Форум » СТОЛЫ БОЛЬШОГО ЗАЛА » Стол Дома Слизерин (продолжение) » Ответить

Стол Дома Слизерин (продолжение)

Большой Зал:

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Натан Уизерби: Вынырнул из своих мыслей, когда обнаружил, что еда стала принимать какой-то не совсем вкусный привкус. Вскоре обнаружил, что это была вилка, которая просто находилась во рту все то время, пока расставлял мысли по полочкам, освобождая еще одну - для нового учебного года. Вот только сам пока еще не считал себя второкурсником. И не будет считать себя таковым до тех пор, пока не сдаст экзамен по трансфигурации. Положил вилку на тарелку, встал, распихал по карманам побольше фруктов и вышел из зала.

Дженни Брентон: Находясь на пути в подземелья решила завернуть в Большой зал. Как раз в перерыве между обедо-ужинами, когда домовики еще не успели убрать остатки студенческой трапезы, зато сами студенты уже разошлись. Подошла к столу с твердым намерением взять хоть что-то. Намерением, которое изо всех сил пыталось побороть нежелание организма вообще смотреть на все это, не то что представлять, как это будет поедаться. И только после третьего раза мысленного перебора всех продуктов, лежавших на столе, список отвергнутой еды удалось сократить. Взяла кусок хлеба и апельсин, вышла из зала.

Грегори Гафт: Вывернул из спальни в зал. Чувствовал себя сомнамбулой. Еще бы...столько спать. Голова как-то плохо варила. Совсем плохо. Зевнул, подошел к факультетскому столу, накидал себе в тарелку всякой еды. Принялся хомячить, постепенно выстраивая по порядку свои мысли.

Грегори Гафт: Наелся. Мысли, наконец, прояснились окончательно. Декан...потом. Сначала - другое. Вышел из-за стола и направился к выходу из школы, по пути все обдумывая.

Сова: Этому столу газеты тоже достались. Ухнула, избавившись от груза, и улетела из замка.

Пророк: Подлетел к столу и оставил на видном месте листовку, перелетел к следующему.

Почтальон: И сюда уронил газету.

Дженни Брентон: Прошла к столу вместе с Гафтом, которого встретила у самой двери. Заняла привычное место рядом с другом. Подняла взгляд на заговорившего директора. Что бы он ни сказал, надо не забывать делать вид, будто слышит это впервые. Но уже после слов о возвращении Темного Лорда отвела глаза. Побледнела, ожидая ежесекундно, что вместо общих слов и фраз сейчас прозвучат их с Гафтом имена. Или всем и так достаточно намека, чтобы понять, кто именно из учеников присягал Ему? Бесцельно покрутила в руках стакан молока не в силах отделаться от впечатления, что сейчас вся школа смотрит на их стол.

Элис Граффад: C небольшим опозданием вошла в Зал, привычным, но давно не хоженным маршрутом подходя к столу своего факультета. Кивнула уже сидящим там однокурсникам, прислушиваясь к речи декана. Или уже не декана, но директора? В общем, ничего катастрофически нового и внезапного в этой речи не было, кроме... самого факта столь открытого рассказа. Фактически ведь это означало начало открытой войны? Бросила взгляд на Грега с Дженни. Что это будет значить для них?

Элис Граффад: Выслушала слова декана, все больше хмурясь. Цензура возвращается? Подняла руку: - Сэр, проверяться будут только посылки. Или и письма, доставляемые совиной почтой тоже?

Элис Граффад: Выслушала внимательно, кивнула, но все же продолжила аккуратно: - Сэр, это правило распространяется на всех, или предполагается, что для чьей-то корреспонденции возможны... исключения? Помолчала, затем добавила: - Правильно я понимаю, сэр, что студенты никак, ни при каких обстоятельствах, не смогут покинуть школу ранее, чем после конца обучения?

Натан Уизерби: Вместе с Ино подошел к столу как раз в тот момент, когда декан начал говорить. Коротко кивнул слизеринцам, приветствуя, сел и весь обратился в слух. Хотя делать этого было не обязательно: во-первых, декан говорил достаточно громко, во-вторых, было достаточно тихо, а в-третьих, в принципе, и так уже знал суть разговора. Осталось только выслушать это из уст новоявленного директора, чтобы точно поверить в происходящее. Дослушав до конца, огляделся, чтобы попытаться понять настроение сидящих за другими столами. Уловил движение за гриффиндорским столом, но не придал особому значению: ясно как белый лист, что те пытаются вычислить, кто среди слизеринцев относится к тем самым детям, которые, будучи обманутыми, присягнули на верность. Мельком посмотрел на побледневшую Дженни и Грега, но затем вновь уставился на декана. Вернее, директора. А сам, кажется, просто воспринял информацию как должное. Хотя слова "если этот бастион падет - не останется вовсе ничего" заставили немного вздрогнуть.

Элис Граффад: Удержалась от скептического выражения лица, услышав ответ декана. Отвела взгляд. Ответ "ничьи письма" был вполне однозначен. Он - ничьи. Разумеется. Конечно. Вздохнула. Декан уже все решил. Все решил за всех. Причинять добро и наносить помощь - отличный повод решать за всех. Перевела взгляд на подошедшее молодое поколение. Вот уж у кого недовольства не будет.

Дженни Брентон: Вскинула глаза на заговорившую Элис. Испытала досаду - какой смысл хоть о чем-то говорить с предателем? Но почти сразу обуздала себя - смысл был, и стоило быть благодарной слизеринке, что она задает эти вопросы, по сути, за них с Гафтом. Ей ведь некому писать, некого посещать за пределами школы, это им важно услышать ответы. Перестала вертеть стакан, вслушиваясь в слова директора. Первым делом представила письмо ее отцу с объяснением всего этого. Нахмурилась, заставляя себя сосредоточиться на главном. Что ее теперь ждет? Верить в то, что ее письма без посылок не станут читаться, было бы глупо. Хогвартс до выпуска станет ее большой тюрьмой. Но это не страшно - если колдомедик достиг своей цели, то Темный Лорд уж знает, что она - не предатель. А вот год иметь официальный повод не являться в штаб... Спешно сделала глоток, не различая вкуса молока. С опаской прислушалась к себе. Облегчение. Не учить Непростительные, не подвергаться наказаниям, не вызывать неудовольствие, не теряться в тщетных попытках понять, что от нее хотят. Краем глаза заметила, что за столом есть и младшие слизеринцы. Знают ли они, чей это проигрыш сейчас?

Грегори Гафт: Уселся рядом с Брентон, улыбнулся подошедшей Элис и принялся слушать всю эту…захватывающую, душещипательную информацию. Ай-ай-ай…у власти Пожиратели Смерти. Еле удержался от того, чтобы не схватиться за голову. Декан был одним из них…потом, почти сразу стал шпионом. Пропитался искренним восхищением. Вот герой же! Настоящий! Надо, надо будет обязательно всей школой скинуться и поставить новоиспеченному директору памятник… за высокие моральные качества – прежде всего. Это же надо так…уххх прям… «В общем, речь не об этом». Ух, да он еще и скромняшка… стесняется. Не стоит! Не стоит, о, во истину лучший из слизеринцев! Говорите больше! Пусть каждый проникнется вашим примером – истинного благородства, преданности своим идеям, следования пути истинного слизеринца. Но декан таки соскочил с темы. А жаль. И тут понял, что начал внутренне паниковать…Ой-ой-ой, деметнор…Темный Лорд вернулся…Мерлин, а ведь и не догадывался…какой ужас-то! На этой фразе вот точно надо было начать активно паниковать…биться в истерике… и че-нить еще делать, что положено делать услышав такую…ужасающую…о да! Леденящую кровь тему… Дементоровы подштанники…Темный Лорд – маньяк… темный Лорд интересуется детьми. Вот это вообще …да просто уму непостижимо! Ужаснулся. О…а этом моменте необходимо…просто необходимо разразиться аплодисментами! Герои! Спасители! Избавители… А еще надо было бы пустить слезу….Но удержался – во истину – титаническим волевым усилием…не поддался эмоциям… Он же мужик, в конце концов! Потянулся за графином, дабы плеснуть себе соку. Плеснул. Сделал глоток. Вернул свое внимание к оратору. О, это не главное? Мерлин… что же будет дальше? Медленно, проникновенно помотал головой. Оплот ценностей…последний бастион…если он падет… О нет! Только не это! Последний бастион должен выстоять! Дорогой директор – вся надежда на вас и на ваших героев! Не дайте нам нравственно упасть…не дайте темным силам научить нас всякой глупости… Защитите нас… Мы вас любим! Поцокал языком. Точно… Нельзя допустить, о, директор, чтобы кто-то обманывался… Нельзя! Детям – мороженное! Мороженное – великая цель! Эта цель должна освящать наш путь! Верно! Верно! К дементору славу, знания, путь слизеринца. К дементору опасности. К дементору испытания. В топку Наследника Салазара! Мороженное – вот единственно верное желание ребенка! Особенно вдохновился последним пунктом. Убежище…нет, следует называть Хогвартс не убежищем, а теплицей…в котором будут жить тепличные растения, не знающие холода, получающие вовремя удобрения, не имеющие представления о том, что там, за стеной их может ждать что-то…помимо регулярно поступающего удобрения. Жизнь растения – о да…она прекрасна и удивительна! Во истину. Улыбнулся Элис. Хорошие вопросы. Но стоит ли на них ждать честные ответы? Понятно ведь что здесь – частичная правда. Разве не понятно, что все, кто доверился декану, делился с ним своими переживаниями – безусловно будут исключением…из правила. И вот это тоже понравилось «Визит к родителям тоже возможен, при условии, что дом родителей защищен заклятием Фиделиус….» и так далее – че он там еще сказал. Декан был великолепен. Понятно ведь, что вот лично ему, Гафту, на энное количество лет запрещено будет покидать теплицу. Это же очевидно. Какой же декан все-таки чудесный, замечательный, внимательный, заботливый…учитель. В истину это так! Хмыкнул, глотнул еще сока. Подбадривающе поглядел на Брентон. Че-то она неважно выглядит... Надо же радоваться! А она че-то… Помотал осуждающе головой. Нельзя так. Кивнул двум слизеринцам-младшекурсникам, которых заметил – только что.



полная версия страницы