат, который оказался очень вкусным. Умеют всё-таки эльфы приготовить вкусную еду. Иногда поглядывала на Снейпа и наблюдала за его реакцией. Когда мужчина закончил с подарком, заметила: - Кажется, никаких следов кнопок и кислоты? Всё-таки Рождество хороший праздник, когда есть с кем его встретить. Быстро отогнала от себя грустные мысли.

Северус Снейп: Вежливо улыбнулся, отказываясь: - Нет, благодарю, я обедаю дома обычно. Когда вообще... обедаю. И согласился: - Да, кажется, на этот раз обошлось без кислоты. Боятся справедливого возмездия. Вы, впрочем, будьте осторожны, мисс Палмер. Не могу обещать, что Вашего возмездия будут бояться так же. Улыбнулся, показывая, что шутит, и попрощался: - Увы, не могу позволить себе длительные беседы пока. Дел невпроворот. Надеюсь, кто-то из коллег вскоре присоединится к Вам, мисс Палмер. С любыми вопросами подходите в мой кабинет. Там обычно очередь, но Вас - преподавателя - должны пропустить в обход нее. Хорошего дня. Двинулся в сторону кабинетов.

Эвелин Палмер: Улыбнулась. - Что ж, я буду осторожной, мистер Снейп. Понимающе покачала головой. - Хорошо, я зайду к Вам, если появятся вопросы. Доброго дня. Проводила директора взглядом. Покончив с салатом, налила чашку чая. Сделала несколько глотков, задумалась о том, куда дальше идти. Вопрос с кабинетом не был решён, как и с ночлегом, но сразу идти к директору не хотелось, оставалось только прогуляться по территории школы. Но сначала чай.

Ханна Уоррен: Подошла к столу, замечая за ним незнакомку. - Здравствуйте, - поприветствовала судя по всему коллегу. - Не будете возражать, если я присоединюсь к вам? В последнее время не часто можно застать кого-то за этим столом - большинство преподавателей предпочитают обедать и ужинать дома, с семьями. Представилась: - Ханна Уоррен, декан Хаффлпаффа и преподаватель истории.

Эвелин Палмер: Увидев приближающуюся, видимо, преподавательницу, поставила чашку на стол. - Здравствуйте,- поприветствовала с едва заметной улыбкой на лице,- Нет, нет, что Вы, конечно я не против компании. Мысленно повторила имя и фамилию женщины, чтобы не забыть в скором времени, как это часто случалось. - Эвелин Палмер, преподаватель изобразительного искусства.

Ханна Уоррен: Отодвинула стул и села рядом с коллегой. - Изобразительного искусства? Как замечательно, что у студентов будет такая дисциплина! Придвинула к себе тарелку с супом. - Простите, я не знаю, есть ли у вас кто-то знакомый в этой школе, но на тот случай, если вдруг нет, и вам что-то понадобится возможно уточнить или просто узнать, или еще что-то, вы можете найти меня или в оранжереях Дома или в административном крыле. Взялась за ложку. - Обращайтесь в любое время.

Эвелин Палмер: Качнула головой. - Знакомых, к сожалению, а, может, и к счастью, нет. Кажется, мистер Снейп недавно говорил то же самое. Но я обращусь к вам, если появятся вопросы. Пожелала приятного аппетита и вновь принялась за чай. - Скажите, пожалуйста, здесь тяжело преподавать? Дело в том, что раньше я работала только в маггловских школах, и, могу признаться, такая смена места работы немного пугает.

Ханна Уоррен: Улыбнулась коллеге. - Что ж... - задумалась. - Мне не довелось преподавать в маггловских школах, но вот пробыть там четыре года ученицей я успела. Разница, пожалуй, есть. Впрочем, и школы ведь у магглов бывают разными. Есть такие, где очень строгая, почти тюремная дисциплина и полный пансион, а есть смешанные и вполне демократичные школы. Есть школы элитные, а есть для детей из небогатых семей. У всех свои особенности. А в целом, не скажу, что дети в Хогвартсе сильно отличаются. Разве только своей непохожестью. Здесь к вам в одном классе попадут и дети магглов, и дети из волшебных аристократичных семей. Одни будут доказывать вам, что настенные граффити в метро - это новый вид искусства, за которым будущее, а другие утверждать, что кроме волшебных портретов ничто другое искусством и не назовешь. Главное помнить, что для кого-то слова "шариковая ручка" и "кинематограф" могут звучать как настоящая абракадабра. Немного подумав, прибавила: - Во времена моей учебы в Хогвартсе, да и, наверное, вашей здесь было намного больше учеников. Сейчас, из-за всех внешних событий, детей стало меньше. Меньше класс - проще присмотреться и дойти до каждого.

Эвелин Палмер: Улыбнулась. - Кажется, скучно здесь точно не будет. И этот факт уже вселяет надежду в то, что с выбором школы я не ошиблась. К сожалению, учиться здесь мне не довелось. Надеюсь, я не много упустила. Понимающе кивнула. - В маленьких классах всегда проще работать. Меньше приходится отвлекаться на замечания, и в классе тише, соответственно.

Ханна Уоррен: Заметила, рассуждая: - Каждая магическая школа имеет свои плюсы и достоинства. Хоть британцы чаще предпочитают традиционно отправлять своих детей в Хогвартс. Но если вы не учились в Хогвартсе, то самое главное здесь - это не заблудиться в безумных хитросплетениях коридоров и движущихся лестниц и понять систему факультетской принадлежности, которая оказывает весьма сильное влияние на самих учеников. Впрочем, обычно и по взрослым это видно. Когда встречаются два выпускника одного факультета, это немало сближает даже едва знакомых людей. Не говоря уже о факультетах, соперничество между которыми тянется веками. Поправилась: - Впрочем, может быть кто-то из ваших родных заканчивал Хогвартс, и вы всего этого уже наслушались.

Эвелин Палмер: - Значит, следить за лестницами и запоминать, куда сворачиваешь? Тихо вздохнула. - Да, отец учился здесь, но рассказывал он не так уж и много. Видимо, считал это не такой важной информацией. Немного помолчала, а затем неуверенно спросила: - Леди Уоррен, я могу вас попросить о небольшой экскурсии по школе и окрестностям?

Ханна Уоррен: Улыбнулась. - В свое время, на первом курсе мне вообще казалось, что без подробной карты здесь не разобраться. Закончила с супом. - Конечно. Можем начать прямо сейчас. Большой Зал вы как раз видите перед собой. Студенты собираются здесь на завтраки, обеды и ужины, а также по прочим торжественным и важным случаям. Преподавателей в те же часы можно найти за этим столом. Правда, все чаще не полным составом, как сейчас. Прямо под этим залом находятся кухни. Там домовые эльфы готовят еду. Если вам что-то понадобится - в кухню можно спуститься в любое время и найти там что-то съедобное. А вот дальше нам уже нужно будет идти, чтобы увидеть своими глазами, а не услышать. Начнем?

Эвелин Палмер: - Карта? Прекрасная идея! Кажется, я знаю, чем можно будет заняться в свободное время. Улыбнулась, отставляя опустевшую чашку. - Я так понимаю, эльфы привыкли к набегам в кухню. Ученики, наверное, часто там бывают. Кивнула. - Да, конечно. Надеюсь, я не сильно отвлекаю вас от дел?

Ханна Уоррен: Поднялась из-за стола. - Нет, не беспокойтесь. Давайте, наверное, вернемся в холл. Вы, в любом случае, его уже видели, но я покажу вам, как оттуда можно добраться в любую нужную вам точку. Подавая пример первой двинулась к выходу.

Эвелин Палмер: Следом за коллегой встала из-за стола. - Тогда я абсолютно спокойна. Кивнула, соглашаясь с предложением, и тоже пошла к выходу.

Почтальон: Перед тем, как покинуть школу, избавился от последних газет над отдельно стоящим столом и вылетел в приоткрытое окно.

Северус Снейп: Сделал приглашающий жест. - Присаживайтесь, господа. Досадливо смахнул со стола старый выпуск "Пророка". Пробормотал: - Вот, мистер Ларсен, можете ознакомиться, кстати. Мэттью - террорист и психопат. Тут все написано. Скорее всего, Вы тоже скоро станете террористом, возможно, что и маньяком, заодно. Итак... Сложил пальцы в замок, попросив: - Давайте начнем с самых животрепещущих вопросов. Вас интересует оплата, я так полагаю, в первую очередь?

Мэттью Лонгман: Поморщился, разворачиваясь в сторону Большого Зала. Хотя, конечно, о чем еще мог говорить человек, ежедневно только и видящий эти самые метлы. - Пытаюсь вернуть покой в свою страну. Добавлять, что не посвященным в это никогда не понять, впрочем, не стал.Опустился на стул, со скучающим видом принимаясь ждать, пока все формальности будут решены. Хотя хотелось просто сдать уже Снейпу Ларсена на поруки и пусть бы эльфы показывали тому его будущее место обитания. Дела были и поважнее

Рудольф Ларсен: Взял предложенную газету, пробежался глазами. - Этот кусок туалетной бумаги содержит в себе что-то, стоящее внимания адекватного человека? Ну уж, не думал, что англичане настолько... Подавился своими словами, опять вспоминая, что надо быть милым. - Беспечны. Впрочем, от друга-психопата тоже может быть много пользы. Я не против, Мэттью. Улыбнулся, чтобы показать, что это сейчас была шутка. - С другой стороны, как житель Дании, я совершенно не горю желанием становиться террористом. Полагаю, что мы все же не будем обсуждать террористические атаки, а перейдем к контракту? Кивнул спокойно. - Да, зарплата - в первую очередь. А также длительность контракта и условия его разрыва. К счастью, у меня может возникнуть необходимость вернуться в команду раньше, чем я планирую сейчас. Ткнул Мэттью в плечо, вдруг улыбнувшись. - Не скучай, старина! Сейчас пойдем, полетаем! Только уладим все. Да ты кушай пока, кушай. Пододвинул какую-то тарелку рыжему прямо под нос.

Северус Снейп: Нахмурился. Переспросил: - Вы ведь только что говорили про Австралию, мистер Ларсен? Впрочем, неважно. Зарплата преподавателей у нас составляет пятнадцать галлеонов в месяц чистыми без надбавок. Длительность оговаривается в индивидуальном порядке. Обычно - на семестр испытательного срока, а потом - на пять лет. Разрыв контракта... в связи с особыми обстоятельствами... Вздохнул. - Возможен в любой момент, но я буду очень Вам благодарен, если Вы не покинете нас посреди семестра.

Мэттью Лонгман: Сверкнул глазами, жестко бросив: - Плохая шутка. Снова почти погрузился в не сильно веселые мысли, как вдруг оказался выдернутый из них тычком. Вздохнул, удивляясь, как этот человек может быть столь.. беспечен, именно. И при этом говорить об этом им. Всерьез задумался, во что он ввязывается. И почему во время тех редких встреч в пабе вообще не замечал.. странностей. Поморщился от вида чего-то бурого, размазанного по тарелке - видимо действительно в школе с обеспечением туго. Согласился, лишь бы его не ввязывали в обсуждение рутинных моментов. - Полетаем-полетаем.

Рудольф Ларсен: Закатил глаза, поясняя. - Могу вообще всю свою карьеру рассказать, в ней и другие страны есть, удивитесь. Я - датский верноподанный, остальное - мелочи и детали. Удостоверившись, что слова до директора дошли, выслушал, чтобы уточнять дальше. - Директор Снейп, гарантировать не могу ничего. Но постараюсь. Зарплаты у вас... королевские, я бы сказал. Скривился. - Продолжительность рабочего дня? Общая нагрузка? Условия проживания? Оборудование? Педсоветы? Мои коллеги? Полагаю, мне все же стоит с ними всеми познакомиться, директор Снейп. И мрачно глянул на оговорившего его друга. А потом увидел местную пищу. И поспешил уточнить. - Это вот этой гадостью вы здесь всегда питаетесь? Но я спортсмен, мне требуется адекватное, сбалансированное питание, директор Снейп. Даже привстал, разглядывая нечто у Мэттью на тарелке. - Хотя... Если потребуется, я смогу выписать необходимое питание из Дании... Но, директор Снейп, неужели этим питаются дети? И как мне таких задохликов тогда учить чему-то?

Северус Снейп: Вздохнул. Поинтересовался: - Сколько же Вы хотите, мистер Ларсен? Хогвартс - не та организация, где могут предложить... золотые горы сейчас. Полагаю, Вы это понимаете. И принялся по порядку отвечать на вопросы: - Рабочий день поначалу будет совсем коротким. У нас толком не было Полетов... точнее, когда-то они были, но давно и неправда. Так что Вы будете вести одну лекцию в неделю для всех курсов. Соответственно, и нагрузка - невелика. Жить можете в Хогвартсе, можете - вне, как захотите. В первом случае у Вас будет собственная комната в гостевом крыле. Оборудование... Вы имеете в виду метлы? Преимущественно - "Чистометы", у детей, вероятно, будут свои. Педсоветы - редки, большой перегрузки в Вашем расписании не вызовут. С коллегами можете познакомиться в неформальной обстановке по ходу дела. Перевел взгляд на чечевичную кашу с мясом. Поинтересовался, поднимая бровь: - Что Вас не устраивает в питании, мистер Ларсен? Сбалансированный обед, богатый белком, между прочим. Кивнул на салат. - Можно дополнить овощами по желанию..

Мэттью Лонгман: Вздохнул, кажется, одновременно со Снейпом. Хотя кто говорил, что Ларсен будет работать за еду? Тем более.. такую. Но ложку зачерпнул с энтузиазмом - еще не хватало, чтобы единственный согласившийся квиддичист вдруг передумал из-за каши. С сильно наигранным наслаждением закинул ее в себя, стараясь не очень кривиться. Но все же подавился, кашлянул пару раз и констатировал сухо: - Вполне съедобно. И влез таки в разговор, в котором затронули единственно интересующую тему. - Я не был бы столь оптимистично настроен - и на счет имеющихся метел и на счет покупки своих. Цены взлетели, половину детей оставили без родителей, счета других наверняка заморожены. Единицы смогут позволить себе действительно хороший транспорт. А что касается школьных.. Тяжело вздохнул. - Я осматривал их, часть совсем ни на что не годится, часть не сможет развить максимальной скорости. И все требуют ухода. Из хороших новостей - в прошлый раз я перевез сюда четыре новеньких Нимбуса. Но и только...

Рудольф Ларсен: Нахмурился - кажется, вариант работы в Хогвартсе потерял последнюю привлекательность, которая еще была. Денежный вопрос... С другой стороны, как перевалочный пункт, как что-то временное... Устроит тут все, а сам обратно в Австралию... Поднял кончики губ, показывая улыбку, и сочувственно кивнул. - Да, я все понимаю, кризис в стране и конкретно в этом учебном учреждении... Полагаю, что я могу рассчитывать на, скажем так, дополнительные преференции? Мне периодически требуются зелья - ничего сложного, конечно же, - а про мастера Зелий Снейпа я слышал несколько раз не только от Мэттью. Не дожидаясь четкого ответа, сразу же сообщил. - Не вижу никакого смысла бегать из Хогвартса на съемную квартиру и обратно. Я же только что слушал о том, как все плохо, какие все террористы... И как много плохого мне грозит. Не думаю, что жить за пределами барьера - хороший вариант, директор Снейп. Я бы предпочел комнаты в замке. Обернулся к Мэттью, который весьма мужественно доказывал, что в Хогвартсе дела не так плохи. Пожалев его, предложил. - У меня с собой есть неплохое вино и закуска к нему, не давись ты так, полетаем и выпьем. Директор Снейп, присоединяйся... - поправился, когда не вышло избежать глагола, - присоединяйтесь к нам? Склонился к тарелке, разглядывая внимательнее ее содержимое и краем уха слушая обсуждение метел. - Это не мясо, а сплошной комок жил и жира. Про качество каши я ничего не могу сказать, но ее количество... В Хогвартсе какая-то излишне строгая диета, директор Снейп. Ткнул пальцем в Мэттью. - Ха, я так и знал, что уж ты-то, да без отличных метел! В общем, директор Снейп, у меня есть свои метлы, детям будет в радость. Школьные я проверю вместе с Мэттью, если что-то можно исправить - мы исправим, если нет, то проще выкинуть. Цены на метлы нынче дорогие, не представляю, кто себе может позволить нормальную метлу. Ну, кроме нашего Мэттью, конечно же. Побарабанил пальцами по столу. - Когда я смогу подписать контракт, директор Снейп?

Северус Снейп: Вздохнул. Адресовал Мэттью благодарный взгляд - хорошо, что он не начал возмущаться кормежкой. И осторожно уточнил: - А нам нужна максимальная скорость на этапе обучения студентов? Признаюсь, я никогда не был заядлым любителем квиддича, но... поначалу они ведь будут учиться просто поднимать метлу в воздух и не убиваться на ней сразу же, разве не так? А к моменту, когда у нас - гипотетически - возникнет достаточный состав хотя бы для какой-нибудь команды, можно будет озаботиться и... обновлением парка метел, если финансы позволят. Кивнул Ларсену, заверяя: - Разумеется, мистер Ларсен. Если Вам понадобятся зелья, Вы всегда можете обратиться ко мне. Феликс каждую неделю не обещаю, но в разумных рамках постараюсь помочь. Я распоряжусь насчет Вашей комнаты. Посмотрел на вполне нормальный кусок мяса и вполне достойную порцию каши. Пробормотал: - Мистер Ларсен, я надеюсь, Вы не летаете... под градусом? Что до питания... Пожал плечами. - Никто из наших преподавателей и студентов не жалуется. Однако если Вам требуется добавочная порция, я могу распорядиться, чтобы эльфы позаботились об этом - Вам будут подавать вдвое больше еды, чем другим. Мы можем себе это позволить. А вот последняя фраза вызвала вполне искреннюю улыбку. Сказал растроганно: - Спасибо, мистер Ларсен. Мы этого не забудем. Контракт... Предложил: - Сейчас? Не вижу смысла откладывать.

Мэттью Лонгман: Пропускал мимо ушей все, пока Ларсен снова о нем ни вспомнил. Хмуро посмотрел на него - пить в школе будучи без пяти минут преподавателем? Или это он сам стареет.. Да и с каких бы пор Кристиан перешел вдруг на вино? Впрочем, мало ли что могло измениться за прошедшие.. сколько? Четыре года? Пять? Отрицательно качнул головой. - Не в этот раз. Меня ждут.. еще некоторые дела. Поморщился, когда речь зашла о полетах. Как это для всех просто - научиться поднимать метлу в воздух, а потом и себя на ней. - До того, как научиться летать, детям нужно научиться обращаться с метлой. Как и всякий артефакт она требует некоторого.. определенного подхода. И старые школьные могут попросту плохо отзываться. Вздохнул - попробуй сейчас найди поставщиков, производителей, которые будут согласны делать метлы для террориста и официально разыскиваемого убийцы жены. Если только поднять зарубежные связи, там и материалы иные.. Всерьез задумался на эту тему.

Рудольф Ларсен: Замахал руками. - Конечно же не нужна! Безопасность учеников - это первое правило в Полетах. Уж с этим мне можно довериться, молодежный состав команды всегда был моим любимым местом работы. Улыбнулся впервые за все время по-настоящему. - Квиддич? Ой, это же даже звучит смешно. Только когда каждый из претендентов будет держаться на метле более чем уверено, я буду готов обсуждать идею об игре. И не раньше, директор Снейп, не раньше! Закивал, взяв стакан со стола и отпивая странную жижу. Хотя удивляться питанию в этом месте ему, кажется, просто не стоило. - Зелья, комнаты. Все так. А потом улыбка сползла с лица, оставив после себя куда более мрачное, чем прежде, выражение лица. Заговорил совершенно серьезно и четко выговаривая каждое слово. - Я посчитаю, что это была оговорка, директор Снейп. В противном случае это - оскорбление. Выяснять, кто из нас лучший дуэлянт желания не имею. Но если подобное прозвучит еще раз, директор Снейп, то придется нам сравнить школы Хогвартса и Дурмстранга. Надеюсь, мысль выражена ясно. На последующие благодарности внимания не обратил уже никакого. Кивнул только на слова про контракт сразу сейчас. Поглядел на не самого активного Мэттью. Странно, он, кажется, не должен быть таким... скучным. - Как скажешь, но мои двери для тебя всегда открыты. Выслушал бурчание, осознав вдруг, что рыжий-то прав! Второй мыслью пришло осознание того, что вот про метлы рассказывать он точно не нанимался. - Метлы! Ты совершенно прав, друг мой! Полагаю, тебе будет интересно пообщаться с молодым поколением на эту тему? Я, конечно же, ремесленник в этом деле. Скромно опустил взгляд, тихонько посмеиваясь. - И рассказывать про то, что есть метла... скажем так, не могу в необходимой мере. Но ты. Ты - совершенно другое дело. Это же твое, всегда было! Сколько интересных историй про свои метлы ты рассказывал во время наших посиделок! Расскажешь их же - ученикам?

Северус Снейп: Развел руками, снова признаваясь: - Я в этом - не мастер и мало что понимаю. В любом случае, если мистер Ларсен согласен... помочь нам, полагаю, проблема с метлами... решена? Добавил, обращаясь уже к Ларсену: - Что ж, меня это более чем устраивает. Чем позже студенты начнут отбивать друг другу печень бладжерами, тем лучше, как по мне. Когда я учился, квиддич в Хогвартсе был обязательной частью программы... для тех, кто хотел, конечно, но желающих было предостаточно. И эти желающие как-то очень уж регулярно оказывались в лазарете. Поднял ладонь, поспешно извиняясь: - Прошу прощения, мистер Ларсен. У меня и в мыслях не было Вас оскорбить. Достал из саквояжа копию контракта. Освободил место на столе, кивнув эльфу, чтобы тот привел этот стол в чистое и сухое состояние. Протянул Ларсену контракт и перо. Вмешиваться в диалог друзей пока не стал. Пусть договариваются сами, кто там что будет читать - Хогвартс устроит любой вариант.

Мэттью Лонгман: Отметил в очередной раз, что Кристиан и сам на себя не похож - быть в шаге от вызова на дуэль? За такую.. мелочь, над которой в прежние времена они бы посмеялись? Видимо действительно что-то произошло. Впрочем, как и у всех них. Усмехнулся, вспомнив те самые времена, когда учились и он и Снейп. Лазарет был буквально перевалочным пунктом для команд по квиддичу - особо упорные гриффиндорцы почти и не появлялись в гостиной, наверняка и у слизеринцев была та же история. Ударившись в воспоминания, пропустил момент, когда речь зашла о нем и преподавании. Ларсен застал его врасплох! - Мне? Пообщаться? С тоской посмотрел на приятеля - знает, куда надавить. Он же посадит детей на первом же занятии на метлы и пойдет собирать разбитые носы и колени. Вздохнул, сдаваясь. - Думаю.. я мог бы поговорить с ними, прежде чем ты начнешь ставить опыты над ними и метлами. Все же артефакт дело тонкое и сходу еще никому не удавалось его усмирить. Будет печально, если они пострадают. Увлекся, кашлянул, вспомнив, что Снейп вообще-то директор и ответственен за студентов. Добавил поспешно. - Дети. Если дети пострадают.

Рудольф Ларсен: Все еще мрачно поглядел на директора Снейпа, но кивнул, принимая извинения. Покрутил головой, слушая воспоминания обоих мужчин про прежние времена. И не смог не спросить. - Так в чем же дело, почему сейчас вам потребовалось приглашать датского квиддичиста? Настолько проблемы с местными специалистами? Нахмурился. - Все и правда уверены, что вы - террористы? Спросил, поставив стакан на стол. - Мне как, тоже в этом увериться? Подтянул к себе контракт, взял перо, но расписываться пока не стал. Мэттью только кивнул. - Потом обсудим, что и как.

Северус Снейп: Улыбнулся Лонгману, подкрепив предложение Ларсена теперь и своим предложением: - Да, Мэттью, почему бы вам и не начать вместе? Я даже оформлю тебе оплату как за семинар. Не считая, разумеется, нашего чудесного питания абсолютно бесплатно! Перевел взгляд на Ларсена. Пояснил: - Мистер Ларсен, мы... в очень больших неладах с действующим режимом. Потому, что действующий режим - это очень жесткая и жестокая диктатура Пожирателей Смерти. Так что... да. У нас есть некоторые проблемы с местными специалис... Не договорил. Подскочил на месте, извинившись: - Прошу прощения. И выбежал из-за стола - туда, откуда пришел сигнал "Холло".

Мэттью Лонгман: Согласно кивнул. - Значит решено. Детали обговорим позже. Хмыкнул на вопрос Ларсена. - Я тебе больше скажу, теперь и тебя заочно запишут в стан террористов. И не особо важно, так это или нет - ты нам помогаешь, значит такой же. Удивился резкому окончанию разговора кажется не меньше Кристиана. Переглянулся с ним, пожал плечами и поспешил за Снейпом, кинув на ходу. - Что-то случилось.

Рудольф Ларсен: Так и не получив четкого ответа на свой вопрос, вынужден был выслушать очередные терзания на тему "мы - террористы". Решив, что так просто он это дело не оставит, встал следом за Мэттью. Так и не подписанный контракт забрал с собой, сложив его и уместив в рюкзак за спиной. Пошел за другом, на ходу же уточняя. - Разве не предупредил бы нас директор Снейп, если случилось бы что-то серьезное именно в Хогвартсе? И раз не предупредил - выходит, это его личные неприятности? Мэттью, мы вообще куда бежим-то? Махнул рукой в сторону чем-то занимающихся детей. - Дети же тут, никто никуда не эвакуируется. Или это проблема локального масштаба? Пробормотал под нос себе пару ругательств, когда логика на Мэттью никакого воздействия не оказала. Достал палочку, прежде чем продолжить быстрый шаг.

Сивилла Трелони: Спустилась из башни, что делала крайне редко, но сегодня чувствовала, что случится нечто особенное. Так что заняла место за столом преподавателей и стеклянным взглядом уставилась в пространство перед собой.

Ханна Уоррен: Бросила взгляд на стол, за которым сидели хаффлпаффцы, улыбнулась детям. Проходя к своему месту, задержалась у стула коллеги. - Добрый вечер, мисс Трелони! Кажется, мы сегодня с вами среди первых? Села. - Что ж, теперь главное устоять перед запахом тыквенного пирога и не начать ужин раньше появления мистера Снейпа.

Северус Снейп: Подошел к столу, левитируя перед собой гору каких-то то ли афиш, то ли плакатов. Приветственно кивнул дамам. Указал перебинтованной рукой на горло и развел двумя перебинтованными руками, показывая, что говорить не сможет.

Ханна Уоррен: Посмотрела по подходящего директора. - Добрый вечер, мистер Снейп! Вас уже можно начинать поздравлять или... Не закончила мысль, замечая бинты и жест. - Что-то случилось, мистер Снейп? Впрочем, что же я спрашиваю! Могу я вам как-то помочь? - спросила участливо.

Северус Снейп: Опустил плакаты на один из стульев. Покачал головой. Затем передумал. Кивнул. С трудом сгибая опухшие и перебинтованные пальцы, достал стопку грамот из стопки плакатов и часть из них передал Уоррен, прикладывая ладонь к груди - мол, буду благодарен за помощь. Бодро улыбнулся, взял свои плакаты в охапку, часть отдал эльфам зачем-то - и двинулся к возвышению.

Рудольф Ларсен: Бесшумно появился из двери откуда-то за спинами профессоров, молча разглядывая столы и решая, надо ли ему тут вообще присутствовать. Вопрос решило голодное урчание в животе. Церемония или не церемония, а ужинать хотелось. Подошел, садясь за один из стульев к взрослым. Сказал громко. - Приветствую. Уже практически приступил к еде, когда вспомнил о хороших манерах. Всем корпусом развернулся к присутствующим дамам. И на сей раз сказал куда тише. - Меня зовут Рудольф Ларсен. Я ваш будущий коллега, если только мне наконец-то будут выделены комнаты, куда я мог бы перевести свои вещи, директор Снейп. Криво улыбнулся вслед уходящему директору, сумев впихнуть нужное дело. И наконец-то взялся за стейк перед ним, удивляясь, откуда тут такие вкусности. В честь праздника, что ли?

Эвелин Палмер: Подошла к преподавательскому столу. - Всем добрый вечер,- поздоровалась с коллегами. Заняла свободное место. Немного обрадовалась, что не совсем опоздала. Посмотрела на директора и декана Хаффлпаффа. Кажется, есть проблемы. Заметила бинты на руках Снейпа, хотела предложить помощь, но не успела и, кажется, уже было не нужно.

Хэльна Дарем: Появилась около преподавательского стола, произнеся: - Всем доброго времени суток. Затем отправилась на свое место на самом углу стола, где, удобно устроившись, стала наблюдать за происходящим на возвышении. Тем более, что состояние директора Снейпа оставляло желать лучшего.

Ханна Уоррен: Глянула на грамоты, кивнула. - Да-да, конечно, мистер Снейп. Повернулась к незнакомому пока еще коллеге. - Добрый вечер, мистер... Мистер Ларсен. Ханна Уоррен, - представилась. Бросила еще один взгляд на отошедшего директора. - Может быть, вы бы согласились на гостевую комнату на Хаффлпаффе, мистер Ларсен? - предложила. - Думаю, там есть все, что может понадобиться. А если нет, я придумаю, как это исправить. Улыбнулась подошедшей коллеге и возможной родственнице. - Добрый вечер, миссис Палмер! Вы знакомы с мистером Ларсеном и мисс Трелони? И тут же поприветствовала свою предшественницу. - Добрый вечер, мисс Дарем. Мистер Ларсен, миссис Палмер, - представила уже пришедших. - Сегодня мы на торжествуем, как в том семестре, но зато у наших ребят все хорошо с экзаменами и переводами. Кажется, никто не останется на второй год.

Рудольф Ларсен: Поесть нормально не удалось. Директор Снейп явно решил эпатировать публику, что лично ему претило, однако понять можно было: все слушали ну очень внимательно. Верить же в бинты, зная уровень британской колдомедицины, получалось слабо. Размышляя об этом и о том, что вокруг него одни прекрасные дамы - эх, тут бы братика! - кивал и кивал, когда его представляли и когда появлялись новые люди. Дожевал кусок мяса, с интересом глядя на... Ханну Уоррен. - Очень приятно. Заставил себя говорить так, как положено. Не время и не место объяснять, почему говорить "вы" всем подряд - глупо. - Было бы просто замечательно, мисс Уоррен. Я подойду к вам после ужина, если вы подскажете, где вас можно будет найти.

Эвелин Палмер: С едва заметной улыбкой отрицательно качнула головой на вопрос Уоррен. Кивнула сначала мистеру Ларсену, затем мисс Трелони. Тут же поздоровалась с подошедшей преподавательницей. -Рада знакомству,- произнесла после того, как Уоррен всех всем представила. Это было мило с ее стороны. Налила себе чашку чая и продолжила наблюдать за происходящим на возвышении.

Ханна Уоррен: Уже привычно поправила: - Миссис Уоррен. Подозвала домового эльфа, наклонилась к существу и негромко попросила: - Приготовь, пожалуйста, гостевую комнату на Хаффлпаффе для мистера Ларсена, - кивнула в сторону коллеги. - И дождись, пожалуйста, его после праздника, чтобы показать дорогу. Спасибо. И уже мужчине пояснила: - Эльф проводит вас, мистер Ларсен. Но если что-то буде не так, или вам чего-то будет не доставать - отошлите его за мной, пожалуйста. Хорошо? Обеспокоенно поглядела на директора и помогающую ему девочку. Щедро поаплодировала победившему факультету. - Ребята со Слизерина, конечно, молодцы в этом семестре. Думаю, мистер Снейп сейчас может заслуженно ими гордиться.

Рудольф Ларсен: Услышал поправку и только еще больше убедился, что все эти звания... - Декан Уоррен тогда, я так полагаю? Слишком уж уверенно женщина говорила про Хаффлпафф. Так тому и быть. - Да, благодарю. Дождусь, приду и осмотрю. Уверен, у меня будет парочка просьб по обстановке, но это вопрос решаемый. Присоединился к аплодисментам, когда это стало необходимо, видя всего лишь два знакомых лица рядом с директором Снейпом. И на перечислении личных заслуг вернулся к ужину.

Ханна Уоррен: Кивнула коллеге. - Да, если вам так удобней, мистер Ларсен. Конечно. Поймала записку, развернула. - Простите, господа, - встала, забирая оставшиеся грамоты. Направилась к директору.

Эвелин Палмер: Поаплодировала слизеринцам. На вручении грамот и дипломов погрузилась в мысли, сама того не заметив. Конечно, хлопала, присоединяясь к аплодисментам студентов. Наконец, выдернула себя в реальный мир. И первая же услышанная фраза удивила. Подавила в себе желание спросить "Чего?". А в следующую секунду стало неловко. По незнанию о замужестве Стефани, весь семинар называла ее "мисс Картер", но, кажется, девушку это не задевало. Немного успокоилась, сделала себе мысленно пометку и начала дальше следить за награждением. Хлопала одним, другим, пока не кончились грамоты и дипломы. Под конец поздравила профессора Трелони с новой должностью и продолжила наслаждаться чаем.

Сивилла Трелони: Сидела в некоей прострации даже тогда, когда началось награждение. В пол уха слушая помощников директора Снейпа, у которого, видимо, случилась сегодня проблема с Седьмым глазом, раз он не может разговаривать. Вполне вероятно, что он как раз находится в процессе раскрытия. Уважительно посмотрела на директора, и даже задумчиво похлопала некоторым награждаемым. В конце, прочитав последний плакат, лишь кивнула, конечно же, давно предвидя и зная о таком повороте Судьбы.

Северус Снейп: На полпути к преподавательскому столу остановился. Понял, что все - время вышло и Золушке пора... бежать с бала. Торопливо развернулся, не обращая внимания ни на какие происшествия за столами - чтобы не застрять! - и устремился к своему кабинету, где можно было уйти из Хогвартса камином.

Рудольф Ларсен: Дожевал кусок говядины, рассеянно аплодируя в нужных местах и разглядывая детишек. Настроение, поднятое новостью о том, что комнаты ему все-таки будут обеспечены, медленно, но верно падало от мысли, что скоро ему предстоит быть здесь реальным профессором. Волна ностальгии и сожаления захлестнула, но быстро прошла, сдержанная мыслью о том, что семья всегда превыше всего. Заметил странное розовое создание, летающее над столами. После недолгих сомнений решил, что на церемонии началась развлекательная часть, оставаться на которой не было никакой необходимости. Подозвал к себе домового эльфа, приказав отвезти туда, куда планировалось деканом Хаффлпаффа. Вышел из большого зала через ту же малозаметную дверцу, через которую и зашел. Время обустраивать свое место обитания.

Феечка: Подлетела к столу преподавателей. С неудовольствием фыркнула, понимая, что большинство отсюда уже разошлось. И передумала причинять добро оставшимся. Вместо этого тихонько свистнула в миниатюрный свисток...

Большой Зал: И феечка в зале вдруг оказалась не одна. Две. Пять. Восемь. Очень скоро весь потолок был розовым от феечек. Потом они выстроились в кольцо и начали монотонно тянуть на одной ноте: "Мы несем в мир красотуууу... Мы несем в мир добротуууу"...

Большой Зал: И внешний вид зала несколько изменился. Повсюду появились розочки и розовые гирлянды. Все, что могло стать розовым, стало розовым.

Эвелин Палмер: Понаблюдала за слизеринцами какое-то время. Сразу и не поняла: первокурсники так радуются кубку или же это магическое воздействие. Заметив нечто летающее над столами, сразу же отмела первый вариант. Становиться следующей жертвой не хотелось, но, кажется, феечка подумала иначе. К счастью, своей волшебной палочкой махать она не собиралась. Проследила за феей и ее появившимися сородичами. Зрелище то еще... Перевела взгляд на коллегу, сидевшую ближе. чуть наклонилась к ней. - Простите, мисс Дарем, у вас каждый год так завершается семестр?- кинула взгляд на кольцо из фей,- Возможно, нам стоит вывести от сюда детей? Мистер Снейп нас, к несчастью, покинул не в самый подходящий момент. Полагаю, нам нужно что-то предпринять. Пускать все на самотек не хотелось. Шалости фей могли обернуться серьезными последствиями. Посмотрела на изменившийся зал, на секунду приложила ладонь к лицу.

Ульв Рикхард: Четким шагом проследовал в Зал, не обращая внимание на происходящее, окинул взглядом столы, нашел тот, где сидели человеческие существа ростом выше ста шестидесяти сантиметров и с признаками тяжелой доли Педагогов во все лицо. Проследовал. Подойдя к Столу Преподавателей, кивнул присутствующим, обозначившись: - Доброго времени суток, - завершив с формальностью, выдвинул свободный стул, повесил на спинку сумку, сел и, изучив разнообразие представленных блюд, положил на тарелку знатный кусок сочного мяса. Не притронувшись ни к одной из приправ, поднес тарелку с филейной частью мертвого животного к лицу, отрывисто вдохнув, удовлетворенно поставил столовую принадлежность обратно. Больше разрывая волокна ножом, чем разрезая, расчленил мясо на небольшие куски и, едва заметно жмурясь от удовольствия, приступил к трапезе.

Ханна Уоррен: До стола уже дошла без директора. Задержалась у стула нового декана Рейвенкло. - Мои поздравления, мисс Трелони, - искренне улыбнулась коллеге. Проследила за встревоженным взглядом преподавателя Магической живописи и заметила, как изменился зал. - Господа, кажется нам стоит досрочно закончить с ужином. Посторонилась, пропуская незнакомого пока коллегу. - Добрый вечер, сэр. Боюсь, я вас должна огорчить - у нас тут, - повела рукой, указывая на странных крылатых существ, - небольшое нарушение протокола. Взглянула на столы и оставшихся еще детей. - Миссис Палмер, могу я попросить вас сказать господам гриффиндорцам, что ужин отменяется? Я заберу Хаффлпафф. Мисс Дарем, поторопите, пожалуйста, слизеринцев. Коснулась плеча преподавателя Прорицаний. - Мисс Трелони! Кажется, вам стоит увести своих студентов в башню. Направилась к столу своего факультета, рассчитывая не столкнуться по пути ни с чем розовым.

Сивилла Трелони: Молчаливо кивнула подошедшей коллеге, едва заметно улыбаясь, погружённая в свои раздумья. И только сейчас оглянулась, заметив, что зал странно преобразился. Вернувшись из астрала, растерянно заморгала: - А что случилось? - но коллега уже ушла. Не особо обращая внимание на остальных преподавателей, поднялась из-за стола и засеменила к столу теперь уже своих деточек. Не думала, конечно, что обязанности декана придётся выполнять спустя пять минут после назначения, но делать было нечего.

Эвелин Палмер: Глянула на незнакомца, который был, судя по всему, новым коллегой. -Здравствуйте, сэр. Повернула голову к декану Хаффлпаффа. -Разумеется,-ответила на просьбу, отставив чашку,- Кажется, детей нужно было вывести еще пять минут назад,- поразмышляла вслух, поднимаясь на ноги. Поспешила к столу Дома Огня.

Ульв Рикхард: Спокойно насладиться едой не удалось, нескончаемая суета, мелкие бегают по залу, старшие за ними, ещё и какая-то розовая моль расплодилась. Проследив за полетом очередного недоразумения, промокнул салфеткой губы, налил в стакан воды, отпил, размышляя о том, каким же тяжёлым было у мистера Снейпа детство, повлёкшее стремление оформлять Замок в столь розовом стиле. Услышав попытки привлечь внимание, нашёл взглядом виновника, которым оказался домовой эльф. Выслушав, удовлетворенно прикрыл глаза. Резко встав, взял сумку, нацепил на плечо: - Веди, - подтвердив готовность следовать, покинул Большой Зал.

Хэльна Дарем: Увидев кошмар, в который феечки превратили Большой зал, поднялась из-за стола и отправилась подальше отсюда, все равно уходила одной из последних. Отправилась в свои теплицы.

Рудольф Ларсен: Держа в руках свиток пергамента и на ходу развязывая ярко-синию ленту, которая и держала пергамент в свернутом состоянии, зашел в большой зал. Мельком оглянулся - дети и дети вокруг. И никого, вот же повезло, за преподавательским столом. В Англии он обнаружил у себя удивительное умение: не сталкиваться со знакомыми практически никогда. А так как незнакомые к нему не лезли, умение стоило считать полезным. И то ли он такой молодец, то ли все его знакомые тут удивительно скрытные... Так и не додумав мысль, сел за стол, придвигая к себе полную тарелку и кладя раскрытый пергамент рядом, чтобы можно было одновременно и есть, и читать.

Эвелин Палмер: В последнее время практически не выходила из кабинета. Сначала была занята одним, затем другим, иногда и всем вместе. Кажется, последняя ночь была бессонной. Или последние две... С таким распорядком дня совсем запуталась во времени. И выматывал такой режим очень сильно. Нужно было развеяться, заняться чем-то другим (или не совсем другим). Но для начала нормальный обед. Придумав себе занятие на день, направилась в Большой Зал, благополучно забыв о надетом рабочем халате. А чтобы потом не возвращаться, сразу захватила с собой этюдник. В Большом Зале все как всегда: не очень много детей, ещё меньше взрослых, если быть точнее, один взрослый. -Добрый день,- поприветствовала мужчину, подойдя к столу. Расположилась за столом, поставив этюдник под него.

Рудольф Ларсен: Письмо захватывало описанием всего, что его команда переживала без него. Стоило признать, что пока что Хогвартс полностью не оправдывал того, чем он пожертвовал ради пребывания здесь. И даже Крис... - Добрый. Буркнул, не глядя, недовольный, что его мысли кто-то перебил. Продолжил было читать письмо, но уловленное краем глаза странное не давало покоя. Почему вместо черной мантии на нежеланной соседке было что-то белое? Поднял голову, разглядывая, судя по всему, коллегу-преподавателя. - Я бы решил, что вижу маггловского доктора, но степень чистоты халата эту мысль явно опровергает. Не знал, что в этом месте разрешена и такая форма одежды. Надо будет учесть. На долю мгновения ощутил себя виноватым за резкость - женщина-то была красивой, даже с учетом одежды... Но прерванное одиночество быстро вину заглушило, требуя, чтобы раздражитель исчез.

Эвелин Палмер: Когда посмотрела на еду, аппетит, практически, пропал. И как с таким жить? Нужно завязывать с беспорядочным режимом. Всё-таки положила на тарелку немного лёгкого блюда, убеждая себя в том, что надо поесть. Повернула голову в сторону говорящего. -Халат?-переспросила удивлённо, а затем посмотрела на свою одежду,- Это... Это рабочая одежда. Совсем забыла...- растерянно произнесла, поднимаясь и быстро скидывая халат к этюднику. Провела по волосам рукой, проверяя наличие (вернее, отсутствие) кистей в них. Хотя бы кисти вытащить не забыла. Опустилась на своё место. -Надеюсь, так лучше,- обратилась к преподавателю. Заметив некую напряжённость, добавила неуверенно: -Кажется, я вам помешала...

Рудольф Ларсен: Жаль, не с кем было поспорить, но он точно поставил бы десятку на то, что перед ним - преподавательница рисования. И не потому что халат в краске измазан, а потому что только высокохудожественные дамы на его жизненном пути обладали столь выпестованным чувством рассеянности. - Да я-то что. Дети не пугаются - и ладно. Уткнулся в письмо, возвращаясь к фрагменту о том, как Смитерсон ухитрился сломать ногу в трех местах на обычной тренировке. От таких новостей вполне стоило отвлечься. - Не помешала. Меня Рудольф Ларсен зовут, тренер по полетам. Тьфу ж ты. Преподаватель Полетов, конечно же.

Эвелин Палмер: Неопределенно повела плечом. -Кто кроме мужчины может оценить внешний вид женщины в полной мере? Переключилась на еду, когда мистер Ларсен занялся чтением. Кивнула с лёгкой улыбкой. -Да, мы встречались в конце прошлого семестра и, кажется, несколько раз после этого. Неудивительно, что мужчина забыл о знакомстве, с такими частыми встречами забудешь и внешность человека. -Эвелин Палмер,- напомнила,- Преподаватель Магии Рисунка. Придвинула чашку кофе. Если бы люди знали, сколько выпила этого кофе за последние дни, у них бы сложилось впечатление, что напиток течёт по венам. -Так вы в прошлом тренер?- этот вопрос можно было считать риторическим. Кажется, задала его только для того, чтобы как-то поддержать беседу.

Рудольф Ларсен: Собеседница начинала нравится все больше и больше. Довольно хмыкнул. - Тогда можешь считать, что вид оценен по достоинству. Отложил письмо. Кажется, их представляли друг другу, и правда. Неловко вышло. - Ах да. На сей раз обещаю запомнить имя. Мысленно дал себе пять. Ну конечно же, Магия Рисунка. - Исключительно увлеченный преподаватель, я вижу. Продолжил уже обычным своим тоном. - А вы в прошлом художник?

Эвелин Палмер: Благодарно улыбнулась. -Что ж, мне это приятно,- ответила, остановила на мужчине непонимающий взгляд. Сейчас заметила то, чему до этого не предала значения. Уже очень давно не слышала такого обращения к себе. -Мы уже на "ты"?- спросила слегка удивлённо. С этим точно нужно было разобраться. Вот и продвинулись. Вполне нормальное знакомство выходит, по крайней мере, так казалось. Кивнула. А на вопрос улыбнулась. -Всегда,- использовала короткое и вполне ясное слово,- Если не деятельностью, то душой. Снова задумалась по поводу обращений. Нужен ответ.

Рудольф Ларсен: Вернулся к тарелке с чем-то, что напоминало кашу - конечно же тыквенную - с небольшим содержанием мяса. А питание Снейп так и не изменил, хоть и обещал. Проблемы со снабжением у них, ну как же. Прожевав ложку не самого аппетитного месива, ответил. - Я из Дании. Сложности с вашим странным "Вы" оказались неразрешимы - привычка сильнее. А почему бы не утереть Крису нос в том, что точно затронет его внимание? Продолжил практически мягко. - Но я могу постараться для вас, - слово выделялось из речи едва ли не заглавными буквами, - и обращаться так, как привычно вам. Что касается предыдущего вопроса... Если вы, - очередное выделение, - художник всегда, то откуда сомнения в том, являюсь ли я тренером сейчас?

Эвелин Палмер: Понимающе покивала. -Не стоит,- всего на пару секунд прикрыла глаза, пытаясь игнорировать так режущее теперь слух местоимение,- Я не против более удобного вам обращения на "ты". Конечно же, не стала говорить, что попытки подстроиться под определенное обращение выглядело странно. Хмыкнула, удивляясь себе. -Правда, и что это я... Нужно было перевести разговор куда-нибудь. -Как проходят уроки?- конечно, о чем ещё можно поговорить? О работе, разумеется.

Рудольф Ларсен: Судя по лицу Палмер, ему не грозило прослыть сердцеедом. Ну, не зря же в этой сфере именно у Криса удача за удачей. - Хорошо, благодарю. Кажется, ты станешь самым несопротивляющимся этой детали человеком на моем пути здесь. Это такая черта художника? Или твоя личная? Улыбнулся обычной такой улыбкой. Быстро угасшей с непривычки. - Уроки? Ну... Определенно хотя бы один идет точно. Честно? Повозил ложкой в тыквенном ужасе. - Мне определенно не хватает уже обученной команды, с которой можно разбирать не как летать, а как лучше летать. Тебя не преследует такое ощущение, когда дети не могут нарисовать даже прямую линию? Честно признался. - Я вот не могу. Правда, и не пытаюсь.

Эвелин Палмер: Пожала плечами. -Думаю, это больше личное. Глянула на свою тарелку. Вздохнув, чуть отодвинула ее, а потом взялась за кофе. Кивнула на вопрос. -Да, пожалуйста. Выслушала Ларсена. Отрицательно качнула головой. -Нет, уже нет. Я, практически, с самого начала была настроена на то, что буду учить детей рисованию, можно сказать, с нуля. Конечно, есть дети с определенной подготовкой, но таких меньше. Но, должна признаться, когда я только начинала работать в школах, а это было очень давно, меня иногда раздражало то, что дети не могли нарисовать простые фигуры,- сделала пару глотков кофе,- Хотелось вернуться в Академию. Пробежалась взглядом по мужчине. -А вы просто привыкли работать с опытными спортсменами. Думаю, спустя некоторое время вы привыкните к отсутствию какой-либо подготовки у детей и начнёте получать удовольствие от работы.

Рудольф Ларсен: Кивнул, слушая Палмер. И пожал плечами. - У меня такого настроя не было, но не уважать за терпение не могу, признаю. Отмахнулся от предположений про привыкание. - Думается мне, что скорее мое руководство напомнит мне про контракт и то, что отпуск не может быть бесконечным, чем я соблазнюсь преподаванием у детишек. Честно говоря, за прошедшие недели в Хогвартсе я так и не понял, чем это место может привлекать молодых и талантливых. Указал ложкой на собеседницу. - В этой твоей Академии уж неужели места не нашлось?

Эвелин Палмер: -Другой уровень, понимаю. Отпила ещё немного. -Вы здесь в отпуске? Задумалась. И правда, чем может привлекать Хогвартс сейчас? -Сюда можно сбежать от прошлого,- привела пример. Провела ногтем по линии челюсти, вспоминая былые времена. -Нашлось. Но я уволилась, проработав менее двух лет. На то были некоторые... Причины. А потом возвращаться не захотелось. Внимательно посмотрела на собеседника. -Вас как сюда занесло?

Рудольф Ларсен: Показал на все еще лежащее на столе письмо. - Еще в каком. Слушаю вот новости команды в письменном формате. Новости, явно рассчитанные на то, что нервы мои не выдержат. Заинтересованно поднял брови. - От прошлого? Это должно быть очень живое прошлое. От мыслей о прошлом здесь как раз не спасешься - в закрытом-то замке! Понимающе хмыкнул. - Причины уволиться всегда найдутся, а вот вернуться хочется редко. Что, не самое приятное место было, да? Моя школа по квиддичу тоже та еще забегаловка - знакомые на знакомых, куда деваться. Поэтому я им сразу сказал - нам с Крисом с вами не по пути. Прокашлялся, останавливая поток излишних откровений. - А я сюда пришел глянуть, стоит ли братика сюда отпускать. Он у меня шебутной и сильно активный. Но, судя по всему, опасностей ему здесь не грозит - разве что питание тут явно на дохляков, но тут уж... Кивнул на полную тарелку Палмер. - К слову о. Я тебя от еды отвлекаю.

Эвелин Палмер: Свела брови вместе. -Без вас не справляются?-поинтересовалась с долей сожаления. Легко кивнула. -От прошлого. Конечно, смотря какое оно. Качнула головой с лёгкой улыбкой. -Нет, место было прекрасным, но обстоятельства... Кивнула понимающе. Сама не раз через такое проходила. -Да, знакомая ситуация. Приходилось менять не одну школу. Выслушала мужчину. Так значит, заботливый брат? -Планируете нас покинуть? Глянула на свою тарелку. А ведь почти полная. Вздохнула. -Не стоит беспокоиться, вы не отвлекаете. Иногда пропадает аппетит,- пояснила,- И часто не в самое подходящее время.

Рудольф Ларсен: С заминкой, но кивнул. - Можно и так сказать. Точнее... в отлаженном механизме важен каждый винтик. И когда исчезает один из них, механизм рискует застопориться. Многозначительные намеки многозначительно намекали, что тема хоть и интересная, но подробностей не дождаться. Ну что ж. - Про покинуть еще не думал. Всему свое время. Решительно пододвинул Палмер нарезку из всяких колбас, которая стояла ближе к нему. - На вот, мяса попробуй. Все лучше этих тыквенных... каш. Кушать надо. Иначе как мне не полетать, так и тебе не порисовать. Явно же после к мольберту вернешься. Кивнул на халат. И улыбнулся второй раз за столь короткий срок. - На самом деле, это едва ли не самый долгий мой диалог за последнее время. Спасибо за эту неожиданность. Рад, что у Криса здесь будет как минимум один просто милый и без заморочек собеседник.

Эвелин Палмер: Кивнула. Да, все решится, когда придет время. Но лучше бы время отъезда из школы не приходило – не очень-то приятно терять хоть сколько-нибудь знакомых людей. Опустила взгляд на придвинутую мужчиной тарелку. На его слова активно замотала головой. -О, нет-нет. Поверьте, все, что могло в меня влезть без последствий, уже влезло. Вы лучше сами поешьте,- кивнула на ту же тарелку,- Вы ведь не в восторге от остальных блюд. Хмыкнула, с улыбкой качая головой. -Нет, не к мольберту. Вернее, не совсем к нему. Я хотела выйти на улицу и немного поработать там. Если у вас есть желание, можете составить компанию,- предложила. Улыбнулась, глядя в глаза мужчине. -О, не стоит меня ни за что благодарить. А что до вашего брата... Надеюсь, он такой же приятный человек, как и вы.

Рудольф Ларсен: Пожал плечами, не настаивая. Если женщина хочет соблюдать диету, то не стоит даже пытаться ей в этом мешать. Видимо, Палмер была как раз из таких, соблюдающих. Иных причин отказа от мясного он не видел. - Я перекусил у себя в комнатах. Так что местная еда - скорее дополнение. Встал, громко отодвигая стул. - Почему бы и нет. Свежий воздух полезен для здоровья, а мне еще эти обалдуям ответ сочинять. Рисовать на улице же не очень удобно, нет? Скривился. - Если ты меня считаешь приятным, то он тебе покажется просто ангелом во плоти. Крис умеет. Идем?

Эвелин Палмер: Улыбнулась чуть шире, чем обычно. Вот и прекрасно! Появилась компания и, может быть, натура. Усмехнулась, удивляясь такому отношению Ларсена к его команде и коллегам. Пожала плечами, легко разводя одной рукой. -Не слишком отличается от работы в мастерской, по правде говоря. Поднялась, взяла халат и этюдник. -Почему вы в этом так уверены? А у мужчины, кажется, проблемы с самооценкой. Или же его брат настолько хорош, насколько это вообще возможно. -Да, идёмте,- согласилась и направилась с Ларсеном к выходу из зала.

Ханна Уоррен: В компании коллеги прошла к столу. Бросила взгляд на места хаффлпаффцев. Вздохнула, заметив свою студентку, оставшуюся на второй год. Демонстративно покачала головой так, чтобы девочка заметила. - Сегодня у нас снова праздник на факультете директора, - отметила. Села на свое место.

Эвелин Палмер: Дошла до нужного стола вместе с Уоррен. Заметила ее жест. - Что-то не так?- поинтересовалась, глядя на девочку в желтой мантии. Кажется, она сидела спокойно? Но что-то же вызвало такую реакцию. Опустилась на свое место, кивая головой на слова о факультете-победителе.

Ханна Уоррен: Пояснила свой жест: - Увы, мои студенты не всегда меня радуют. В этом семестре у меня одна девочка в академе, одна осталась на второй год, - кивнула в сторону хаффлпаффки, - и еще одна получила Тролль на экзамене. Взяла графин с соком. - Вам налить? - поинтересовалась. И добавила: - Они все талантливы, но с усердием и трудолюбием у нас пока проблемы. И дисциплина хромает.

Эвелин Палмер: С долей сочувствия глянула на коллегу. -Поговорите с ними?- предложила. Качнула головой. -Нет, спасибо. Успокаивающе провела рукой по плечу женщины. - Все наладится!- легко улыбнулась,- К тому же, я уверена, что это возрастное. Вспомните предыдущие годы. Все ведь было не так плохо,- пыталась ободрить собеседницу.

Ульв Рикхард: Сверившись с расписанием мероприятий, любезно присланным заранее, сменил учебный вариант костюма на более официальный. Англичане славились своими строгими нравами, хотя все могло оказать лишь слухами. Дорога до большого зала времени много не отняла. Прошел к столу преподавателей. Две дамы, заняв места, что-то неторопливо обсуждали. - Приветствую вас, коллеги, - чуть склонился в вежливом поклоне и сел на свободное место.

Ханна Уоррен: Улыбнулась. - Хотела бы я, чтобы все как-то так решалось, но, боюсь, этого будет недостаточно. Раньше было проще с мотивацией. Часть детей хотела учиться, а те, кто не хотел - получали мотивацию из дома. Родители не были рады тратить деньги на образование, которое никогда не закончится. Да, и неловко им зачастую было перед друзьями или соседями, что их ребенок остался на второй год. А сейчас... у многих детей больше нет родителей. Мне, взрослому человеку, сложно представить, что происходит в душе у того, кто разом лишается своих близких. Поддержки, любви, заботы. А они ведь еще и дети. Налила сок себе и отставила графин. - Иной раз я думаю - можем ли мы вообще давить на них, - глянула на своих студенток. - Непростое время ставит непростые задачи. Кивнула в ответ подошедшему мужчине. - Добрый день, мистер Рикхард. Благодарно улыбнулась возможной родственнице. - Спасибо. Да-да, - усмехнулась, - вы совершенно правы. Не стоит забывать и об их трудном возрасте.

Лёринц Месарош: Отстал по пути от спутниц, поймав внезапно петлю от озера и от неожиданности и силы пережитого едва не вцепившись в стенку. Когда смог прийти в себя, зашел в большой зал и подошел к столу, кивая мужчине, с которым лично познакомиться возможности не было. Да и не до того сейчас, поэтому выбрал место с самого края и достал пергамент и перо, чтобы быстро написать записку и отправить самолетик в полет. После чего убрал все в сумку, придвинул стул к столу и вроде как даже заулыбался, глядя на окружающих.

Эвелин Палмер: Пожала плечами. -Нужно с чего-то начинать. Склонила голову, поджав губы. Сложно. Тихо поиграла пальцами по столу, поглядывая то на подопечных Уоррен, то на нее саму. После долой паузы начала: - Эти дети сейчас здесь, в закрытой школе, далеко от дома и родителей. У некоторых, как вы сказали, родителей вообще нет... Думаю, им не хватает не только мотивации, но и поддержки взрослых. А вы... Вы человек, которого они видят чаще других. Попробуйте дать то, чего им не хватает. Вздохнула, откидываясь на спинку стула. Казалось, что лезет туда, куда не надо. Может быть, так оно и есть. Подняла глаза на подошедшего рунолога. -Здравствуйте,- ответила с легкой улыбкой. И снова переключилась на декана Хаффлпаффа. -Миссис Уоррен, дети вам доверяют?

Ханна Уоррен: Отреагировала аплодисментами на слова директора, награждавшего лучших студентов. Улыбнулась, ведь среди отмеченных была и студентка Дома Хаффлпафф. - Особенности английской педагогики, - сказала уже для коллеги. - Хогвартс много веков был закрытой школой. Даже в те времена, когда сообщество не потрясали войны и прочие несчастья, детям выпадало непростое испытание. Вот вчера они жили в своих семьях, многие даже в школу обычную маггловскую не ходили, а на следующий день они на пол года изолированы от своей семьи и могут лишь довольствоваться письмами. Тем не менее, школы никогда не пыталась заменить детям дом. Преподаватели и деканы всегда были преподавателями, наставниками, деканами, но не родными. Посмотрела на возможную родственницу. - Я нередко слышала от выпускников других учебных заведений, что мы несколько... несколько чрезмерно холодны и отстранены. Наверное, можно было бы долго дискутировать о том, как лучше. Но приходится исходить из реальности и существующих возможностей. Я - типичный продукт английской воспитательной системы. И, вероятно, не тот человек, который способен быть старшим товарищем или другом детям. Да я и не очень понимаю такого смешения ролей. Родители должны быть родителями, воспитатели - воспитателями. Каждому стоит делать то, что у него получается лучше всего. Снова улыбнулась. - Полагаю, они доверяют мне не более, чем любому взрослому, наделенному властью и полномочиями вносить в их жизни ограничения и запреты.

Эвелин Палмер: Похлопала награжденным. -Некоторые студенты вас все-таки смогли порадовать,- едва заметно улыбнулась, обращаясь к Уоррен. Молча слушала собеседницу, пытаясь понять, как можно в таких условиях не сближаться с детьми. Усмехнулась, кивая. -Вот тут я согласна - отстранены. Мне, как человеку, отучившемуся в Шармбатоне, есть с чем сравнить. Хмыкнула на свои слова. -Наверное, не правильно сравнивать. Разные культуры, разные взгляды на воспитание детей. И все-таки я сравниваю,- качнула головой. Покивала на последнюю фразу. Если это и правда было так, то совершенно точно понимала детей. Сама бы тоже не очень доверяла здешним преподавателям, если бы, конечно, они не располагали к себе. Но понять, какие складываются отношения у преподавателей со студентами, сложно. Сама не попадала под влияние преподавателей Хогвартса, будучи ребенком, а увидеть всю картину, находясь в роли наблюдателя не удавалось. -Но вы не уверены?

Ханна Уоррен: Кивнула. - Да, мисс Романова хорошо потрудилась в этом году. А это было непросто, ведь она пришла, когда семестр был уже в разгаре. Поддержала: - Вот-вот, выпускники Шармбатона критикуют нас чаще всего! Выдержала паузу, пока директор приглашал для награждения слизеринцев. - Верно, - согласилась. - Я могу только предполагать.

Эвелин Палмер: -Будем надеяться, что она не расслабится на втором курсе. Улыбнулась, чуть разводя руками. -Пардон. Перевела взгляд на слизеринцев. Молодцы ребята - второй год с кубком. Могут ведь! Улыбнулась, искренне радуясь их победе. Глянула на Уоррен, когда та ответила. -А что если...- не завершила фразу,- Впрочем, не важно.- быстро добавила, помня о некоторых различиях двух школ.

Ханна Уоррен: Уточнила: - Полагаете, вирус лени, поразивший старших, может перекинуться и на нее? - усмехнулась. Кивнула на парня в зеленой мантии. - Начинаю думать, не заманить ли мне на практику мистера Гафта. Вы знакомы? Староста Слизерина. Вероятно, ему есть чем поделиться с моими студентами. Посмотрела на коллегу вопросительно. - М? Что, если... - предложила той закончить свою мысль.

Эвелин Палмер: Пожала плечами. -Вполне возможно. Посмотрела на парня. -Да, он был на семинаре. Удивленно посмотрела на женщину. -Хотите узнать секреты успеха конкурирующей фирмы?- сказала немного шутливо. Не спешила отвечать, думая о том, а нужно ли это вообще. После долгой паузы все-таки завершила фразу: -Что, если дети, я сейчас имею в виду ваших детей,- кивнула в сторону студентов в желтом,- Доверяют вам больше, чем остальным только потому что вы их декан? Конечно, возможно, это не так. Вероятно, относится не ко всем, но все-таки.

Ханна Уоррен: Немного помедлила с ответом. - Скорее, возлагаю надежды, что некоторыми секретами мистер Гафт пожелает поделиться с моими студентами. Возможно, такой опыт будет интересен и полезен нам всем. Перевела взгляд на стол Хаффлпаффа. - Пожалуй, я скажу на это, что ... все может быть? Одно я могу сказать точно - я им доверяю. Вне всякой связи с тем, верят ли они сами мне. Пододвинула к коллеге пирог. - Хотите кусочек?

Эвелин Палмер: Едва заметно улыбнулась. -А ваша староста?- поинтересовалась,- Она что-то предпринимает? Смотрела на коллегу, пока та говорила о доверии. -Главное, чтобы это чувствовали дети. Чуть приподняла брови, сначала не понимая, что происходит. Опустила взгляд на блюдо. Теперь понятно. -Нет, спасибо,- улыбнулась.

Ханна Уоррен: Кивнула. - Она старается. К сожалению, я не застала то время, когда мисс Форанэн сама училась на младших курсах - полагаю, личным примером ей было бы проще вдохновлять факультет. Надеюсь, ей также покажется интересной мысль обменяться опытом с кем-нибудь из старост других факультетов. Конечно, у них разные ситуации, но, уверена, есть и много общих проблем. Положила к себе в тарелку кусок пирога. - Что ж... Я тешу себя надеждой, что это как-то ощущается.

Эвелин Палмер: Глянула в сторону хаффлпаффок. -В любом случае, думаю, обмен опытом не будет лишним,- сказала вполне очевидную вещь. Взялась за чайник. -Чаю?- предложила, притягивая чайник поближе.

Ханна Уоррен: Похлопала студентам Дома Воды, получавшим Кубок. - Вот и главная награда нашла своих героев. Кивнула. - Совершенно согласна. Порой внутренняя факультетская замкнутость идет не на пользу, если иногда не выходить за ее рамки, чтобы посмотреть, как живут другие. Пододвинула чашку. - Спасибо, с удовольствием.

Эвелин Палмер: Похлопала слизеринцам с кубком. -Они славно потрудились. Улыбнулась, разливая чай по чашкам. Когда чашки были наполнены, поставила чайник на законное место. Взяла свою чашку в руки. -Будем верить, что ваша затея принесет плоды. Сделала пару глотков.

Лёринц Месарош: Внимательно следил за происходящем на площадке, отпивая сок и дожидаясь, когда все закончится. Увидев взгляд Дженни и ее кивок, залпом допил стакан. - Разрешите откланяться. Улыбнулся беседующим коллегам и встал из-за стола, аккуратно задвигая стул и выходя из Большого Зала, чтобы сразу свернуть в боковой коридор и оказаться рядом с другим выходом, где его уже ждала Дженни. Молча кивнул и направился следом в сторону подземелий.

Ульв Рикхард: Мероприятие явно подошло к своему логическому завершению. Встал из-за стола. Кивнул коллегам и покинул Большой Зал. Дел предстояло к разбору немало, времени же с началом семестра оставалось все меньше.

Ханна Уоррен: Дождалась,когда директор закончит. Теперь можно было перейти и к ужину. После того, как с едой было покончено, снова обратилась к коллеге, попутно раскланиваясь теперь уже с уходящими преподавателями. - Ну, что ж - впереди у нас каникулы и возможность кое-что прояснить. Надеюсь, я вернусь с новостями. Идемте? Вместе с возможной родственницей покинула пустеющий после праздника зал.

Ульв Рикхард: С учетом временно занятого кабинета, решил принять пищу за столом Большого Зала, тем более, в такое время вряд ли изобилие учеников или преподавателей будет наблюдаться. Подойдя к преподавательской зоне, осмотрел пустые стулья. Занял второй с краю и налил стакан воды. Поставив тот перед собой, погрузился в короткое размышление. Со дня на день должны поступить сведения, полученные в Лондоне.

Дженни Брентон: Обошла стол так, чтобы не разговаривать с преподавателем через этот самый стол. Остановилась в трех футах. - Добрый день, сэр, - начала как-то тихо. Кашлянула, понимая, что вышло совсем неуверенно. - Простите, что я вас отвлекаю... Не удержалась и бросила взгляд на стол. Стакан крови студентов тут бы смотрелся уместнее. - То есть... Если я помешала вам, я тогда... подойду как-нибудь попозже? Но если вы не заняты... Снова глянула на воду. - То есть... если вам удобно было бы выслушать меня сейчас, я... я была бы вам признательна, сэр. Переступила с ноги на ногу.

Ульв Рикхард: Поднял взгляд на голос сбоку. - Мисс Брентон? - внимательно выслушал поток мысли. - Вы можете говорить. Кроме еды, я сейчас ничем не занят. Прием пищи же - процесс не столь не-отлагаемый и не-прерываемый, - выжидающе посмотрел на ученицу. - Присаживайтесь, - указал на соседний стул. - В противном случае мне придется встать, - развернулся вполоборота к девушке.

Дженни Брентон: Отодвинула стул, чтобы сесть. - Спасибо, профессор. Села так, чтобы оказаться лицом к преподавателю и боком к остальному залу. Нервно поправила прядь волос, убирая с лица. - Я ... я хотела спросить, сэр. Вернее... я подумала, что ведь мне совсем не нужна мебель. Для кабинета. Я могла бы просто материализовать ее на Слизерине и перенести в Административное крыло. Ведь мне не нужно что-то ... особенное. А так можно будет сэкономить часть денег. И раз... то есть, если так можно сэкономить, то я подумала... Осторожно подняла взгляд на взрослого, чтобы проверить, с каким выражением на лице он ее слушает. И тут же опустила глаза. - Я подумала, что, может... То есть, я хотела попросить. Может быть, вы бы согласились сэкономленные деньги истратить на некоторые учебники. По Заклинаниям и Защите. Я... я не претендую на то, чтобы владеть ими, сэр. Они могут быть школьными, или как вы пожелаете. Еще раз глянула на рунолога.

Ульв Рикхард: Подождал пока ученица сядет. Выслушал вопрос. - Мисс Брентон, как вам удобнее. Вы можете заказать мебель, либо материализовать, воспользовавшись магией Дома. В любом случае, это не повлияло бы на возможность приобретения учебной литературы, - внимательно посмотрел на девушку. - Учебники нужны лично вам? Или другим студентам? Мне нужно понимать, о чем вы говорите. Индивидуальный подбор материалов, либо же годичная программа на конкретный курс, - поискал глазами горячие напитки на столе.

Дженни Брентон: Озадачилась и не сразу отозвалась. - Спасибо, сэр. Я ... Запнулась. Если она скажет, что учебники лично для нее - он ей откажет? - Это... для меня, сэр. То есть, в будущем они могут пригодиться и другим ... студентам магистратуры. Или преподавателям, когда ... когда профессор Снейп найдет кого-то... кого-то другого.

Ульв Рикхард: Кивнул на ответ. - Хорошо. В таком случае, если я верно понимаю, вам потребуется один комплект литературы? Вы составили перечень авторов и названий учебных пособий? - пробежался глазами по хрупкой фигурке, ожидая увидеть приготовленный список. - Кого-то другого? Ваше желание преподавать уже закончилось, мисс Брентон? - чуть склонил голову набок, пытаясь вникнуть в хитросплетения мысли ученицы.

Дженни Брентон: Тут же поспешила достать из кармана платья листок, сложенный в восьмеро. - О, да! Я тут... Стала торопливо разворачивать и почти протянула свою заготовку взрослому, но спохватилась. - Ой, простите, профессор. Я перепишу на нормальной бумаге, если вы позволите. Отрицательно помотала головой. - Нет, сэр. Но... это ведь неправильно. Я сама еще должна учиться. И если бы профессор Снейп нашел бы кого-нибудь взрослого, то так было бы лучше.

Ульв Рикхард: Хотел было взять листок, но цель ускользнула. - Как пожелаете, мисс Брентон, - улыбнулся уголками губ, не сводя пристального взгляда с ученицы. - Неправильно? Мне кажется, вы слишком много думаете о том, что правильно, а что не-правильно. Не стоит забывать, что это всего лишь оценочные категории. Ярлыки, которые наделяют свойствами определенный предмет реальности. Определенными свойствами, выгодными той или иной группе лиц, устанавливающих и поддерживающих их существование. До момента начала автономного функционирования внедренной нормы, конечно. Стоит ли оно того? - потянулся к бокалу воды и сделал мелкий глоток.

Дженни Брентон: Так же спешно засунула листок назад в карман. - Спасибо, сэр. Я перепишу и пришлю вам сову, если можно. Слегка нахмурилась, пытаясь понять, о чем говорит взрослый, но уже после первого десятка слов сдалась. С таким же успехом он мог выразиться на испанском, добавив несколько знакомых английских слов. Так, для поддержания иллюзии, что сказанное в принципе возможно понять. - Я не знаю, сэр, - только и смогла ответить. Замолчала. Это был вопрос-вопрос или такой вопрос, который больше походил на риторический и от нее не требовалось вообще ничего говорить? Мельком глянула в сторону студенческих столов. Никто из преподавателей не спешил присоединиться к мистеру Рикхарду, и, может, это был знак, что ей стоит попытать удачу? Вдруг сегодня день, когда ей должно повезти? - Профессор, я... если позволите, я хотела еще кое что спросить...

Ульв Рикхард: Не стал комментировать ответ ученицы, понадеявшись, что хотя бы часть слов будет ей взята на размышление. Потянулся было к миске чего-то отдаленно похожего на гуляш, но остановился на половине пути. Повернулся к собеседнице. - Весь внимание, мисс Брентон. Что вы хотели у меня спросить?

Дженни Брентон: Запоздало заметила движение преподавателя, который не терял надежду пообедать, пока она отвлекала его вопросами. Плохая была идея подходить прямо здесь и сейчас. Наверняка, это ужасно бестактно. А сейчас если она спросит то, что хотела, то рунологу может вообще перехотется есть. Глубоко вдохнула. Тут как не поступи, по-нормальному и по-приличному уже не получится. - Профессор, я ... - понизила голос и буквально па пару дюймов подалась корпусом вперед, чтобы едва обозначить секретность того, о чем будет говорить. Уперлась ладонью в стол на случай, если придется очень быстро вскакивать и так же быстро убегать. - Я думаю... то есть, мне кажется, что... что вы... умеете... Запнулась. Как это выговорить-то вообще? Почему никто не пишет инструкцию для начинающих нарушителей закона, желающих преуспеть в этом деле? - Общаться с теми, кто ушел за Завесу, - выдохнула. И сразу выдала, чтобы не успеть испугаться: - Я понимаю, сэр, что это совершенно не мое дело, и я клянусь, если вы скажете, я вообще об этом забуду. И никогда не вспомню. Но позвольте я все же спрошу: вы... вы .... Прикрыла глаза на пару секунд. Ну, как можно быть такой косноязычной?! - Вы не согласились бы ...То есть, я очень хотела бы научиться. Тоже. Как вы. Я понимаю, что это сложно и ... вообще нельзя, но могу я попросить вас рассказать, как... как это можно сделать?

Ульв Рикхард: С интересом наблюдал за манипуляциями собеседницы с положением собственного тела. Никак не отреагировал внешне на вопрос слизеринки. - Зачем вам это, мисс Брентон? - обозначил то, что сейчас имело немалое значение. - Праздное любопытство? Жажда власти? Исследовательский интерес. Что движет вашим юным и пытливым разумом?

Дженни Брентон: Напряженно посмотрела на взрослого. Его интересует только это? И... все? Открыла рот. Закрыла рот. Если "зачем" - это важно, то ей надо очень постараться отгадать правильный ответ. Праздное любопытство отпадает сразу - рунолог не похож на человека, поощряющего любопытство ради любопытства. И власть как-то... как-то не очень. Вот исследовательский интерес, пожалуй, был бы хорошим вариантом, если бы она сама хоть чуточку была похожа на человека с таким интересом. Но она не была. По крайней мере в ее картине мира такой человек явно должен был выглядеть по-другому. Как-нибудь по-рейвенкловски что ли. - Я... Опустила взгляд. Может быть, тут будет уместно сказать, что она - Пожиратель Смерти и выполняет волю Темного Лорда? Ну, да. Если она не похожа на исследователя, то на Пожирателя Смерти она похожа еще меньше. Пожалуй, ее так только засмеют. - Мне... мне нужно найти... одного человека. За Завесой, - нахмурилась, не желая вдаваться в подробности.

Ульв Рикхард: Отказавшись от идеи познакомится ближе с гуляшом, налил кофе. - С каким человеком, мисс Брентон? И для чего вам нужно найти его? - принюхался к напитку. - Вы ступаете на зыбкую почву, при том что не похожи на склонного к нарушению правил человека. Видимо, сама цель для вас немаловажна. Та, что лежит в конце полного опасностей пути. Зачем вам беспокоить тех, кого уже нет в сей реальности в проявленном виде? В своей некогда существовавшей телесной форме.

Дженни Брентон: И сразу пожалела, что не выбрала другой ответ. Стоило попытаться выдать себя за исследователя. А теперь... как теперь объясняться? - Простите, сэр, это... это личное. Посмотрела на свое левое предплечье, на какую-то секунду подумав, что демонстрация метки могла бы быть достаточным аргументом, дабы она не выглядела такой не склонной к нарушениям. Или это плохая идея? - Я владею непростительной магией, - прибавила негромко. - Я чту не все правила.

Ульв Рикхард: С несколько большим интересом посмотрел на представленного в единичном экземпляре ребенка, чуть задержавшись взглядом на розовом платье. - Мисс Брентон, сомнительное достижение, конечно. Однако, если мы предположим, что я владею тем, о чем говорите вы, а вы, в свою очередь, владеете тем, о чем говорите, опять же, вы, - коротко улыбнулся, делая паузу. - У нас назревает занятная перспектива. Мы можем прогуляться по Запретному лесу и вы продемонстрируете мне декларируемые навыки, - дополнил картину происходящего очередным глотком кофе.

Дженни Брентон: Насупилась. Сомнительное? Непроизвольно поправила левый рукав, натянув его до середины ладони. - Я не могу, сэр. Меня... меня учил директор. И теперь... теперь он считает, что это было... Бросила взгляд на стул, на котором обычно сидел профессор Снейп. - Сомнительно. Поэтому... Сбилась. Как-то глупо выходит. Она просит у рунолога научить ее запрещенному, пытается подкупить его своими способностями в таком деле, а он считает это сомнительным. Почему Непростительные - сомнительны, а некромантия - нет? Или он как декан - по принципу - мне можно, а остальным нельзя? - Поэтому я больше ... То есть, не больше, а просто - я не могу вам ничего показать, сэр. Я... я сказала об этом не чтобы... не потому, что ... Опять запнулась. Нет, говорить о том, какой она оказалась неспособной точно не стоит - кто же после этого согласится ее учить? - Я только потому, что вы сказали о правилах, сэр.

Ульв Рикхард: Побарабанил пальцами по столу, размышляя. - Мисс Брентон, давайте определимся, коли у нас сегодня полдень откровений, почему вы не можете показать мне то, что декларировали? Если не возражаете, более четко и осмысленно. Я не планирую вас употребить вместо не сложившегося гуляша. Это номер "раз", - выделил интонацией последнее. - Номер "два". Почему вы желаете получить очередное знание из разряда "сомнительных"? Какова ваша цель? Меня интересует конкретика, не считаю приемлемым в таком деле формулировать причину словом "личное", - окинул взглядом зал, убеждаюсь в отсутствии лишних ушей.

Дженни Брентон: Без особого энтузиазма сформулировала так, как было сказано - конкретно и ясно: - Профессор Снейп посчитал необходимым запретить мне практику Непростительных с помощью Непреложного Обета. Покосилась на гуляш. Помолчала, никак не решаясь перейти к ответу на "два". Нужно было с самого начала говорить так, как она говорила когда-то. Что хочет быть выдающейся и сильной волшебницей, способной овладеть любым запретным искусством. Но теперь было поздно. Теперь надо было говорить правду. - Человек за Завесой - моя мать, - отвернулась, сосредоточенно рассматривая тарелку с печеньем на столе. Убрала руку со стола. Этого будет достаточно?

Ульв Рикхард: Нахмурился, задумчиво посмотрел на большое витражное окно. С мозаикой. Обратил взгляд на собеседницу. - Я не буду более вас расспрашивать, мисс Брентон. Если захотите когда-нибудь рассказать о том, что до сих пор вам причиняет боль, вы знаете, где меня можно найти, - помолчал. - Касательно вопроса... Вы же понимаете: настоящий разговор и любая иная информация, что вы получите в ходе нашего дальнейшего общения по теме, не должна стать достоянием лиц, которым знать этого не полагается, или которым нельзя доверять? - сделал глоток из чашки и поморщился. Достал виргулум из внутреннего кармана, следом из чехла и коротко начертил руну на чашке, подогревая напиток до практически кипящего состояния.

Дженни Брентон: Пересчитала печенье. - Спасибо, - отозвалась негромко. Настороженно глянула на взрослого. Меньше всего он походил на человека, которого могут интересовать чужие жизни и сложности. Впрочем, он ведь умеет быть достаточно вежливым и приятным - она же видела. Вероятно, что-то такое и надо сказать в таком вот случае. Что-то вроде вежливого вопроса о том, как у человека дела, на который точно никто не ждет подробного ответа. - Я не стану докучать вам, сэр, - кажется, смогла и сама изобразить что-то вроде вежливой улыбки. - Это пустяки. Кивнула уже совершенно серьезно. - Да, сэр. Замерла. Неужели, рунолог согласится? - Я не хочу неприятностей ни вам, ни себе. сэр. Задержала взгляд на чашке. Зря она сказала о Непростительных. Наверное, теперь она выглядит хвастливой, болтливой и не очень умной.

Ульв Рикхард: Кивнул на слова ученицы. - Надеюсь на ваше благоразумие, мисс Брентон. Тем не менее, вопрос. Что именно вас интересует? Искусство, которым, возможно, владею я, отличается от ммм... Как вы, англичане, это называете. Прорицаний, если память мне не изменяет. Это точная наука и крайне непростая магическая дисциплина. Для общения с ушедшими за Завесу недостаточно вводного курса для чайного сосуда. Вариантов два: либо процедуру проводит специалист, владеющий навыком профессионально, либо навык получаете вы. Однако, до момента обретения сего мастерства придется пройти весьма непростой путь постижения и обучения древнему искусству. Посему, хотелось бы понимать, о чем вы ведете речь.

Дженни Брентон: Еще раз покивала. - Да, сэр, я ... я обязательно буду благоразумной! И растерянно замолчала. Что ее интересует? - Я бы хотела... хотела сама попробовать, сэр. Если можно. Но я плохо представляю себе структуру этой науки. В библиотеке нет про это книжек. Но если там есть какой-нибудь раздел про убийства и еще что-то такое, я бы ... я бы не хотела... вот эту часть, сэр.

Ульв Рикхард: Удивленно поднял бровь. - Убийства? Мисс Брентон, не стоит верить во все, что слышите. Я не буду отрицать, что, как и в любой магической дисциплине, в этой имеют место весьма специфические практики. Однако, и случаи их применения весьма специфичны, - аккуратно отпил кофе. - Полагаю, что мало кто из нынешних магов, в принципе, представляет себе, что на самом деле входит в дисциплину, ставшую, в большинстве своем, жертвой домыслов, предрассудков и психически больных носителей дара магии. Хотя, не отрицаю, что без участия последних, ряд аспектов предмета вряд ли был бы раскрыт, - отставил кружку. - Остановимся на следующем: ожидаю список литературы и информацию о месте проведения занятий. Сами понимаете, что в замке подобные практики неприемлемы и нежелательны своим раскрытием. У вас есть идеи?

Дженни Брентон: Наморщила лоб, пытаясь представить, какие это специфические практики. Жертвоприношения? - Сэр, а ... - забеспокоилась, услышав о психически больных. - Простите, я не знаю - это ... безопасно для мага? Я же не ... не превращусь... Замялась, подбирая слова. Становиться кем-нибудь таким, ужасно похожим на труп, как это показывал мистер Рикхард с лесу, совершенно не хотелось. - Во что-нибудь... что-нибудь... нечеловеческое? Наконец, нашла какое-то не слишком обидное слово. Оставалось надеяться, что мистер Рикхард не примет это на свой счет. - Не в замке... - повторила, мысленно перебирая возможные места. Рассеянно глянула на столы студентов. Возле озера? Это заметно. В лесу? Опасно. У нее в кабинете? А вдруг кто-то войдет. - Я не могу покинуть территорию Хогвартса, а тут... Может быть, вы бы согласились на вариант с Визжащей хижиной, сэр?

Ульв Рикхард: Чуть склонил голову набок. - Нечеловеческое? Что вы имеете в виду, мисс Брентон? - задумался на предложение. - Визжащая Хижина? Что это? Звучит весьма... визжаще. Опишите место. Насколько там достаточно пространства для практик? Насколько оно удалено от Замка. И насколько посещаемо? Не только студентами, но и преподавателями.

Дженни Брентон: - А... - только и смогла произнести. Мысленно пожалела, что не прикусила язык. Ну, в кого она ,в самом деле, может превратиться? Даже если такое возможно - она-то такое не сумеет! А теперь вот объясняйся, что она имела в виду! - Я... простите, сэр, я глупость сказала. Это в детских книжках пишут, что маги, которые практикуют что-то такое, становятся какими-нибудь... чудовищами? Личом. Или личем. Простите, я не знаю, как правильно. Поспешила объяснить, чтобы не наговорить лишнего: - Это... это в лесу, сэр. Ближе к тому краю леса, который, в свою очередь, ближе к Хогсмиду, сэр. Там... наверное, когда-то там кто-то жил. В этом веке, ели судить по мебели. Но уж давно дом пустует. Его так называют, потому что там, по слухам, жили приведения. Но я там никого не встречала, сэр. Там... там два этажа и подвал. На первом этаже большая гостиная, а за ней маленькая кухня. Кое какая мебель. А на втором есть спальня и ... и все остальное. Это где-то... где-то минут тридцать идти от замка, сэр. Я там бывала иногда с друзьями. Но больше там не видела никого. То есть... то есть не совсем, сэр, - поправилась. - На втором курсе я там встретила декана. Профессора Снейпа. Но он туда пришел потому, что кто-то его позвал. Правда, если там не топить, то там будет холодно, сэр. Но.... но я могла бы прийти пораньше и растопить камин, - с готовностью предложила.

Ульв Рикхард: Покачал головой. - Мисс Брентон, вы явно любите почитать чего-нибудь эдакое перед сном, а потом, наверное, кошмары снятся? - улыбнулся одними губами. - То, о чем вы говорите - легенда. Фантазия из нашего прошлого. Мечта о бессмертии, достижимом любым способом. Тем более, если опираться на "фольклор", для становления существом эдакого толка требовалась колоссальная магическая мощь и огромное магическое мастерство. Лишь великие маги были способны на перерождение сего порядка. Превращение в существо иного рода. Могущественное, бессмертное и самое главное - сохранившее разум в полном смысле слова, - выслушал описание. - Да. Пожалуй, место подходит. Думаю, вам заранее следует его осмотреть и приготовить для комфортного нахождения.

Дженни Брентон: Отрицательно покачала головой. - Нет, сэр. Немного расслабилась. Переродиться не получится. Уточнять дальше, как бы так не стать кем-то, похожим на мистера Рикхарда, расхотелось. - Я поняла, сэр. Кивнула. - Да, сэр. Когда я могу... начинать?

Ульв Рикхард: Встал из-за стола. Принять пищу особого желания так и не возникло. - По мере своего желания, мисс Брентон. Можете прямо сейчас. С завтрашнего дня я готов выделить время на лесное мероприятие. На сей лирической минуте позвольте откланяться, - кивнув ученице, покинул Большой Зал.

Дженни Брентон: Посмотрела на преподавателя снизу вверх. - Спасибо, сэр! Хотела как-то обозначить, что она готова отстать, и мистер Рикхард может спокойно пообедать, но поздно сориентировалась. Зато вовремя поняла, что вскакивать и убегать чревато столкновением со взрослым и со стульями. Осталась сидеть. Провела рунолога взглядом. Он же, наверняка, понимает, что это из разряда благотворительности - маловероятно, что она сможет чем-то отплатить преподавателю за потраченное время. Зачем ему это тогда? Вряд ли всемирное общество некромантов дает грамоты за каждого завербованного новичка. Спохватилась, что дальше рассиживать за столом преподавателей неприлично - кто-то может решить, что она здесь вознамерилась пообедать. Быстро встала и покинула зал.

Ашер Шафик: Собирался поужинать. Но… на ужин сегодня в школе было какое-то форменное безумие. Остановился у торца стола, наблюдая за происходящим и с трудом удерживаясь от фейспалма. - Гм… Директор. Совершеннолетние студенты с пятью годами обучения против армии авроров и пожирателей? Вы серьезно? Возможно, когда я доживу до четвертого десятка лет, мне станет скучно, и я решу красиво уйти из жизни. Это ваше право, ваши взгляды, ваша жизнь. Но у вас тут неопытные студенты, ставшие совершеннолетними едва ли не вчера. У них нет другого дома, они последние годы живут в замке, слушают вас, проникаются вашими идеями. Вашей правдой. Конечно, им хочется теперь умереть за горгулий и портреты, потому что они не представляют себе мира вне. Но это для вас его, может быть, нет. А мисс Теон влюбится, выйдет замуж, заведет детей, купит домик в Хогсмиде, будет крапиву выращивать. Ее воинственная подруга закончит обучение на деньги министра, станет каким-нибудь ученым, будет что-то полезное открывать и создавать. Мисс Форанэн так проникнется вашими идеями, что будет еще много лет работать в подполье, помогать другим детям, семьям. У них есть для чего жить. Гоните их в три шеи, а? Если хотите, я вам помогу. Если вы не сможете выгнать из замка пятерых недомагистрантов, как вы планируете с аврорами воевать?

Ричард Нортон: Вошел в зал вслед за Снейпом, поминая его самыми неприличными словами из своей коллекции. Просто потому, что Большой зал с его едой видел где-то в гробу Мерлина, терпеть не мог общие посиделки, да и коллег - тоже. Улыбочки, вопросики, вот вам салатик на тарелочку - волшебницы всех возрастов всегда были одинаковыми. А еще сплетни, слухи, новости - мерзость! Но сегодня прийти пришлось. И, пожалуй, в первый раз не пожалел, что пришел. Покосился на незнакомого типа, сообщившего примерно то же, что хотел сказать он сам, только приличными выражениями, и сложил руки на груди. - Я тоже в деле. Теон, Граффад, Нильсен, не уйдете сами - швырну в камин за шиворот как нашкодивших котят.

Джаред Морган: Подошел к мужчине в странной шапке. Надежда на адекватность человека с помпоном на голове не умирала. Чуть склонил голову, приветствуя. - Мистер Нортон, Джаред Морган. Кивнул на директора. - Вам виднее. Какие точки основные?

Ричард Нортон: Поднялся из-за стола, с сомнением глядя на мужика в костюме и галстуке. С таким лицом и прической не воевать, а бумажки на столе в архивах перекладывать! - Ты кто? - задал самый важный в данный момент вопрос. - Муж, брат? Кивнул на стол Рейвенкло, объясняя этим жестом, что именно имеет в виду. Ну а кто эту Морган знает? В ее возрасте давно пора замуж! - Что умеешь? И этот вопрос тоже был важным. Если Морган в чарах и в боевой магии дуб дубом, пусть лучше объявления на ёлках развешивает. Для кентавров и акромантулов.

Джаред Морган: Серьезно уставился на Нортона. С сомнением уточнил и следом ответил, чтобы избежать еще большей потери времени. - Брат. Трансфигурация и ЗОТИ. Я прошел? Теперь можем к защите замка вернуться?

Ричард Нортон: Кивнул задумчиво. - Брат - это хорошо. Не так расстроится. И потянул мужика к задней двери, ведущей от стола преподавателей в холл. - На мне земля, на тебе воздух. Крыша, башни Рейвенкло и Гриффиндора, каминные трубы. Сигнальный периметр на замок я поставлю, а ты по балконам и окнам дополнительно пройдись. Вдруг будет десант на метлах? Заодно двери балконные укрепи, можешь их в кованые ворота превратить - или что ты там умеешь? Один мой знакомый трансфогуратор... На губах появилась мечтательная и вполне человечная улыбка. - Умел все превращать только в тумбочки. Надеюсь, у тебя спектр возможностей пошире.

Ашер Шафик: Подтянул к себе графин, налил содержимое в стакан. - А, то есть голосования не будет? - улыбнулся, услышав вердикт директора. Вздохнул, сделал пару глотков. Собственно, чего было ожидать? С одной стороны психи, с другой - такие же. Но эти хоть сами самоубиться пытаются, а те предпочитают портить жизнь окружающим. - Да, - кивнул. - Я ухожу. Могу провести детей до камина. И... Нашел взглядом только одну свою магистрантку. - И мисс Форанэн дайте мне в провожатые? Расскажу ей по пути за пять минут технику безопасности для желающих выжить и не только. Поможет вряд ли, но я хоть попытаюсь. Посмотрел на двоих заговорщиков - одного бородатого, а второго в шапке, с некоторым сочувствием. Вот что заставляет людей заниматься такой ерундой добровольно? У них что - жены-скандалистки, семеро детей дома и коза, что помереть в Хогвартсе для них лучший вариант? Ощутил сигнальные чары из холла. Потянулся за палочкой.

Джаред Морган: Оценил циничность Нортона. Где-то в глубине души, очень-очень глубоко, надеялся, что до этого не дойдёт. Отошел от стола вместе с помпоновым предводителем. Вскинул брови, замечая. - Окна и двери? Давайте мы не будем ерундой заниматься. Сигнальные лучше ставить на всё помещение сразу, разве нет? И да, я не говорил про магистратуру по Заклинаниям. Так что сигнальные полностью на Вас, мистер Нортон. Вон, - кивнул на Снейпа. - У него есть читерский клубок. Вот с ним я смогу сигнальные поставить. Уточнил громче уже у директора. - Мистер Снейп, найдётся еще один клубок? Вздохнул, продолжая. - Мне проще с трансфигурацией маяться. И давайте без кованых дверей. Материал сопротивляться будет. Вздохнул. Трансфой занимаются самые неленивые.

Абелард Доннер: Поднялся и подошел к столу преподавателей. Поймал клубок, взглянул на него и убрал. Кольцо надел на указательный палец. Кивнул, и добавил бесцветным тоном, будто, экономя слова: - Понял. На связи. Развернулся направился прочь из зала.

Ашер Шафик: Кивнул директору. - Спасибо и вам. Взял со стола яблоко, подбросил свободной рукой и поймал. - Именно, мисс Форанэн. Самостоятельно. Разрешаю вам применить чары к особо непослушным. Я в вас верю.

Патрик Уэйн: *невидим под действием чар Завис на безопасном расстоянии от окна, чтобы не пострадать самому. Мысленно прикрепил к окну модифицированный вариант навозных бомб. Запаха нет, рванет сильнее, для детонации не нужно швырять – достаточно приказа мага-взрывателя. Расположил бомбы по периметру большого окна, добавил десяток в центр, крепя то к стеклу, то к раме. Закончив работу, отодвинулся на безопасное расстояние и… - Пли! – громко приказал бомбам сработать. Сильный синхронный взрыв всех установленных бомб. Окно не выдерживает – разбивается стекло, ломается рама. Взрывной волной осколки и ошметки разбрасывает во все стороны на добрый десяток метров. Разлетевшееся к дементору окно – прекрасно сработано! Резкий взмах палочки. - Bombarda! – произнес четко, но тихо. Отлетел в сторону.

Заклинания: Окно за столом преподавателей со звоном разлетелось.

Джаред Морган: Покачал головой. Нет, не такой трансфигурацией. Посмотрел на Снейпа. - Для этого мне нужны личные дела всех, кого условные собаки должны считать безопасными. Это опять же время. И вздохнул. Кто первый встал, того и тапки. Вот Доннер смылся с клубком, Нортон с сигнальными. А Морган стоит, как дурачок и пытается понять, чем же может быть полезным. При звуке бьющегося стекла, пригнулся, инстинктивно прикрывая руками голову и отходя еще дальше от стола, хотя его тут осколки не могли задеть. Быстрым шагом дошел до стены и встал, так чтобы не быть видимым из окна, вытащил волшебную палочку. Черт, ни покровов, ни заклинания невидимости. Что он тут делает?! Только сейчас заметил сестру. Ника! Она же уходила с порт ключом. Хмуро провожал взглядом убегающих девчонок. А теперь задание первое. Найди врага, когда ты заметен, блин, издалека. Попросил директора. - Мистер Снейп, если у вас внезапно не завалялись покровы, можете пожалуйста прислать домовика с флаконом? Думаю, я не успею сбегать до лазарета и обратно.

Ричард Нортон: Отойти от стола далеко не успел - все Снейп с его дурацкими объявлениями! Почему нельзя было выдать всю информацию за раз, а не порциями? Кто сейчас, когда остались считанные минуты, побежит к лазарету за зельями? Кивнул Моргану, поддерживая предложение заняться трансфигурацией, но высказать его вслух не успел - мощная бомбарда разнесла окна. Прикрыл стулом голову, защищая ее от осколков, и бегом двинулся к окну, чтобы восстановить разбитое окно привычным заклинанием. - Reparo! Искать гада было рано. Не развязывать же бой за спинами студентов! Сначала пусть уйдут последние дети. Обвел взглядом столы, убеждаясь, что Доу не стал играть в самоубийцу, и тоже исчез, и только после этого вышел в холл сам. Если атака планируется с воздуха - защиту нужно ставить оттуда же.

Рудольф Ларсен: Преодолев достаточное количество препятствий на пути в Хогвартс, чтобы потратить на него пару часов времени и приличное количество сил. Сам Замок он практически пробежал, видя следы нападения и эльфов, снующих туда-сюда. Отсюда напрашивался вывод, который и подтвердился - все уже завершилось. По крайней мере, на данный момент. Бесшумно проскользнул на место с края стола для преподавателей, который пустовал. Оглядел зал внимательно, примечая и поредевшие ряды, и эльфов, которые и здесь приводили все в относительный порядок. И где брат с племянником?

Лёринц Месарош: Насмешливо посмотрел в спину двойнику, который сразу пошел к цели... и сам же сразу нашел взглядом Нику, отчасти понимая Лёринца. Убедился, что та цела и с интересом болтает о чем-то с Дженни и куратором Гриффиндора, и под начинающуюся речь Снейпа прошел к преподавательскому столу - пустому, не считая бодро выглядящего профессора Ларсена. Не стал заводить светские беседы, сев достаточно далеко и просто молча начал слушать директора.

Зергиус Доннер: Боком, вдоль стенки прошел к столу. У братьев же должна быть одна фамилия, правда? И как вообще начать разговор? - Здравствуйте, мистер Месарош? Я могу к вам обратиться? Показал шину на левой руке. - Вроде ничего серьезного, но мне велено показаться.

Лёринц Месарош: Отвлекся от речи Снейпа, когда к столу подошел Зергиус Доннер. Мягко улыбнулся, кивая. - Конечно, я тоже колдомедик, как и... брат. Запнулся, но с каждым разом говорить это выходило все легче. - Кем велено-то? Похлопал по стулу рядом с собой. - Ты сядь, чтобы не мельтешить и не мешаться. И для начала расскажи, что случилось.

Зергиус Доннер: С улыбкой закатил глаза. - Отцом, деканом.. Продолжать? Усмехнулся и сел рядом. - Я прокатился на Ночном Рыцаре. Конец истории. А если серьезно, то не удержался и вот, как-то прилетел. Пока не зафиксировали было больно. Сейчас уже не очень. Осмотрел зал. С преподавательского места всё выглядело немного иначе.

Лёринц Месарош: Пауза в речи директора затягивалась достаточно, чтобы попытаться разобраться с травмами без перемещения в лазарет. Достал палочку и сосредоточился, делая максимально незаметное движение палочкой, восстановив в памяти настройку. Посмотрел на слепок и вздохнул. - Придется все же в лазарет после всего этого. Нужные зелья у меня там, мистер Доннер. Замолчал. Подумал, что прозвучало не так. Улыбнулся слегка натянуто. - У моего брата. Там. В лазарете. В общем, как собрание закончится - приходите, хорошо?

Зергиус Доннер: Не сильно обеспокоился, но вздохнул. Оставалось надеяться, что всё быстро заживет. Болеть он не любил. Не заметил ничего особенного в словах целителя.. Пока тот не поправился. Впрочем, не стал придавать этому значения, для его носа здесь явно места не было. Кивнул с улыбкой. - Хорошо, сэр, спасибо, я обязательно зайду. Поднялся и осторожно направился по направлению из Зала. Не смог удержаться от внимательного взгляда, адресованного более волосатому колдомедику. Хмыкнул, едва заметно пожал плечами и пошел дальше. Проходя мимо жёлтого стола, нашел глаза Илоны и мотнул головой на двери, приглашая последовать за ним. Как говорится, если еда не идёт к студентам, то студенты идут к еде.

Лёринц Месарош: Дождался, пока все начнут куда-то расходиться - и, в первую очередь, сам Снейп. Пустующий теперь преподавательский стол явно намекал на то, что и ему пора. Быстро разглядел своего... брата в компании Дженни. Ощутил острый укол ревности, но после остановился: нельзя ревновать к самому себе. Нельзя же? Уже вставая с места, убедился, что и Ника не сидит без дела, направляясь с куратором Гриффиндора... видимо, в учительскую. Вот и славно. Задвинул стул, постоял пару секунд в размышлениях, но после не стал делать ничего, развернулся и вышел из Зала.



полная версия страницы