Форум » СТОЛЫ БОЛЬШОГО ЗАЛА » Стол Дома Гриффиндор (продолжение) » Ответить

Стол Дома Гриффиндор (продолжение)

Большой Зал:

Ответов - 134, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Теодора Фидлер: *выглядит как трехлетняя девочка, мантии нет, опознавательных знаков нет* Притопала к гриффиндорскому столу с девочкой, уже смирившись с тем, что так, как хотел Влад, не получится. За гриффиндорским столом откуда-то взялся Макс. А что, так можно? Но гораздо интереснее Макса была настоящая живая гриффиндорка. Удивленно поморгала, заметив, что все почему-то читают и обсуждают газеты. Газеты - это скучно, только старые ведьмы, которым за пятьсот, их читают. - Глиффиндол! Хотю толтик! У тебя толтик есть? - поинтересовалась у гриффиндорки. Кажется, если очень хочется, трехлетние дети могут говорить предложениями по четыре слова, да?

Максимилиан Бэйл: - Я?, - замялся под взглядом Эндри и сам недоумевая, почему он настолько боится вытавить себя перед ней в неподобающем свете и ему так тяжело решиться на ложь. - Ну, я это, немного, просто мы с Келси...неважно, - промямлил нечто едва уловимое на слух и снова уткнулся в газету, поспешив сменить тему: - Мифологический герой, говоришь..., - проговорил с долей интереса. Несмотря на то, вся эта писанина скорее была похожа на ту, что выдают в желтых газетенках (еще и этот бред про ведьм), но загадка - это ведь бальзам на душу рейвенкловца. Отвлекся от своего увлекательного занятия, обратив внимание на подошедшую неофитку. - Привет, Несси, я Макс, - приветливо улыбнулся девочке и вздернув брови, вновь взглянул на темнокожую мелкую: - У Тедди нет младшей сестры?, - обратился уже к подруге-гриффиндорке, они ведь учатся на одном факультете, хоть и до сих пор не представлял, что тут может делать такой мелкий ребенок. Разве что и родители где-то здесь поблизости. - Тетя Эндри, - фыркнул, скривив губы в ехидной ухмылке, - где тортик для малышки?

Эндриана Эбигейл: - Всё ясно, - уже было хотела сказать Максу пару добрых слов о подростковом алкоголизме, но не при детях же. Кинула многозначительный взгляд на рейвенкловца, оставляя этот разговор на потом. Развернулась уже к неофиту и улыбнулась: - Я Эндри. А... она, - мельком осмотрела ребенка, - она потерялась? Где ты ее нашла? И снова обратилась к Максу: - Тедди? - переспросила. Была уверена, что никого с таким именем в своем окружении не знает. - Бэйл, ты тут точно не при чем? Удивилась, когда ребенок вдруг вспомнил Гриффиндор. Значит, ее родители, по крайней мере, тоже волшебники. Должно быть. - Да... Гриффиндор, - улыбнулась малышке и, встав со скамейки, присела рядом с девочкой, теперь оказавшись с ней на одном уровне. - И тортик найдем. Только я не могу угощать незнакомых мне детей. Можешь сказать, как тебя зовут? Хмыкнула, закатив глаза, услышав новое прозвище. - Дядя Макс, - мило улыбнулась, обращаясь к рейвенкловцу, - вот вы сейчас и найдете нам его.


Анастасия Романова: Хлопнула себя по лбу, как можно было забыть про единственную темнокожую ученицу. - Точно Тедди, как можно было про нее забыть. Не то чтобы я уверена, что она ее родственница, о на всякий случай уточню, надеюсь она в гостиной или где-то в том районе. - бросила петлю в гостиную Гриффиндор, надеясь найти там Тедди. - Я ее не находила, - спокойно продолжила, обращаясь к Эндри, - она сама к нам вышла в Главный Холл. Вот, теперь ищем родню. - провела рукой по кучерявой макушке девочки.

Теодора Фидлер: Взглянула на Макса, который сразу же вспомнил о Тедди. А, ну да, единственная темнокожая девочка в Хогвартсе... Все-таки иногда это не очень удобно. Да почти всегда не удобно. Вот бы появился кто-нибудь ещё... Перевела взгляд на тетю Эндри. Видимо, та Эндриана, о которой говорил кто-то из старших гриффиндорцев. Скорчила жалобную рожицу. Все-таки мини-Тедди - очень глупый ребенок, который не знает, как его зовут, но очень хочет тортик. - Я не зняю... тётя Эндли, дай толтик! - выпятила губу, как будто собиралась заплакать, хотя плакать совсем не хотелось, скорее смеяться. Ну да, мини-Тедди не помнит, как зовут её, но может запомнить имя кого-то другого. Почему нет? Маленькие дети странные.

Анастасия Романова: Еще раз, более внимательно прочитала новости. Кухулин о семи ногах... Кухулин... стоит заглянуть в библиотеку. Почувствовала свернувшуюся петлю, посмотрела на старших ребят: - К сожалению, эта девочка не сестра Тедди. Присела на лавку, постучала пальцами по столу.

Максимилиан Бэйл: Нахмурился под многозначительным взглядом Эндри, вспоминая, что у него вообще-то есть характер и он не обязан отчитываться. Кто она ему? Будущая жена? А вообще-то, кто знает...так некстати вспомнил о невесте, о которой имел счастье уже давно забыть - письмо от родителей явно где-то затерялось по дороге. Или может та сторона отказалась от такого нерадивого жениха, как он? С одной стороны, эта надежда грела душу, а с другой - до сих пор сам себе не хотел признаться, что союз с Эндри рассматривал скорее как плюс, нежели минус. Странно посмотрел на гриффиндорку, которая была так мила с ребенком и невольно и сам улыбнулся, но на предложение найти тортик для мелкой ответил с привычной ехидностью: - Малышка хочет тортик именно от тети Эндри. И тут же заметил, удивляясь неосведемленности подруги о том, что происходит в родной башне: - Тедди. Она же к вам недавно распределилась. Но на все вопросы похоже могла ответить Несси, которая выдала неожиданную информацию. - Договаривай, - перевел внимательный взгляд на девочку.

Эндриана Эбигейл: Обратилась к Несси: - То есть... просто пришла? Не плакала, ничего не говорила? Закусила губу. Проблематично. Глубоко вздохнула. Ладно, выяснять, кто принесет торт сейчас не главное. И... вдруг у нее вовсе аллергия? Мертвые дети хуже, чем живые дети. Растерянно взглянула на ребенка. Вот слез и истерик тут точно не хватало. Заговорила как можно спокойнее и доброжелательнее, стараясь перевести тему: - Какие же тортики ты больше всего любишь? Я вот шоколадные или... с карамелью. Ты любишь карамель? Продолжила, говоря как бы между прочим: - И как маму или папу зовут не помнишь? Перевела взгляд на Макса, поясняя: - Не успели, видимо, еще познакомиться. Я... была занята. Выслушала девочку постарше, откидывая один из вариантов, откуда мог взяться этот ребенок. В крайнем случае можно просто отвести ее к директору.

Анастасия Романова: Посмотрела на Макса не понимая, что договаривать, все, что узнала у Тедди уже сообщила: - Тедди сказала, что у нее нет сестер, - еще раз проговорил на всякий случай, может Макс не слышал. - Да, вот так просто вышла. Малыши иногда странно себя ведут. Брат как-то потерялся и спокойно бродил 3 часа по городу, пока все с ума сходили. - обратилась уже к Эндри. - Если честно, понятия не имею, что с ней делать, может стоит все-таки к директору ее? - надеялась, что у этих ребят здравомыслия больше, чем у того мальчика странного слизерина.

Максимилиан Бэйл: Завис ненадолго, когда ничего нового от Несси не услышал, пытаясь для себя понять, с чего он вообще решил, что она еще что-то знает. Впрочем, акцентировать свое внимание на этом не стал - видимо, просто услышал поданную информацию по-своему, так иногда бывает, да. Кивнул утвердительно, поддерживая идею девочки: - Директор уж точно должен знать, кто находится на территории его школы.

Теодора Фидлер: - Каламель? - задумчиво посмотрела на Эндри-с-Гриффиндора, - Конфеты? Хотю толтик с конфетами! Не зняю, хотю толтик! - схватила ближайшую ложку и постучала по столу. Потом захотелось постучать по голове Несси-неофитке, которая вернулась к идее с директором. И Макс-с-Рейвенкло согласился, ну да, он же рейвенкловец. Фи, какие они все скучные. Хныкнула и жалобно посмотрела на тетю Эндли, надеясь, что хоть она нормальная. Хныкнула снова, чтобы было понятно, что маленькая девочка от этой идеи совсем не в восторге. Стукнула ложкой по столу пару раз.

Эндриана Эбигейл: На этом знания по детской психологии заканчивались и начиналось элементарное испытание терпения. - Так, - хмуро сказала, не выдержав и отобрав у ребенка ложку. Пригрозила ей же, - тортики и конфеты не получают те, кто плохо себя ведет и не слушается взрослых, разве ты не знаешь об этом? Хотя, судя по цвету коже ребенка, та вполне могла оказаться полукровкой или, что еще хуже, магглорожденной. А у них мало ли какие методы воспитания. Кивнула, услышав и согласившись с предложением Макса и Несси, разве что не упомянула этого. Смягчилась, говоря как-бы для старших: - Нет, нет, что вы, к какому директору - все знают, что он злой и противный, - повернулась к девочке. - Давай ка с тобой лучше познакомимся с одним очень интересным добрым дядей... дядей-волшебником, у него очень много тортиков и различные... интересные вещи, тебе понравится. Стащила со стола пару конфет. - Вот, держи пока, они очень вкусные. Шоколадные.

Теодора Фидлер: Надула губки, внутренне торжествуя - кажется, именно это и было целью. Довести какого-нибудь слизеринца. Ну и что, что Эндри не слизеринка? Для первого раза сойдет. Можно возвращаться к конспираторам и докладывать о результатах, ведь так? - Я холосо себя веду, - заявила, задрав нос, - Я самая холосая девочка в миле. Послушала про злого директора и доброго дядю. Ну вот и что делать? Глупый ребенок обязан повестись, наверное. Или нет? - Не хотю дядю! И конфет не хотю! Хотю толтик! Без дяди! С конфетами! - объяснила непонятливой тёте Эндли. Бросила петлю во входной зал, надеясь, что толпа разошлась, но разноцветноволосая парочка осталась. К директору, злому или доброму, определенно не хотелось.

Нечто: Высоко выбрасывая колени, в пышных юбках с рюшами, в фате и не менее кружевном верхе платья, на приличной скорости, бегом ворвалась в огромную длинную залу со столами. Остановилась. Повторила удачный номер из коридора: подняла голову вверх и звенящим фальцетом зашлась в безумном хохоте. Свела его на каркающий, густой мужской бас. Опустила голову и повизгивая, то в верхних нотах - тонко и пискляво, то в нижних - рычаще и гулко, пронеслась через всю залу мимо стола с какими-то детьми в разноцветных мантиях, обдав тех волной разноголосья и облаком леденящего воздуха, пропитанного едким трупным запахом, от которого запотели бокалы, стоящие на столешнице. Покрасовавшись вволю, скрылась за дверью, ведущей в следующий длинный коридор.

Герарт Райнс: Выбравшись из адского Хаффского прудика, топал, едва переставляя плохо гнущиеся ноги. Платок быстро стал таким же мокрым, как и все остальное. Вытереться больше нечем. Вода частыми каплями падала на пол: с волос, с рубашки, с брюк. Из сумки она вообще текла струйками, напрочь промочив содержимое. Вот Бутя был бы рад, сиди он сейчас внутри. Кое-как опознал, что забрёл в Большой Зал с обеденными столами. Не обращая даже внимания, какого Дома стол, подошёл. По одну сторону сидела компания студентов. Посмотрел на них невидяще, зычно чихнул, протянул руку и взял первый попавшийся бокал с какой-то жидкостью. Странно. Рукав у рубашки почему-то показался белым. Такого ведь не может быть? Рубашка была чёрной. И вообще. Никогда не носил белые рубашки. Однако, ни сил, ни желания зацикливаться на этом не было. Залпом выпил содержимое. Зажмурился Крякнул. Кинул бокал через плечо, с мрачным удовольствием прислушавшись к звуку стекла, разбившегося о каменный пол. Отожмурился. - Покушал бутербродиков, Мерлина им в ноздри! - смачно выразил своё отношение к произошедшему и, хлябая ботинками полными воды, вышел из Зала по направлению к Административному крылу.



полная версия страницы