Форум » ВНЕУЧЕБНЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ » Умывальные помещения » Ответить

Умывальные помещения

Большой Зал: Просторная комната в старинном стиле. Умывальники рядком стоят вдоль стены. Зеркала в тяжелых рамах висят над умывальниками. Здесь можно вымыть руки перед обедом или оставить на зеркале таинственное послание, или просто разыграть товарища.

Ответов - 237, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Хелен Форанэн: Все-таки добежала до умывальных помещений. Решила промыть порез, а то мало ли что. Разбинтовала порез, и, открыв кран, сунула руку под воду.

Йенифер Вилд: Приплелась следом. Прислонилась к стене. - Тебе бы зелье. О! Зелье! Сунула руку в поясную сумку, где носила все зелья, сваренные на уроках. - Здесь должен быть... Вот. Точно он. Держи. Протянула пузырек. - Curatio Vulnus. Я его варила на первом курсе и еще ни разу не использовала. Должно помочь.

Хелен Форанэн: Взглянула на пузырек с зельем. - Спасибо. Жалко, мы еще его не варили, у нас пока ЗОМ на повестке дня. Смазала зельем ранку и та затянулась. - Полезное зелье, однако. Надо будет, когда будем его варить, внимательно выполнять все действия.

Хелен Форанэн: Стоит около умывальника, вглядывается в свое отражение в зеркале. Вздохнула.

Стефани Картер: - Ух ты. Не прошло и тысячи ста лет, как в Хогвартсе появился туалет. Общественный. И умывальники. Такие же. Остановилась в дверях, осматривая помещение и покачивая в руке котелок с бряцающими внутри склянками. - Хель, выручай-комната занята. Как думаешь, зелье контрафактное лучше тут варить или в туалете?

Хелен Форанэн: Обернулась, усмехнулась и ответила: - Ну, если контрафактное, то лучше, наверное, тут. Сюда народ редко забегает, а профессора тем более. Шанс напороться на кого-нибудь равен 20 процентов. Так что вари тут. Пока никто не прознал, что у нас появились сверхсекретные умывальные помещения.

Хелен Форанэн: Пришла просто подправить прическу, хотя цель была иная, надо было придумать, как раздобыть недостающие ингредиенты. Села в углу с книжкой по зельям, смотрит ее на наличие уса дракона в зельях.

Хелен Форанэн: Зашла вымыть руки. По привычке все руки в чернилах.

Хелен Форанэн: Вымыла руки, пошла дальше на занятия их пачкать.

Хелен Форанэн: Опять вымазалась. Все руки в чернилах. А все из-за того, что привыкла пользоваться маггловской шариковой ручкой. Пришла просто вымыть руки, ничего криминального казалось бы.

Тоширо Яо: *быстро забежал в помещение и закрыл за собой дверь. Потом, словно чего-то испугавшись, заглянул под раковины. Там было пусто. Посмотрел в одно из зеркал и ухмыльнувшись подошел к нему поближе* Ну здравствуй, Тоширо, и что тебя занесло в эту комнату? Уж не умыться ли ты решил? *Громко рассмеявшись, прислонился спиной к рукомойнику и вздохнул* Не знаю, хотел ли я этого, но я рад, что нашел его... *что-то ощупал в кармане мантии и снова улыбнулся*

Бэзил Брэдшоу: Вылез из зеркала, кротко пробормотав: - Бу. Потом разглядел ребенка и стал более серьезным: - А, это ты, червячок. Похоже. ты еще в школе. Я удивлен. Когда кто-то играет с огнем, как ты, рискует многим. Одумайся, пока не поздно.

Тоширо Яо: Бэзил Брэдшоу *испуганно отшатнулся от зеркала* Не хорошо пугать детей, мистер бывший директор школы. И не вам давать мне советы. Советы мертвецов - пустая трата времени. Разве плохо, что я хочу всех спасти? Я стану героем, а кем будете вы? Просто призраком, подробности смерти которого, до сих пор покрыты тайной.

Бэзил Брэдшоу: Улегся в воздухе над головой ребенка, мягко покачиваясь в воображаемом гамаке. - Я мудрее тебя, мальчик. Сколько я прожил до того как умер и сколько я пробыл в этом виде. Ты рискуешь не собой, ты рискуешь всеми, кто есть в этой школе. Риск не оправданный. Если ты ошибешься, станешь не лучше Того-Кого-Нельзя-Называть, червячок.

Тоширо Яо: Бэзил Брэдшоу *расхохотался* Да что ты говоришь, толстяк. В своем ли ты уме? Он уже не существует. И что будут значить сотни против тысяч и миллионов? Если хочешь сравнивать меня с ним - твоя воля, глупое привидение. Просто не мешайся под ногами.

Бэзил Брэдшоу: Удивленно вскинул брови, рассматривая обозленного ребенка: - Твои ли это мысли, дитя? Сделал пару кругов над головой мальчика, но потом вспомнил, что его назвали толстяком и решил обидеться, бесшумно втянувшись обратно в зеркало. Свои прелести мертвого состояния, всегда можно достойно уйти, по-английски.

Тоширо Яо: Бэзил Брэдшоу *ухмыльнулся, проводив директора взглядом* Время покажет, глупый призрак. *настроение испортилось, со злости пнул раковину ногой и вышел из помещения, в поисках более тихого места, где можно было подумать*

Келси Нильсен: Входя в комнату столкнулась в дверях с мальчиком со своего факультета, правда еще не была с ним знакома, только видела грамоты с его портретом на доске почета, решила не упускать случай и познакомиться. - Ой, привет. Тоширо, если я не ошибаюсь, да? Мы еще не знакомы. Я Келси. Ты, что тут ото всех прячешься? Тебя уже ищут, - остановилась, ожидая ответа.

Элиссия Лидфилд: Поднявшись бегом из подземелий Слизерина, поняла, что до своей башни не дотянет. Силы резко оставили, ноги подкосились. Добралась до раковин, умылась холодной водой и опустилась на пол. Ведь готовила себя к такой возможности, хотела уберечься от нее, просила даже Лью о помощи... Но все же успела привязаться к Грегу. И осознание того, что его привязанность - фальш, так сильно бьет по сердцу. Но все же. Может, не все потеряно? Неужели, когда он очнется, он предаст проклятию все то, что было? Неужели, как сказала Брентон, возьмет и выкинет мой подарок? Выдохнула и замерла на месте. Не хотелось никуда идти, просто взять и сидеть здесь. Долго, пока наконец силы не вернутся.

Хелен Форанэн: Пришла в умывальные помещения, чтобы просто посидеть в тишине и подумать. Это было единственное место, где можно было собраться с мыслями. А это сейчас очень необходимо, особенно, когда нашли первую детальку от хроноворота, а вытащить так и не смогли. Но больше всего, она беспокоилась о Широ и о странном отношении леди Гардинг к нему. Когда он был далеко, появлялась способность мыслить нормально, а когда был рядом - к нему тянуло. Вдруг увидела Элис, сидящую и подпирающую стенку в гордом одиночестве. Подошла и поинтересовалась: - Я не помешаю?

Элиссия Лидфилд: Подняла глаза. Та самая студентка из Хаффлпаффа, которая рассказывала про этот дом. Слабо улыбнулась. - Привет, Хелен. Нет, почему же. Не помешаешь. Садись, если хочешь, но предупреждаю - пол холодный. Неправда ли, хорошее здесь место для того, чтобы подумать о своем. Спокойное. Как твои дела? Тоже пришла поразмышлять над своими проблемами? Произносила слова, надеясь отвлечься таким образом от заполнявших голову слов слизеринки. Что угодно, только прекратить делать этот разрушительный анализ отношений.

Хелен Форанэн: Присела рядом на пол и улыбнулась. - Вот мы снова и встретились. Честно, я не знаю, зачем я пришла сюда. Ноги сами привели. Но это, действительно, очень хорошее место, чтобы подумать о своем. Правда, не хочу тебя грузить своими проблемами. А их как всегда очень много. Без них жить скучно. Посмотрела на рейвенкловку. - А что тебя сюда привело? У тебя выражение лица такое, будто тебя кто-то задел. Может я смогу помочь?

Элиссия Лидфилд: С удивлением взглянула на Хелен. Жить без проблем - скучно? Хм, ну возможно. Но что-то у меня не получается оценить спокойную жизнь в последнее время. Вздохнула. - Да, представляю себе, как я выгляжу со стороны. Меня задели... Да я сама по большей части себя задела. Слишком поздно начала думать головой. Так что помочь тут мне нечем. Вот как получается, обе не хотим друг друга негативом грузить, а он так и переполняет. Извини меня. Но тут правда, ничего не поделаешь. Может, я тебе смогу помочь? Так и самой легче станет.

Хелен Форанэн: Посмотрела на девочку и кивнула. - Да, ты можешь помочь. Ты ведь уже слышала о фигуре в плаще, которая доставляет массу проблем Хогвартсу уже несколько месяцев? Так вот, мы с ребятами знаем, как ее можно уничтожить. Только вот, для этого нужно собрать огромный хроноворот. Одну деталь мы уже нашли, но она намертво прикреплена к столу, и никак это не исправишь. А нужно, так как времени у нас не так много. Только сейчас все возятся не с этой проблемой. Как-то так. А грузить личными проблемами, я не хочу.

Элиссия Лидфилд: Отлично, можно хоть голову занять настоящей головоломкой. - Конечно, слышала. Ничего себе, хроноворот размером с дом. По силам ли эта задача нам, обычным студентам. Ладно, надо подумать. Значит, деталь, накрепко приделанная к столу? А что если просто вырезать дурку в столе, а потом сжечь остатки дерева на детали? Стол, конечно, изуродуем, но потом можно будет починить.

Хелен Форанэн: Покачала головой. - Врятли идея выжечь дырку в столе неофитов - это вариант. Эллина уже пыталась дематериализовать то, что держит деталь, не особо помогло. К тому же, выжигание дырки - это как-то не сильно уважительно к такому раритетному столу. Плюс ко всему, не все вещи Reparo можно восстановить. А что касается того, что для нас, студентов, это не реально, то как раз-таки, мы единственные, кто это сможет сделать. Так сэр Годрик сказал.

Джордж Галлахер: Шел по коридору, внимательно вслушиваясь. Из-под одной двери раздался шум голосов. Так, може здесь хто-то из тех, кого ишу. Приоткрыл дверь, увидел двух девочек. Так, это Элис. Вроде бы с ней все в порядке, во всяком случае Стеф ничого не говорила. Хотя с ней странно себя вел этот слизеринец, но вроде как он сам был подстрелен. А другая девочка - это Хелен! Без лишних слов - в любом случае, они сейчас бесполезны, поднял арбалет и выстрелил в ученицу Хаффлпаффа. Только после этого заговорил. - Всем привет. Так, это был сеанс терапии от эпидемии, охватившей школу. Чудо современной медицины и никакого мошенничества! Я доктор Галлахер. Скажите, как вы себя чувствуете? Вспоминаете некоторые подозрительные факты из недавнего прошлого или же ощущаете к кому-либо влечение? Все это говорил, не забывая заряжать арбалет. Нда, надеюсь, стрел хватит.

Хелен Форанэн: Отвлеклась на мальчишку с арбалетом, который пустил в нее стрелу. Стрела попала в цель. Сразу вспомнила все, что произошло. Начиная с разговора о спасении Широ, заканчивая прибытием члена купидонской якудзы, который ее и Широ подстрелил. Покраснела. Затем снова приобрела нормальный оттенок. Посмотрела на Галлахера. - И тебе привет, коль не шутишь. Доктор Галлахер, говоришь? Шел бы ты отсюда, пока я не вышла из себя. Я серьезно. И на твоем месте, я бы опустила арбалет, а то еще заденешь кого-нибудь. Не стала упоминать тот факт, что Широ все равно нравится, хоть это и было большим секретом, который она уж точно никому не расскажет. Как теперь ему в глаза смотреть?

Джордж Галлахер: Судя по отсутствию блаженного отблеска в глазах, стрела в самом деле сняла заклинание. Отлично, пока ни одного промаха! - И это вместо благодарности? Грубовато для Хаффлпаффа. Ладно-ладно, иду. А с арбалетом обращаюсь акуратно, не сомневайся. Оглянулся на Элис, понял по выражению лица, що к ней пока лучше не приставать. Закончил заряжать арбалет, поднял его на плечо и вышел.

Хелен Форанэн: - А кто сказал, что я рада, что меня излечили от заклинания. Тем более, что Хаффлпафф не всегда белый и пушистый, иногда можно и пораниться. Проводила мальчика взглядом и фыркнула. Все-таки он еще маленький, ничего не понимает.

Элиссия Лидфилд: С удивлением и любопытством проследила за действиями гриффиндорца. Да, похоже, это и есть арбалет купидона, тот самый, из которого подстрелили Грегори. Надо бы догнать Джорджа и рассказать ему о Греге. Или наоборот, убедить в том, что с тем все в порядке? Тогда Грег останется со мной! Но нет, я не смогу забыть, что чувство его искусственно. Я должна увидеть, как он настроен ко мне на самом деле. Поэтому пусть все продолжает идти своим чередом, пусть Джордж снимет заклятье. А там...будь что будет! Поднялась с пола и освежила лицо холодной водой. Обернулась к Хелен. - Надеюсь, эта стрела не принесла тебе горя. А ты знаешь, я разобралась в самой себе и мне уже лучше. И даже горю жаждой действий. Есть у меня одна идея по поводу детали, попробую реализовать! И спасибо тебе, что побыла рядом. Немного устало улыбнулась и вышла.

Джон Доу: Зашел в умывалку вместе со Стеф. Открутил кран поближе к выходу. Направил волшебную палочку на дверь, представляя себе липкую, быстро застывающую массу вроде замазки - плотно, аккурат между дверью и косяком по всему периметру двери, включая замок - так, чтобы дверь в этой ерунде застряла. Описал палочкой в воздухе круг против часовой стрелки, произнес: - Colloportus! Сам переместился, наоборот, в дальний от выхода угол, поманил за собой Стеф. - Захотят умываться - пойдут в туалет Миртл. Или к себе на факультет. Подождут, короче. Так что ты там говорила про розы?

Стефани Картер: - Розы? Хотела было сесть на пол, но вспомнила, что мантия не ее, а Йен. Пришлось забраться на более-менее чистый подоконник. Непонимающе взглянула на однокурсника. - Ты ничего не заметил, да? Я подменила волоски. Дарем анализировала твой волос. И еще один твой волос. Внезапно, волоски оказались родственными. Розыгрыш это был, Джон. Кто же знал, что Малсибер так в тебя вцепится. И в меня. Судя по его странным взглядам и просьбам поднатаскать тебя в этикете, Эванджелина ему понравилась. Стянула капюшон мантии, чтобы зеленые волосы рассыпались по плечам. - Прикинь. Он увидел меня в таком виде! И все равно: "Вы будете самой желанной гостьей" - передразнила и снова нахмурилась. - Я опять заигралась, да? И последствия опять на тебя свалились... Прикусила губу, разглядывает трещины на полу.

Джон Доу: Первые пару секунд просто смотрел на Стеф, не врубаясь. Потом вдруг подпрыгнул от радости. - Я знал! Я знал, я знал, что этот придурок не может быть моим отцом. Мерлин, Стеф, это было... круто. Да. Очень круто. Но штаны фестрала, я просто поверить не могу, что тебе это удалось! Напрягся. - А Дарем в курсе? Оценил прическу. Показал большой палец. - Тебе идет. Для гармонии не хватает зеленого горошка на лице. Хочешь, сделаю? Потянул руку к палочке показательно. На половине дороги, впрочем, остановился и расхохотался. - Поднатаскать меня в этикете - ты! Меня! С ума сойти. Ну что, теперь ты будешь учить меня держать вилку рукой, а не ногой и сморкаться не в скатерть, а в пиджак хозяина дома?

Стефани Картер: - Эээ... Подняла взгляд на мальчика, не понимая, почему он не издает своих стандартных звуков закипающего котла. - Ты не злишься? Не обижаешься? Не пытаешься сказать гадость в ответ? Слушай, а ты точно Доу? Изобразила на лице презрительное выражение и грациозно спустилась с подоконника. Поправила Джону прическу, убрав в сторону мешающие прядки. Затянула узел хаффлпаффского галстука и критически осмотрела внешний вид подопечного. - Даа, юный наследник. Нам и без сморкания в скатерть есть над чем работать. Значит так. Громко смеяться неприлично. Максимум - вежливая улыбка на лице, если за столом, то прикрытая салфеткой. Про штаны фестрала забываем сразу. Отныне твой максимум эмоций - фраза "Это так неожиданно". К слову "придурок" тоже нужно подобрать приличный синоним. Нестандартная умственная ориентация? Необычное умственное развитие? В крайнем случае - особенный уровень интеллекта! Забралась обратно на подоконник, покачала головой. - Это безнадежно. В субботу тебя официально провозгласят наследником рода. И.. я не уверена в том, что среди методов наказания пожирателями своих детей за позор в обществе значится только лишение сладкого и отбой в девять вечера.

Джон Доу: - Не злюсь? Да ты смеешься? Я же стану... ну... чистокровным. Смущенно посмотрел на узел своего галстука. Точнее, попытался. - Да ты опять смеешься? Это я должен, что, может еще и мозг отключить, чтобы быть "приличным наследником"? На моего папашу без смеха не взглянешь же. Или без слез. Сел на подоконник рядом. - Знаешь, я ведь понял... Пожалуй, что даже вы с Лью ничего не знаете о моей семье. Я никогда особенно не рассказывал о родителях, ты заметила? Помолчал, видимо, собираясь с духом. - Когда я спрашивал маму об отце, она обычно начинала рыдать. И попрекать меня неблагодарностью. Поэтому я довольно скоро научился... не спрашивать ее об этом. Ну, а она сама предпочитала общество бутылки моему обществу. Не сразу. Примерно когда мне исполнилось семь... или восемь. Точно не помню. Я любил то время, когда она была пьяной. Трезвая мать - злая и ругается, это я рано усвоил. Пьяной она была добрее. Начинала вдруг меня обнимать, причитать над моей судьбой, просить прощения. Хотя, когда я ее согнул - тогда, в одинадцать, она была тоже пьяная. Привела домой какого-то мужика. Махнул рукой, решив не углубляться в подробности. - Я не получил от нее ни одного письма в Хогвартсе. И на каникулы домой не рвался. Я не хочу сказать, что Малсибер - отец века. Он - тот еще урод. Но, если он вдруг меня на самом деле признает, я стану хотя бы юридически чистокровным. Йен не придется объяснять своим родным по магической линии, почему она тоже выбрала магглорожденного. У меня будут какие-то деньги кроме стипендии. Поддержка. И, может быть, реальный шанс на кресло министра в будущем. Я ведь по-прежнему хочу стать министром. Улыбнулся. - Хотя сейчас эта цель выглядит как-то не так очевидно достижимой, как на первом курсе. Поэтому я не злюсь на тебя, я тебе невероятно благодарен. Вот. Только надо теперь придумать, как не превратить этот подарок судьбы - то есть, твоей безбашенности - в Аваду или еще чего похлеще. Потому, что если Малсибер узнает... Провел рукой по горлу. - И мне, и тебе придет конец.

Стефани Картер: Выслушала молча. - Не рассказывал.. И правильно, наверное - не думаю, что в свои одиннадцать лет девочки из благополучных семей смогли бы тебя понять. Это сейчас .. когда школа выживания вместо школы магии сбила спесь и научила ориентироваться на себя, а не на поддержку родителей, понимаешь, что мир не такой уж и розовый. Стоило, кстати, розовый цвет для волос выбрать. Мужикам он, обычно, более противен, чем зеленый. Подергала себя за прядки, вспоминая все поведение Малсибера и этот его пунктик на этикете. - Джон. Йен не придется объяснять... А он ее вообще одобрит? Ну, понятное дело, я отмажусь. Придумаю себе кавалера. Лью - тоже, если до нее дойдет. Но чистокровных девочек еще выше крыши. Если ты ему действительно нужен как наследник, а не как живой щит на случай обратной отсылки в Азкабан... "Ах, у меня ребенок. Ах, его не с кем оставить..", то у вас могут быть проблемы. Разве что она произведет на него впечатление на этом празднике своими манерами, талантом управлять гостями, как положено будущей леди и прочими блабла. Проследила за движением ладони, поежилась. - Мда. Малсибер - не великан, которого можно в люстру поймать и вилками затыкать. С другой стороны - и нам уже не по двенадцать лет, заклинания и защиту не прогуливали. Почти. Ладно, ты не прогуливал. Зато я котлами бросаться умею. Но, может, до этого и не дойдет. Ты потренируйся все-таки кусок мозга отключать, ладно? От поклонов вовремя, обращения к пожирателям "лорд" и все такое еще никто не умирал. Тренировки нужны? Или сымпровизируешь в субботу?

Джон Доу: Усмехнулся. - Ну, знаешь, я не то, чтобы хотел, чтобы вы меня жалели и все такое. И сейчас не хочу. Я к тому это рассказал, чтобы ты не думала, что отняла у меня реальную семью или что-то в таком духе. Выслушал. Посмотрел на Стеф обеспокоенно. Посмотрел зачем-то на свои кулаки. Сжатые, как оказалось. - Мне плевать, если честно. Плевать на мнение Малсибера. Ему придется одобрить Йен. Пожал плечами. - Иначе, знаешь, могут такие подробности выясниться по поводу взаимоотношений "папы" с "мамой" - потом, когда он уже меня признает. Но я надеюсь, что до этого тоже не дойдет. Как и до заклинаний. Задумался. Потом кивнул. - Тренировки нужны. Нам бы как-то собраться втроем... Лью же тоже из чистокровной семьи, вон, реверансы какие реверансила недавно. Я бы попытался вписаться в вашу компанию двух реверансящих ледев. Но есть и более насущная проблема. У меня есть примерно неделя на то, чтобы выяснить, кто из слизеринок был на выпускном вместе с Малсибером - не думаю, что меньше, чем за неделю он успеет обернуться... Или хотя бы кто мог быть там в теории. И желательно, чтобы кандидатка была либо мертвой, либо в Азкабане. У тебя есть идеи, с чего начать поиски?

Стефани Картер: - А твою реальную семью я бы все-таки поискала... Задумчиво взглянула в окно, пытаясь опознать в Хогсмиде филиал Гринготтса. - Интересно, гоблины могут такие проверки делать? А насчет поисков твоей мамы все должно быть просто. Тебе у нас пятнадцать. Хогвартс раньше заканчивали в семнадцать плюс-минус. То есть Малсиберу сейчас где-то тридцать два. И он учился на пару курсов старше твоего декана. И на пару курсов младше моих родителей и родителей Лью. Они должны помнить студентов своего факультета! Рассылаем сов взрослым, прижимаем к стенке Снейпа... А дальше выбираем даму посимпатичнее. И помертвее, раз уж так нужно. Закрыла глаза, представляя себе текст письма домой. "Дорогой папа! Пришли мне колдографии погибших или осужденных слизеринок, учившихся на два-три курса младше тебя и мамы". Побилась головой об стенку и взглянула на Джона с оптимизмом в глазах. - Сильвер ушла в библиотеку и не вернулась. Боюсь, ее сожрала жажда знаний. Но я ее все-таки там поищу. Все равно собиралась просмотреть книжки по Истории Хогвартса. Оказывается, у нас куча народу никогда не слышали про Аурелиуса Темного! Тебя потом где искать, аристократ юный? В Хаффлпаффе есть тихие места для светских вечеринок?

Джон Доу: - В смысле? Не понял. - Чего ее искать? Я... наводил справки. Мать живет как жила. Постарела, конечно, рано, но это неудивительно при таком образе жизни. А как ты собираешься прижать к стенке Снейпа? По-моему он и так был не слишком счастлив, когда узнал о нежданном воссоединении. Наморщил лоб. - Аурелиус... что-то я такое слышал. Давно. Еще тогда, когда ходил на Историю Хогвартса. А ходил я на нее даже меньше, чем она реально велась. Что, этот мужик в сезоне моден? Можно сделать тематическую вечеринку в его честь. Это очень по-лордски, я уверен. Что? Рассмеялся, глядя на реакцию Стеф. - В Хаффлпаффе есть теплицы. Меня там спать положили в первый раз, представляешь? На скамейке какой-то! Хелен потом сказала, что случайно перепутала направление. Случайно! Как же! В общем, можно найти там укромный уголок, я думаю. В конце концов, не котлы же взрывать собираемся. Слез с подоконника. - Ну что? Расходимся? Швырнешь в меня сову, когда найдешь возжаждавшую знаний Сильвер?

Стефани Картер: Закатила глаза. - Отца твоего реального, Джон. Чтобы ребенок появился на свет, обычно, требуется участие нескольких людей. Минимум - двух. А Снейпу не выгодно наше разоблачение. Ведь тогда комиссия будет злая. А злая комиссия может сделать нашему замректора куда большую гадость, чем пара студентов, интересующиеся Домом Салазара. Согласись, для баронессы, пришедшей с домашнего обучения не так давно, это ну очень интересно! Фыркнула, вспомнив бедного брошенного мальчика у теплиц. - Представляю. Я как раз там травки собирала, когда ты спал. Так что у меня есть страшный компромат, который я продам Бродилкам. Потом. Когда сделаю еще пару колдографий реверансящего тебя. Двинулась к двери, ленясь доставать палочку самостоятельно. - Договорились. Выпускай меня уже отсюда. А то с точки зрения этикета молодым людям в нашем возрасте неприлично находиться наедине столь долго.

Джон Доу: - Реверансящего меня? Не дождешься! Я помню, что реверансы делают девчонки. Даже несмотря на то, что у меня не было этикета. Направил палочку на дверь. Не мудрствуя лукаво, мысленно намазал всю "замазку" составом, разъедающим конкретно замазку. Повернул палочку по часовой стрелке: - Alohomora! Улыбнулся Стеф. - Дамы вперед. На случай, если там ждет дракон, великан или Малфой.

Стефани Картер: Фыркнула и ушла в сторону библиотеки.

Алисия Грин: Идет, оглядываясь. "Вроде бы, нет никого..." Зашла внутрь. Подошла к умывальнику, над которым висело зеркало, такое старое, что, наверное, повесили его еще при возведении замка. С опаской подошла и подняла глаза на гладкую отражающую поверхность.

Большой Зал: Потрясающая красавица смотрит из зеркала на девочку. Такая, что глаз не оторвать. Вроде бы это и Алисия Грин, и, в то же время - не такая, как в жизни, а еще лучше, как с картинки. И в то же время какой-то голос внутри головы, вкрадчивый и ласковый - впрочем, может, это просто внутренний голос? - говорит девочке: "Посмотри, как ты прекрасна, Алисия. Какой одухотворенный у тебя взгляд, какие аристократические линии... А как здорово ты отвечаешь на лекциях, как быстро находишь решения - посмотри, как ты умна, Алисия. Ты довольна собой?"

Алисия Грин: Ахнула, увидев себя. Вроде, видно, что она, но... какая-то... не совсем такая. Лучше. В голове прозвучали слова, словно не ее слова. А может, и ее. Немного растерялась. "Ну, в общем-то довольна. Хотя отвечать и получше можно." - неуверенно ответила. Не веря своим глазам, разглядывает отражение.

Большой Зал: Голос удивился: - Да куда же лучше-то? По сравнению с самой собой ты всегда можешь лучше, по по сравнению с другими... Посмотри, насколько ты лучше, допустим, Келси Нильсен... И красивее, и умнее, и скромница, к тому же. Согласна?

Алисия Грин: С сомнением продолжила внутренний диалог: "Даже если бы и так, другие бы это заметили, и считали бы так. Но нет... Врядли хоть кто-то так думает..." Промелькнуло где-то внутри: "Да откуда у меня такие мысли?"

Большой Зал: Голос ответил сочувственно: - Они просто не понимают. Вот взять хотя бы Макса. Ему должна нравиться ты, а не она! Как он может предпочитать ее? Знаешь, Алисия, неважно, что думают они, важно, что думаешь ты. Будь довольна собою, и тогда другие тоже будут уважать тебя. Хочешь доказать им, что ты - лучшая девочка и лучшая студентка в этой школе?

Алисия Грин: Задумалась. Боялась себе признаться, но во многом это были правдивые слова. "Конечно, нужно уважать и любить себя... Но не превозносить над другими. Хм... Хотелось бы показать, что я хотя бы не хуже."

Большой Зал: Голос продолжил: - Тебе нужно вести себя иначе, чтобы тебя оценили по достоинству. Расправь плечи. Покажи всем, что ты уверена в себе и горда собой. Подойди сегодня к Хелен и скажи ей, что она не должна помогать Келси. В конце концов, разве Хелен не должна ценить дружбу с тобой? Разве вы не с одного факультета, разве вы - не семья? Пусть перестанет устраивать все так, как хочет Келси. Все должно быть так, как хочешь ты.

Алисия Грин: Кивнула. "Да! Попробую помягче, намекну."

Большой Зал: Голос замолчал. Отражение, впрочем, не изменилось.

Алисия Грин: Еще раз посмотрела на свое отражение и вышла, думая об этом разговоре то ли сама с собой, то ли с кем-то извне.

Йенифер Вилд: По привычке зашла вымыть руки перед тем, как идти в Большой Зал. Вымыла. Вытерла безукоризненно чистым полотенцем. Отметила про себя, что эльфы следят за порядком все так же хорошо. Вышла.

Дженни Брентон: Вошла в комнату, остановилась у одного из умывальников. Несколько раз плеснула в лицо холодной водой. Избегая смотреть в зеркало отвернулась, нашарила рукой полотенце, уткнулась в него. Постояла так несколько минут, пытаясь хоть немного взять себя в руки. Отбросила полотенце, прошла в дальний угол помещения, где заканчивался ряд умывальников. Села на пол, прислонившись спиной к стене. Прикрыла глаза. Если она не соберется прямо сейчас, то снова вызовет у Него недовольство...

Дженни Брентон: Цепляясь за последние минуты открыла глаза. Дольше медлить было уже опасно, стоило поспешить. Выделила себе еще 15 секунд, отсчитывая их про себя. Шестнадцать - встала, двадцать один - бледное отражение мелькнуло в зеркале справа, двадцать шесть - переступила порог.

Оилайолл Лайонс: Зайдя в помещение посмотрел в зеркало. Мда.. Видок ужасный. Бессонные ночи и простуда на пользу не шли. Нужно было с этим, что-то делать. Вымыв руки и умывшись ещё раз взглянул в зеркало. Вот так-то уже лучше. Хоть на человека стал похож и расчесав длинные волосы вышел из помещения

Оилайолл Лайонс: Неизвестно сколько бегая по замку начал выбиваться из сил. Заметив ближайшую дверь резко дёрнулся в неё направлении, даже не осознавая куда она ведёт. Из-за недостатка сил скорее влетел в неё,. Что, к счастью и замедлило его не позволив упасть на плиточный пол со всего размаху и ещё проехаться по нему. Падение на пол было лёгким, практически безболезненным. Собрав все силы в кулак сделал резкий рывок к двери и закрыв её стал сползать. Окончательно замер лишь когда спина прислонялась к двери, а остальное тело растеклось по полу по полу. Дыхание было прерывистым. - Бывает.... же... такое... Лайонс... - между вдохами произносил обращаясь скорее к самому себе

Оилайолл Лайонс: Всё ещё прерывисто дыша с трудом поднялся и на ватных ногах пошел к кранам. Опустив голову под поток холодной воды расплылся в широкой улыбке. Какая же это прелесть. Она так расслабляет. Простояв так несколько минут прильнул ртом к кранам и стал утолять жажду. - Нет, пробежки это явно не твоё, Лайонс, сиди спокойно у камина. - Сказал отойдя от кранов. - Пора идти - и с этими словами вышел из помещений наводя марафет на мокрой голове

Дженни Брентон: Влетела в комнату, от души хлопнув за собой дверью. Сама же скривилась от неожиданно громкого звука. Хлопать дверью - дурно, кричать в коридорах в присутствии половины Хогвартса - вообще отвратительно. Прошлась туда-сюда, пытаясь успокоиться. Мельком взглянула в одно из зеркал. Понятно: ничего нового!

Хель Теон: Едва успевая за бегущей Дженни, поняла, что в какой-то момент просто потеряла ее в хитросплетении коридоров. Остановилась в растерянности - ну и что теперь? Но уже через секунду бежала вновь, услышав громкий почти треск. Так хлопают старые двери, если их приложить от души. Кажется, это как раз тот случай. - Дженни! Вбежала в помещение, не сразу понимая, где они оказались. - Дженни, прости, что мы оказались там, когда Тоширо... он... нам надо было уйти оттуда сразу, но палочка на полу и все такое... Подошла к Дженни, которая быстрым шагом ходила мимо раковин от стене к стене.

Дженни Брентон: Увидела и услышала гриффиндорку. Затормозила, помотала головой. - Да нет... нет... Приложила руку ко лбу, уже начиная отчаянно жалеть, что не сдержалась. - Жаль у меня м-моей нет, там бы тогда на полу не только палочки валялись. Взглянула на Хель, поинтересовалась: - Что, совсем ужасно всё выглядело?

Хель Теон: Подошла ближе и не удержалась от того, чтобы на секунду коснуться плеча Дженни - буквально только что так успокаивала Эми, здесь тоже должно помочь... наверное. - Если тебе очень нужна будет палочка... ну, обращайся ко мне? Не скажу, что мне будет очень сложно пережить ее временное отсутствие. А то, кажется, по этому поводу больно уж все... громко с другими людьми выходит. Улыбнулась и немного помолчала, с почти ужасом понимая, что только что даже не задумалась, предлагая такую вот помощь, предлагая совершенно искренне. Выходит, Дженни окончательно укрепилась в ее сознании на позиции друга, которому надо помогать и можно доверять? Это действительно пугало, учитывая некоторые аспекты ее... как там сказала Змея, жизненного пути. - Ужасно? Я... Опять замолчала, понимая, что просто так начать говорить то, что пришло ей в голову в первые же секунды звучания слов Тоширо, нельзя. Ну... напомнил. Да. Очень напомнил. Но все может быть и не так! С другой стороны, рейв. Тоже рейв. - Я... Тоширо вел себя странно. Я не знаю, что было до, но эти его слова про то, что он никогда не поднимет на тебя палочку... И вновь пауза - на воспоминание о том, с каким лицом они говорились. Нет, определенно напоминает!. - И твой ответ... Все это странно, Дженни.

Дженни Брентон: Улыбнулась, чувствуя неловкость из-за недавней сцены. - Я потом всем скажу, что это последствия практики на Гриффиндоре так на меня влияют, - попыталась отшутиться. И уже серьезно прибавила: - Спасибо. Но я, н-надеюсь, что получу скор освою обратно. Услышав о рейвенкловце тут же категорично заявила: - Ложь это все! Палочку он не поднимет... Нахмурилась, на этот раз жалея, что не использовала палочку рейвенкловца для парочки малоприятных заклинаний в его сторону. - Это все п-профессор Снейп, - решилась объяснить, чтобы не выглядеть в глазах гриффиндорки неуравновешенной идиоткой. - Если раньше он ... он говорил, что он... Запнулась, посмотрев на гриффиндорку. Ну и как ей объяснить всю эту историю с настоящими Пожирателями Смерти и предателями, и с тем, как ей жизненно необходимо быть хорошим Пожирателем, а не таким, какой ей пророчит профессор Снейп? Решила зайти с другой стороны: - Я уважала его и верила ему, я его слушалась. А потом все испортилось и стало наоборот. И теперь... т-теперь он теряет факультет. И он сделает все, чтобы меня нейтрализовать. А Тоширо... Да ему все равно, д-директор пообещал ему что-то за услуги, тот и согласился. Сказал, что будет мне другом и что не поднимет палочку и все такое. А сам... Сам делал то, что ему велел профессор Снейп. Мне не следовало ему верить с самого начала... Вздохнула, продолжила жестче: - Если разобраться... У п-профессора Снейпа свои цели в жизни, и если я на его пути, он будет делать все ,чтоб меня убрать. У Тоширо - свои, и если для их реализации нужно солгать какому-то постороннему слизеринцу, то ... почему бы и нет? Вот только и у меня есть свои цели. И я так же не стану церемониться с ними обоими.

Хель Теон: Улыбнулась, кивая. - Договорились, я подтвержу. Внешне никак не отреагировала на возмущение Дженни - прежде понять бы, что происходит. И, судя по первой неудачной попытке объяснения, понять это будет не так просто. - Все испортилось... когда Снейп объявил, на чьей он стороне, и захотел этого же от тебя? Нахмурилась. С чего бы Тоширо вдруг так себя вести? Это... напоминает. - А что именно он делал, Дженни, почему ты на него... рассердилась? И как ты поняла, что все именно так, а не иначе? А может и не напоминает. Может, все проще - и тогда ей можно выдохнуть спокойно. - Я... понимаю про не церемониться. В такой твоей позиции я и не сомневалась. Вяло улыбнулась - это все же было скорее хорошо, нежели печально. Кажется.

Дженни Брентон: Кивнула, подтверждая: - Да. Он знает, что я н-не предатель, как он. И поэтому... поэтому он делает всё, чтобы доказать мне... Сделала глубокий вдох, уставившись в потолок. - Что я н-не способна быть ... Пожирателем Смерти, - закончила. Помолчала с минуту, разглядывая все тот же потолок, затем опустила голову. - Раньше я думала, что у него есть опыт, он ведь видел многих других. А потом он открыто объявил себя предателем, и, конечно, я поняла, что всё, что он говорил - он говорил нарочно. И вот тогда появляется Тоширо. С утверждением... что я... что я ему нравлюсь. Улыбнулась гриффиндорке, чтобы та не решила, что она это прям всерьез. - А я... Ты ведь помнишь этих купидонов? Отвернулась и, пряча смущение, продолжила говорить: - Это было так ужасно, что я п-подумала, что... То есть, я... я н-не могла прогнать человека, который не виноват же ,что ему так н-не повезло. Пожала плечами, словно признавая, что и сама считает такое поведение чудачеством. - Ну а потом началось. Он говорил то же ,что и п-профессор Снейп. И я... я н-не догадалась сразу, не смогла заметить этой связи между ними. А когда поняла... Указала рукой в сторону двери. - В общем, ты видела, что было.

Хель Теон: Некоторое время просто молчала, не зная, как на это отреагировать. Пожиратели Смерти - это неправильно. Дженни - друг, это ее жизненный путь. И правильно, что она хочет быть на нем максимально успешна. Но... правильно-неправильно. В итоге просто кивнула. - Я понимаю твое желание... быть настоящим... Пожирателем Смерти. То есть, я... - и все равно в итоге замялась. - Я... это не хорошо... но я понимаю, правда. И... это хорошо. Махнула рукой, понимая, что заводит себя в очередной коллапс теперь уже вслух. И охотно переключилась на прежнюю тему. Тем более, что сказанное внезапно ударило по уже вроде бы успокоившимся подозрениям. Нравится? Да... напоминает. - Я... Я помню купидонов. И... Дженни, я просто сегодня смотрела на Тоширо... Ты помнишь Макса? Бейла? Он тоже рейв. Замолчала, понимая, что невольно завидует Дженни - та поняла все так быстро, а сама она... верила. И даже когда поняла, что никаких чувств с ее стороны почти и нет - все равно ведь верила! - Да, я видела, что было. Ты молодец, Дженни. То есть... Я понимаю, как тебе тяжело. Очень хорошо понимаю. Но... если все и правда так - а у меня нет в этом сомнений - то все правильно. И... только ты не боишься, что Тоширо... не прекратит своих красивых речей? Рейвы... умеют говорить. Наконец, замолчала, превращая очередную паузу в конец речи.

Дженни Брентон: Настороженно ждала, как Хель оценит ее желание быть Пожирателем Смерти. Она гриффиндорка, она полукровка, она... Она понимает? - Бейл? Д-да, я помню его. Он... Попыталась вспомнить что-то конкретное о рейвенкловце, но не смогла. Кажется, у самой были к нему какие-то претензии на младших курсах. Но вот в связи с чем? - А он... Не закончила мысль, как-то запоздало сообразив, что имя Бейла стоит рядом с этим ужасным словом "купидоны". Хель достался этот мальчишка? И как это связано с Яо? - Он друг Тоширо? - попыталась угадать. Хмыкнула на предположение, что рейвенкловец не отстанет. - У меня будет моя палочка. А Ступефай п-прекрасно прерывает любое красноречие.

Хель Теон: Мысленно поблагодарила Дженни за сворачивание темы Пожирателей Смерти. Не сказать, что ее обсуждение радовало. Вместо этого кивнула. А потом покачала головой. И с удивлением признала. - Слушай... а я ведь ничего о нем не знаю. В том плане... Кто его друзья, чем он занимается, куда пропал... Хмыкнула. - Но и знать не хочу. Поняла, что стоит пояснить. - Он был как Тоширо сейчас. Красивые речи, знаки внимания и вообще просто идеальный кавалер. А потом просто исчез. То есть... Ты понимаешь, он просто говорил, красиво и много. Просто... - вспомнила то, что было помимо говорения, и почувствовала, как покраснели щеки. - Он обманывал - и это сейчас более чем понятно. А мне... показалось, что он искренний. Что... это была правда. Тяжело вздохнула. - Ты молодец, что разобралась во всем так относительно быстро и четко. Я вот до сих пор не понимаю, зачем Бейлу все это было надо. Развлечься? Но... Просто, Дженни, сегодня Тоширо очень сильно напомнил мне Макса. А... я не хочу, чтобы ты... переживала в итоге. Знаешь, когда ты слышишь много красивых слов, когда тебе делают... подарки... Ты словно начинаешь и правда что-то чувствовать в ответ. А когда исчезает внешнее, оказывается, что ничего и нет, только пустота. И немного больно. Пожала плечами. - Я не хочу, чтобы ты была так. Честно. И улыбнулась на слова о палочке. - О, так она у тебя все же будет? Тогда и правда, Ступефай - прекрасное средство. Кажется, обойти рейвенкловцев в их умении складывать слова невозможно.

Дженни Брентон: Невесело усмехнулась. - Да, я, к-кажется, забыла, что рейвенкловцы могут еще делать что-то просто так, без большой цели, а чтобы ... Замолчала. Интересно, Тоширо было смешно смотреть, как она верит во всех этих "принцесс" и "драконов"? Отрицательно покачала головой. - Это не я. Это Гафт разобрался.. Надо завести себе Низла. Пошарила рукой в пустом кармане. - Да, я все же н-надеюсь, что профессор Снейп вернет мне ее. А я к тому времени еще н-несколько заклинаний выучу. Улыбнулась гриффиндорке. Для себя решила, что если и этот Бейл заявится в школу, тоже с порога получит Ступефаем в лоб.

Хель Теон: Кивнула, криво улыбаясь в ответ. - Говоря о концепциях факультетов, мы с тобой явно зря забываем про то, что Рейвенкло тоже... более чем оригинальных людей собирает. Вздохнула, но улыбнулась уже куда веселее, услышав про Гафта. - Гафт? Он молодец, со стороны это... виднее. Настоящий друг. Непонятливо переспросила. - Низла? Это кто еще такой? И как он тебе поможет? Услышав про Снейпа, вспомнила, что собиралась кидать петли и туда вместе с Эмили. Понадеялась, что уже осуществила это - в конце концов, надо уже узнать, что пресловутые рейвенкловцы придумали про распределение зверей. - Тогда хорошо. Кажется, у вас сейчас на Заклинаниях материализация, верно? И дематериализация - это куда тяжелее, но и пользы от материализации больше. Усмехнулась, радуясь, что все, кажется, хорошо. Но все же переспросила. - Так как ты себя чувствуешь?

Дженни Брентон: Не удержалась и пожаловалась: - А я скоро с Сильвер породнюсь. Многозначительно посмотрела на гриффиндорку: все же должны быть наслышаны о ненормальной Сильвер! - Да, Гафт... Он молодец. Если бы не он, я бы и сейчас верила во все это... Улыбнулась ,вспоминая, что уроков по Уходу за магическими животными у них давно нет, а сама Хель, видимо, жила в мире магглов. - Низлы - это такие животные, чем-то на кошек похожи. Только не домашних, а диких. Они умеют чувствовать, когда человек имеет нехорошие намерения к их хозяину. П-полезные животные. С ними только нельзя в мире магглов появляться, чтоб не нарушать секретность. Подтвердила: - Да, материализация, но мы же можем еще и магией Дома прибить. Любимая Гафтовская бетонная плита - универсальный решатель всех проблем. Шагнула к зеркалу, материализовала в руке кусок мыла и вывела надпись: "Draco dormiens nunquam titillandus!" - Хорошо, - оптимистично оценила свое самочувствие. - А еще лучше буду, когда верну свою палочку. Отступила назад. - Идем?

Хель Теон: От удивления даже улыбнулась, но быстро стерла улыбку с лица - кажется, для Дженни это явно не повод радоваться. - О... - прикинула. - Она станет твоей тетей? Слушай, рейвенкловцы в семье - не к добру. Фыркнула, вспоминая эту конкретную рейвенкловку. Ну... Не сказать, чтобы они общались, не сказать, чтобы она ее часто встречала, но ведь это же Рейвенкло. Какие тут исключения? - Ты бы уже не верила, ты бы смогла разобраться. А раз ты разобралась один раз - ты сможешь больше не верить его словам. Это главное, Дженни. С большим интересом выслушала про загадочное животное. - Ух ты! И правда полезное, никому из нас не помешает. А где такого можно достать? Махнула рукой на слова про секретность - в мир магглов она пока и не собирается. - Тоже верно, тебе более актуальна как раз-таки та сложная дематериализация... И бетонная плита, не спорю. Вспомнила, как ей самой нелегко далась та лекция, улыбнулась. И тихонько усмехнулась на средство решения проблем от слизеринцев. - Хорошо, что хорошо. Палочку... Это как раз у директора, верно? Тогда идем точно, двойной повод, так сказать.

Дженни Брентон: Отрицательно покачала головой. - Нет, н-невесткой. Она выходит за моего старшего брата. Скривилась, выражая все, что думает по поводу Сильвер в ее доме. - Да, наверное, - согласилась с такой оптимистичной оценкой собственных способностей разбираться в людях. - Но Низл - вернее. Наверное, его можно купить в магазине. Но... мне все равно не разрешит отец, так что... придется самой как-нибудь ориентироваться, кто есть кто. Отправилась вместе с гриффиндоркой к директору.

Эмили Джойс: *немного запыхавшись, но чуть отдышавшись отворила дверь в умывалку. Осмотрелась на предмет лишних живых тел, коих не наблюдалось, поэтому свободно и спокойно вошла внутрь. Оглянулась проверить, идёт ли следом Тэсс. "Она просто обязана это увидеть". Вынула сверток и прошла к еле заметному углу умывалки, спрятавшись за раковины. Выглянула из-за них, маня к себе рукой девочку. - Смотри. *распаковала мольберт и снова почувствовала какие-то странные эмоции. - Тут вот и краски есть... *оглядела пустой холст - Я безумно хочу рисовать. Я конечно любила рисовать и раньше, но почему-то не отвлекалась на сие баловство. А как у меня появился этот мольберт я захотела рисовать с новой силой. Он меня мотивирует что ли. Хочу с тобой рисовать. Вместе ж веселее. Попробуем? Давай Широ нарисуем?

Тэсс Кэролл: Боже мой. Да что за секретность то такая. Она как будто выкрала что-то из кабинета директора: что-то очень важное и личное. Тэсс прокрутила множество всяческих вариантов на пути к умывальным помещениям, но результат даже близко не соответствовал ее ожиданиям. - Ты хочешь рисовать.. здесь? Это же просто мольберт, Эмили, - немного удивленно посмотрела на девочку, - мы ведь могли заняться художествами и в гостиной. Покрутила в руках разные краски, рассматривая. - А впрочем.. - пригляделась к пустому холсту, - я не откажусь. Давно не рисовала. Но я не хочууу только Широ, это слишком скучно. Надо будет что-нибудь потом добавить. Вытащив из сумки пустую пластиковую бутылку, где раньше был сок, наполнила ее водой. - Кисточки чтобы мыть, - сообщила зачем-то очевидное, подсаживаясь к Эмили, - ну, давай.

Эмили Джойс: - Виу! *взвизгнула от удовольствия. Будто маленькие дети строят замок из песка. Прям какое-то детство и единение старых дружеских чувств. - Давно мы вместе не веселились. *взяла кисть и окунула в оранжевую краску, подразбавив белым. Тем самым получился нежный цвет кожи Востока. Провела кистью разок, другой, дивясь реалистичности красок. Обмакнула кисть в черный и стала выводить волосы. - Круто как получается. А главное похоже-то как. Наверное, я просто навыки не растеряла.

Тэсс Кэролл: Принялась за рисунок не сразу, наблюдая за тем, как рисует Эмили. - Надо же, у тебя и правда отлично получается. Почти как живой. С сомнением взялась за кисточку, обмакивая ее в краску. Уж Тэсс то особыми способностями к рисованию никогда не отличалась, поэтому сейчас боялась испортить рейвенкловке рисунок. Ну, вместе так вместе. Осторожно, чтобы не мешать девочке выводить верхнюю часть портрета, принялась вырисовывать Широ ниже плеч. С удивлением обнаружила, что ошибалась по поводу своих способностей. Выходило.. недурно. Даже руки, которые у Тэсс всегда были похожи больше на клешни или нечто еще более несуразное. - Вау! Я и не думала, что мне так понравится.

Эмили Джойс: *радостно глянула на девочку - Я как чувствовала, что ты оценишь. *не скрывая восторга и закусив нижнюю губу от усердия, принялась рисовать самое сложное - лицо. Глаза, нос и рот выводила с такой ювелирной аккуратностью, которой позавидует человек, подковавший блоху. - Ба! Да ты посмотри, вылитый Широ. Ему точно понравится. *отошла на пару шагов оценить результат и чуть нахмурилась. - Фон пустоват. Надо чем-то дополнить. Есть идеи?

Тэсс Кэролл: - Вот только я думаю, он будет слегка удивлен, что мы решили написать его портрет. Не думаешь? Улыбнувшись, подумала, что может будет нарисовать потом еще парочку, чтобы никому не было обидно. Раз уж они так быстро управились с первым. - Да-да-да! Дополнить обязательно нужно. Почесала кисточкой(обратной стороной, естественно) кончик носа, думая, что бы эдакого сюда впихнуть. - А давай сделаем из Широ..ээ.. шотландца. Ну а что. Новый образ, пусть хотя бы на портрете. Чур, на мне волынка и детали одежды. А на тебе тогда пейзаж. Ни разу не сомневаясь в удачности своей идеи, обмакнула кисточку в красную краску.

Эмили Джойс: - Не удивится! Не удивился же он, когда я ни с того ни с сего начала вязать ковёр. *махнула рукой, уверенная в успехе. Но тут же лицо изобразило изумление - Шотландца? А чё, давай! *мысленно поморщилась тому, что лексикон великосветской барышни сменился на пацанский. Не долго думая, схватила кисть и макнула в зелёный. Напевая "Шотландия, Шотландия, мой милый край, родной" себе под нос, вырисовывала луга за спиной азиатского мальчика в традиционной одежде совсем другой страны. Немного подумав, нарисовала сердечко над головой мальчика. Романтичная натура, значит.

Тэсс Кэролл: Цокнула довольно языком, поглядывая на портрет. Вышло просто преотлично. Сердечко, конечно, немного смутило своим наличием, но пусть будет. В честь четырнадцатого февраля. - Я еще хочу! - с маньячным блеском в глазах, отмыла как следует кисточку, - давай новый лист. Или не брала? Огляделась в поисках, ничего не обнаружив. - Эмили, сбегаешь в Башню? И возьми сразу побольше. А я пока мольберт посторожу, чтобы его туда-сюда не таскать.

Эмили Джойс: - Не брала *печально вздохнула, но тут же оживилась - Да я сбегаю ещё, ног не пожалею, заодно Широ покажу портрет. Порадую. Я быстро. Я мигом. *Последние слова были брошены из-за двери

Эмили Джойс: - Бегу, бегу-у-у *уже на полусогнутых ногах вползла в помещение с листами в руках - Я... не встре...тила... Широ... *слова давались с трудом от прерывистого дыхания. - Но... взяла листы. И портрет Широ оставила при себе. *отдышалась - Что дальше рисуем? Или кого? Портреты вроде неплохо выходят.

Эмили Джойс: *Пока Тэсс думала, кого бы нарисовать, решила не терять время даром и применить свой талант на новых листах бумаги. -Кого бы нарисовать? Широ так замечательно получился, что я чувствую в себе силы нарисовать кого угодно. Возьму задачку посложнее. Кого я плохо знаю? Пусть это будет кто-то из подземелья. Уизерби, например. А ты...*обернулась к девочке... - проверишь на сходство. *Принялась мазюкать кистью туда-сюда, изображая малознакомое лицо Натана. Суровое выражение лица отобразилось по мере рисования глаз и совсем не улыбающегося рта. - Интересно, почему он отложился в моей памяти с таким выражением лица, будто в его кеды кто-то подложил иголки и он от этого зол и опечален. *Мальчик выходил точно таким, каким он запомнился. Можно сказать, это было лицо с колдографии. Даже лучше. Натурально Уизерби. Только чего-то не доставало. Почему-то рука потянулась нарисовать его лицо зелёным. - Мне кажется, так будет лучше. *И вот ещё один портрет завершен. Отложила его в сторону. - А почему это мы рисуем только учеников? Надо и взрослых порадовать. *взяла новый лист и начала новое лицо. Кисть старательно выводила тонкие линии, красивые черты лица, немного строгие, но с улыбкой на лице и какой-то искоркой в глазах. Длинные волосы спускались на плечи. - Эх, хороша Гардинг. Но что-то образу не достаёт. Скучно. Нужен экшн. *Но в голову ничего не пришло кроме бамбуковых плетёных корзин, которая сразу была нарисована в руках профессора. Ну и небольшая гора корзиночек была подрисована где-то за плечами. Обернулась к Тэсс. - Рисовать будешь? Бери краски. *улыбнулась и впихнула их в руки девочке. А я пойду прогуляюсь. *Схватила с собой три портрета и пошла проветриться и заодно рассмотреть "моделей".

Эмили Джойс: *вернулась в помещение, неся с собой гору кексиков в руках и пару десятков пирожков, любовно завёрнутых в салфеточку. - Как же он исхудал... Почему его совсем не кормят? Я это обязательно исправлю. *бормотала какие-то странные и невнятные для Тэсс фразы, а потом обернулась к девочке. - Тебе нужны пирожки? *на секунду задумалась. - Тьфу ты, какие к чёрту пирожки?! Краски. Краски, я хотела сказать. Не дожидаясь ответа, выхватила из рук задумавшейся надолго девочки, краски и, испытав какое-то удовлетворение, начала думать над новыми портретами. - Кажется, Хелен просила нарисовать её. Кстати, красивая же девочка. Почему я раньше не замечала? *Стала водить кистью, рисуя новый портрет. Вот и личико, улыбка на котором растянулась чуть больше, чем надо. Видимо, на портрете девочка смеялась. Волосы, завязанные в пучок. А вот и её красивое оранжевое платье. Руки вскинутые к небу. - Эх, хороша девица. А нарисую-ка я её полностью. *Пририсовала босые ноги и пёрышки под ними. И выражение лица, и эти ноги, и вскинутые руки - всё это смотрелось вполне себе интересно. Отложила лист в сторону и взяла другой. Почесала висок обратной стороной кисти и взялась за новый портрет. Время терять даром нельзя. Тем более ребятам нравятся рисунки. Может, потом сделать галерею? Начала как всегда с лица. Суровое, но доброе его выражение. Глаза, смотрящие прямо в душу. И совсем не улыбающийся рот. "Интересно, он улыбается вообще или нет?" Чуть вьющиеся волосы почти по плечи. Свитер и сложенные на груди руки. Вот он настоящий Махпия. Вылитый профессор Ня. Только слишком суров. Надо сделать повеселее. Перекрасила свитер в розовый и подрисовала парочку сереньких котят с клубочком. - Крутоооой! *но тут словно бабахнуло в голову и прилив крови отразился на щеках и странным чувством в груди. Обернулась на пирожки. - У меня дело! *схватила портрет Хелен, так показалось, и побежала сначала к ней, а потом... -Джон... *еле слышно прошептала и побежала.

Александр Брок: Толкнул дверь умывален и замер на пороге, окинул взглядом комнату в поиске лиц, которых он мог бы ненароком смутить своей компанией. И такие лица обнаружились. Точнее, одно - знакомое - лицо. А раз знакомое, то можно было и не развозить церемоний. - Доброго времени, - бодро обратился в Тесс и с характерным звуком почесал свою неприлично запущенную уже щетину. Нет, вы как хотите: в умывальне или в луже, но он её сбреет. Прошёл к одному из умывальников и, пока рылся в рюкзаке в поисках лезвия, то и дело оглядывался на девушку с мольбертом. Точнее, на мольберт. "Нет, ну а что, здесь тихо, спокойно, (почти) не шастают подозрительные личности - идеальное место для поиска вдохновения", - объяснил сам себе наличие среди раковин вороха бумаги, кисточек и красок. Чем бы дитя, как говорится, ни тешилось, лишь бы не вешалось, как говорится. Сам, тем временем, уже нашел искомое и, с неодобрением глядя на неопрятную мину в зеркале, принялся за дело.

Эмили Джойс: *снова оказалась перед умывальным помещением и, уже было шагнув внутрь, остановилась. Кроме Тэсс около раковин стоял тот самый человек, который мельком побывал в гостиной Рейвенкло. И что же он делал? Он брился! Решила не подкрадываться сзади, чтоб не вспорол себе случайно шею, тактично кашлянула. - Тут водичка немного ржавая. Здравствуйте, ну или привет. "Вроде не старый и не профессор. А побреется, так вообще помолодеет. Вроде ничего так мужик. Но Джон гораздо лучше." *улыбнулась при мысли о мальчике.

Александр Брок: "То pазведка, то засада: Cтpичься-бриться мне когда? Hеизбежная досада Паpтизанy боpода". Лезвие с приятным шоркающим звуком скользило по намыленной щеке. - Привет, - согласился, разворачиваясь так, чтобы видеть девушку в зеркале. - Тут водичка. Точка. Законченное предложение, - улыбнулся и ополоснул лезвие под краном. - Мне этого достаточно. А мы знакомы? - ополоснул щеку, собираясь намылить вторую. - Я, может, помешал вашим малярным работам? В смысле, изобразительному творчеству, - как-то сразу решил, что девочка не руки мыть пришла.

Эмили Джойс: "Ишь какой! Как будто сто лет знакомы, разговаривает" *про себя отметила, что не социофоб, и это круто. - Не, не знакомы. Я Эмили. *Подумала, что для начала достаточно только имени. - Протянула бы Вам руку, но Вы, похоже, заняты. *прищурилась, соображая, можно ли доверять человеку. Хотя, если ему позволено бриться в умывалках Хогвартса, значит директор ему доверяет. Однако, этот фрукт не вызывал негативных ощущений, поэтому расслабилась. Узнать о нём побольше, можно позже, а сейчас надо выяснить его мнение. -Кстати о малярных, как Вы говорите, работах. Я рисую сравнительно недавно, но похоже всем нравится. Хотя, может, это они по-дружески скрывают от меня правду. Вот Вы, сторонний человек, можете оценить? *Схватила теперь уже точно портрет Хелен, на котором она была изображена босая и смеющаяся, и сделав несколько быстрых шагов в сторону незнакомца, протянула двумя руками рисунок, который оказался прямо перед его носом. - Вот! Смотрите!

Александр Брок: - Алекс, - привычно отозвался, продолжая скрести свою щеку опасной бритвой. Водичка и правда отдавала железом, но здесь, в каменных стенах, это было даже как-то... аутентично. Уже отложил лезвие на край раковины и, щедро набирая воду в ладони, смывал с себя мыло (давно от Алекса не пахло фиалками; или это розы?), когда Эмили начала про свой художественный талант. - Ну, я, конечно, не специалист, - фыркнул от воды. - Но почему бы и... О, - мокрыми руками потянулся к рисунку, но, спохватившись, наскоро вытер их об штаны, и забрал у Эмили портрет. - Э-это кто? - обратился к художнице, не отрывая глаз от искусного изображения незнакомой девушки. "Это лучшее, что я видел в своей жизни", - остановил взгляд на прекрасном смеющемся лице и сердце обожгло изнутри грудную клетку. "А эти ножки, тонкие изящные ножки...", - еле сдержал львиный рык от переполнивших внезапно чувств к светлому созданию. Как вообще можно было изобразить такую красоту?! "Пожалуйста, скажи, что Она существует под этим солнцем", - отлип от рисунка и поднял на Эмили полный безмолвной мольбы и героического страдания взгляд.

Эмили Джойс: -О-о *зарделась от такой оценки таланта, значит, и правда портрет великолепен. - Это наша Хелен, из дома Хаффлпафф. Сейчас она на Рейвенкло практику проходит. Неужели Вы её не видели? В таком платье, в котором она разгуливает, её можно из любого угла замка увидеть. *задумалась - Порой мне кажется, что она часто грустит, поэтому изобразила её весёлой.

Александр Брок: - "Наша Хелен", - повторил и ревниво сощурился. - Не видел, - "...и это едва не стало самой большой ошибкой в моей жизни". Услышав, что девушка - студентка, почувствовал острую потребность ещё раз наведаться к "приветливым" орлам. Наверняка это они виновны в том, что прекрасная мира сего не смеется так же беспечно, как на этой картине. - Могу я оставить его себе? - спросил у Эмили про рисунок. "Чтобы носить его у сердца".

Эмили Джойс: *Не видя никаких препятствий, чтобы отдать портрет новому знакомому, протянула его с мыслью "Нарисую ещё, лучше! Главное, он не просит мольберт. Свой подарок я никому не отдам, а вот рисунки... почему бы и нет. Тем более приятно, когда твой талант оценён по достоинству.". - Держи *улыбнулась - С Вашего позволения... *отвернулась к мольберту и чистым листам и вновь принялась за работу. Теперь на листе кисть изображала черты лица молодого озорного пацаненка. Взъерошенные волосы, игривое выражение лица. Влад получался таким Владом, будто он сам на себя в зеркало смотрит. Только он такой... такой молоденький. Ему бы помужественнее быть. Подрисовала усы, такие шикарные, густые с завитушками на кончиках. - Превосходно. Шикарно *проговорила, отойдя на пару шагов и рассматривая портрет. *огляделась вокруг. Всё было заляпано краской. - Кажется, пора отсюда уматывать. * свернула мольберт, убрала краски и спрятала в сумку нарисованные оставшиеся портреты. Посмотрела на Тэсс - Идём в другое место? А то скоро эльфы нас отсюда мётлами погонят, а то и убираться заставят. А я не готова. Столько дел, столько дел...

Александр Брок: Бережно свернул портрет в трубочку и убрал в левый внутренний карман. Занятый своим новым чувством и единственной горевшей в мозгу мыслью о Ней, позабыл даже поблагодарить художницу. И попрощаться. И бритву свою тоже забыл. "А голову ты дома не забыл?" - не забыл, но точно потерял. Желая сейчас лишь одного - отыскать девичьи ножки, что пленили его сердце, стремительно покинул умывальни в направлении крылатого факультета.

Эмили Джойс: *посмотрела вслед убегающему и вроде как наполовину побритому человеку, подхватила свои вещи и направилась в комнату, где можно было отдохнуть, выпить чаю, а потом снова приняться за такое прекрасное дело. Ковёр связан, а времени свободного полно.

Натан Уизерби: Резко затормозил у самого дальнего умывальника, открывая воду. Скомканную, липкую и грязную мантию кинул в соседний умывальник, предварительно распихав содержимое ее карманов по карманам брюк, а после этого открыл еще один кран, заливая мантию водой, потому что не был уверен, что следы торта вот так вот запросто уберутся очищающим заклинанием. Глянув на себя в зеркало, пальцем сдернул кусочек торта с волос и засунул его в рот - просто не удержался. И не жаль было Лонгманше такой вкусный торт и вот так... Что вообще на нее нашло. Но долго рассуждать не стал, потому что торт мог засохнуть и тогда его не отмоешь. Сунул голову под струю теплой воды и принялся отмываться от липких и сладких остатков.

Эмили Лонгман: Толкнула дверь, вваливаясь внутрь - ага! Повторила упрямо: - Сам дурак! Прислонилась плечом к косяку и насуплено уставилась на мальчика, пытающегося принять душ в раковине. - Вообще-то за сбытие этих.. мечт! говорят спасибо.

Натан Уизерби: Едва не захлебнулся, услышав хорошо знакомый девчачий голос. Выпрямился, уставившись на Лонгман и мокрыми руками избавляя лицо от капель воды. Хорошо, что торт смыл уже. С силой провел руками по волосам во всех направлениях, стараясь избавить их от все той же излишней воды. Положил руку на волшебную палочку, торчащую из кармана, не зная, чего еще ожидать от гриффиндорки. - Если ты сейчас уйдешь - моей благодарности не будет предела. Записки с текстом "спасибо" буду слать ежедневно. Выключил кран над той раковиной, где лежала уже не только грязная, но еще и мокрая совсем новая мантия.

Эмили Лонгман: Нахмурилась, уловив движение руки. И? Он заступефаит её прямо здесь? Фи как некультурно. - Ой нет, давай я тебя избавлю от столь нудной и бессмысленной работы. Пошарилась по карманам и нашла сложенный в несколько раз рисунок. Развернула его, разгладила и повернула к мальчику. Нарисован, само собой, он же только зеленолицый. - Вот! И только попробуй мне сказать, что вот это вот не твоя мечта всех мечт. А.. Задумчиво протянула, складывая два плюч два. - Слушай, тебе наверно зеленый не понравился? Посмотрела на портрет сама, сравнивая тот цвет с кремом на торте. Нуу.. ну может совсем чуть чуть не угадала. - Ещё один? А, нет. У меня наверно денег больше нет на такое.. между прочим он стоил целое состояние! Знала бы, что не понравится - и не заказывала! Вот же мальчишки пошли - то хочу, то не хочу..

Натан Уизерби: Несмотря ни на что, руку с палочки убирать не собирался. Мельком глянул на портрет. На собственный портрет. Вроде и хороший, но почему лицо зеленое? Поинтересовался со смесью недоумения и сочувствия: - Лонгман, ты тронулась? На мгновение задумался, потом вытащил волшебную палочку из кармана, направляя ее на портрет. Избавить собственную голову от внезапной мании Лонгман было непросто, но мысль о том, что она носит с собой его портрет - зеленый портрет! - позволила таки очистить сознание, концентрируясь на заклинании. Представил жаркий летний день, когда солнце припекает так сильно и светит так ярко, что просто удивительно, как оно еще ничего не поджарило и не воспламенило. Но это можно исправить при помощи линзы. Достаточно поймать на нее солнечный луч, а затем направить на то, что нужно поджечь - в данный момент это листок бумаги, на котором изображен его портрет. Бумага сухая, гореть будет хорошо, а солнечный луч очень-очень яркий и жаркий. Проделал все действия в голове: линза появляется на конце палочки, ловит солнечный луч, направляет его на портрет, тот загорается и сгорает спустя время. Резко взмахнул палочкой в сторону портрета: - Incendio!

Эмили Лонгман: Не без удивления посмотрела на слизеринца. И после всего, что она для него сделала, он продолжает обзываться! И стоило оно того? Фыркнула. - Никуда я не трогалась. Эй! Одернула руку, которая только что держала лист бумаги. И рисунок почти мгновенно превратился в горку пепла, рассыпавшуюся на пол. - Да ты даже труд других людей не ценишь! Дернула из кармана палочку, моментально воспроизводя настройку. Очистила сознание от всяких там тортов и мальчиков и сконцентрировалась. Представила малярный валик со всеми нужными.. выпуклостями, который может проехать по лицу Натана и отпечататься на всех-всех кожный покровах - лоб-нос-веки-губы-щеки. И валик этот по самое нехочу напитан зеленой краской - в цвет Слизерина. И вот как только он касается лба мальчика - на нем отпечатывается зеленый-зеленый след, а после того, как прокатывается по лицу целиком - всё оно приобретает красивый глубокий изумрудный цвет. Теперь мальчик похож лицом на лягушку. Или на свой портрет ,который он только что сжег. Провела палочкой сверху вниз напротив лица, ведя этим "валиком". - Colorum.

Натан Уизерби: Уже было выдохнул, когда зеленый портрет сгорел, но не тут-то было. Не зря рука тянулась к палочке, не зря! Среагировать никак не успел, да и попросту не знал, как можно было отразить заклинание. А потому - получил колорум в лицо. То, что в лицо, увидел, мельком взглянув в зеркало. Зеленый. Как на портрете. И, как назло, ничего про время действия заклинания не помнил. Зато среагировал мгновенно, перенаправляя палочку на Лонгман и очищая сознание от ощущения себя лягушкой. Или змейкой. Сейчас не до этого. Только Лонгман и только новое заклинание. В голове - пустота, потому что полностью сконцентрировался и абстрагировался от всяких мыслей. Представил, как под ногами гриффиндорки появляется большая лужа густой вязкой смолы, которая, если в нее упасть, уже не даст возможности пошевелиться, потому что затянет в себя и... и все. Но сначала в нее нужно упасть. А для этого очень пригодится большой матрас примерно в метре над головой Лонгман, который, не найдя точки опоры, падает прямо на девочку, заставляя ту потерять ориентацию, упасть и потерять сознание. В итоге девочка падает в смолу, прилипает к ней и теряет не только сознание, но и возможность двигаться. И как результат - Лонгман, лежащая на земле без сознания и движения. Резко взмахнул палочкой в сторону надоевшей однокурсницы: - Stupefy! Несмотря на злость на гриффиндорку, тем не менее, подставил руки, чтобы смягчить падение и чтобы не пришлось тащить обездвиженную Лонгман в лазарет через весь Хогвартс да еще и с зеленым лицом.

Эмили Лонгман: Успела, кажется, только моргнуть и вот уже потолок куда-то покатился.. и она валяется на полу. Вот и делай людям добро! Поняла, что шевелиться не может от слова совсем. - Натан Уизерби! О! Сработало! Фыркнула почти презрительно. Почти! - У тебя даже ступефай не может нормально сработать! Ты самый противный мальчишка из всех кого я знаю! Ты..!

Натан Уизерби: Быстро убрал руки, когда оказалось, что Лонгман все еще в сознании. - Было бы ради кого надрываться, - презрительно произнес, наводя палочку на девочку - в который раз! - и вновь концентрируясь на новом заклинании. Не хватало еще, чтобы она орала тут на всю школу. Но мысли - вон, сначала заклинание. Представил, как на лице Лонгман - на уровне рта - появляется маска, которая крепится за ушами и скрывает только рот. Маска плотно прилипает к лицу, не оставляя даже маленьких щелочек - настолько плотно, что ее невозможно снять. Она сама спадет со временем. Но сначала - повисит, прочно обхватывая область рта. А еще маска сделана из звуконепроницаемого прозрачного материала. Такого, что со стороны этой маски не видно. Благодаря материалу, никто также не слышит никаких звуков, издаваемых Эмили. Только видят, как двигается рот. Но никто - включая саму девочку - не слышит ни одного звука. Тишина. И можно сколько угодно наблюдать, как девочка открывает рот, а все равно никто ничего не услышит, пока маска не спадет. Провел палочкой слева направо на уровне рта, будто закрепляя маску и убеждаясь, что никаких щелей нет. - Silencio! А затем потерял к девочке всякий интерес, потому что заклинания вечно работать не будут. Быстро подошел к раковине, в которой умывался и где еще была включена вода. Попытался смыть следы зеленой краски, но как бы ни тер - ничего не получалось. Выключил воду, попытался максимально сильно отжать мантию, после чего обратился к Дому с просьбой материализовать зимнюю шапку-шлем, которая закрывает всю голову, оставляя только прорезь для глаз. Правда, в таком шлеме, в рубашке и в мокрой мантии мантии он будет выглядеть комично, но не комичнее, чем с зеленым цветом кожи. Получив желаемое, быстро натянул вязаный шлем на голову, облачился в мокрую мантию, поглядел на себя в зеркало, поняв, что в таком виде лучше никому на глаза не попадаться, и пошел в сторону выхода, на мгновение задержавшись возле Лонгман, но лишь для того, чтобы предупреждающе бросить: - В следующий раз это будет не ступефай. В какой-то момент почувствовал, что нельзя оставлять гриффиндорку одну, да еще и под действием двух заклинаний. Но даже усилий прикладывать не пришлось для того, чтобы избавиться от этой мысли. Вышел, накинув на голову капюшон мантии и раздумывая, в каком из кабинетов искать профессора Снейпа.

Эмили Лонгман: Фыркнула, услышав силенцио и поняв, что теперь и разговаривать не может. Только лежать и пялиться в потолок! И спина затекла.. и вообще головой ударяться о кафель больно! Попыталась фыркнуть на слова о следующем разе - да в следующий раз она сама затсупефаит его! Вот на какой-нибудь практике у Нортона, даа. Хотя зачем вообще следующий раз ,если он уже зеленый и как торт это всё дело не смыть? Растянулась в улыбке.. и продолжила валяться без движения.

Эмили Лонгман: Почувствовала наконец свои руки-ноги, которые перестали изображать из себя негнущиеся деревяшки и села, прикладывая к гудящему затылку руку. Вот же.. кажется от обычного ступефая голова бы не так болела. Мерзкий мальчишка! И чего в нем вообще можно было найти. Ухмыльнулась, вспоминая удивление в глазах Натана после того, как он увидел нового себя. Ну и подумаешь не понравилось, мог бы и просто сказать. Лучше вообще его игнорировать, может само и пройдет, а то нервный стал, вдруг какой сосудик в голове лопнет.. Свернула петлю, решив, что и дальше носиться по школе за слизеринцем смысла не имеет никакого.

Ино Уолкер: *кинула петлю* Стремительно вошла в комнату и направилась к ближайшему умывальнику, чтобы остановиться около него и вглядеться в собственное растрепанное отражение в зеркале. Прическа, так красиво заплетенная Элис, потеряла свою форму, поэтому ее срочно требовалось обновить. Да и вечно горящие щеки нуждались в охлаждении. Неужели она теперь всегда будет ходить с этим идиотским румянцем! Протянула руку, чтобы отвинтить вентиль с холодной водой, и подставила под струю обе ладони. Нужно было вернуть на лицо невозмутимое выражение, и вода могла бы в этом помочь. Прижала к щекам порядком замерзшие руки.

Эмили Лонгман: На подходе к умывальным помещениям развернулась лицом к гриффиндорке, продолжая рассказывать. - Так вот, навязчивая идея - покрасить его обязательно в зеленый цвет, чтобы похож был на свое изображение. Толкнула дверь, заходя спиной внутрь и придерживая дверь теперь и для Хель. - И, между прочим, покрасить - это был второй вариант. Сначала был торт. Зеленый. За 10 галеонов! И прямо в Натана, представляешь? Даже не поняла, с чего вообще начала рассказывать всё это. Вероятно только потому, что захотелось ещё раз всё это воспроизвести в памяти? - А вот только после - колорум. Вот здесь кстати. Кивнула за спину, не обращая внимания на шум воды - мало ли. - А потом он портрет сжег. Ну или мне показалось, что сжег - потому что он висит у нас в гостиной. Целый! Так же не бывает, да? Поэтому сейчас мы будем искать остатки от того сгоревшего и если их нет - значит у меня галлюцинации были. Может мне к Месарошу надо? Развернулась наконец, чтобы осмотреть пол, и наткнулась взглядом на умывающуюся Ино. - Эм..

Хель Теон: Начала отвечать еще в коридорах, мученически вздыхая. - Да-да, вытаскивать вас откуда-то - это же мое хобби на старости лет! Так что, считаю, план у нас вполне готов. А вот в качестве Хранителя я бы выбрала Змею, раз мы исключаем Барсука. Орел... Он как-то слишком заумно говорит странными словами. Нет, то есть, я его безумно уважаю, но как-то вот единственной встречи в Лабиринте мне хватило на всю жизнь. Вздохнула, согласно кивая и следуя за Эми. Потом вниз, так потом. - Нет, мне не показывала ничего, мы с ней вообще... не очень знакомы. А что за навязчивая идея? Покрасить Натана в зеленый цвет - и только? А в чем, эм, смысл-то тогда? Дошла вместе с Эми до... умывальных помещений? Зашла внутрь, не удержавшись от вопроса. - А что мы здесь делаем? Кивнула, услышав почти сразу же ответ. - Эми, у нас нет портрета в гостиной. Правда. Тем более - портрета Натана с зеленым лицом! Осторожно положила руку на плечо застывшей Эмили. - Может, и правда - к Месарошу? Как-то чересчур много навязчивых идей у нас... Замолчала, увидев, что они тут не одни. - Эм, - прокашлялась, повторяя за Эми, - привет, Ино? С тобой все в порядке?

Ино Уолкер: Услышав знакомые голоса, прекратила умываться, наспех вытеревшись материализованным полотенцем. Когда дверь открылась, а в комнату вошла рыжая гриффиндорка, продолжая что-то говорить, не сразу поняла, про что именно идет речь. Но, убедившись окончательно, нахмурилась. Отложила полотенце на край умывальника, очень медленно выключив воду. Обернулась к вошедшим, до этого отражавшимся в зеркале, и мрачно посмотрела на Лонгман. - Мне не послышалось? - переспросила угрожающе. - Или ты действительно прокляла моего друга? Кивнула мимоходом Теон, сосредоточив все внимание на ответе рыжеволосой.

Эмили Лонгман: В пол голоса ответила Хель. - Змея это подземелья, толпы угрюмых слизеринцев и.. и вообще. Хотя историю моих разговоров с Орлом тоже можно уложить всего в пару слов на распределении, но всё же. Замялась перед ответом на вопрос "в чем смысл". Как в чем? В том, что с зеленым лицом он хоть немного, но выглядит симпатично? Фыркнула своим же мыслям - ну вот, опять этот бред! Откуда только что берется.. Только удивленно посмотрела на гриффиндорку. - Как это нет? Там он висит! Мне он сразу на глаза попался, как только я к вам туда пришла. Всё, это точно диагноз. Тем более если его и впрямь там не окажется. Нахмурилась, слыша слова Ино, но даже и не смотря на девочку - ну мало ли что той послышалось. Вместо этого начала разглядывать пол на предмет того пепла, что должен был остаться от инсендио. Хотя.. тут же, наверно, уже столько народу прошлось, да и эльфы наверняка прибирались. - Ах если бы я только умела! В смысле нет конечно, какое проклятие? На первом же курсе проходят колорум - это ж самое элементарное заклинание. Прикусила язык, поняв, что за поисками несуществующего уже пепла увлеклась и зачем-то вообще что-то начала объяснять Ино, которая, к слову, тоже слизеринка.

Хель Теон: Не стала пока продолжать обсуждение темы Хранителей, но только согласно фыркнула на описание разговоров с Орлом. - Нет, Эмили, не висит. Совершенно точно, я бы заметила портрет Натана с зеленым лицом в гриффиндорской гостиной. Удивленно поглядела на Ино. И переспросила. - Прокляла? Эм, а что ты понимаешь под "прокляла", Ино? Хмыкнула на рассеянную Эмили, которая что-то упорно искала на полу. Ах да, пепел. Уточнила у слизеринки. - Ино, а у тебя все в порядке? Ты не видела никаких странных портретов с цветными лицами? Ты не хочешь кого-нибудь... покрасить? Прикинула, насколько колдомедик будет рад добавке в виде как минимум еще одного не совсем в себе человека.

Ино Уолкер: Усилием воли поборола желание запустить в Лонгман каким-нибудь "элементарным заклинанием", благо только и знала, что элементарные, но сдержалась, сжав палочку в кармане. - Значит, ты промахнулась, - буркнула. - Потому что, на твое счастье, я не видела его покрашенным в какой-либо цвет. Перевела взгляд на Теон, удивленно нахмурившись. - Портреты? - покачала головой. - Нет. И... да, у меня все в порядке. А покрасить я хочу только Эмили, которая несет какую-то чушь про Ната.

Эмили Лонгман: Скрестила руки на груди, насмешливо глядя на девочку. - К его сожалению - нет. И, надо сказать, ему очень шло это ослизеринивание лица, можешь мне поверить. Пожала плечами, не отрицая его обратную перекраску. - Видимо ему стало так стыдно за то, что он не смог ничего мне противопоставить кроме недоделанного ступефая, что он не решился хоть кому-нибудь показываться. Наверняка кто-нибудь из преподавателей отмыл его обратно. А зря! Он выглядел очень мило. Когда молчал и не бросался заклинаниями. Поняла, что никаких доказательств уничтожения портрета здесь и в помине нет, поэтому и задерживаться уже не стоит. А вот разузнать, почему это Хель не обратила внимания на рисунок в башня стоило бы.. хотя бы после разговора с Хранителями. Шепнула стоящей рядом Хель. - Нет, ты представляешь - кривым ступефаем - и в меня?

Хель Теон: Демонстративно вздохнула, глядя на мелких. Ну и что за любовь такая к ссорам? Не удержалась, озвучивая это вслух. - Мерлин, ну и любите вы спорить и искать конфликты на пустом месте. Что Ино, которая сразу готова увидеть проклятие, что Эми, которая готова сказать что угодно, лишь бы звучало обиднее. Дети, скажите честно, вам мало того не очень приятного, что творится за пределами Школы, поэтому вы и здесь... вот так? Махнула рукой, понимая, что адекватного ответа ей услышать не суждено, не в первый раз спрашивает. - В общем, если убрать сентенцию Ино относительно покраски Эмили, мы приходим к выводу, что навязчивые идеи преследуют только Эми... И, вероятно, Влада. Это если считать ваши навязчивости за то, что идет из одного источника... Ино, а больше никто у вас странно себя не вел? Решила старательно игнорировать отношение к себе со стороны слизеринки. Да, не в первый раз решила, но ведь в какой-то момент та должна была перестать... ершиться? Шепнула в ответ Эми. - Я бы тебя Дормио усыпила бы за такое, а потом перекрасила бы спящую, так что... неплохой вариант с Дормио, между прочим.

Ино Уолкер: Вздохнула. - Я не ищу конфликты, а лишь защищаю тех, кто мне дорог, - ответила. - Вот скажи, Хель, тебе бы понравилось, если бы... Если бы в Ивонну кто-нибудь запустил колорумом? Удивленно моргнула, услышав про ступефай. Неужели Нат мог поднять руку на девочку?.. Быть такого не может! И ничего не рассказал Ино?.. Что с ним вообще творится! - Он запустил в тебя ступефаем? - переспросила Эмили, окончательно запутавшись. - Кто вообще первым к кому полез? С ужасом представила себе "ослизеринивание" и выглядящего "мило" Натана.

Эмили Лонгман: - Ну Хееель! Потянула девочку за рукав мантии. И для верности кивнула. - Конечно мало, ты разве не заметила? Там - оно где-то там, а здесь-то нет его, приходится самим делать. Скептически хмыкнула, уточняя. - Ты же понимаешь, что это сарказм? И что, если кто-то углядел в моих словах что-то обидное, то это только его личные проблемы? Щелкнула пальцем. - Да, про Влада. Вот я тоже теперь думаю, что у него что-то.. не то. Похожее на мое "не то". Может у кого-нибудь ещё такое же веселье в жизни случилось? Надо бы спросить.. Фыркнула, хихикнув, и ответила всё тем же шепотом. - Да ты коварная! На мое счастье он не знает дормио. Поэтому просто заткнул мне рот силенцио и сбежал! Противный. Оценила перемену настроения слизеринки и усмехнулась. Вот так всегда - когда им что-то надо, они белый и пушистые. И даже разговаривают более-менее нормально. - Запустил. Тебя это удивляет? Может ты просто не очень хорошо знаешь Натана? Проигнорировала последний вопрос - вот ещё! - Ну так.. Хель.. ? Внимательно посмотрела на гриффиндорку - ну должна же она понять, что всё, что ей требовалось от умывальной комнаты, она получила и пора бы уже.. того.

Хель Теон: Пожала плечами. - Я бы точно не начала считать, что человек ее проклял, посмеялась бы, дематериализовала краску, после чего пошла бы и покрасила Колорумом человеку, например, руки. Впрочем, - прислушалась к Эмили, - если бы я узнала, что Ив в ответ уложила бы нападавшего Ступефая, для верности добавив Силенцио... Это, видимо, чтобы на помощь позвать не мог... Думаю, я бы покрутила пальцем у виска и предложила бы Ив справляться со своей проблемой самостоятельно. Ну, понимаешь, Ино, соответствие проступка его наказанию и так далее. Улыбнулась Эми. - Сарказм - штука хорошая. И я очень рада, что ты не хотела никого обидеть... Мне кажется, проблем и правда хватает за пределами Хогвартса, у наших родных и близких, чтобы мы еще и здесь рисковали собой. Закончила очень задумчиво, но помотала головой, отбрасывая размышления в сторону. - Веселье в жизни у Влада мы не узнаем, ибо он пошел к колдомедику. Но давай... - подумала, и все же добавила, - давайте пока считать, что причина одна. Так будет проще - доказывать, что причины разные, чем сразу отбрасывать его случай в сторону. Положила руку на плечо Эмили, чуть сжимая и пытаясь хоть так умерить пыл прозвучавших вновь резких слов про Натана. Да что же эти дети такие нервные! Вспомнила себя и Дженни, как самый яркий пример ссор. Кажется, они были куда... ровнее. - Да-да, пойдемте уже отсюда. И да, Ино, мы с Эми приглашаем тебя прогуляться до гостиной Гриффиндора вместе с нами, хочется уточнить, дабы не было никаких вопросов. Идти или нет - решение твое, но мотивация есть вполне, ибо это касается слизеринца. Пробормотала так, чтобы слышала только Эми. - Ради остальных вряд ли захочется даже выходить отсюда, я думаю. Пока Ино решала, идти ли с ними, достала из сумки пергамент и написала короткую записку. Позвала Уголька. - Отнеси Элис Граффад.

Ино Уолкер: Открыла было рот, чтобы возразить Хель, но передумала и покачала головой. Оставить Эмили в этой вот комнате совершенно одну, да еще и с ушибами от ступефая и заклятием немоты... Это было гораздо хуже, чем получить колорумом в голову. Нет, она совершенно не понимала поступок Ната. - Я знаю достаточно, - буркнула, отвечая Эмили. - Но сейчас... Сейчас он поступил ужасно. Он же джентльмен! Снова вздохнула. - Объясните мне по пути, что вообще происходит? - попросила. - И что там такое с Владом? Я ничего не поняла. Наспех поправила прическу и подошла к девочкам.

Эмили Лонгман: Замотала головой, перебивая Хель. - Ну что я, немощная какая что ли? Ну прилетела в меня пара заклинаний, полежала, помолчала, подумала.. встала да дальше пошла. И не важно, что голова как-то слегка трещала. Или даже не слегка. И то, что слизеринцу это все равно рано или поздно аукнется, тоже неважно. Мелочи жизни! Почувствовала руку старшекурсницы на плече и только скрипнула зубами, слушая предложение Хель и адресата для совы. Буркнула в ответ едва слышно и только для Хель. - Ты издеваешься! Ничего не стала в очередной раз отвечать Ино - хочет думать о Натане лучше, чем он есть на самом деле - пусть думает. Разочаровываться лично в ком-нибудь гораздо полезнее, чем об этом скажет кто-то посторонний. Послушно развернулась и вышла первой в коридор. Хочет Хель в этом копаться - пожалуйста!

Хель Теон: Приоткрыла дверь в помещение, проверяя, нет ли внутри кого. Убедившись, что все тихо, придержала дверь, оставляя место для того, чтобы Эмили могла затащить невидимый мольберт внутрь. А когда оказались обе внутри - плотно закрыла дверь, дабы хоть так оградить их от любопытных глаз, кои по закону подлости могут появиться. - Уф, вот мы и на месте. Прости, что не помогла тащить, но когда не видишь, за что надо хвататься... Сделай их обратно видимыми? Попыталась вспомнить, есть ли такое умение в арсенале рейвов. - В общем, давай уничтожать, что ль? Раз уж мы сами не собираемся ничего рисовать, так спасем хотя бы тех, кто еще остался в норме. И остановилась. - Слууушай, а если портретами можно и снять проклятие? А?

Эмили Лонгман: Зашла внутрь, поставила мольберт на ножки и попросила Дом отменить невидимость и сделать мольберт обратно видимым. Достала из карманов кисти и краски и сложила всё в одну из раковин. - Вот что оно из себя представляет. Задумалась над предложением девочки. - Из меня художник никакой. Ты предлагаешь позвать Джойс? Она опять нарисует кого-нибудь и покажет тебе, да-да.. или ты умеешь рисовать? А на ком испытывать будем? А что рисовать?

Хель Теон: Посмотрела на мольберт и рисовальные принадлежности. - А с виду - совсем обычные... Пожала плечами. - Если и испытывать что, то на тех, кто уже под влиянием портрета, какой смысл мне себе пытаться портрет показать, эффект мы и так знаем же. Я просто подумала, вдруг надо как-то иначе нарисовать того же Натана - и тогда тебе перестанет хотеться сделать его зеленым? Рисовать я не очень умею, но вдруг тут достаточно и простого каляканья. Задумчиво взяла в руки кисточку, впрочем, не делая попытки рисовать.

Эмили Лонгман: Открыла баночки с красками и выстроила их ровной шеренгой на краю раковины. - Ну тогда я готова принести себя в жертву искусству.. в смысле давай попробуем. Сломать-то всегда можно. Нарисуешь Натана просто.. не зеленым? Там точка-точка, человечек... Нахмурилась, вспоминая, как там был изображен Нат на рисунке. Словила петлю из лазарета - почему портрет-то не забрала! - и усмехнулась. - Знаешь, чем заболел Снейп? Кивнула на мольберт. - Тем же самым.

Хель Теон: С сомнением, но кивнула. - Давай попробуем, чего уж там терять-то... Хотя для тебя это и правда будет жертва, кажется, у меня только портрет Снейпа и удался - да и то случайно, да и то один раз в жизни. Принялась старательно выводить что-то, что должно было изображать из себя Натана. Вроде как. Но совершенно точно - не с зеленым лицом! Отвлеклась только на тяжелый вздох, услышав про директора. - И что теперь, в кого его влюбили? Он же женат! Поставила последний штрих и протянула "портрет" Эмили. - Ну как?

Эмили Лонгман: Добавила, смеясь. - И тот сбежал! Мотнула головой. - Не, там всё мирно, мучается только Стеф. Не знаю уж, что там Эмили ему показала, но нарисовала точно её. И теперь он вот.. сбежал из школы. Домой. Подождала ещё немного и повернулась к рисунку. - Ну.. на Натана он похож.. да. Похож.

Хель Теон: Кивнула, едва удерживаясь от смеха. - Вот именно, не везет мне на портреты! Вздохнула. - Видимо, ее и показал, раз сбежал домой, а не к кому-то там еще. Осторожно спросила. - Все еще нравится зеленый Натан-то?

Большой Зал: Кривой человечек с большим животом, лопоухими ушами и стоящими дыбом палочками-волосами был действительно очень похож на Натана Уизерби. Но Эмили и сейчас отчаянно хотелось взять кисточку, чтобы сделать лицо рисунка зеленым.

Эмили Лонгман: Закусила губу, готовясь начать чувствовать что-нибудь.. не такое, как в последнее время. Отрицательно кивнула головой. - Нравится. То есть нет! Он мне никогда не нравился! Поняла, что щёки-то всё-таки покраснели. Отвернулась к умывальнику, сталкивая в него все баночки. - В общем не вариант.

Хель Теон: Расстроенно вздохнула, сворачивая свое творение в трубочку. - А надежда была. Ну что, краски ты вроде изничтожила, давай теперь бумагу тоже, что ль. Взяла один из листов и на пробу разорвала, чувствуя, как даже успокаиваются нервы. Отлично! Дорвала лист до конца, мелкие обрывки скидывая в мусорное ведро под раковиной. - Чувствую себя каким-то вандалом, честное слово.

Эмили Лонгман: Задумчиво понаблюдала как вытекают из банок краски и, смешиваясь, утекают в канализацию. Крутанула вентиль, пуская воду и ускоряя исчезновение красок. Повернулась к Хель, рвущей на клочки бумагу. Хихикнула. - Главное, чтоб Эмили об этом не узнала. Потянулась к следующему листку бумаги, но поняла ,что количество-то их не изменилось. - Э.. Хель? Сорвала несколько листов подряд, показывая, что итоговое количество не изменяется.

Хель Теон: Так и застыла с пачкой бумаги в руках. - Эм, это как? То есть... Ну да-а-а, артефакт же! Подошла к раковине, крутанула вентиль, открывая воду на всю катушку, и подставила прямо всю пачку под воду, дожидаясь, пока та промокнет насквозь. - А потом сделаем из всего этого кашу. Пояснила, надеясь, что хотя бы так получится изничтожить стремную штуку.

Эмили Лонгман: Кивнула. - И теперь Джон с дематериализацией нам точно не поможет, потому что артефакт. Обошла мольберт вокруг, рассматривая его. - Он же деревянный? Деревянный! Представила летний день, когда солнце светит так ярко и жарко, что кажется сейчас что угодно воспламенится само по себе. И это можно ускорить, имея линзу! Нужно поймать на нее солнечный луч, а затем направить его в сконцентрированном виде на поджигаемую вещь - в данный момент это деревянная ножка мольберта. Ножка сухая, гореть будет хорошо, а солнечный луч очень-очень яркий и жаркий. Прокрутила последовательность ещё раз: линза появляется на конце палочки, ловит солнечный луч, направляет его на мольберт, тот загорается и сгорает спустя время. Резко взмахнул палочкойа в сторону портрета: - Incendio.

Большой Зал: Бумага промокла. Как и положено промокать бумаге. А огонь не появился. Совсем.

Хель Теон: Радостно дождалась, пока бумага промокнет до степени совсем-совсем каши. После чего с удовольствием смяла и начала разрывать под все еще текущей водой. Убедившись, что все в полном порядке, принялась частями выкидывать бумагу-кашу в корзину.

Эмили Лонгман: Задумчиво хмыкнула, почти даже не удивившись отсутствию огня. Осторожно позвала отошедшую к раковине гриффиндорку. - Хель.. тут такое дело.. Качнула головой на мольберт. - На него не подействовало Инсендио. То есть я, конечно ,могу предположить ,что у меня руки вдруг кривые стали, но что-то мне подсказывает, что дело в самом артефакте. Ещё идеи по уничтожению есть? У меня мысль была скинуть с башни..

Хель Теон: Радостно улыбнулась, когда бумага превратилась в кашу, торжествующе обернулась к Эмили... и вздохнула, понимая, что да уж, тут и правда такое дело. - Мольберт с бумагой. Бумагу я оторвала и весьма успешно уничтожила. Краски ты вылила тоже совершенно спокойно. А мольберт неуничтожим. Совсем. Выходит, артефакт - только он. И отрицательно покачала головой. - Скинем, а он восстановится. У меня полное ощущение, что здесь мы бессильны, Эми. Нам бы артефактолога, но... В Хогвартсе даже нет такого предмета! Грустно добавила, пытаясь вроде как пошутить. - У тебя, случаем, в друзьях нет опытного артефактолога?

Эмили Лонгман: Почесала нос, посмотрела на мольберт, на Хель и снова на мольберт. - Я тут ещё подумала.. если артефакт так не хочет быть уничтоженным , не перейдет ли он к более.. координальным мерам по отношению к нам? Ну там раскидывание какими-нибудь проклятиями и всё такое.. Отступила на шаг от мольберта. На всякий случай. Хмыкнула. - Если бы у меня он был, думаешь мы бы сидели тут и занимались такой ерундой? Осеклась на полуслове. Вздохнула, прикладывая ладонь к лицу и качая головой. - Хель, признаюсь только для тебя и только один раз - я идиот. Картер же! Поспешила объяснить. - Отец Стефани артефактолог! Мы как-то обращались к нему с одной штукой.. в общем не важно. Нам нужна Стеф.

Хель Теон: Подошла и потыкала в мольберт кончиком ботинка. - Да ладно, что он нам сделает? Круче зеленолицего Натана уже ничего не может быть! И только кивнула, слушая вполне логичный ответ - артефактологу взяться было не особо откуда... - Картер? В смысле? Посветлела лицом, слушая объяснения. Закивала, поднимая мольберт с пола и уже готовясь тащить его куда угодно. - Отлично, замечательно. Тогда вперед, в Башню? То есть, сначала мы должны узнать, где она, медальон, все дела.

Эмили Лонгман: Фыркнула, разулыбавшись. - Я рада, что ты оценила. Видела бы ты его! Посторонилась, пропуская Хель с мольбертом вперед и доставая медальон. - Только.. нас же не пустит на верхние ярусы.. а в общей гостиной - мало ли кто там теперь сидит. Давай её сюда позовем? Сжала медальон, отправляя сообщение: - Стеф, загляни к умывальникам. Это касается болезни Снейпа.

Стефани Картер: Открыла дверь - не ногой, конечно, но без особенной доброжелательности. И практически начала читать занудным детям мораль о том, что не надо верить всяким слухам про директора, но.. Но сначала рассмотрела этих нудных детей и открыла рот от удивления. - Рейвенкло? Хаффлпафф? А почему не наоборот?!

Хель Теон: Открыла рот от удивления, опуская мольберт на пол. - Почему это наоборот? Эй, мне, может, Хаффлпафф нравится! Прокашлялась, понимая, что не с того разговор начинается. - В общем, вот. Это - причина всех... болезней. Их много, если ты еще не в курсе. И это - артефакт. Добытый преступным путем. К сожалению, неуничтожимый. Добавила тихо в сторону Эми. - Хоть мы и очень пытались. Продолжила докладывать. - В общем, тут Эмили вспомнила, что у тебя папа - артефактолог. И как бы... Ты же тоже вполне заинтересована в уничтожении этого прекрасного предмета, посему... поможешь?

Эмили Лонгман: Собралась уже рассказывать, как весело им тут живется, пока куратор где-то ходит и почти даже не удивляется, что гриффиндорцы не могут больше жить в своей башне, как.. открыла рот от удивления, враз забыв о мольберте. В один голос с Хель спросила: - Почему это наоборот? Надулась, предоставляя старшекурснице всё рассказывать самой. То есть вот так - то есть на Хаффлпафф, да?

Стефани Картер: Показала язык обеим сразу. - Потому, что тот, кто сделал этот трюк с мантиями, должен был умудриться подложить свинью исключительно всем. А вам не особенно подложил: Хелька со времен неофитства Рейвенкло боялась как ночных кошмаров, а Эми в состояние "мывсеумрем" скорее бы вогнал Хаффлпафф, чем синяя башня с занудными Сильвермахпиями. Уставилась на мольберт. Это про него говорила Граффад? Переспросила напряженно. - Много болезней? Да с чего вы все вообще взяли, что с директором что-то не так? Он на работе, ушел по вызову Натана, кажется. Печально хмыкнула, представив, что с ней сделает отец, если она притащит ему артефакт с очередной историей об очередном проклятии, в которое вляпались они оба и весь Хогвартс заодно.

Хель Теон: Фыркнула, складывая руки на груди. - И ничего не кошмаров! Просто... никаких Рейвенкло в моей жизни, ни-ни. Задумчиво вспомнила, кто куда попал. Да уж, свинья и правда... для большинства. Продолжила, бросив косой взгляд на надувшуюся Эмили. - Болезней, ага. С чего мы взяли... Ткнула в Эми. - Этот вопрос к нашей рейвенкловке. И нет, не уверена, что политика отрицания проблемы, замалчивания и вообще такого тихого вранья будет уместной. Просто... Ну, в общем, таких вот пристрастий к людям теперь довольно много. И с этим надо что-то делать. Совершенно точно.

Эмили Лонгман: Ещё немного подулась, послушала, подумала и даже немного улыбнулась. - Это я бы его! Их в смысле. Хаффлпафф. Или Рейвенкло. Пожала плечами - наверное даже можно было бы попробовать. - К хаффам отправили Андерсон, вот там точно состояние мывсеумрем и прочее, прочее.. Осторожно уточнила - мало ли, Снейп так и не добрался после лазарета до Стеф? - А ты его видела вообще.. недавно? Всякие маниакальные наклонности, чрезмерное беспокойство.. Переглянулась с Хель - да уж, умалчивание. - В общем я видела его в лазарете и он вел себя крайне.. неадекватно. Он запретил мне позвать тебя туда! Мне. Запретил. Тебя! Ну и заодно мы там выяснили, что да, рисовала тебя Джойс и показывала ему. Пояснила для тех, кто в танке. - Джойс плюс мольберт получаются странный портреты, после взгляда на которые у людей случаются странные.. порывы. И появляются несвойственные им наклонности. Призналась тихо. - Я разрисовала Уизерби лицо зеленым колорумом. И ещё хочу.

Стефани Картер: Фыркнула, поддразнивая Теон. - Признайся, ты просто как и Доу до одури боишься высоты. А потом пришлось вздохнуть, усесться на ближайший подоконник за неимением другой горизонтальной поверхности, и печально согласиться, даже пропустив мимо ушей информацию про Андерсон. - Видела. Мне пришлось применить едва ли не все знакомые средства шантажа, чтобы он отпустил меня в Хогвартс и не увязался следом. Мол, в школе опасно. Эпидемии. Вдруг я влюблюсь в Гафта - ну и прочая несвойственная ему дурь. Присвистнула. Хотеть разрисовать лицо мальчика зеленым колорумом - это звучало очень.. гм.. просто очень звучало! - если бы Эмили не было тринадцать лет. С другой стороны, хорошо, что ей досталось нечто вполне невинное. Спросила осторожно. - Колорумы достались всем пострадавшим? Ничего действительно опасного ни у кого нет? Никто не хочет поиграть в Месароша и посмотреть на внутренности возлюбленного, например? У вас вообще есть полный список.. жертв? Добавила с еще одни печальным вздохом. - И информация о каких-то стихиях от Трелони.

Хель Теон: Погрозила пальцем Эмили. - Эй, теперь Хафф временно - это и я, так что никаких состояний, мы и с Андерсон справимся... если придется. Дополнила Эмили. - Причем сама Эми с этим желанием все же борется, а вот Снейп, кажется, нет. Почти улыбнулась на слова Стеф, окончательно отходя от мольберта. - Влюбишься в Гафта? Фи, как скучно. Во что там влюбляться-то? Покачала головой. - Кажется, вообще ничего опасного больше нет. У Влада истерика по поводу Аланы, он ей хочет корзиночки какие-то там дарить. Кажется, на ком-то зациклилась Элис и сама Джойс, а вот кто еще... Подняла руки и довольно улыбнулась. - Зато я осталась в стороне от всеобщего безумия. А что за стихии? Поежилась, вспомнив вдруг осень и остров. - Я ее информации все же склонна доверять, духов она вызывать все же умеет.

Эмили Лонгман: Скептически хмыкнула на заявление о том, что с Андерсон может кто-то справиться и качнула головой. - Не то, чтобы борется.. если я его увижу - я точно покрашу. И в этот раз он не отделается от меня ступефаем! Просто пока я стараюсь вообще не находиться с ним в одном помещении. А это, между прочим, будет очень сложно, учитывая, что и его пихнула к рейвам. Добавила к словам Хель: - Джойс хочет закормить Джона, а про Элис только догадки, она просто очень уж.. тщательно допытывалась у Эмили, где мольберт. А если кто-то ещё есть, то он или шифруется или уже всё, все внутренности изучил. Никто не пропадал недавно, нет? А вот на заявление о стихиях только фыркнула. - У Трелони могут быть только одни стихии в голове. Покрутила пальцем у виска. - После того, как она с водяным в озере искупалась.. мало ли, что там повернуться могло в голове. В ещё большую сторону.

Стефани Картер: Хмыкнула тихо. - Так а ему чего бороться? Он уверен, что раньше просто.. недолюбливал меня. Пожала плечами, не очень понимая, почему вообще рассказывает малышне настолько личные вещи. Раньше она, пожалуй, могла бы поговорить об этом только с Сильвер и Доу, но где теперь та Сильвер, а Доу.. А при Доу тему Снейпа лучше вообще не поднимать. Выдохнула, убеждаясь, что все шалости артефакта оказались более-менее безобидными. И уверенно ткнула пальцем в Хель. - Вот ты тогда и сходи к Трелони. Про ее россказни я слышала от Граффад, а Граффад не из тех людей, кто верит всему подряд. И спрячьте пока эту радость.. Кивнула на мольберт. - В Рейвенкло или Хаффлпаффе. Я напишу отцу, но сначала мне нужно побольше о портретах узнать. Уставилась на Эмили. - Как тебе портрет показали? Что при этом говорили? Когда ты поняла, что Натану пойдет зеленое лицо? Что испытываешь, когда он рядом? Обниматься-целоваться тянет или только лицо красить?

Хель Теон: Нахмурилась, вновь поясняя для Стефани. - Натан на выходку Эми ответил Ступефаем. Об кафельный пол, между прочим. Тоже мне, джентельмен. Оперлась о стену, выводя носком ботинка что-то на полу. - Ну не знаю про водяного, но вот призраки там были вполне себе реальные. И как-то... кто их вызвал, если не Трелони? Значит, что-то, да умеет. Внимательно поглядела на Стеф, никак не комментируя пассаж про "недолюбливал". Главное, что сама Стеф готова с этим временно смириться, а уж остальное... исправим. - Я? К Трелони? Эй, это Эмили на Рейве оказалась, где мне вообще эту Трелони искать? Быстро подтянула за локоть Эми к мольберту, ради такого даже отлипнув от стенки. - Тогда прятать будет точно Эми, я на Хаффлпаффе даже еще не была, что там происходит - не знаю и знать не хочу.

Эмили Лонгман: Пожала плечами, старательно делая вид, что вот слова Хель про ступефай это вообще не про неё. Глядишь без этой конкретики Стеф бы и не заметила ничего. - Может тогда всё было.. совпадением? Ну или везением. Хотя кому как, конечно.. Передернула плечами, вспоминая, в каком состоянии они тогда побывали. - В общем без доказательств это все ерунда! И тут же оказалась перетащенной к мольберту - это что, за этими самыми доказательствами её и идти? - Эй, так если Граффад про стихии эти заикнулась, не правильно ли было у неё и узнать, в чем собственно дело? Вздохнула, глядя на старшекурсниц. Значит не проще. Значит как тащить мольберт обратно наверх и разговаривать с Трелони, так все шишки на младших, конечно. Не упустила шанс метнуть в Хель суровый взгляд и еле слышно проворчать: - Проблемы Эмили решает Эмили.. кто бы сомневался. Пнула ножку мольберта, позволяя ему сложиться и придержала его рукой, тут же прося свой как-будто-бы-временный-Дом сделать его вновь невидимым. - Просто показали, да и всё - Эмили хвасталась, что начала рисовать. Ничего не говорила. Ну.. может "смотри, как тебе?". Я не помню! В нетерпении потопталась на месте, отводя взгляд и рассматривая кафель на полу. - Сразу же. Ну то есть.. мне кажется, что ему давно пора было вот так вот с лицом. Слизерин, Натан и всё такое. Ему шло, между прочим. Возмутилась такими вопросами Стеф. - И ничего я не испытываю! Подумаешь, покрасить.. что в этом такого вообще. Он хотя бы на человека становится похожим. И немного симпатичным. Или даже красивым.. Вспыхнула, поняв, что таки проболталась. Перехватила мольберт и решительно двинулась на выход. Бросив на ходу: - Я скажу, если что-нибудь узнаю.

Тоширо Яо: Вбежал в помещение с Хелен на буксире и обозрел окрестности. Рыжих голов не наблюдалось. Зато была пара гриффиндорок. - Собрание или просто решили умыться? Осмотрел окна. Целы, закрыты. - А тут... эм... Эбигейл не пробегала? В смысле, не пролетела, стуча в окно и прося, чтобы ей открыли? И тут осознал одну вещь: - О! Стеф. А ты чего это... В красном. В смысле, в родном красном. Когда..О! Так и я в красном. К слову. - заговорщицки понизил голос, - значок старосты все еще у меня. Я что, теперь староста Гриффиндора? Обернулся к Хелен и указал на Стеф: - Гляди. Ее либо не коснулось проклятие, либо она его того, придушила.

Хелен Форанэн: По пути в умывальные помещения думала, что Широ ей оторвет руку. Когда добрались до места, облегченно вздохнула. И тут заметила, что Стеф в красном. И не удивилась, потому что испытания в Лабиринте появились совсем недавно. - Привет, девочки. Место тайных собраний неожиданно изменилось? Улыбнулась. - Вижу, Широ. Тут все просто. Догадайся сам. Не у всех изменились цвета. Джон тоже в красном.

Хель Теон: Проводила взглядом Эмили, уже и сама собираясь уходить, как людей в умывалке прибавилось. Чуть мрачнее, чем было необходимо, ответила, качая головой. - Никаких тайных собраний, просто поиск тихого и спокойного места на поболтать. Удивительно, как в наше время сложно найти подобное, правда?

Хелен Форанэн: Неожиданно для себя получила письмо и проговорила: - Я вернусь через пару минут. Прямо интересно стало, что там Эмили насчет предсказаний скажет. Выскочила из умывальных помещений и направилась в Холл.

Эмили Лонгман: Распахнула дверь, с удивлением обнаруживая всё тех же всё там же плюс Тоширо. Улыбнулась, пропуская вперед Хел и заходя следом. - Да я смотрю дела принимают всё более интересный оборот! Пояснила для Хель и Стеф. - Трелони или делает вид, что ничего не знает или и правда не в курсе каких-то там своих же предсказаний. Но.. Развернулась к Хел. - Она сказала, что при её возвращении в стены Рейвенкло Хелен была первой, кто её увидел и.. по нашему разговору в холле я так поняла, что ты действительно слышала что-то про эти стихии, при упоминании которых Трелони тряслась как осиновый лист?

Стефани Картер: Похлопала глазами, оценивая Яо в красном. Яо. В красном! Кивнула ошарашенно. - Ну да. Получается. А потом радостно представила, от скольких печальных обязанностей ее все это освобождает, и потребовала. - Выйдешь из туалета - зайди ко мне в кабинет. Я тебе выдам полный список того, что не делала Теонка, хотя была обязана! Остальной смысл разговора уловить так и не смогла, зато вспомнила, что обещала надавать по ушам директору Хогвартса. Так что многозначительно всем кивнула - и сбежала в коридор.

Хелен Форанэн: Проводила убегающую Стеф взглядом и кивнула на утверждение Эмили: - На самом деле, Трелони не помнит своего предскажания, потому что она пыталась его после своего обморока выведать. Это у нее было что-то вроде транса, в течении которого она сама на себя похожа не была. Огляделась и продолжила, убедившись, что здесь никого больше нет. - Я могу процитировать это предсказание, если так будет проще. Такое никогда не забывается. Она сказала: Всему свой срок. Оставить позади допрос того, кто пишет и кто - жертва, найти орудие и уничтожить. Чары бесполезны, но сила четырёх стихий поможет. Остановилась и поинтересовалась: - Стало от этого кому-то легче и есть идеи? Ясно только то, что совместно должны работать четыре факультета.

Хель Теон: Помотала головой от столь быстрой смены событий, только лишь ошарашенно выслушала пророчество... - Четыре факультета? Ну оставить позади допрос - мы уже перестали спрашивать с Джойс, что происходит. Орудие - мольберт. Его могут уничтожить представители четырех стихий? И почему это четыре Дома? Впрочем... Оглядела всех. - Ну нас сейчас как раз тут четверо разных.

Эмили Лонгман: Хихикнула на реплику уходящеё Стеф, помахав ей вслед. - Широ, самая ужасная обязанность - разносить по утрам гриффиндорцам кашу! Отличное развлечение для раннего утра.. наверно. Подмигнула Хель и вернулась к теме портретов. Вздохнула, услышав наконец текст этого самого предсказания-пророчества. - Если вы скажете, что мне нужно опять тащить этот мерзкий мольберт обратно, я на вас обижусь. Серьезно. Надолго! Предположила самое элементарное. - Потому что к каждому Дому относится своя стихия? Хотя вариант с тем, чтобы закидать мольберт землей и водой, а потом поджечь его и подуть был бы самым лучшим.. н очто-то мне подсказывает, что так прост омы не отделаемся. Напомнила Хель, заодно рассказывая и сотальным. - Мы уже пробовали поджигать его - ничего не вышло.

Хелен Форанэн: Задумалась и проговорила: - Видимо придется тебе его нести обратно, но для начала нужно решить, что вообще будем делать. Да, самым простым вариантом будет провести ритуал какой-нибудь совместный или же, еще вариант, мы можем что-то сделать с ним одновременно. Это самый простой исход. Но мне кажется, что не все так просто. Но для начала сойдет. Все же лучше, чем вообще ничего, так ведь?

Тоширо Яо: Вначале все сбежали, потом резко прибежали. Еще и в кабинет Стефани зайти надо. Стоп. У Стефани есть кабинет? А Льюилл почему нет? Или есть? Впрочем, от Стефани и так записка прилетала. С.С... Ну да, вряд ли бы Снейп, который Северус, кажись, стал бы звать народ на Гриффиндор. Стефани уже сменила фамилию? Или тренируется. Правда, услышав про кашу, поежился: - Можно я хоть ее готовить не буду? А то траванетесь. Не очень понял, зачем уничтожать мольберт, какое-то предсказание Сивиллы. О чем вообще идет речь? Но... Раз народ считает, что надо, значит надо. Поиграем в гриифиндорца. Не станем задавать кучу вопросов прямо сейчас. - А мне нравится идея про землю и воду. Может, поджечь должен я? А лить воду - Хелен. А ты подуть? Ну а Хель - закопать? Но, таки, не выдержал и повернулся к Хелен: - Слушай, а что мы ваще пытаемся уничтожить и зачем?

Хель Теон: Серьезно начала прикидывать, а нет ли у нее новой фобии - большого количества людей. Все что-то говорили, про какую-то кашу, закопать, поджечь, ритуалы... - А может мы просто подождем, пока оно само пройдет, а? Я не готова проводить непонятно какой ритуал над мольбертом, который еще и надо сюда тащить опять бедной Эми - или идти нам к нему, что не проще. Ну сходят с ума потихоньку некоторые, ну и ладно, внезапная любовь или желание покрасить в зеленый - это даже прикольно... Вздохнула.

Эмили Лонгман: Состроила Самое Скорбное лицо на свете. - Ну лаааадно, так и быыыть, схожу принесу. Фыркнула на "бедную Эми" от Хель, которая не так давно сама же её и посылала отнести этот треклятый мольберт отсюда. - Спасибо, но предложение "прикалываться над людьми, которым знатно досталось" отметается сразу. Как минимум из-за меня! Я не хочу больше. И не думаю, что кто-то хочет. Пожала равнодушно плечами на слова Широ. - Это вы там с кашей сами разбирайтесь - она только гриффиндорцам полагается, а вас там сейчас.. достаточно, в общем. Сполоснула одну из всё ещё валяющихся в раковине баночек из-под краски и набрала в неё воду из крана. Протянула Хел. - Вода есть, с Широ Инсендио, а так и быть дуну на эту гадость.. земля.. пойдем во двор? Хоть с чего-то надо начинать..

Хелен Форанэн: - Нет-нет-нет, надо скорее что-то с этим делать. Потому что, мне тоже портретик достался и не хочется ждать, пока все пройдет. Так что будем действовать, если кто-то против, то будьте против, насильно же не заставляем. Улыбнулась и взяла из рук Эми стакан с водой, добавив: - Хотелось бы, чтобы это все помогло. Можно и во двор пойти, там земли много. Или в Запретный Лес, надеюсь, что оттуда на нас никто не выйдет. Посмотрела на Широ. - Мы тут занимаемся предсказанием, которое выдала твоя жена.

Тоширо Яо: Пожал плечами и достал коробок спичек из кармана. Понятия не имел, помнит ли он вообще Инсендио. Ох, и где была его голова пару курсов назад? Надо было лучше все запоминать. - Обойдемся дедовским методом. В смысле, маггловским. С недоумением посмотрел на Хелен. Предсказание? - Сивилла что-то предсказала? Тогда, я прямо обязан вам помочь. Она была бы рада. Тепло улыбнулся: - Значит мольберт. Такая штука, на которой рисуют. И ее надо.. Поджечь, задуть, утопить, закопать? Ладно. Мне определенно это нравится. Я с вами.

Хель Теон: На автомате пожимала плечами на все слова, соглашаясь со сказанным, ибо ну раз уж хочется... Поперхнулась только на словах Хелен о жене Тоширо - и на его согласии с этими словами. Не сразу соотнесла "предсказания", "Сивилла" и "жена". А когда соотнесла... - Жена? Яо, ну ты даешь, а как же твоя вроде как большая и чистая любовь к Дженни? Окончательно оживилась от подобных новостей, чувствуя, несмотря ни на что, довольное спокойствие за Дженни - можно жить спокойно, а ей самой не переживать за исполнение ее прежних угроз Тоширо. - В общем, топить так топить, я готова взять комок земли и кинуть на мольберт. Да я даже готова материализованной лопатой его закопать, физический труд полезен для здоровья. Кивнула на дверь. - Пойдемте?

Эмили Лонгман: Переглянулась с Хель, повторив удивленно: - Жена? Любовь к Дженни? Прикрыла лицо ладошкой, качнув головой. - Лучше разрисовывать мальчишкам лица.. Толкнула дверь ногой. - Я за мольбертом. Опять! Приду к вам во двор. Выползла из умывалки, пообещав себе, что больше вообще никуда и никогда этот артефакт не потащит.

Хелен Форанэн: Проводила взглядом Эмили, которая убежала за мольбертом. А сама проговорила, обращаясь к остальным: - Пойдемте, надо уже разобраться с этим мольбертом раз и навсегда. Я надеюсь, что все получится. Хотя что-то мне подсказывает, что придется перебрать несколько вариантов. Направилась к выходу из умывалки, уже теперь соблюдая ее очередь тащить за собой Широ.

Эбигейл Андерсон: В какой-то момент поняла, что пирамида, две странные девочки восседавшие на ней, и не менее странная неофитка куда-то исчезли. А лежать было неудобно. Хотя с какой стати лежать. А она ведь лежала. И более того - на полу. И где-то капала вода. Резко села, как лежала. Так, Хогвартс? Быстро дернула свою безрукавку, проверяя цвета полосок на ней.

Большой Зал: Одна полоска на безрукавке Эбигейл Андерсон синяя, а вторая - желтая.

Эбигейл Андерсон: Критично рассмотрела свои полоски на безрукавки. На улице теплеет, но мантию с двумя полосками она все равно не оденет. План. Срочно нужен план... О! Вышла из туалета и ушла в сторону административных кабинетов.

Северус Снейп: Схватил воздух ртом, словно рыба, выброшенная... Ну да, из воды на берег. Вскочил на ноги в панике. Прикрыл глаза, тяжело дыша и пытаясь, изо всех сил пытаясь материализовать - да хоть стакан чаю! Что угодно! Открыл глаза. Ударил ладонью в стену с размаху, не обращая внимания на детей рядом. В конце концов, им повезло. Теон осталась на Гриффиндоре. Лонгман осталась на Гриффиндоре. Только Северус Снейп - Мерлин, как все будут смеяться! - попал на, фактически, противоположный факультет. Сбросил мантию, оставаясь в одной рубашке. Бросил отрывисто: - Я... на Гриффиндор. Нужно было увидеть Стефани. Нужно было... предупредить ее. Нужно было просто убедиться в том, что все, в действительности, так плохо, как кажется. А потом - пойти в лабиринт и свернуть химере шею.

Хель Теон: Все еще не очень веря в себя, не очень осознавая, что происходит, не слыша почти ничего вокруг, обалдело и как-то удивленно посмотрела по сторонам, а потом - судорожно - на свою мантию. И засмеялась, чувствуя, что комок у горла не исчез, а, наоборот, вырос. - Гриффиндор. Мерлин, все - Гриффиндор. Села прямо на пол, обхватывая себя за колени и пряча лицо в ткани мантии, все еще безудержно смеясь. - Рейвенкло. Нет, правда, Рейвенкло? Последнее получилось совсем смазанно, но зато пока что удавалось не удариться в истерику совсем - кажется.

Эмили Лонгман: Оказалась - опять! что за любовь такая к этому месту у Лабиринта - в туалете. Рядом с Хель гриффиндоркой и Снейпом.. кажется тоже гриффиндорцем. Отошла с линии огня в виде разъяренного директора, когда тот пронесся мимо и скрылся за дверью в коридорах школы. Опустилась рядом с Хель и рассмеялась. - Ты представляешь, мы же сделали это! Прям на самом деле! Обняла гриффиндорку, радуясь, что она гриффиндорка наконец. Попыталась отшутиться, представляя, что сейчас, наверно, чувствует Хель. - Слушай, ну там.. не так плохо, как кажется. Добавила заговорщицким шепотом: - Там всё ещё хуже! Шутливо толкнула плечом плечо девочки и улыбнулась. - Кончилось-то все все равно так, как мы и хотели. Посмотрела на дверь. - Ну.. не все, конечно.. но тут уже лично мы мало что решим, явно. Поймала петлю с Гриффиндора, качнула головой, сопоставляя информацию, и обрадовалась ещё больше, вскакивая на ноги. - А ещё - нет, ты представляешь? - у Хел получилось докормить мольберт цветку! Больше никаких глупых февральских портретов! Потянула девочку за руку, заставляя встать, и закружилась с ней, смеясь. - Кто крутые волшебницы, вырастившие цветок? Кто дважды вламывался в Лабиринт и таки добился своего? Остановилась, когда голова совсем уже закружилась, переводя дыхание и сияя как новенький галеон. Торжественно произнесла: - Мы! Ха!

Хель Теон: Чуть вздрогнула, почувствовав прикосновение, и с усилием заставила себя поднять голову и выглядеть... достаточно адекватно. Кивая, словно болванчик, выслушала все радостные и довольные реплики Эми. - Поздравляю с избавлением от желания раскрасить Натана в зеленый цвет. И Хел - молодец, ага. Оказалась втянута в кружение по помещению, но как только Эмили ее отпустила, вновь привалилась к стенке, пытаясь сползти на пол. И с тихим стоном достала теплый медальон - что там еще? Прочитала сообщение от Стеф и моргнула пару раз, прикидывая, зачем их всех вместе собирать. - Нас Стеф зовет в чайную комнату, общий сбор и все такое. Пойдем? Направилась на выход, старательно пытаясь выглядеть достаточно бодро. И избавиться уже от назойливой мысли на краю сознания: "Рейвенкло. Холодный разум и нет горячего сердца. Мерлин, Рейвенкло".

Эмили Лонгман: Нахмурилась, видя явно наигранные эмоции Хель. Бодро зашагала следом, предполагая причину, по которой их могли позвать. - Может она уже знает? Ну.. вроде как распределение, на факультетах же быстро об этом узнают. Толкнула дверь, выходя вместе с гриффиндоркой в холл. - Не бери в голову слова Шляпы. Она же пьяна по самое не хочу! Тем более её давно сослали в Лабиринт, возможно, что даже за такие вот идеи в её.. шляпе. Тот чудик четыре в одном правильно сказал - спорить с сердцем трудно. А твое явно не среди этих сквозняков рейвенкловской башни.

Хель Теон: Осторожно заглянула внутрь - ну, вроде как, никого. Вздохнула и прошла совсем в помещение, очень ярко вспоминая, что здесь происходило в последний раз.

Девочка: Сидит на подоконнике, болтая ногами. Вскинула очень детский и очень искренний взгляд на Хель Теон, так же по-детски хвастаясь: - Меня отпустили, видишь? Раз в десять лет он позволяет мне прийти на землю вместе с другими... оттуда. И я каждый раз пытаюсь найти маму. Погрустнела. Шепнула горько: - Я знаю, что она тоже где-то тут, но никогда, ни разу не находила ее. Впрочем, тут же улыбнулась: - Зато я нашла тебя. Правда же здорово? Теперь у нас есть целая ночь, чтобы поиграть.

Хель Теон: Сглотнула, когда зашла чуть глубже - и увидела своего призрака. Почти не удивилась, зная, кого здесь встретит. Почти. - Я... я тебя поздравляю. Он? А... Он. Раз в десять лет. Это... долго. Поняла вдруг, что дрожит крупной дрожью. - Маму? А твоя мама точно тут? Или... там? Сцепила руки за спиной, пытаясь себя не выдать. - Да, здорово. Здорово. Очень. Целая ночь. Как я рада. Последнее вышло слишком, слишком пустым, словно она вдруг разучилась восклицаниям. - Я... Ты... Я не хотела. Хотела. То есть... Нет, я не могла. Как я могла иначе?

Девочка: Подтвердила печально, но совершенно без попытки в чем-то обвинить: - Да. Очень долго. Вскинула на девочку грустный взгляд. Шепнула: - Я не знаю. Мне кажется, что тут. На земле. Сегодня. Но я... я не могу найти ее. Те, кто не живет за Завесой, не могут найти своих близких. Если ты попадаешь за Завесу, ты можешь. А если нет... как я... То, разве что, если случайно получится. Случайно повезет. Но мне до сих пор не везло. Мягко и так же грустно улыбнулась. Кивнула. Повторила: - Ты не могла. Конечно. И тут же, без перехода, спросила почти весело: - Ты знаешь какие-нибудь хорошие игры? Испуганно уточнила - очень испуганно, как будто решался вопрос жизни и смерти: - Ты же... будешь со мной играть, правда?

Хель Теон: Вздрогнула крупно. - А он... он не отпускает чаще? И торопливо заговорила. - Может, мы сможем ее найти? Может, есть способ? Узнать? Ритуал? Заклинание? Что угодно? Давай, мы сможем. Снова почти без эмоций. Да что же это такое, как выпустить бушующее внутри - наружу? Как сделать так, чтобы все внутри перестало переворачиваться от одного взгляда на девочку? Как пережить эту встречу? Ей нельзя сейчас туда, ей нечем платить, еще нечем! - Я ведь и правда не могла... Он сам, сам сказал, что больше нет у меня ничего. Как же я могла иначе? Сжала виски пальцами, на секунду представляя, что сделала иной выбор. Стало бы ей легче жить, если бы... Если бы все было иначе? И тоскливо поняла, что да, стало бы. Растерянно покачала головой. - Я не помню... Но да, да, мы будем с тобой играть, обязательно. Ты... ты хочешь поиграть во что-то определенное? Можно в прятки. Или... Нахмурила брови, пытаясь вспомнить детские игры. Любые. Игры. Не думать, с кем играть. Думать про игры.

Девочка: Покачала головой, объясняя с печальной улыбкой: - Нет. Те, кто за Завесой, выходят каждый год - повидать близких или... кого хотят. А я... Я же... между. Развела призрачными руками в ответ на предложение. Шепнула: - Ты очень добра. Но я не знаю, как это сделать. Я думаю только... Наверное... Мама хотела бы повидать кого-то из моих братьев. Либо Альба, либо Форта. Альб должен быть где-то здесь. Может быть, ты знаешь, где он? Может быть... ты могла бы просто проводить меня к нему? Вдруг я найду там и маму? Сказала путано: - Я бы Альба тоже повидала. Но он тоже не светится. Понимаешь? Никто из моих не светится. Когда ты за Завесой, твои близкие, твои родные, твоя семья - светится. Ты знаешь, куда лететь. Знаешь, где свет. А когда... как я... Никаких проводников нет и ничего, что указало бы путь. И снова согласилась: - Не могла. Я понимаю. Проговорила после паузы с легким-легким укором: - Ты только зря пообещала, что вернешься. Я ведь ждала. Лучше было сразу... правду. Испуганно замотала головой, услышав предложение: - Нет! Только не в прятки! Я же потеряю тебя - и не найду потом снова. Ты тоже... не светишься. Давай лучше во что-то, что поможет нам не потеряться, а?

Хель Теон: Внутри все проморозило от этого "между". В голове ярко-ярко замелькали картинки, которые до сих пор приходили к ней в кошмарах. Хорошо... что ребенок не так ярко все воспринимает. Наверное. Но за что же так девочку? Зашептала в ответ. - Нет, нет, я не добра, я тогда тебя бросила... Я просто не смогу сейчас иначе, мне надо, надо сделать что-то для тебя, я хочу, чтобы тебе стало хоть чуточку легче... Лихорадочно закивала. - Мама, Альб, Форт. А... а ты мне не скажешь, как зовут тебя? И твою маму? Так будет проще найти, так я смогу найти, обязательно! Недоуменно посмотрела, пытаясь вспомнить ребенка по имени "Альб". Здесь? Где "здесь"? Но вдруг в голове мелькнуло - отпускает каждые десять лет. Значит... Значит, Альб не ребенок. Раз девочка уже ждала как минимум десять лет... Альб - это взрослый. Сбилась с мысли, когда девочка снова заговорила, оставляя пока мысли про имена. - Светятся? Понимаю... Так ты можешь найти, путеводный огонек своеобразный... Присела перед девочкой, пытаясь погладить ее по волосам и чувствуя холодящее ощущение. - Я думала, что вернусь. Я думала, что смогу. Но так легко... не помнить. Прости меня за это. Помнишь... помнишь, он сказал, что больше мне нечем платить? Я готова вернуться - у меня есть чем платить. Судорожно перебрала прошедшие годы, понимая, что да, она найдет. И закивала. - Не потеряемся, нет, солнышко, не потеряемся. Сначала мы найдем твою маму - и Альба, конечно же, а потом мы вернемся вместе. Я... я найду, чем заплатить. И ты уйдешь за Завесу. Хорошо?

Девочка: Грустно улыбнулась. И так же грустно возразила: - Мне кажется, ты хочешь, чтобы легче стало тебе. Чтобы твоей совести стало легче. Ты же знаешь, что сделало бы мне легче на самом деле, но... это невозможно, да? Поэтому тебе хочется... успокоить себя хоть чем-то. Но спокойно призналась: - Ариана. А моя мама - Кенни. Кендра. И устремила на Хель взгляд, полный безумной надежды. Переспросила шепотом: - Правда? Вернешься? Сегодня? Ты вернешься со мной сегодня?

Хель Теон: Вздрогнула в очередной раз. И опустила взгляд, кивая. А что тут было возразить? - Да, ты права... Ариана. Вот только сейчас моя совесть и мое "легче" полностью зависят от того, чтобы легче и лучше стало тебе. И сморщилась, пытаясь не заплакать, от прозвучавшей крупными буквами надежды на то, что на сей раз она не врет. Но ведь она и тогда не врала... И когда оказалась бы там - не забыла бы. Но, выходит, когда-нибудь - это слишком тяжело. И каждые десять лет получать напоминание, что не смогла, не спасла - сможет ли она так вообще жить? - Вернусь, Ариана, вернусь. Я же тебе обещала, верно? А обещания надо выполнять. Я очень хочу, чтобы ты наконец получила покой и счастье. Да, и из-за своей совести в том числе. Но не только. Я просто не считаю справедливой ту участь, которая тебя постигла. Так... нельзя же. Встала, через силу улыбаясь девочке. - Пойдем в библиотеку, как думаешь? Там есть умный каталог, может, найдем упоминания о твоей семье.

Девочка: Снова улыбнулась. И даже возражать не стала. Шепнула благодарно: - Я бы обняла тебя, если бы могла. Ты - замечательная! Спокойно согласилась: - Идем. Куда угодно идем. Веди меня, пожалуйста, я тут ничего не знаю.

Хель Теон: Почему-то от улыбки девочки не становилось легче. Вот настолько не становилось, что, пожалуй, становилось даже и тяжелее. Словно предала кого-то, а теперь этот кто-то опять в тебя верит... А ты опять боишься предать. Вздохнула и в очередной раз попыталась улыбнуться. - Спасибо, Ариана. Вышла из помещения, уводя за собой и призрака.

Римис Риурей: Заглянул в комнату с непрозрачным назначением. Комната пустовала. Вздохнул с облегчением и вошел. Моя у умывальника руки, посмотрел на себя в зеркало. Физиономия выглядела не очень. - Поздравляю, Риурей. Тебя наказали за недостойное поведение на факультете Гриффиндор. Аккуратно смачивая водой капли на штанах и выкручивая пальцами злополучную красноту из волокон темной ткани, хмурился. Проигрыш был очевиден, но информативен. Значит ли это, что проигрышу нужно радоваться? Вдруг встрепенулся и изумленно посмотрел на себя в зеркало: - Рене! Стыдно, очень стыдно. Схватился влажными ладонями за виски, положил лоб на край умывальника. Теперь миру нужно было просто исчезнуть.

Римис Риурей: Обсохнув и подуспокоившись, задумался, что делать дальше. За неимением других ориентиров направился в Главный Холл.

Эмили Лонгман: Вплыла в умывалку, не очень помня, как вообще дошла до нужной двери. Все было слишком.. на автомате. Прикрыла за собой дверь и прислонилась к ней спиной, задумчиво рассматривая ряд умывальников. И думая при этом, как странно и инородно смотрится холодное оружие в теле человека. Два шага до первой попавшейся раковины, повернуть вентиль на полную, плеснуть в лицо ледяной водой. И снова - инородно до невозможности же. Особенно, когда реакции никакой, а ты ожидал. А до этого-то - было! И было ужасно. Ужасно чудовищно. Посмотрела на трясущиеся руки и, схватив мыло, принялась натирать их гораздо тщательнее, чем того требовали и так чистые ладони, пытаясь смыть несуществующие следы. И жалея, что зелье Погружения в Лету где-то в другой петле, и пока до него дойдет дело.. стирать вот так же память будет уже бессмысленно. Мельком глянула на бледную себя в зеркало - сразу стало понятно, почему Брентон даже ничего не стала говорить ей. Плеснула водой в отражение, лишь бы не видеть. И руки! С прежней силой начала отмывать их, пока не поняла, что трясутся уже не только они, но и колотит ее всю. Оторвалась от умывальника и обессиленно сползла по стенке рядом с ним, уткнувшись мокрым лицом в колени и тихо застонав - то ли от того, что видела, то ли от того, что сделала.

Хель Теон: Наверное, это определенно можно назвать тем самым внутренним оком, про которое столь активно говорит Трелони. Потому что пойти в нужное время мимо нужного места - это надо еще ухитриться. И да, ей везло не так часто, но в этот раз звезды сложились, как надо. Едва не пройдя мимо, заметила что-то неправильное в ровном ряду умывальников. Зашла внутрь совсем тихо, после чего, окончательно признав фигуру, шумно выдохнула. Эти рыжие волосы и правда нельзя было истолковать иначе. - Эми?

Эмили Лонгман: Просидела так какое-то продолжительное время. Или не очень? Носом в коленках вообще за временем следить сложно. Тем более, когда ты стараешься ни о чем вообще не думать, но стоит только закрыть глаза.. Вздрогнула, когда ее кто-то позвал. Оторвалась от созерцания ног и бросила взгляд на дверь. - О, Хель.. это ты. Я тут.. И поспешно отвернулась, стягивая с раковины полотенце и делая вид, что очень старательно вытирает лицо. С красными глазами бледное лицо, да. Пробубнила куда-то в ткань. - Проверяю, во сколько раз надо сложиться, чтобы никто тебя не заметил под умывальником.

Хель Теон: Очень вяло хмыкнула, подходя ближе. - Определенно раза в три сильнее. И не быть обладательницей рыжих волос. И не иметь подругу, у которой нюх на твои неприятности. Присела на корточки рядом, пытаясь заглянуть в лицо. - Что случилось?

Эмили Лонгман: Перестала обниматься с полотенцем, слыша приближающиеся шаги. Толку-то от него теперь.. - Из всего этого я могу изменить разве что цвет волос. Отвела взгляд, избегая смотреть в глаза Хель. - Экзамен по Заклинаниям случился. Понадеялась, что Хель поймет, что просто экзамен тоже может приносить не мало проблем и больше не будет ничего расспрашивать. Ну пожалуйста-пожалуйста.

Хель Теон: Попыталась вспомнить, что там за экзамен на четвертом курсе... И удивленно нахмурилась. - С... ней случилось что-то совсем плохое? Или тебе поставили непроходной балл? Потянулась, чтобы дотронуться до руки Эмили. - Не надо плакать.

Эмили Лонгман: Непонимающе переспросила, потеряв надежду на то, что он нее быстро отстанут. - С ней? С.. ним. Отрицательно помотала головой. - Уж лучше бы сразу непроходной балл, чем.. Превосходно, но таким образом. Задумчиво посмотрела на ладонь Хель - нормальную, большую, не ладошку ребенка, извазюканую в.. красном. И снова уставилась на туфли. - Нет, тебе показалось. Все.. Но ни на хорошо, ни на нормально это все не тянуло, поэтому замолчала, снова погружаясь в воспоминания. Но молчать теперь было совсем плохо, потому что казалось, что если это все оставить только в себе, когда-нибудь оно прорвется чем-нибудь.. очень нехорошим и неправильным. - Там была ты. И Брентон. Такие маленькие и смешные.

Хель Теон: А ей казалось, что экзамены всегда и у всех одинаковые. Уже с ним? Попыталась улыбнуться. - Превосходно - это уже позитивный момент. Осталось разобраться с остальными... негативными. И запнулась, слушая про... это вообще что за вариация экзамена? - А он - это...?

Эмили Лонгман: Пропустила мимо ушей ободрение про позитив - кому он такой ценой нужен-то? - Лучше бы я вообще не пошла сдавать заклы, потому что остальное.. Вздохнула тяжело. И озвучила сначала идею, которая в последние полчаса настойчиво маячила где-то на периферии сознания. - У тебя нет Зелья Погружения в Лету? Случайно. Хотя бы немного, мне.. должно хватить. Еще пока что. И только потом глухо ответила, прогоняя картинку, вставшую перед глазами. - Он это.. Доу.

Хель Теон: Испуганно отшатнулась. - Нет, так забывать ничего нельзя! Совсем ничего. Да и... нет. У меня Леты нет. Вздохнула. - Доу. Доу. Почему-то едва только рядом с тобой Доу, начинаются какие-то проблемы. Старательно сдержала злость. Спросила глухо. - Ну и от кого вы с ним защищали мелких?

Эмили Лонгман: Упрямо настояла на своем. - Можно. Такое - можно. И нужно. У меня.. есть свое. В другом месте. Просто потом придется забывать.. слишком много. Заметила маленькую дырку на подоле мантии - как напоминание. Поспешно стянула ее с себя, смяла и отодвинула подальше от себя. Так же глухо ответила. - Не мы. Я. Мелких. От.. него. И затараторила, вываливая на Хель все и сразу, боясь, что если не сейчас - то уже никогда. - Ты не представляешь, что он сделал. Но это же был не он. Но выглядел же точно так же! И что он собирался сделать. И что он говорил. И.. и что я.. что я сделала потом. Что попыталась сделать. Это.. Замотала головой, не в силах больше что-то объяснять. Снова ткнулась лбом в колени.

Хель Теон: Резко качнула головой, но спорить больше не стала. Удивленно отодвинулась, давая возможность снять мантию. И присвистнула. - Ох. Прикусила язык, практически невероятным усилием воли не начиная говорить, что не удивлена. - Я... И замолчала опять, слушая краткий пересказ, почему все плохо. Села рядом прямо на кафель, обнимая Эми за плечи. - Это же экзамен. Нереальная реальность, которой больше нет. И... хоть я и думаю про Доу много нехорошего, но я уверена, что детям он никогда не стал бы угрожать. Никогда и ни за что. Это... экзамен, который обязан стать испытанием. Ты Доу слишком ценишь, чтобы... чтобы не случилось такого. Вот он и... появился. А я знаю, что ты сделала все верно.

Эмили Лонгман: Прижалась к Хель, молча слушая, как ее пытаются успокоить. Просто Хель ничего не знает, просто она ничего не видела. - Ты.. когда ты там, когда ты в такой ситуации - только огромным усилием воли заставляешь себя вспомнить, что это все нереально. Но.. Хель.. Зашептала куда-то в колени. - Тот Доу - он убил моего.. человека, выглядящего как мой отец. Понимаешь? Цинично и исподтишка. И тот взгляд.. он был Доу. Да, извращенной его копии, но глаза.. он с такими же говорит о Малфое. Или Масибере. Он.. Положила голову Хель на плечо. - Он говорил о том, что было на самом деле. И о Патронусе, и о поцелуе.. а я.. я не могу теперь смотреть на этого Джона и не видеть того. Я.. Закончила совсем тихо. Совершенно не будучи уверенной в правильности своего того решения. - Я воткнула ему в шею нож. Своими руками. Когда он собирался.. когда он.. Но вслух произнести все же не смогла. Снова перешла на шепот - как будто кому-то тут еще могло быть дело до того, что она делала там. - И я.. я пыталась убить человека. Убить Джона. Видя, кто передо мной. И.. я не знаю, что мне теперь делать. Вжалась боком в живую и целую без всяких там порезов Хель. - И не знаю, а вдруг он способен на такое.

Хель Теон: Все крепче и крепче прижимала к себе Эми, слушая ее. Да уж... Кажется, перебор. Большой такой перебор. - Я... я помню этот экзамен. Он тоже был сложным у меня, но... не таким. Сказала осторожно. - Твой папа жив. Не хочешь увидеть его? Чтобы... забыть. Так забыть - это и хорошо. А Доу... Успокоится само? Закончила за Эмили. - Когда он собирался навредить... навредить. Ты все сделала правильно. Я бы тоже поступила так. Я не знаю, как делала бы, если бы это был дорогой мне человек... Эми, а ничего не делать. Прийти в себя, сходить к папе и понять, что это просто экзамен? Практикум, который оценивается. Запнулась об одно слово в смятом потоке речи. - Поцелуй? Патронус и... поцелуй?

Эмили Лонгман: Отрицательно качнула головой. - Не хочу. Он занят. И мне не уйти отсюда. А звать его сюда.. после того случая с лазаретом - он не поверит, что его вызывают просто так. Я.. напишу ему, пожалуй. Когда-нибудь. Потом. Проглотила комок, вставший в горле при воспоминании о том человеке, заливающемся кровью. Повторила эхом. - Успокоится.. Я не знаю, сколько времени надо, чтобы оно успокоилось. Чтобы забыть такое. Посмотрела на вновь дрожащие руки и сжала их в кулаки. Вариант, озвученный Хель, пожалуй был самым нейтральным из всех возможных в данной ситуации. - Неправильно. Неправильно пытаться отвечать жестокостью на жестокость. Неправильно делать то, что.. что я сделала. Я не знаю, как оно вообще пришло мне в голову. Я не хочу, чтобы такое приходило. Я хочу забыть! И снова отчаянно замотала головой - только не к папе, только не смотреть еще и на него. Не осознала даже, что где-то упомянула о том, о чем теперь Хель спрашивала. Поэтому и ответила просто, мыслями находясь все равно на экзамене. - Да. Я.. мы.. в библиотеке. Несколько дней назад. Еще и поэтому я не знаю теперь, что.. если он снова.. А я не могу на него даже смотреть. Теперь.

Хель Теон: Предложила осторожно. - Пойдем сейчас прогуляемся до совятни? И свежий воздух, и польза - чтобы не откладывать то, что может помочь тебе немного. Успокаивающе погладила по плечу, обнимая сильнее. - Сколько надо, столько и пройдет. Мозг же и после практикумов не сразу понимает, что и где происходит. Так и тут. Просто нужно время. И очень уверенно ответила. - Нет, правильно. Правильно защищать тех, кто тебе дорог. Правильно защищать тех, кто слабее. Неправильно - оставлять таких людей беззащитными. Я ведь... верно понимаю, что тебе он как раз не угрожал? Сжала губы, делая мысленную заметку как-нибудь да отплатить Доу. Нашел с кем целоваться! - А ты и не смотри. Пока что. Когда все успокоится - будешь рядом с ним. А там уже поймешь, надо ли тебе... целоваться. Или хватит просто дружбы.

Эмили Лонгман: Отлепилась аккуратно от плеча Хель. - Там где-то петля, так что.. я лучше эту сверну. Кивнула. Время.. Где б его взять, это время. И чем занять голову и мысли, когда ты находишься в закрытой школе. Безвыходная ситуация. Поинтересовалась без надежды на положительный ответ. - Как думаешь, Стефани же не согласится отправить меня куда-нибудь на практику? Подальше от нашей башни.. Вздохнула, оставаясь все же при своем мнении. - Была куча вариантов, как защитить еще. И я не знаю, почему выбрала такой. Выбрала этот. Кивнула, подтверждая догадку Хель. Даже, фактически, и не трогал ее. И удивленно воззрилась на гриффиндорку, перестав даже раз за разом прокручивать в голове экзамен. Переспросила. - Дружбы? Отодвинулась окончательно, понимая наконец, чем и с кем поделилась. И что Хель говорила теперь о правильности принятых решений. - Знаешь, я.. думаю сама разберусь. Во всем. Не стоит тебе.. Не договорила, сгребая в охапку мантию и поднимаясь на ноги. Еще раз взглянула на себя в зеркало, перекрыла кран с водой и сухо поблагодарила. - Спасибо, что.. пришла. И выслушала. Мне правда надо было.. Вздохнула снова. Кивнула. И двинулась на выход, на ходу дематериализуя ткань-напоминание в руках.

Эмили Лонгман: Отлепилась аккуратно от плеча Хель. - Там где-то петля, так что.. я лучше эту сверну. Кивнула. Время.. Где б его взять, это время. И чем занять голову и мысли, когда ты находишься в закрытой школе. Безвыходная ситуация. Поинтересовалась без надежды на положительный ответ. - Как думаешь, Стефани же не согласится отправить меня куда-нибудь на практику? Подальше от нашей башни.. Вздохнула, оставаясь все же при своем мнении. - Была куча вариантов, как защитить еще. И я не знаю, почему выбрала такой. Выбрала этот. Кивнула, подтверждая догадку Хель. Даже, фактически, и не трогал ее. И удивленно воззрилась на гриффиндорку, перестав даже раз за разом прокручивать в голове экзамен. Переспросила. - Дружбы? Отодвинулась окончательно, понимая наконец, чем и с кем поделилась. И что Хель говорила теперь о правильности принятых решений. - Знаешь, я.. думаю сама разберусь. Во всем. Не стоит тебе.. Не договорила, сгребая в охапку мантию и поднимаясь на ноги. Еще раз взглянула на себя в зеркало, перекрыла кран с водой и сухо поблагодарила. - Спасибо, что.. пришла. И выслушала. Мне правда надо было.. Вздохнула снова. Кивнула. И двинулась на выход, на ходу дематериализуя ткань-напоминание в руках.

Хель Теон: Покачала головой. - И Стефани, и я - ты слишком гриффиндорка. Хотя... Если у тебя есть конкретные мысли, чем дополнить свою гриффиндористость... Можно пробовать. Наверное. Удивленно посмотрела на явно сменившую настроение и настрой Эмили. Но быстро поняла, в чем проблема. Но желания менять свои слова не было никакого. Вдруг и правда получится отлучить уже Эмили от этого перманентного вредителя? - Не обижайся. Дружбы. И кивнула. - Как скажешь. А отцу напиши... оно и правда того будет стоить. Проводила взглядом спину Эми, вздохнула, после чего свернула петлю, забыв уже, куда и зачем шла.

Эмили Лонгман: Отрицательно качнула головой уже в дверях. - Нет. Просто сбежать. Конечно, никто ее никуда не отпустит. Размечталась. А все остальное предпочла просто пропустить мимо ушей. Потому что.. Хель и правда начинала лезть не в свое дело. Наверно.. Вышла из помещения не оглядываясь и сразу за дверью свернула петлю.

Келси Нильсен: Периодически отталкиваясь от стены рукой, дошла до входа. Притормозила, оценивающе оглядела вход. Примерившись, зашла, даже не задев ничего. Прошла в дальний угол, чтобы не сразу запалили, если что. Поставила бутылки. Поудобнее устроилась на полу. - Ну рассказ-вй...Тьфу! Рас-ска-зы-вай, как жизнь молодая? Снова приложилась к бутылке. - За что пьем, кстати? Решила, что без причины катиться в пропасть алкоголизма не стоит. Вот с причиной - самое то!

Максимилиан Бэйл: Кажется, по пути успел еще несколько раз приложится к бутылке. Да, когда очень хочется, ты сможешь это сделать, держа еще три в своих руках. Может третий глаз, благодаря волшебному напитку он пока не открыл, но Шивой по ходу стал. Вот только ровно идти было теперь гораздо сложней. Не изменяя своим безупречным манерам, снова хихикнул, оценивающим взглядом наблюдая за стараниями Келси как можно четче вписаться в дверной проем. Поднял большой палец в восторге - удалось ей это практически с первого раза. - Т-бе надо л-вцом...в кввидич, - прокомментировал и медленно двинулся следом, споткнувшись и оперевшись рукой о стену лишь пару раз. - Ж-знь - сволочь!, - подытожил кратко, пылко и по его соображениям, весьма глубокомысленно. Плюхнулся рядом с подругой, расставляя рядом бутылки с огневиски. Поднял указательный палец вверх, помолчал пару секунд, стараясь вернуть, начинающий расплываться перед глазами мир, в максимально сфокусированное состояние. Очнулся, заговорил слегка заплетающимся языком: - Кст-ти, - подхватил желание Келси найти весомый повод, по которому стоит встать на кривую дорожку пьянства, - кст-ти, за мою буд-щую невесту, вот! Произнес торжественно, опустил палец и чокнулся своей бутылкой об бутылку собутыльницы, немедленно проделав еще несколько глотков.

Келси Нильсен: Хотела элегантно опереться локтем о трубу раковины, но промахнулась и совсем не изящно завалилась на бок. Понаблюдала за перемещениями Макса. В глазах потихонечку начинало расплываться и периодически двоиться. - Не...Не х-ч..х-чу ловцом! Х-чу этим...как его...забыла, - разочарованно икнула, снова сделала большой глоток. Возмущенно затрепыхалась на полу, пытаясь подняться. Попытки с третьей подтянулась и приняла сидячее положение. - Каааакую еще н-весту? Чуть не выронила бутылку, снова приложилась к алкоголю.

Максимилиан Бэйл: Отхлебнул из своей бутылки и прикрыв один глаз, другим пьяно посмотрел сквозь горлышко - чтобы разглядеть дно, до него оставалось совсем немного. Да, до достижения дна осталось совсем чуть-чуть. - Охтником?, - хмыкнул, - мечтшь швыртся в людей мчем? - А ты ещ та штчка!, - ухмыльнулся, оставшись довольным сделанным выводом. Попытался встать, чтобы помочь Келси, но понял, что вряд ли эта идея увенчается успехом и пусть на полу валяется кто-то один. Впрочем, девушке удалось, спустя несколько попыток, вновь принять сидячее положение. Удивился вопросу подруги, неужели надо объяснять столь элементарные вещи. Снова постарался собрать глаза в кучку и безуспешно создать впечатление трезвого человека: - Ну эт, фата там, - для наглядности даже поводил вокруг своей головы руками, но пошатнувшись, снова уперся ими в пол, - плтье белое и этот...таааам-таааам-та-дам. Сплюнул, сообразив, что начал напевать похоронный марш. Не суть важно, но все равно исправился: - Т есть, этот...та-та-та-там, та-та-та-там и вс такое...

Келси Нильсен: Попыталась принять более устойчивое положение, чтобы снова не рухнуть. Привалилась к стене, сделав последний глоток из опустевшей бутылки. С прям нарисованным на лице глубоким мыслительным процессом посмотрела на оставшиеся, прикидывая шансы выжить после трех бутылок огневиски. Шокированно-осоловевше уставилась на Макса. - Б...Б-йл! Ч-то за подкат? Я это...пр-личн-я дев-шка. Путаясь в мантии и собственных ногах, ползком подобралась к заначке. Откупорила еще одну бутыль. Эта окезалась лишь наполовину полной. Сделала большой глоток, чуть не облившись. Заржала над объяснениями Макса. - Я зн-ю, чт т-кое н-веста! Отк-да она у т-бя? Ты что эт...это, ж-нишься? Снова хихикнула, уже над двоящимся Максом. - А т-бя два!

Максимилиан Бэйл: Икнул пьяно, осоловелым взглядом уставившись на Келси, переспросил непонимающе: - В смсле подкат?, - округлил глаза, догнав наконец и назидательно покачал указательным пальцем, одновременно еще раз прикладываясь к бутылке, - не-не-н, - запнулся, продолжил, - Бэйл вам не лвелас, чтоб за кждой юбкй. Спохватился, решив, что может своими словами оскорбить тонкую женскую душу, дополнил: - Ну, в смсле, ты нче так, как этот...нжный цвток лотса, о как! По его мнению вполне кокетливо подергал бровями, уверенный, что сейчас в мастерстве комплиментов с ним не сравнится даже успевший прогреметь на весь Хогвартс Ларсен, тот, который лохматый. И тут же поспешил спустить девушку с небес на землю: - Но држба - эт вам не ххры-мхры, ею дрожть надо. Откинул допитую бутылку огневиски в сторону и понаблюдав за барахтающейся Келси, не выдержав, от души гоготнул: - Ты на тюлня счас похожа, - фыркнул и уже заржал в полную силу. Потянулся за следующей бутылкой, еле удерживая свое тело в равновесии, застонал, ударившись лбом об раковину, но поставленной цели достиг. Поставил рядом добычу, а другой рукой по-прежнему прикрывал ушибленное место. - Как ты думшь, мне есть ещ, чт там отбвать?, - постучал пальцем по свой черепушке и пьяно хихикнул. Кивнул на вопрос подруги, пояснил: - Родтели прикзали, я ж чистпо...чистпо..., - понял, что не осилит такое сложное слово, сократ, - пордистый. - Прям, как кнь, иг-го-го, - заржал в голос над собственной, по его разумению, вполне удачной, шуткой. Снова вылупил глаза на подругу, слушая и понимая, что их тут кажется уже не трое, а четверо. И это после одной бутылки: - Клси, нам нда закнчивать, я в Мунг не хчу, - подытожил, собирая остатки почти полностью утерянного разума.

Келси Нильсен: Фыркнула. - А п-моему, как р-з за к-жд...кадж...к-ждой. Не пер-счит-ть тв-и пассссссии, - начала ржать. Разлила-таки содержимое бутылки, хорошо хоть не на себя. - О, в-дчка! Оскорбленно уставилась на Макса, так как убитый алкоголем мозг уловил только фразу про тюленя. - Сам т-лень! Нееее...не тюл-нь. Скунс! Во как. Дотянулась до собутыльника. Ухватила его за галстук. - А ты не б-дь тряпкой! Да...а то эт, того, в-рнее не т-го, а эт-го...ты м-жик или к-нь? Б-рись за с-вобду. Для верности подергала за галстук, не особо заботясь о проблемах с равновесием Бэйла. Не совсем адекватно захихикала на "иг-го-го". - Б-йл! Ты че, дь...дэб...деб-л? Отпустила галстук. Уцепившись за раковину, приподнялась. - Я т-же нэ х-чу. Н-до опохлм...мохл...опохм-ляться. Попыталась открыть кран и попить, вместо этого стукнулась лбом о раковину, потеряв шаткое равновесие. - Ааах ты др-нь! - пнула трубу от раковины и чуть не грохнулась на пол. - Б-йл! Она м-ня обиж-ет. Нам зд-сь не р-ды. Бросив попытки попить из крана, начала вспоминать, где еще есть вода, много воды. Довольно ухмыльнулась. - Б-йл! За мн-й! Ухватила бутылку, до которой смогла дотянуться, зигзагами, вписавшись в проем с попытки пятой, покинула помещение.

Максимилиан Бэйл: Возразил пылко: - Да мне прст в любви не взет! И персч...персч...крч - рз, два, обчлся, - задумался и начал загибать пальцы руки, считая, но явно переоценил себя и загнул лишние. Бросил это гиблое дело, тем более, что пришел черед для новых претензий. Понюхал на всякий случай свою мантию, но не почуяв неприятного запаха, заявил, осоловелым взглядом буравя подругу: - Не над мне тут, я дшем не брзгую! Показалось, что даже немного протрезвел, когда его резко схватили за галстук. Но только показалось, так как равновесие удержать не удалось. Завалился на бок и захрипел, ощутив легкое удушье. Замахал руками, протестуя против такого невежливого обращения со своим горлом, но убить его Келси видимо все-таки не замышляла, так как вскоре отпустила. Не с первой попытки снова принял сидячее положение, решил, что пришло время поставить тут всех на место: - Млчи, жнщина! Ща пойду и нпишу Мнистру, псть отмняет свои драцкие зконы! - Протрзвей снчала, - гоготнул, - опохмл...опохмляться завтр будм. И снова заржал в голос, когда подруга попыталась учинить разборки с раковиной. - Нет у нее дши, Клси, нет, бесплзно! Непонимающим взглядом проводил девушку, вовсе не собираясь никуда идти - ему и тут хорошо. Но сообразив, что собутыльница могла вздумать пойти и подраться с другими предметами мебели, а пропустить это зрелище никак нельзя, решил двинуться следом. Засунул откупоренную бутылку в карман мантии и потянулся за оставшейся. Проделав с ней тоже, что и с предыдущей, с огромным трудом, ухватившись за раковину, поднялся на ноги. А затем очень неровным шагом направился к выходу, коий, как и Келси, осилил лишь где-то с пятой попытки.

Ника Морган: С тяжелой сумкой наперевес подошла к раковине. Включила кран с холодной водой и подставила руки под струю. Сегодня был скучнейший день и мысли о грядущем ужине успокаивали душу. Потянулась завернуть кран и вдруг почувствовала, как сумка соскользает с плеча. Сырыми руками попыталась её схватить, но учебники повалились из образовавшейся в сумке дырки. Быстро завернула кран и принялась собирать вещи, совершенно не представляя как это тащить в руках.

Руническая Магия: Пока девочка собирала вещи с пола, в раструбе раковины, наряду со звуком спускаемой воды, появилось что-то еще. То ли вибрация, то ли заскреблось чего, сразу не поймешь. Такое ощущение, что нечто массивное и объемное пыталось провернуться в узком диаметре стока.

Ника Морган: Вдруг замерла, прислушиваясь. Главное чтобы красный воздушный шарик не вылетел. Оставила свои тетради и учебники сложенными в стопку, подошла к раковине. Нормальный человек наоборот бы не стал подходить? Стукнула носком туфли колено раковины и быстро отошла.

Руническая Магия: Колено раковины глухо ойкнуло и проскрипело. - Ты чего пинаешься? Вот, же дети пошли. Ни стыда, ни совести. Хоть бы возраст уважала, так нет. Сначала запихали в непонятную штуку, а теперь еще и ведут себя, как бандиты с большой дороги, - раструб обиженно замолчал.

Ника Морган: Совершенно не ожидала услышать родную речь. Ошарашенно уточнила у жителя раковины. - Я не пинаюсь, я проверяю. А вы собственно кто и что забыли в трубе? Уже гораздо смелее подошла к раковине и попыталась что-нибудь увидеть в дырке слива.

Руническая Магия: В дырке слива девочка совершенно отчетливо разглядела глаз. Нормальный такой человеческий глаз. С зеленой радужкой. Глаз посмотрел на ребенка и моргнул. Затем из отверстия слива показался указательный палец. Погрозил. - Юная леди, так проверять недопустимо. Где ваши манеры? Вы мне отбили то, что приличные девушки приличным пожилым людям моего возраста не отбивают. У меня вот теперь опять радикулит разнылся. Прямо-таки по пояснице угодили. И откуда, спрашивается, в вашем элегантном организме столько силищи-то кроется? - палец погрозил еще раз и скрылся в отверстии раковины. Нормальный такой палец. С аккуратно постриженным ногтем. - Я мистер О`Райли. В Школе находился по личному делу, затем планировал встретиться с Директором, но на меня напали! Самым бессовестным образом. В мужском туалете. Я как раз собирался покинуть место уединения, когда ко мне в кабинку вломилась эдакая невысокая, хрупкая, бледная девочка болезненного вида. В мантии со змеей и зелеными отворотами. Блондинка. Лет пятнадцать-семнадцать на вид. С палочкой наизготовку. Выбила мне зуб и запихала меня туда, куда юные леди почтенных взрослых не запихивают. В канализацию. И, собственно, с тех пор тут и сижу. Никак не выберусь, - голос явно принадлежал взрослому мужчине. Лет шестидесяти навскидку. "Труба" вздохнула и снова замолчала.

Ника Морган: Отпрянула от говорящей раковины. Извиняясь, ответила. - Простите, сэр. Но как бы мягче вам сказать, тут не понятно где у вас и что. Как вы вообще поместились. На мой взгляд среднестатистический дед крупнее, чем среднестатистические трубы школы. Запоздало вспомнила о манерах. - А я Ника, мистер О`Райли. Как Вы попали в школу, если только после личных дел собирались к директору? Барьер можно пройти с личного разрешения этого самого директора. Озадаченно покосилась на дверь выхода из умывальной комнаты. Речь явно шла о Дженни Брентон. Но она бы не стала просто так доставлять такие неудобства? Или стала бы? Предложила джентльмену из раковины. - Сэр, а Ваше личное дело не было связано с этой девочкой? В любом случае, мне проще её найти и узнать, чем думать как вытащить Вас оттуда.

Руническая Магия: Раструб еще раз вздохнул. - Так я по его приглашению и прошел. С девочкой? - переспросил среднестатистический дед среднестатистических размеров. - Нет. Первый раз ее вообще вижу. И не особо хочется снова встречаться. Нет-нет, - собеседник рейвенкловки ощутимо завозился. - Нет времени кого-то звать. Забери. Забери это и спрячь. Ты должна спрятать. Никому не говори! - голос отчетливо волновался. - У вас уже нет времени. Больше нет времени. Оно идет! - в металлическом стоке что-то звякнуло, стремясь быть выложенным наружу. - Скорее, забери! - труба начала вибрировать. Если девочка заглянет в раковину, то увидит, что в отверстии серебристым металлом поблескивает предмет, похожий на цепочку. - Быстрее! Оно почти тут! - из-под пола распространился медленный гул и отдаленный скрежет, словно нечто огромное прокапывалось в помещение.

Ника Морган: Всё еще размышляя о выходе из умывалки, достала волшебную палочку. Поведение и странная реакция мужчины вызывали сомнение в его душевном здоровье, хотя то, что она самая сделала дальше заставила усомниться и в собственной адекватности. Растерянно спросила. - Оно? Какое оно? Вы можете как-то яснее... Крепче перехватила палочку, заглядывая в раковину и, честно говоря, пугаясь того, что там издавало такие гулкие звуки. Ухватилась за предмет, быстро одергивая руку.

Руническая Магия: Из отверстия слива рейвенкловка вытащила серебряную цепочку, по крайне мере, на вид, с небольшой металлической резной то ли монетой, то ли медальоном, то ли еще чем то. Сплошное сплетение линий, сквозные отверстия между частями узоров и никаких камней. В раструбе завозилось, вибрация усилилась. - Нет, прочь. Беги! Девочка, беги! - крикнул голос из трубы в отчетливом волнении и страхе, если не сказать ужасе. Скрежет, вибрация. Каменный пол умывальной комнаты рядом с раковиной дал трещины.

Ника Морган: Попятилась назад, сжимая в одной руке палочку, в другой - странный медальон. Чтобы тут не происходило, стоило последовать совету мужчины и всяко лучше позвать на помощь, чем ждать что-то, яростно рвущееся наружу. Спрятала медальон в карман и быстро повесила сумку на плечо, плюнув на сложенную кучу учебников, поспешила прочь из умывалки. А куда хоть бежать? К первому попавшемуся преподавателю? Скинуть на него эту ответственность?

Руническая Магия: Далеко убежать девочке не удалось. Дверь из умывального помещения оказалась... Нет. Ее вовсе не оказалось. Там, где девочка, наверняка, помнила местоположение двери, пребывала стена.

Ника Морган: Озадаченно уперлась в стену. Здесь же была дверь?! Обернулась с огромной надеждой, что там еще не появилось то, что издавало такие звуки. Панический страх замкнутого пространства совместно с плохо отработанными заклинаниями дали о себе знать. Собственно это что-то хотело медальон? Может оно не тронет её, если получит желаемое? Вообще что это за дрянь из-за которой так варварски можно поступать с учебными помещениями. Казенная раковина вообще-то! Вытащила из кармана цепочку, внимательно присматриваясь к медальону и пытаясь ногтем открыть-отковырять его.

Руническая Магия: Девочке прекрасно удалось ногтем открыть медальон. Внутри оказалось облачко сизого тумана. Не долго думая, облачко втянуло девочку в себя. Без остатка и отделённых частей. Медальон захлопнулся и со звяком упал на плиточный пол. Из раковины показалось длинное тонкое щупальце темно-зеленого цвета с пурпурными присосками. Подхватило оброненное и скрылось вместе с ним в отверстии слива. Рейвенкловка ощутила долгий полет в никуда. Нарастающий холод. Полная темнота и вдруг со всех сторон её захлестнула вода. Ледяная вода. Где-то сверху брезжил дневной свет. У любопытного ребёнка был выбор: или утонуть, или вынырнуть кто бы знал где.

Дженни Брентон: Вошла и прислонилась к стене. Шмыгнула носом. Плакать почему-то резко расхотелось. Подождала пару минут, прислушиваясь к своим ощущениям. Ничего, только голова болит. Прикрыла глаза. Ей повезло. Ей очень повезло. А могло не повезти. Что мешало этому сумасшедшему проломить ей череп? Как там сегодня заявлял ей Райнс? Аврор, который не может отбиться от второкурсника, заслуживает смерти? Как-то так, кажется. Не дословно, но по смыслу. А Пожиратель Смерти? Пожиратель Смерти, которому первокурсник разбил голову? - Твари, - прошептала зло и окончательно расплакалась. Успокоившись, умылась и оправилась в лазарет.

Дженни Брентон: Коридор-коридор-лестница-коридор и ... Остановилась, тяжело дыша. И по всем расчетам где-то здесь она должна была нагнать Гафта или хотя бы сову. Но ни друга, ни его птицы видно не было. Только пустой коридор. Пару секунд стояла в озадаченности, затем подошла к ближайшим перилам и очень аккуратно глянула вниз. Никого. Неужели она так медленно бегает? Взглянула на палочку в своей руку. Что ж, хорошо. Отсюда можно было идти только вперед, значит... Сделала глубокий вдох-выдох, успокаиваясь. Сосредоточилась, мысленно нырнула в специальный состав вместе с палочкой. Легко ударила палочкой себя по макушке. - Salvio Gexia! - шепнула. Двинулась дальше медленней и вдоль стены, стараясь следить за тем, как падает ее тень. Покинула пустынный коридор и свернула к Административному крылу.



полная версия страницы