Форум » СТОЛЫ БОЛЬШОГО ЗАЛА » Четырнадцатое февраля. Утро. Возвращение детей из царства Пуговичника. » Ответить

Четырнадцатое февраля. Утро. Возвращение детей из царства Пуговичника.

Большой Зал: В Большом Зале стоит елка, а сбивающиеся с ног эльфы пытаются сдирать со стен непонятно каким образом возникающие на стенах сердечки.

Ответов - 50, стр: 1 2 3 4 All

Владилен Мун: С видом "Да вы издеваетесь?!" посмотрел на палку-лошадку. Лошадка посмотрела на него в ответ. Прищурил глаза, хитро улыбнулся и, оседлав слава Мерлину не гламурный подарок, с гиканьем проскакал круг по Залу. Когда вернулся, заметил, что в Зале народу прибавилось на Эмили-которая-с-Рейва. - О, Эми, привет! Спасибо, это замечательный подарок, не знал, что ты ещё рисуешь. А я вот что-то не приготовил подарки... - смущённо пробормотал, чувствуя неловкость. Но стоило ему только взглянуть на портрет, как все мысли отодвинулись на задний план, оставив только восхищение портретом. - Ух ты... Никогда не замечал, что профессор Гардинг такая... Такая... Красивая! И эти корзинки... Неужели она и правда их так любит? А она сама их плетёт? Мне обязательно стоит подарить ей такую, в её коллекцию! - умилённо улыбался, чуть ли не пуская слюни, не отводят взгляд от портрета.

Эмили Джойс: *не слушая никого, оглянулась на столы в поисках пирожков. - Мне казалось, Джон любит котлеты... Но котлеты не богаты белками и углеводами, поэтому он такой худой. Ему стоит кушать пирожки. Много пирожков. И тортики. И закусывать сахаром. *с этими мыслями побежала к столам набивать карманы мучными изделиями

Эмили Лонгман: Хохотнула, отвлекаясь на боевого коня Влада. - К твоему сведению, того, который из картины был, звали Мерлин. Можешь передать это имя по наследству своему новому.. другу. И заглянула в портрет, полученный мальчиком. - По-моему, это просто фантазия автора.. никогда не видела у неё коллекцию плетеных корзин в кабинете. Хотя.. может она прячет их дома? Но всё равно, больше похоже на фантазию, так и знай. Не то что зеленолицый Натан. Поймала себя на мысли, что в таком виде он очень даже ничего. Закусила губу, раздумывая, откуда взялось это странное чувство, если общаются они, мягко говоря, никак? А когда и общались, то приятным это общение назвать было ну никак нельзя. И вообще, он же противный! Но милый.. Тряхнула головой, провожая задумчивым взглядом Эмили, рвущуюся смести со столов всё сладкое. Может это потому, что в жизни он совсем не такой зеленый? И если это исправить.. Рассеянно махнула рукой Владу и двинулась на выход.

Хелен Форанэн: С интересом понаблюдала на "внезапно влюбившихся" ребят и усмехнулась, почувствовав некоторое облегчение, что в этом году ее массовая любовная лихорадка не коснулась. А значит, можно спокойно наблюдать, как сходят с ума остальные. Еще никогда не наблюдала со стороны за этим действом.

Эмили Джойс: *подошла к Хелен, пытаясь отдышаться. Сегодня пришлось малость побегать. - Хел, ты же просила свой портрет? Я нарисовала. Ты такая классная вышла. *Но сама того не подозревая вручила девочке портрет профессора Махпии. На нём суровый декан Рейвенкло был нарисован в розовом свитере, на котором были изображены играющиеся котята.

Владилен Мун: - Мерлин? Отличное имя, пусть будет Мерлин, - ответил Эми, едва осознавая, что говорит, поглаживая игрушечного коня по плюшевой гриве чисто машинально, пытаясь не то сосчитать, сколько корзинок нарисовано на портрете, не то разглядывая светлые, едва ли не светящиеся волосы профессора Гардинг. - Нет-нет, я знаю, профессор Гардинг любит корзинки! Особенно с пирожками... - мечтательно проговорил, всё теснее прижимаясь к портрету, касаясь его руками. Когда Эмили принесла ещё один портрет для Хелен, где-то краем сознания отметил, что какие-то странноватые у неё портреты. Но только не его Аланочка! Она прекрасна, божественна... Нет, надо срочно завоевать её сердце! План появился почти мгновенно, и, оседлав своего верного Мерлина и гордо задрав голову, умчался из Большого зала, аки рыцарь, в сторону башни Гриффиндора.

Хелен Форанэн: С некоторой опаской взяла портрет, подозревая, что сейчас точно опять попадет в историю. И попала...С портрета на нее смотрел Ноа Махпия, такой умильный в этой своей рубашке розового цвета с играющимися котятками. Наверняка он их любит. А может даже и коллекционирует. Нужно достать еще одну такую рубашку. Срочно! И прислать Ноа. Он наверняка будет в восторге. Точно. Стопроцентно. Спохватилась и убежала на Рейвенкло.

Тоширо Яо: Вывалился из зеркала на волю и тут же свернул петлю.

Каллипсо Брюс: Вышла из зеркала и увидела мешок. Любопытство взяло верх, потому заглянула внутрь: - Так, где там мои рабы?

Зергиус Доннер: Вышел из зеркала и подошел к Каллипсо и мешку. - Что ты думаешь по этому поводу?

Каллипсо Брюс: Обернулась на мальчика со странным именем, с которым так и не удалось поговорить. Чуть нахмурила брови: - О чем ты? О практикуме? Лично мне долго будут сниться кошмары об этом Пуговичнике,- вздрогнула, так как по спине поползли неприятные мурашки,- Бррр... Он ужасен.

Зергиус Доннер: Произнес с ухмылкой: - А мне он понравился. Да, его власть - одна из крайностей, но люди до его пришествия - много хуже. И пусть карательными методами, но порядка он добился. Так чего же в нем ужасного? Между делом тоже заглянул в полупустой мешок.

Каллипсо Брюс: - Нее...- покачала головой,- я не про его методы. То, что сказал Санта вполне себе вразумительно. У Пуговичника достойное место в социуме тех людей. Но...- пальцами показала круги вокруг глаз,- эти пуговицы....неприятно зрелище. Рождественский практикум, блин.

Зергиус Доннер: Тихо рассмеялся. - Ну, с тем, что он не красавчик я соглашусь. Прошелся по помещению, оглядывая оное.

Каллипсо Брюс: Снова порылась в мешке: - Что-то нет нам подарков,- пожала плечами, затем обернулась и спросила, лукаво улыбаясь,- Ты был плохим мальчиком?



полная версия страницы