Форум » ВНЕУЧЕБНЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ » Выручай-комната (продолжение) » Ответить

Выручай-комната (продолжение)

Большой Зал:

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 All

Хелен Форанэн: Улыбнулась Стеф и пожала плечами, указывая в сторону противников: - Привет, Стеф. Ну, благодаря петлям я в выручайке чуть ли не постоянно находилась. Просто люблю приходить всюду за полчаса до начала. А что они так рано пришли - без понятия.

Дженни Брентон: Удивленно покосилась на хаффлпаффку. То есть как это на восемь? Собиралась уже что-то возразить, когда появилась Картер... Картер, которая еще и поздоровалась? - Добрый, - бросила старшекурснице и снова глянула на противницу. - Без понятия? Наверное, потому, что кому-то надо синхронизировать часы и мозг.

Грегори Гафт: Оторвался от стены, когда увидел вошедшую Стефани, подошел к ней. Проигнорировал ответ Хелен, и прочее и прочее. - Здравствуй, Стефани. Кажется, у нас некоторые неясности были еще с итоговыми требованиями? Давай тогда сразу к делу. Требование Брентон – в случае ее победы – ликвидация хорька из здания школы. Извинения не нужны. Если же ее требования – извинения со стороны Брентон …в таком случае, требование Брентон изменится. Тогда ее сможет удовлетворить только воротник.

Хелен Форанэн: Проигнорировала реплику Брентон, которая явно на часы не смотрела, когда на дуэль шла. А что, и такое случается. Но все это можно высказать и во время дуэли, уже в форме заклинаний. Но задача была выполнена. Злая Брентон - заклинания могут у нее сорваться или она сама сорвется. Спокойная Брентон - долгая дуэль, до полной потери сил. Стала дожидаться, пока разговор Грега и Стефани подойдет к концу.

Стефани Картер: Пожала плечами, не слишком желая сейчас отстаивать позиции клуба любителей магических и не магических животных, прикусила губу, не позволяя посторонним эмоциям проявиться на лице. - Хелен в случае своей победы требует от Дженни обходить ее питомца стороной и не применять к нему никаких заклинаний и грубой силы. Замолчала, понимая, что она сама добавила бы в этот список еще и зелья. Хорек под ускорением - та еще головная боль для хозяйки. Тихо закончила. - Об извинениях Хелен не просила.

Грегори Гафт: Кивнул. - Хорошо. Тогда обойдемся без воротника. Достал из кармана листок пергамента, протянул его Стефани. Hollo Wingardium Leviosa Verti Angustus Abjicere Colloportus Alohomora Peskipiksi Pesternomi Diffindo Incendio Accio Sonorus Quietus Silencio Lumos Solem Lumos Nox Lumos Maxima Obscura Reparo Excuro Tergeo Relassio Stupefy Colorum Episkey Enervate Ferula Protego - Здесь все заклинания, которые прошла Брентон. Соответственно, только их можно использовать на дуэли. Если, конечно, Хелен полностью осилила программу предыдущих курсов. Хмыкнул. - Добавлю так же, что Брентон не знает хулиганские чары, следовательно, исползовать их на дуэли тоже нельзя. Посмотрел на Стефани вопросительно. Все ли теперь-то обсудили?

Хелен Форанэн: Подошла к Стеф и тихо проговорила: - Введите запрет на Магию Домов, ибо явно Брентон это будет на руку. Она ж материализовывать может. Замолчала. И отошла обратно к стенке.

Стефани Картер: Сверилась со списком, пытаясь припомнить, все ли эти чары были в программе старших курсов. Не все. Вернула свиток Грегори, кивая. - Все, кроме заклинания Obscura. Кажется, оно появилось только в программе вашего курса. Использовать Hollo я тоже не советую - привлечет преподавателей. Вышла в центр зала, отмечая центр дорожки и две стартовые линии для участников. Напомнила. - Магия Дома запрещена. В случае нарушения правил дуэли, мы с Грегори оставляем за собой право обездвижить нарушителя и засчитать ему техническое поражение. Уточнила у Гафта. - Дуэль идет до отказа одного из соперников продолжать бой?

Грегори Гафт: Чуть улыбнулся. - Без проблем. Obscura и Hollo значит, тоже использовать запрещено. С неким ехидством посмотрел на Хелен, что-то шептавшую Стефани. «Скажите Брентон чтоб она меня не била»? Это бормочит, что ли? Замотал головой. - Нет. До отказа обоих соперников вести бой. Если один уже не в состоянии отказаться, то есть находится в бессознательном состоянии - все равно бой продолжается. Пока другой не изъявит желания прекратить...

Стефани Картер: Тихо позвала. - Грегори, мы должны поставить условия безопасности. Если один соперник будет без сознания, а второй продолжит бой, швыряясь в него Инсендио и Диффиндой - мы рискуем закончить дуэль увечьями или смертью.

Грегори Гафт: Подошел к Стефани, пожал плечами на ее вопрос. - Хелен знала на что шла. И она - согласилась на требования, которые предъявляла Брентон. Это - дуэль. Настоящая дуэль, на которой...может произойти все, что угодно. Наверное, нам останется только надеяться на...благосклонность того, кто будет обрабатывать поверженного соперника...

Стефани Картер: Помолчала, вспоминая совсем другую картинку из прошлого. Стонущий человек на темной улице, разборки бандитов, не сумевших поделить награбленное, и полная невозможность помочь. Ничем. Ни чарами, ни зельями. И ощущение беспомощности, выбивающей воздух из легких. Беспомощности, закончившейся практически истерикой. Готова ли она поступить так еще раз? Отошла на другую сторону, останавливаясь напротив Грегори. Напомнила слизеринцу. - Ты наблюдаешь за Хелен. Я - за Дженни. В случае нарушения правил подаем сигнал палочкой. И обратилась к дуэлянткам. - Готовы? На позиции.

Хелен Форанэн: Кивнула, что тут медлить, раз уж дуэль началась. Поэтому спокойно направилась к ближайшей черте и остановилась, достав из кармана палочку. Решила, что первый ход оставит за Брентон, раз жребий не тянули.

Грегори Гафт: Кивнул. - Понял. Достал палочку. Но потом кое-что еще вспомнил. Окликнул Стефани. Подошел к ней. - Хотя подожди. Мы не решили еще, кто стреляет первый. Я думаю, что это должна быть Брентон, потому что, она - жертва. Ее вызвали на дуэль и первый выстрел должен принадлежать ей.

Дженни Брентон: Отошла к своему барьеру. Развернулась лицом к Форанэн, сжала в руке палочку. Вот и первая возможность поквитаться. Теперь – не упустить, ни за что не упустить. - Я начну, - отозвалась скорее для Форанэн. Вскинула палочку. Решительно отсекла все мешавшие мысли и эмоции, концентрируясь на задаче оглушить Форанэн. Представила, что хаффлпаффка стоит посреди неширокого, но глубокого и совсем сухого речного русла. А в нескольких метрах старая дамба удерживает воду. Но возраст берет свое – по каменной кладке почти мгновенно распространяется сеть трещин. Дамба не выдерживает и уступает напору воды. Река прорывает преграду и с грохотом устремляется по своему прежнему руслу. Какая-то секунда – и поток достигает того места, где стоит ее противница, обрушивается на нее, оглушая, сбивает с ног. В кармане у Форанэн флакон с замораживающим настоем. От удара водяного потока флакон разбивается и окружающая студентку вода превращается в глыбу льда. Хаффлпаффка, вмерзшая в нее, теряет всякую возможность пошевелить хоть какой-то частью тела. Явственно нарисовала в уме картинку обездвиженной и бессознательной Форанэн, относимой водами реки. Получи же за все! Резко взмахнула палочкой в сторону противницы. Выкрикнула: - Stupefy!

Стефани Картер: Покачала головой. - Никто не стреляет первым. Считаем до трех - и обе стороны начинают атаковать. Ты же не хуже меня понимаешь, Грегори, что право первого хода в дуэлях такого примитивного уровня - это победа. Кивнула слизеринцу обратно на его позицию, но.. Брентон успела атаковать. Атаковать несмотря на то, что они еще не дали сигнал! Прижала ладонь к лицу, понимая, что идиотизм людей не лечится. И отошла к стене, опускаясь на пол. - Дуэль отменяется. Объявляется бой без правил. Разрешается применение всего и полное игнорирование собственных секундантов.

Хелен Форанэн: Среагировала сразу, и вскинув палочку, представила перед собой широкую прочную бетонную стену, через которую точно ничто пробиться не сумеет, а уж в особенности заклинание Брентон. Просто разобъется о стену, не причинив существенного вреда. Сосредоточилась на данном образе, мысленно уже воздвигая эту стену перед собой. Сделала круговое движение палочкой по часовой стрелке и произнесла: - Protego! Затем, сразу же решила, что лучший способ обезоружить противника - это заставить его замолчать. Поэтому, мысленно представила себе, что во рту у Брентон появляется плотный кляп, который точно не позволит ей говорить до того момента, пока та от него не избавится. Сделала резкое движение палочкой слева направо и произнесла: - Silencio! Надо же было защитится, поскольку Брентон начала, не слушая Стеф совсем.

Грегори Гафт: Кивнул, собрался отправиться на свою позицию, не успел. Вот теперь оставалось только отойти в сторону и не мешать.

Дженни Брентон: Приготовилась к защите, но... Отступила на шаг назад, не обращая на секундантов никакого внимания. Протего? Нет, бессмысленно. Замерла, сжимая палочку.

Хогвартс: Хелен Форанэн, увлеченная посторонними мыслями, не смогла сосредоточиться на установке щитовых чар. Заклинание Дженни Брентон ударило по четверокурснице, заставляя Хелен потерять концентрацию, сбиться, забыть, где она, что и зачем делает. А потом - упасть на пол без движения. Никакую контратаку хаффлпаффка применить уже не успела.

Стефани Картер: Подняла бровь, когда Хелен упала. Осталась сидеть у стеночки, ожидая продолжения вот этой вот.. дуэли.

Хелен Форанэн: Вот так дуэли и заканчиваются. Получив Ступефаем, вначале потеряла ориентацию в пространстве, не понимая, что она вообще здесь делает, а затем, в определенный момент просто отключилась и перестала подавать вообще какие-либо признаки движения.

Грегори Гафт: Присвистнул, когда Хелен упала. Так..скоро? Расстроился. Надеялся, что дуэль будет идти несколько...дольше...точнее, надеялся, что Брентон ее замочит хотя бы не первым заклинанием. Теперь оставалось понять - насколько ...зла Брентон. Но это, пожалуй выяснится совсем скоро.

Дженни Брентон: Еще секунду постояла в замершем положении, затем сделала несколько шагов к поверженной сопернице. Повторно сконцентрировалась на том же заклинании, отрешаясь от всего остального. На этот раз представила, что над головой лежащей хаффлпаффки - метрах в трех, завис большой котел с водой. Мысленно перевернула его, выливая его содержимое на Форанэн. Окатив противницу, добавила поток ледяного ветра, который обрушивается на мокрую девочку, превращая жидкость в лед. Теперь она повторно обездвижена. Ну и сверху уронила сам тяжелый котел - прямо на голову Форанэн, больно ударяя ее чугунным изделием. Вот теперь она оглушена и лишена возможности шевельнуться окончательно! Воспроизвела в голове уже знакомую картинку повторного Ступефая - дернувшееся тело на полу. Еще один резкий взмах палочкой в сторону Форанэн. И уже ровней: - Stupefy!

Хогвартс: Вот теперь лежащая Хелен Форанэн еще и сознание потеряла. Тело четверокурсницы дернулось, но замерло в том же положении.

Хелен Форанэн: Провалилась в полную темноту и несознанку, получив повторно Ступефаем. Теперь сама была просто бессознательным телом.

Стефани Картер: Прислонилась к стене, пытаясь удержать глаза открытыми, а лицо - спокойным. Хотелось только одного - чтобы второй участник уже отказался и все закончилось.

Дженни Брентон: Опустила палочку. Приблизилась к бессознательной старшекурснице. Остановилась в паре футов - в кои-то веки буквально глядя на хаффлпаффку сверху вниз. Сконцентрировалась, собрав мысли вокруг новой задачи. Представила короткий острый кинжал. Замах над лицом Форанэн, и клинок резко опускается, быстрым движением рассекая кожу на правой щеке. Вот теперь хаффлпаффка - "счастливая" обладательница пореза на лице - дюймов в пять длиной. То что ей сейчас и необходимо для финальной "точки" поединка. Повторяя движение воображаемого клинка, чиркнула палочкой по воздуху сверху вниз. - Diffindo!

Хогвартс: Щеку Хелен располосовала длинная и глубокая царапина, едва не задев глаз и нижнюю губу - Дженни Брентон не смогла отрегулировать силу заклинания.

Грегори Гафт: Еще раз присвистнул. Цинично ,однако… На самом деле, не думал, что Брентон будет использовать это свое…преимущество. Если не сказать больше. Правда, дпустим, с натяжкой еще можно понять – контрольный удар..вед заклинание скоро спадет, она себя обезопасила. Но…с удивлением заметил, что подруга не собирается останавливаться. Оторвался от стены и подошел поближе, не заступая на площадку. Заметил, что теперь с лицом Хелен. Скривился. - Брентон, может…может хватит?

Дженни Брентон: Выдохнула, наконец, впуская в разум поток эмоций. Сразу же вытащила на поверхность воспоминание о дне, когда в плаще Фигуры предстала всем на школьном дворе. И "сквиб", брошенное хаффлпаффкой. И еще... еще кое-что. Услышала голос Гафта, но не обернулась. Еще одно. - Это тебе за Элис... Дуэль окончена! Перевела взгляд на друга, кивнула. - Идем. Направилась к выходу из комнаты

Стефани Картер: Пронаблюдала и за последними действиями Брентон с ощущением какого-то.. равнодушия? Эта девочка - уже не человек. Пустышка. Всего через пару лет, когда она закончит школу, ее можно будет убить без зазрения совести. Если вообще закончит. Пожиратели так часто погибают на войне.. Особенно, если им - всего тринадцать. Молча подошла к лежащей Хелен, достала из кармана флакон Тонизирующего бальзама и поднесла к губам девочки прохладное стекло, заставляя сделать глоток. И тихо сообщила, пока четверокурсница приходит в себя. - Дуэли не было. Был бой без правил. Ты имеешь полное право сообщить о нем декану, директору или кому-то еще. И обязательно - целителю. Тебе нужно в лазарет. Прямо сейчас.

Грегори Гафт: Выдохнул с облегчением. Еще раз глянул на Хелен и снова перекосило. Решил, что его помощь здесь не нужна. Отправился следом за Брентон, оставляя Хелен на полное попечение своего секунданта. Вышел вместе с ней из комнаты.

Хелен Форанэн: Сделала глоток Тонизирующего бальзама и потихоньку стала приходить в себя, хотя соображала еще плохо, но смысл сказанного Стеф уловила. Тихо, сбиваясь, произнесла: - Мне...ее...жалко. Медленно поднялась на ноги, словно привыкая к ним заново. Посмотрела на Стеф, морщась от боли в щеке, и добавила: - Я скажу только колдомедику. Спасибо за Тонизирующий бальзам. Думаю, что смогу дойти до лазарета. Медленно, пошатываясь, направилась к выходу из комнаты.

Стефани Картер: Проводила Хелен взглядом и предупредила, скрывая гримасу нахлынувших воспоминаний. - Бадьян - очень болезненная штука. Очень. Я не шучу. Но если ты выдержишь - рекомендую убедить Месароша выдать тебе именно его. Курацио здесь не поможет, а заклинание.. Навсегда оставит шрам. Поднялась на ноги, чтобы выйти из зала вслед за девочкой.

Хелен Форанэн: Как и договаривались с Широ, пришла к излюбленному месту сбора всех студентов Хогвартса, хотя не хотелось. Еще слишком свежими были воспоминания о дуэли, поэтому чувствовала себя неуютно. Однако, пройдясь перед дверью, попросила создать комнату, где можно было бы спокойно поговорить. С уютными диванчиками и горящим камином. Прошла к выручай-комнату и огляделась.

Тоширо Яо: Вошел почти следом за Хелен. Собственно, еще в коридоре издалека ее заметил, но окликать, чтобы не нарушить шпионский маскарад - не стал. А вот уже в комнате широко улыбнулся: - Привет. Так что тут вообще происходит? Что за странности? Почему факультеты отменили, что произошло, когда вы использовали хроноворот, где он вообще находится, почему моего декана ищут, какие грехи разрешили списать Сильвер за место препода, берет ли во внуки детей дорогой профессор-имя-пока-не-запомнил-ИМС, почему все первокурсники какие-то надутые и злые, что за фигня вообще происходит в школе, почему до сих пор никто не выпер этого непонятного лысого дядьку с лицом в виде задней части скунса и где наш Дамблдор, неужели до сих пор пьет чай и что вы с Брентон не поделили и при чем тут бадьян? Выпалил почти все на одном дыхании, но воздуха не хватило, остановился, чтобы перевести дух.

Хелен Форанэн: Увидела Широ и улыбнулась. Вот уж шпион, даже не дал знать, что идет за ней. Ну, это простительно. И не страшно. Выслушала весь поток вопросов и стала на них отвечать. - Привет, Широ. Давай присядем, а то на поток твоих вопросов отвечать долго и не стоять же нам под дверью. Пошла к ближайшему диванчику и присела, затем, стала рассказывать: - Много чего происходит, причем сейчас Хогвартс очень сильно разобщен, такого никогда раньше не было. Факультеты отменили из-за дурацкой школьной реформы, согласно которой мы должны стать ближе со студентами других факультетов. Да и Кэрроу нас контролировать лучше, да и спокойней ему, когда мы под колпаком сидим. Что касается хроноворота, то он на поляне в чаще леса, где поваленное дерево. Там, точно должен быть защитный контур, учитывая, что я подвергла первокурсников и Келси опасности, когда мы оказались в прошлом, а профессор Снейп точно не хочет повторения инцидента. Я мало была в прошлом, ведь как только я увидела себя маленькую, я вылетела оттуда, как пробка. Но потом ребята рассказали, что ничего менять не стали, то есть, все осталось как есть. Почему твоего декана ищут, я не знаю, но мне бы хотелось это узнать. Вряд ли от него вообще каких-то злых ситуаций можно было ожидать, хороший же дядька был. Я думала к нему в магистратуру идти одно время. Льюилл не за грехи, а по причине пропажи вашего декана так попала очевидно. Насчет дедушки, который ведет ИМС, ничего не знаю, но живет он у нас на Хаффлпаффе. Может и берет внуков, если понравишься ему. Сейчас идет война между факультетами. Все на ножах даже по самым незначительным причинам, а те, кого разделило испытание, так вообще пытаются забыть своих друзей как можно скорее. Я этого не понимаю. Но я была свидетелем натурального боя между гриффиндорцами и слизеринцами. В ход шло все, что приходило в их светлые головы. Теперь, всегда надо выбирать сторону. Представители Рейвенкло вообще закрылись в башне, не считая тебя и не пускают туда представителей других факультетов. А Хаффлпафф где-то в середине. Но пока ничего не можем сделать со всей этой злостью, что в Хогвартсе накопилась. Слизерин, в последнее время, кстати, стал мне напоминать отдельный мир, в котором готовят представителей глобального зла. Лысый дядька - это наш новый директор, его Попечительский Совет назначил, так он и сидит в кабинете своем безвылазно и баллы с людей снимает. Директор Дамблдор до сих пор пьет чай, тут пока ничего нельзя с этим поделать. Мы с Брентон... Замялась и почувствовала, как пробирает дрожь. Но пересилив себя, проговорила: - Мы с Брентон имеем разные представления о мире и она меня ненавидит уже за то, что я и мое окружение вообще существуем. Ну, и немного за Фобоса, моего хорька. Мы подрались на дуэли. Точнее дуэлью это назвать было сложно, скорее бой без правил, ибо она атаковала до сигнала секундантов. Я...я пропустила заклинание. Она...меня оглушила два раза Ступефаем, а затем атаковала Диффиндо, оставив на лице глубокий порез, чуть не задевший глаз и уголок рта. Бадьяном лечатся такие раны. Всего полчаса адской боли, но гарантия, что шрама не будет. Последнее проговорила совершенно безэмоционально.

Тоширо Яо: *Внимательно выслушал все, что рассказала Хелен, глаза между чем явно достигли европейских размеров, если не больше еще стали. Хорошо еще, что успел сесть на диван до начала рассказа.* Ты хочешь сказать, что первокурсники, имели возможность спасти весь мир и не спасли? Просто решив, чтобы все осталось так, как есть? Уму не постижимо, но в принципе, я понимаю их. То ,что происходит сейчас - им известно, но кто знает, что бы произошло .если бы они все изменили. Я, если честно, отвык от Хогвартса, учебы и много другого. И от спокойствия тоже. Я кучу времени провел с археологами, которые даже громко дышать запрещали и я хочу... Нет, я жажду бесчинств и каверз. Директора видел воочию, он, похоже, плох глазами, раз на мою мантию внимания не обратил. *разгладил складки на синем подкладе* Так вот, я собираюсь отправиться, взглянуть на хроноворот. Подходить близко не буду, но запустить пару камней в его сторону, хотя бы виргадиумом - надо. Необходимо выяснить, что это за контур и на что он реагирует. Но, если честно, как ты думаешь, нам нужен хроноворот? Имеет ли смысл изменять прошлое, быть может, лучше как-то повлиять на настоящее? И я не представлял себе, что факультеты могут так перегрызться между собой. Ладно еще Рейв запирается, нашему факультету, по большему счету, нет никакого дела до того ,что внизу происходит, но остальные... Дженни и раньше дурацкие поступки совершала за что получала от старшекурсников, но то, что она сделала сейчас - ни в какие ворота не лезет. *замолк, что-то обдумывая*

Хелен Форанэн: Кивнула, подумав, что и сама была бы не против туда сходить, убедиться, что все это уже просто груда металлолома. - Да, они имели возможность спасти мир, но не спасли. Ибо они прекрасно знают, что происходит сейчас и ничего не хотят менять. Тем более в прошлом, которого они совсем не знали. Потупила взгляд. - Вообще, я шла в прошлое по другой причине. Но это уже в прошлом, все равно ничего не получилось. И я думаю, что теперь надо что-то менять в настоящем, а не в прошлом. Хотя бы спасти нашего директора от проклятия. А Кэрроу отправить туда, откуда он пришел. Посмотрела на рейвенкловца и проговорила: - Дженни сильно изменилась за последние несколько месяцев. Она собрала круг "своих", а остальные туда не входят. И кажется, она услышала, что ты будешь меня защищать и теперь вычеркнет тебя из списков "своих" точно. Вздохнула и тихо спросила: - О чем задумался?

Тоширо Яо: *взглянул на Хелен* О Дженни. Знаешь, она всегда выглядела очень трогательно и мне всегда было жалко ее, когда она получала, хоть, иногда и сама в этом виновата была. Но ее колючки, в принципе, не были болезненными, а проступки... Не были такими драматичными. Человек не может быть злым без причины, значит, что-то случилось, что заставило ее быть такой... нервной. Понимаю, что тебя, как пострадавшую сторону это волнует меньше всего, но вдруг ее причина - это и есть причина, по которой мы все разбежались по разным углам? Кто вообще остался из нашей команды исследователей?

Хелен Форанэн: Посмотрела на Тоширо. - Знаешь, а мне ее до сих пор жалко. Но она стала слишком "темной". Белой и пушистой Дженни уже нет. И вряд ли будет. Она мне напоминает Пожирателей Смерти, хоть я и совсем ничего не знаю о них. Мама ими в детстве пугала. Ее причина в том, что она замкнулась в себе и перестала доверять людям. Что же касается нашей старой команды исследователей. То из нее остались в Хогвартсе только ты, я, да Джон. Впрочем, мы так и начинали, как мне помнится. Улыбнулась. - Только последний сейчас магистрант и я его вообще редко вижу. А остальные, прибиваются время от времени, так что стабильной исследовательской команды сейчас нет.

Тоширо Яо: Хелен Форанэн Нет-нет. Замкнутость и недоверие - не причина. Это последствие. Причина в ином. И до нее было бы неплохо докопаться, вдруг ей помощь на самом деле нужна, а все ее выходки, это крик о ней? *выслушал и снова ненадолго задумался* Это плохо. *внезапно улыбнулся* Как думаешь, если мы постараемся, мы сможем этого скунса выпереть, как некую даму в розовом? ) Я думаю, что уже знаю, кто может стать третьим в нашей команде, а там уже как получится. Этот Кэрроу не показался мне особо умным. Скорее, он даже немного недоразвитым выглядел, возможно некоторые психические отклонения у него точно присутствуют. Ты наблюдала за его движениями? И он очень странно говорил. Это его первая слабость, было бы неплохо узнать и другие. Попробую взять это на себя. Далее, хроноворот. Можно прикинуться вениками и поиграть в мяч рядом с ним или в снежки. Плюс, возможно, я мог бы попытаться отправить Юнксу сквозь барьер. Как я и сказал, надо выяснить, на что именно он реагирует. Если только на "Человека Разумного", может на этого Кэрроу не среагирует. *усмехнулся.* И надо найти способ сплотить всех. Или, хотя бы, некоторых. Там, в гостиной, сидел мальчишка со Слиза, как я понял. С ним брат не разговаривает. Или он сам не разговаривает. Ужас, в общем.

Хелен Форанэн: Пожала плечами. - Все может быть, но пока мы не знаем, что за помощь ей нужна. Или даже не помощь вовсе, а поддержка. Улыбнулась. - Я директора видела всего один раз, больше он мое внимание не привлекал. Так что поверю тебе на слово. Действительно, он боится того, что все выйдет из-под его контроля, это в его указах прослеживается. Так что может получится, как и с дамой в розовом. Жалко, что для моральной поддержки директора Брэдшоу нет, так бы было гораздо веселее. А кого планируешь третьим в нашу команду? Посмотрела на мальчика. - Что касается хроноворота, то если я буду там, то прикинуться вениками не получится, потому что выглядеть это будет странно. По краней мере по мнению Снейпа, если контур там все-таки есть. А может его уже и нет. А насчет народа, нужно устроить некое совместное мероприятие, которое объединит всех и заставит действовать вместе. Для начала этого вполне хватит, а дальше уже видно будет.

Тоширо Яо: *Кивнул, соглашаясь со словами Хелен* Да, тот старик нам бы неплохо подсобил со своими кричалками. Может, его бы удалось вызвать. Его же как-то можно было вызвать, кажется. А третьим я планирую предложить первокурснице. Эби. У нее, похоже, мозги отлично варят. Так. В общем, хроноворотом, тогда я займусь, ты мне план, как к нему пройти подробнее опиши на бумаге. Дальше, я хочу тебя предупредить, Хелен. Я сейчас тут сижу и мню себя Гори-завоевателем, который сражался против гоблинов, но мы с тобой все еще дети. И потому я хочу сказать тебе, что то, чем мы будем заниматься - опасно. Действительно опасно, Хел. Снятие баллов, которое может нам грозить, если нас раскроют - это даже не самая меньшая из зол, это ничтожная зола. Нас могут исключить - это раз. Во-вторых, в случае с директором, мы можем подставить и своих родителей. Мои - в Исландии. Они даже получив сову с жалобой на меня - не смогут приехать. Ибо совы туда не ле-та-ют. А еще, Хел, мы можем пострадать. Лишиться конечности или даже погибнуть. Все может быть, я уже ничего не удивлюсь. Ты готова? Только не отвечай сразу. Подумай хорошенько. О друзьях, семье, о себе. Взвесь все и только потом ответь. Хорошо?

Хелен Форанэн: - Я помню одну кричалку, которой вызывали старика, которую маленький Северус придумал. Может она поможет. Я попытаюсь, пока ты будешь думать, что с хроноворотом делать. Улыбнулась и продолжила: - План я тебе нарисую, но не факт, что ты по нему дойдешь туда, куда надо. Я в плане рисования совершенный ноль. Поэтому, лучше будет если я провожу до леса, а там расскажу куда надо идти конкретно. Выслушав Широ до конца, серьезно задумалась над поставленным вопросом. - Я прекрасно осознаю тот факт, что мы еще дети и что то, чем мы собираемся заняться - чрезвычайно опасно. Но нельзя же сидеть без дела и плясать под дудочку того же Кэрроу. Нам не будет грозить снятие баллов, нас сразу отчислят. Тебя может и нет, но меня точно да, потому что я за то короткое время, что мы не виделись уже столько раз успела попасть под пристальный взор Снейпа. Спасала меня только моя декан. Что касается родителей, то я этого больше всего боюсь, потому что моя мама работает в Министерстве, а точнее в Визенгамоте. Ее точно будет ждать увольнение, если кто-то вообще догадается, что я ее дочь. Мои родители давно не уделяли мне внимания. Да, мы можем пострадать. Но за себя я волнуюсь не так сильно, как за людей, которые будут рядом и тоже пострадают. Однако, я пойду на риск, полностью осознавая степень ответственности, которую мы можем понести. Главное, чтобы друзья и семья не пострадали. Посмотрела на парня. - Знаешь, Широ, я немного боюсь. Но думаю, что справлюсь со своим страхом. А что касается Эбс, то я согласна, хотя она может и не согласится идти со мной в одной команде. Ибо она в команде Дженни, и я не знаю, что та, ей обо мне наговорила.

Тоширо Яо: *улыбнулся* Я ожидал таких слов, Хелен. ) Буду стараться сделать все возможное, чтобы твое имя не всплыло. И если поймешь, что ситуация выходит из-под контроля, сразу прекращай деятельность. И если вдруг передумаешь - я пойму. Просто, для меня - закончить школу не очень важно. Я заварил всю эту кашу когда-то, значит, должен принять ответственность и за последствия. Меня этому дедушка научил. Недавно. В ситуации с Эбс, лучше не сразу с плеча рубить, а выяснить осторожно, как она относится ко всему, что происходит вокруг. Она слишком маленькая, чтобы подвергать ее опасности, но ее знания, по-моему, очень ценная штука. Всегда есть к кому с вопросом подойти. Придумай себе кодовое имя, а к лесу провожать меня не нужно. Учитывая, зачем я туда иду, нельзя, чтобы кто-то увидел, что шли мы вместе.

Хелен Форанэн: Улыбнулась. - Ты так уверен, что если ситуация выйдет из-под контроля, то я тебя брошу? Не смеши меня, Широ. Я просто не дам тебе все на свои плечи взвалить, поскольку я тоже в этом участвовала. Не только ты был под воздействием той фигуры. Следовательно, не закрывайся от тех, кто тебе хочет помочь. Ты меня понял? Сурово посмотрела на Широ, но потом не выдержала и засмеялась. - Прекращай строить из себя героя-одиночку. Из злодея-одиночки у тебя тоже ничего хорошего не вышло. Будь собой, тем Тоширо, которого я знаю. И придумай мне кодовое имя, а то старое уже не пойдет. Достала из сумки лист пергамента и чернила, и стала рисовать план прохода к хроновороту. Нарисовала весь путь к входу в лес, а затем, по лесной тропинке прямо в чащу, к поваленному дереву, где изобразила не хроноворот, а маленькую фигурку в плащике и парочку скелетиков. Отдала листок Широ, поинтересовавшись: - Такой план пойдет? Надеюсь, что ты не заблудишься, пройдя по нему. А что касается Эбс, то да, ее ум очень грозное оружие. Так что я даже пообещаю вести себя тихо и смирно рядом с ней, чтобы не спугнуть девочку.

Тоширо Яо: *вздохнул* Новое кодовое имя. Точно, ты же была Гриндевальдом в юбке. На этот раз нам нужны самые безобидные клички. Как насчет, клубкопуха? Вроде не вызывает ассоциация с тобой? *взял в руки план и попытался его запомнить, ибо не брать же его с собой*

Хелен Форанэн: Нахмурилась. - Это я с клубкопухом не ассоциируюсь?! Да, я же белая и пушистая. Засмеялась, а потом продолжила. - Хотя, иногда я больше на мантикору похожа, так что ладно, пускай будет клубкопух. Неплохо звучит, по краней мере, миленько. А себе уже кодовое имя придумал, чтобы законспирироваться?

Тоширо Яо: Хелен Форанэн Ага. Придумал. Огр. Думаю, я на огра не очень-то и похож, как думаешь, Клубкопух?

Хелен Форанэн: Тоширо Яо Встала, обошла вокруг дивана, присматриваясь. - Знаешь, нет, на огра ты совсем не похож, Огр. Полная противоположность. Кстати, есть один момент. Улыбнулась. И, вернувшись к дивану, зарылась в свою сумку с головой. Затем достала оттуда брелок в виде синей птицы. - Держи, это на удачу. И в честь прошедшего Нового года.

Тоширо Яо: Хелен Форанэн *взял брелок* Спасибо. Прости, у меня с собой подарка для тебя нет, но я обязательно тебе его принесу. А теперь... *спрятал брелок в карман и протянул Хелен руку* Я рад, что у меня есть соратник, Клубкопух. Я отправляюсь выяснять минусы и плюсы барьера, а ты, как самая общительная из нас двоих, может у тебя появятся идеи, как народ сплотить?

Хелен Форанэн: Улыбнулась и протянула руку в ответ. А затем поднялась с дивана. - И я рада, что у меня есть соратник, Огр. Да, я думаю, что у меня появятся идеи, как сплотить народ. Однако, это пока будет сложно сделать. Но я знаю, к кому можно обратиться за помощью еще. И какое-нибудь общее задание придумаю. Веселья не обещаю, но хоть небольшую группу объединю точно.

Тоширо Яо: Это уже будет огромным достижением. Больно смотреть, как они мелкими группками по углам жмутся. Ну что ж, я в путь. *вернул Хелен листок с описанием пути, нельзя, чтобы он нашелся у Огра в кармане* Удачи с Дедом Бредо-шоу. *осторожно выглянул из выручай-комнаты. Чисто. Быстро улизнул*

Хелен Форанэн: Помахала на прощание. - И тебе удачи с созданием головной боли у Снейпа. Будь осторожен. А то все закончится, даже не начавшись. Едва Широ вышел, в не успевшую закрыться дверь, влетела сова, принесшая опять от кого-то записку. Поймала сову, взяла записку, прочитала ее. Затем, села писать ответ, пока сова была на месте. "Эмили, привет. Если хочешь поговорить, то подтягивайся в выручай-комнату. Кодовая мысль - комната для посиделок. Там меня и найдешь. Заодно, можно будет кое-что еще обсудить. Хелен" Приманила сову крекером, завалявшимся в кармане, привязала записку, приоткрыла дверь выручайки и выпустила ее, проговорив: - Найди Эмили Лонгман. Сама же вернулась к дивану и села.

Эмили Лонгман: Остановилась перед обычной сплошной стеной - кажется это здесь? Так.. комната для посиделок - это диваны, столики и прочие атрибуты гостиных. Шагнула в появившуюся дверь, всё ещё не выпуская руку Одри и надеясь, что появившаяся комната будет нужной. Увидела Хел - получилось! Отпустила наконец хаффлпаффку и залезла на диван рядом с ней. - У нас есть хорошая новость! Мы нашли что-то очень похожее на жабросль! Так что теперь с тебя - наконец-то! - рассказ, и потом будем думать, как не простыть тому, кто будет нырять. Начала разбирать подарки из сумки, разглядывая их и слушая Хелен.

Одри Далтон: Хелен? Где вообще Хелен? Что представлять? Представила себе кресло и просто ввалилась в комнату. Рассказ? Ах да, Хел же не было. Уселась в кресло и приготовилась слушать.

Хелен Форанэн: Улыбнулась, увидев девочек, и проговорила: - О, молодцы, девочки. Я расскажу все, что знаю про данную статую. Для начала, это статуя графа Калиостро, наставника того человека, которому принадлежали Руки и Ноги со Слизерина. Искать мы ее начали в рамках поиска Головы от Рук. Но в итоге нашли только голову от статуи, на которой была надпись, свидетельствующая, что это учитель того, кто статую разбил. Говорят, что если собрать статую, можно вызвать дух графа. Но пока проверить это нет никакой возможности. Замолчала, а потом проговорила: - Все, что я знаю. Кстати, нужна ваша помощь еще в одном деле, нужно как-то избавить Хогвартс отразобщенности, поэтому предлагаю здесь высказать ваши пожелания. Только, я сейчас одно дело сделаю. Встала с дивана и четко проговорила: - Толстый, лысый дядя Бэзил, Ты всегда так много весил, Что когда-то по утру, Утонул в своем жиру. Надеется на появление очень важной персоны. С его нестандартным и веселым настроением.

Эмили Лонгман: Покивала головой, доразобрала подарки, компактней уложив их в сумку. Натянула новые кроссовки и наконец успокоилась с темой нового года. - А теперь фокус - помнишь я вам с Брентон рассказывала про Оливера? Эти руки в подземельях его. Ну то есть это как бы и есть он. Значит ещё и ноги у него есть? Хм.. Оливер разбил статую Джузеппе? Или у того было много учеников? - А что от этого духа нужно узнать? В смысле зачем статую доставать и собирать. Может её наоборот выкинули туда, чтоб никто не достал? От разобщенности? А какая.. Услышала стишок Хел и прыснула со смеху. - Что это было? Это.. это.. кого ты только что звала?

Хелен Форанэн: Усмехнулась. - Ну, если собрать статую, то можно будет узнать кучу всякой информации о его ученике, Оливере. Ты ведь тоже зачем-то ищешь статую, верно? Посмотрела на Эмили. - Это был стишок, придуманный маленьким Северусом Снейпом. Точнее стишок-призыв для призрака директора Бредшоу.

Одри Далтон: Удивленно вскинула брови на стишок Хел, надо же было внезапно встать и такое выдать, может, пострадала где, на лестнице подскользнулась, головой ударилась или какие-нибудь проделки Дженни. Но тут же услышала объяснение, которое звучало так же нелепо, как и многое происходящее в волшебном мире, а значит, вполне исчерпывающе. - Без понятий, как всех собрать. Да и зачем? большую толпу сложно контролировать, а с нашими-то характерами - встретимся лоб в лоб и все, жди беды.

Хелен Форанэн: - Всех собрать, чтобы вновь вернуть взаимопонимание между факультетами. А то вечными войнушками мы только хуже делаем. Вы, кстати, в курсе, что защита Школы разрушается при конфликтах? Вот по этому нужно и провести что-то, что объединит народ. И никого не собираемся контролировать. Просто какой-нибудь конкурс организовать, например. Посмотрела на девочек, понимая, что они явно не оценят данную идею, они попали в школу при других условиях.

Бэзил Брэдшоу: Вывалился из ближайшей стены и неодобрительно посмотрел на детей. - Ну и кто из вас вызывал меня, великого директора Брэдшоу? Спокойно себе лежу, плаваю в потоках воздуха и вдруг эти стишки. Давно их не слышал. Осмотрел каждого ребенка по очереди. - Не может быть. - перевернулся вверх тормашками напротив Хелен Форанэн. - Это же сам Гриндевальд в юбке! То-то школа разрушается, твоя работа, маленький Гринди? А это, значит, твои соратники. Уселся в воздухе и прислушался к замковым звукам. - Ты, Гринди, меня в следующий раз в эту комнату не зови. Мне ее найти сложно.

Хелен Форанэн: Улыбнулась директору и покачала головой. - Здравствуйте, великий директор Бредшоу. Нет, на сей раз просто вся ситуация вышла из-под контроля и сменилась власть в Хогвартсе. Победить фигуру мы же так и не смогли. Поэтому, директор Дамблдор под проклятием, а школу разваливает некто по имени Амикус Кэрроу. Посмотрела на девочек и проговорила: - Совсем забыла, это мои подруги. Точнее новое поколение Хогвартса - Эмили Лонгман и Одри Далтон. Девочки, это великий мастер приколов и самый гениальнейший директор Хогвартса - Бэзил Бредшоу. Прекрасно знает, что директору Бредшоу будет приятно услышать такие слова от нее. - Директор, нам всем, очень нужна ваша помощь. Вы же можете дать пару советов, как правильно выполнять директорские обязанности, для нашего нового директора Кэрроу? Мы были бы признательны, а то он даже факультеты упразднил, чего никто себе дщаже представить не мог.

Одри Далтон: Хотела уже что-то сказать о конкурсах в состоянии скрытой войны, об отрицательном влиянии конкуренции в этом случае и эгоизме каждой из могучих кучек, но тут из стены вывалился прозрачный гигантский шар. Нет, не шар, а один из бывших директоров. - Здравствуйте, - проговорила, стараясь не реагировать на заявление о его гениальности.

Бэзил Брэдшоу: Летает вокруг хмурой девочки, перебирая ногами и руками, словно плывет. - А ты не дочка Нюниуса? А то есть что-то отдаленно похожее. Подплыл к Гриндевальду и завис перед ней вверх-ногами: - Куда ты дела моего дорогого Нюниуса, и почему от его вида нынешний директор сам не сбежал? Или студенты его, наконец-то, отравили мылом и шампунем? Странно, что среди призраков я его пока не видел, может он где-то в другом месте. А Альби как поживает? А толстая свинка?

Хелен Форанэн: Смеется. - Нет, не травили мылом и шампунем профессора Снейпа. Он жив и здоров. Недавно видела его. Но судя по всему, он друг нового директора, поэтому тот, привыкший к внешности профессора, так и не сбежал. Посмотрела на зависшего вверх ногами призрака и добавила: - Директор Дамблдор сейчас проклят, пьет чай в режиме нон-стоп. И не приходит в себя. Вот насколько мы запустили всю ситуацию. Что, признаю, очень плохо. А толстая свинка - за толстыми стенами Азкабана за применение Непростительного к ученику. Еще не скоро вернется. А я думала вы в курсе, что случилось.

Одри Далтон: Без особо энтузиазма посмотрела на призрака и проговорила абсолютно ровным тоном: - Вы мне льстите. Нюниус, отравление мылом и шампунем преподавателя зельеварения, Альби, толстая свинка... засомневалась в гениальности колобка пуще прежнего, но ничего не высказала по этому поводу вновь, лишь потому что затея Хел показалась многообещающей.

Бэзил Брэдшоу: - У Нюниуса есть друзья. Интересная новость. - Протянул на одной ноте, медленно кружась вокруг своей и оси и все еще болтаясь в воздухе вверх-ногами. - Надо глянуть на этого друга, который мою школу разрушает. - Прошу простить меня, юные ученики, я должен вас покинуть. А Хвостикам настоятельно не рекомендую брать пример сверления меня взглядом с тех, кто не моет голову. Я же могу умереть со страха. Стоп. Я же уже умер! Ха-ха-ха-ха! Смачно причмокнул и втянулся в ближайшую стену.

Хелен Форанэн: Проводила взглядом призрака, и, затем, обратила свой взгляд на Одри, засмеявшись. И проговорила: - Ну, как тебе директор Бредшоу? А сравнение с профессором Снейпом было как нельзя точным. Ну, разве только что, ты не настолько хмурая.

Одри Далтон: Перевела взгляд на Хелен. - Если кратко, то странный, раздражающий и шумный. Но может быть полезным, - криво улыбнулась, представив этот замечательный дуэт с нынешним директором школы. - Точное сравнение говоришь? Наверно, это просто природное равновесие. Видимо, когда Снейп состарится и умрет, место в магическом мире мистера «улыбка в список услуг не входит» займу я, кем бы я там ни была. Уселась в кресле поудобнее и откашлялась. - Так что у тебя за идея с конкурсом была? Не боишься, что на этом фоне все только еще больше разругаются?

Хелен Форанэн: Усмехнулась. - А ты еще не видела, как профессор Снейп улыбается? Зрелище шикарное. Но очень редкое, а в нынешней ситуации практически невозможное. Возможно, если удастся вернуть школу в равновесие, еще увидишь. Посмотрела на девочку. - Я не собираюсь разжигать конкуренцию. Просто организовать общее дело, например, творческий конкурс, работы которого будут выставлены в галерее студенческого творчества.

Эмили Лонгман: Озадаченно и молча наблюдала за происходящим с вполне обжитого уже дивана. Поболтала ногами в новых кроссовках, вернула выбившуюся прядку волос на положенное ей место - за ухо, почесала задумчиво нос и наконец решила заговорить. - Так о чем это мы? Вернуть школе.. как там её, организованность? А между факультетами вообще когда-то было взаимопонимание? Удивительно.. с другой стороны, все факультеты кроме Слизерина отлично ладят друг с другом, разве нет? Это они там вносят дисгармонию, отрицательные эмоции и всякое такое прочее. Я бы даже сказала не весь факультет, а одна единственная слизеринка, хороше тебе, Хел, известная. Отломила от подаренной шоколадки кусочек и, несколько поколебавшись, протянула девочкам. - Нет, то есть лично я за всякое такое "мир, дружба, жвачка", но ты поверишь их обещаниям, если такое вдруг произойдет?

Хелен Форанэн: Посмотрела на Эмили и вздохнула: - Может вы, девочки, и не поверите, но в прошлом все четыре факультета были очень дружны и все проблемы решали вместе. А общая гостиная Слизерина была местом общего сбора в случае опасной ситуации. Улыбнулась. - Согласна, что слизеринцам сейчас доверять проблематично, но я все-таки верю, что можно что-то изменить. Чтобы не развалить защиту Хогвартса окончательно.

Одри Далтон: Вздохнула. - Ладно. Творческий, так творческий. У меня пока никаких идей. Генерируйте. Принялась и дальше смотреть на девочек. Когда враг и так внутри, смысл от этой защиты?

Эмили Лонгман: Округлила глаза на такую информацию - Общая гостиная - в случае опасности? Да лаадно.. Попыталась вспомнить, когда последний раз туда спускалась - до распределения ещё, кажется. Что-нибудь сделать, чтобы не развалить защиту Хогвартса? Когда он является владельцем артефакта, разъедающего его изнутри? - Я лично не представляю, что можно сделать. И - честно? - не очень горю желанием. После всего того, что они делают, общаться с ними нормально - с этим не ко мне. Не сейчас - точно. Хотя я верю, что не все там так безнадежны. Вспомнила, что, как минимум, Граффад была в прошлый раз настроена на конструктивный диалог. И, к сожалению, только она.

Хелен Форанэн: Вздохнула. Ну, куда мир катится? Почему сейчас невозможно повернуть время вспять? Но ладно. - Вы не замечали, что сами подбиваете слизеринцев на такое поведение? Да, согласна, что они тоже не остаются в долгу, но можно же что-то изменить. Кстати, а с рейвенкловцами вы все-таки общаетесь? Посмотрела на девочек. - Значит так, рассказываю вам. Кроме гостиной Слизерина, мы часто собирались здесь, чтобы решать важные проблемы. Выручай-комната сможет вместить много человек. О ней знают только дети. Если понадобится, всегда можно спрятаться здесь. Я предлагаю сплотить хотя бы три факультета. А там, видно будет.

Эмили Лонгман: Проигнорировала первый вопрос - если ещё и Хел что-то объяснять.. - Со всеми. Нет, правда, я даже в сторону Андерсон могу что-то сказать и она, бывает с ней такое, отвечает. Считается за общение? Кивнула на идею по поводу места сбора - всяко лучше проходной общей гостиной, которая на эту самую гостиную похожа только из далека и сослепу.

Хелен Форанэн: Хмыкнула. - Считается за далекое знакомство, очень далекое из разряда поговорил и забыл. Ты, кстати, мне писала в письме не только о статуе, но и о том, что кто-то вернулся. Это ты о Широ, да? Улыбнулась. - Ладно, я поняла, что из нынешнего Хогвартса четко слаженный организм создать проблематично, поэтому расскажи, а зачем ты статую ищешь?

Эмили Лонгман: - Да-да, о нём, но вижу, что ты уже в курсе. Потянулась на диване, вспоминая. - Да ни зачем, в общем-то. Просто мы со Стеф читали книжку про Джузеппе Бальзамо и она вспомнила, что его статуя в озере, а потом.. ну потом ты знаешь, мы к вам пришли на озере. Так что просто за компанию. Ну и я ни разу не видела вызываемых духов! Если всё получится, то интересно же посмотреть. Пожала плечами - ну действительно не отказалась бы.

Одри Далтон: Вздохнула. - У меня с представителями всех факультетов очень далекое знакомство. Но не к какому факультету я неприязни не испытываю. Из Слизерина я знаю только двоих. И из них только один, то на поводу пошел, то выкинул что-то нелогичное, как... - тут чуть не ляпнула «как гриффиндорец», но вовремя посмотрела на Эмили, - как, наверно, и положено первогодке. Продолжение темы статуи порадовало. - Кстати, о птичках. Кто будет нырять? Предлагаю на эту кандидатуру выдвинуть Джерома, он хорошо плавает.

Хелен Форанэн: Не очень поверила Эмили, ибоона явно что-то не договаривала. Однако, не было смысла расспрашивать. Поэтому просто проговорила: - Ага, я в курсе. Пару минут поговорили и он убежал в одиночку мир спасать. Вздохнула. - Вызываемые духи - это не всегда весело, как с директором Брэдшоу, поэтому все должны понимать, что вызвать-то вызовем, но последствия непредсказуемы. Посмотрела на Одри и ответила на ее вопрос: - Для ныряния однозначно нужен парень, но не первокурсник. С недавних пор, я пообещала не подвергать первокурсников опасности.

Эмили Лонгман: Встретилась взглядом с Одри и улыбнулась, поняв, что та хотела сказать, - ну да, ну бывает.. часто, даже почти всегда. - Тебе совсем не жалко брата? И тут же кивнула в поддержку Хел. - И плюс к этому, я думаю, что первокурсник не сможет поднять куски в силу нехватки силы. Не будешь же там под водой левиосу использовать.. или можно? Нахмурилась, пытаясь вспомнить, говорили ли что-то об использовании заклинаний под водой на лекциях. - И кстати! Раз вода в озере не замерзла, значит не прям ледяная она там.. может сможем отогреть ныряльщика пледами и чаем? Ну или в крайнем случае я попробую дематериализовать капли воды с него.. один раз у меня уже получилось.

Одри Далтон: Неопределенно пожала плечами. - Нет, совсем не жалко. Жаль было только отвергнутого предложения. Что ж, не первокурсник значит не первокурсник.

Хелен Форанэн: Кивнула. Действительно, вода-то в озере не замерзла. И люди есть такие, что в ледяной воде купаться любят. - Насчет Левиосы точно сказать не могу, но по крайней мере, тяжелые вещи под водой кажутся легче, чем они есть на самом деле. Если заклинание не сработает, придется нырять нескольким людям. Чтобы помогать друг другу. Джон в прошлый раз тяжеленную голову сам донес. Посмотрела на Одри и проговорила: - А почему ты хотела своего брата предложить? И за что ты так его не любишь?

Одри Далтон: - Потому что нам нужен кто-то, кто нырнет. Он парень, хорошо плавает и в курсе всей этой каши. Вот и предложила, - посмотрела на Хел так, словно объяснила ей сейчас что-то совсем элементарное. - Я его не не люблю. Он мой брат, это особая система отношений.

Хелен Форанэн: Кивнула. - Все с тобой ясно, Одри. Но все-таки твоего брата нужно тоже спросить. Чтобы он сам подтвердил, что хочет нырнуть. А еще, нужно Макса выловить, я думаю, что он от этой затеи не откажется. Посмотрела а девочку и проговорила: - Я всегда думала, что своих родственников нужно любить или хотя бы уважать, ибо описание слова "любить" не подходит многим моим родственникам. Улыбнулась.

Эмили Лонгман: - Ну, в общем, всё понятно. Ищем добровольцев, идем на озеро, достаем статую и собираем её. Делаем вид, что совсем не собирались сделать ничего.. такого, пробуя вызвать духа, и разгребаем последствия. Я за! Соскочила с дивана и направилась к выходу. - Встречаемся на озере часа через.. - прикинула, сколько времени потребуется, чтобы уговорить кого-нибудь искупаться в январе в озере, - четыре. Надеюсь у нас всё получится. Очень бы хотелось, да. Удачи, девочки. Вышла из выручай-комнаты, убедилась, что дверь превратилась снова в стену и, хмыкнув, пошла в башню Гриффиндора разгружать сумку от подарков.

Одри Далтон: Успела в спину Эмили сказать, чтоб та спросила у Джерома его мнение, если случайно встретит его где-то на территории гриффиндора. Вернулась обратно к Хел. - Так что там с творческим... конкурсом?

Хелен Форанэн: Кивнула Эмили и проговорила: - Хорошо, я еще добровольцев поищу, мало ли найдутся. Затем, взглянула на Одри. - На конкурс будут приниматься любые работы творческого характера, а тема должна быть направлена на школу. Так точно объединим всех. Встала с дивана. - Предлагаю эту тему обсудить потом в другом месте, пока занимаемся поиском добровольцев. Я еще подарки в спальню занесу. Пошли пока в общую гостиную, если хочешь. Пошла в общую гостиную.

Одри Далтон: Молча встала и направилась к выходу.

Дженни Брентон: Подвела рейвенкловку к глухой стене. - Вот здесь. Это специальная зачарованная комната. Чтобы попасть в нее, надо трижды пройти мимо, думая о том помещении, которое тебе сейчас нужно. Тогда здесь появится дверь, а за ней то, что тебе и было надо... Вот так, например. Трижды прошлась мимо по коридору. Сейчас неплохо бы попасть в некое подобие гостиной - с диваном, креслами, камином и столом. Остановилась, указывая Эбигейл на появившуюся дверь. - Вот! Толкнула и первой вошла внутрь. - Пока здесь кто-то находится, никто другой не может войти в комнату, если не знает, какой вид она приняла.

Эбигейл Андерсон: Потеряла дар речи, когда по одному только желанию Дженни, в стене появилась дверь, да еще и в комнату, куда никто, кроме них не зайдет! Зашла внутрь следом за Дженни, озираясь по сторонам: настоящая гостинная, ну надо же!!! Вот так волшебство... Подошла к книжной полке, и вытащила оттуда учебник по заклинаниям для первого курса. Открыв на нужной странице, прочла: - "Incendio – воспламеняющее заклинание. Жест – резкий взмах палочкой с направлением на объект". Оглянулась вокруг, заметила, что Дженни села в кресло, и занялась своими делами, и подошла к камину. - Воспламеняющее заклинание... Значит, оно что-то воспламеняет. Ну, предположим, конечно, дрова. И что дальше. Ну, вот еще предположим, если бы не было магии, что я была бы спички, взяла бы растопку, и положив растопку вниз, подожгла ее, и от нее загорелись бы дрова. Очевидно, инсендио должно сделать то же самое, только быстро. И, наверное, без растопки и сразу. Следовательно, настройка должна сразу зажигать огонь, то есть огонь должен просто появится. Вопрос - откуда. Из самой палочки? Как получается тогда - потоком что ль? Палочку жалко, сгорит еще. Скорее всего нет. Наверное - это что-то вроде перенесенного действия, которое сбрасывается на воспламеняемый предмет, при резком жесте палочкой. Ну что ж... давай попробуем, - разговаривает сама с собой наворачивая перед камином круги. На всякий случай, отошла от камина, примерно на свой рост. Выкинуть из головы недавний диалог с Гардинг, было крайне сложно, но сейчас ее целью было научиться делать то, что другие будут учиться делать с кучей подсказок, пояснений, поглаживанием по голове и указаний ошибок. Поэтому - вон Гардинг из головы! Старательно перестала думать обо всем отвлекающем, очистила разум, и сосредоточилась на творимом заклинании. Место, в котором огня нет, но он может ежесекундно появиться и сразу в полном объеме - не фантазии, такое место есть. Желудок дракона наполовину заполнен кислотой, наполовину газом. Когда дракон спокоен - все в порядке. Но стоит кому-то лишь попытаться приблизиться к драконовой кладке, пусть даже если тот спит, дракон мгновенно свирепеет. Он готов к атаке на любую движущуюся цель. Его нервы моментально раздражаются настолько, что напоминают оголенные провода, и миг спустя, в драконьем желудке возникают искры. Все это настолько быстро, что лишь представление процесса и каждой его части, позволяют выделить тот момент вдоха, когда жар вспыхнувшего газа в желудке дракона превращается в огонь и поднимается по пищеводу. В этот момент перед вдоха перед плевком, когда драконье пламя уже горит в глотке, поджариваемое желудочными кислотными газами, - это момент, когда огонь готов, и его надо лишь направить. Резкий взмах палочкой, направляемой кончиком на дрова в камине. - Incendio!

Хогвартс: Из палочки вырвались искры. Больше ничего не произошло.

Эбигейл Андерсон: Посмотрела на палочку, выкинувшую лишь искры. Почесала в макушке. Значит, где-то ошибка. Вопрос где... Воспламеняющее заклинание, значит дрова должны загореться. Что - надо попробовать не просто механизм появления огня, а так, чтобы под воздействием его, эти дрова загорелись. Вновь очистила сознание от всяких ненужных сейчас мыслей, кроме этого заклинания, и сосредоточилась. Вспомнила, что как-то раз выдалось очень засушливое лето, и отцу пришлось много и часто орошать пшеничные поля, чтобы те не загорелись. И что, как бы он не убирал стога, это не спасало от постоянных возгораний на полях. Вспомнила это ужасное палящее солнце, которое своими лучами буквально жжет так, что может загореться все что угодно. И пучки трав, между этих дров, уже давно высохшие с лета, под этим жаром, вспыхнут как соломинки. А солнце продолжает палить. Ссохшая кора тоже поддается бьющим лучам обжигающего солнца, и начинает тлеть. Вместе с ней затлеют и тоненькие веточки на дровах. И вскоре наступает тот момент, которого боится папочка, тление под солнцем вспыхивает огнем. С каждой секундой языки пламени набирают силу, и вот уже дрова горят ровно, питая огонь собой. Представила горящие дрова, резко взмахнула палочкой, указывая на дрова в камине: - Incendio!

Хогвартс: Дрова вспыхнули и загорелись - ровно и спокойно.

Дженни Брентон: Разместилась в кресле, из-под полуприкрытых век наблюдая за первокурсницей. Подавила в себе желание вмешаться после ее первой неудачи - разберется сама, сможет. Улыбнулась, когда поняла, что не ошиблась. - Поздравляю с Инсендио!

Эбигейл Андерсон: Выдохнула, когда огонь загорелся. Все-таки очень сложно что-то учить самой. Как темной комнате искать черную спящую кошку... Оглянулась на Дженни. - Спасибо, теперь флагрейт. Снова взяла учебник, открывая его на странице с нужным заклинанием. - "Flagrate – помечает предмет или место светящимся крестом. Жест – начертить крест палочкой". Вот интересно, на что делать акцент в настройке - на желании пометить предмет, чтобы его увидели, или на том, чем помечать... А если в том, чем помечать, то надо ли брать нечто постоянно светящееся... Или надо просто то, что дает свет... Подошла к стене. Выкинула из головы все, что думала по поводу самостоятельного обучения, ситуации, которая вынуждала ее учиться отдельно и вообще кучу посторонних мыслей тоже выкинула. Сосредоточилась только на заклинании. Представила себе раннее утро, когда роса уже выпала. И колокольчик на лугу, покрытый росой. Всякий лучик света восходящего солнца, падающий на него, вызывал свечение каждой капельки. Да так ярко, что казалось, что светится весь колокольчик даже издалека. Именно такой бьющий во все стороны свет, усиленный преломлением лучей по водной поверхности и будет светить на помеченном предмете или месте. Взмахнула палочкой, начертила крест на стене, произнося: - Flagrate!

Купидон: Появился в комнате, решительно отодвигая палочку девочки в сторону. - Андерсон - это ты? Слушай сюда, рыжая, песня для тебя! Поправил лук за спиной, приосанился и начал подвывать, совсем не попадая в ноты и рифму. - Ты иииидеаааальна, хоооть мала. Ты ведьмой клааассной стать должнаааа. Но эээта песня короткааааа, Ла-лаааа Ла-лаааа Ла-лааа Ла-лааа! Поклонился на все четыре стороны и коснулся губами руки первокурсницы. - Автор пожелал остаться неизвестным. Загоготал от осознания собственных манер и вылетел из комнаты, напевая куплет снова и снова.

Купидон: Вернулся, хлопнул себя по лбу и на несколько секунд опустился на колени Дженни Брентон. Пропищал, хлопая ресницами. - И все равно я с тобой подружусь, Ёжик. И вот теперь - улетел.

Хогвартс: Заклинание Эбигейл Андерсон не сработало.

Эбигейл Андерсон: Не сработало. Значит, где-то ошибка. Надо подумать. Но не тут-то было. Появилось нечто странное, пропело странную песенку, чуть не выколол себе глаз, пытаясь поцеловать руку с палочкой в ней, и даже не огреб, потому что была в шоке, и исчез. Но тут снова не удалось сосредоточится, потому что влетел бумажный голубь с указанием срочного сбора в Бронзовой комнате. Поэтому, чтобы уже не отвлекаться, выбросила временную петлю, и продолжила думать.

Эбигейл Андерсон: - Так, еще раз: помечает место светящимся крестом. Вот интересно, а почему я помню, что мне рассказывали про огонь? А тут ничего про огонь не сказано... Обернулась на Дженни. - Так, так, мистер Нортон говорил, что я все усложняю. Надо попробовать проще. И тут в голове будто калейдоскопом промелькнула картинка из прошлого. Когда она была маленькой, то однажды пробралась в отцовскую лабораторию, когда тот делал очередной проект для Зонко. Куча колбочек, соединенных друг с другом, в каждой из них что-то происходит. И вот отец поджег на одном конце стола одну из колб, и тут же побежав в другой, схватил железную банку, узкую, с тонююсеньким выходом, и ввинтил ее в одну из трубочек. По соединенным тонелям промчался зеленоватый огонь, и весь заполнил эту банку. Отец быстро накрутил на нее пульвелизатор, и сказал, как будто невзначай: - Холодный огонь, светит, но не жжет. Такой банкой краски можно рисовать все что угодно: на стене, на полу, даже в воздухе, и оно будет светиться. Только мамочка уши оторвет... - А это вариант... Надо попробовать. Выкинула из головы все мысли о непонятном существе, которое только что явилось, и о прошлой неудаче. Сосредоточилась на заклинании. Представила себе ту самую банку, которую сделал отец. Нажала пульвелизатор, и оттуда вырвалась струя краски из самого настоящего холодного огня. Можно даже палец подставить, и ничего не будет. Краска оставляет на стене росчерк цвета и зеленоватого пламени. И еще один, наискосок. Крест действительно горит огнем и никуда не исчезает, потому что в основе краска, замешанная на эфирных соединениях бора. Именно так будет гореть огнем, пусть и зеленоватым, помеченный предмет или место. Взмахнула палочкой, начертила крест на стене, произнося: - Flagrate!

Хогвартс: Зеленоватый светящийся крест загорелся перед стеной.

Эбигейл Андерсон: - Дженни! - окликнула слизеринку, и показала на крест. - Получилось!!! А вот теперь можно и подумать об этом существе. - А что это вообще было? - помахала руками как крылышками.

Дженни Брентон: Успела почти задремать в кресле, когда в комнату ворвался он. Лихорадочно принялась соображать, какое же сегодня число... О, нет! И тут как раз купидон приземлился ей на руки. Замерла, боясь даже пошевелиться, и ожидая каждую секунду, что тот потянется за стрелой. Но обошлось. Пока? Повернулась к рейвенкловке, оценивая ее крест. Кажется, в одной Эбигейл мозга собралось как во всем первом курсе вместе взятом. А может, и не только первом. - Ого, да ты молодец! Покосилась на дверь, не удержалась от вздоха. - Купидон... Помолчала, осознавая нависшую над ними угрозу. Надо пояснить все Эбигейл. - Купидон, - повторила. - Странное существо. Когда я училась на первом курсе, он появился в школе... приблизительно в это же время. У него есть арбалет и волшебные стрелы. Он может выстрелить в кого-то, и этот кто-то принудительно полюбит другого человека. Скривилась. И такие глупости способны даже учебе помешать! Ох... - Проблема в том, что после того, как он в тебя выстрелит - ты забудешь, что что-то о нем знала, и будешь думать, что это ты сама... сама взяла и влюбилась... Замолчала. Надо предупредить Гафта и Элис! Бросила петлю на Слизерин.

Эбигейл Андерсон: Удивленно пожала плечами: - Но как можно заставить полюбить того, кто уже любит? Что за глупости! Посмотрела на свой светящийся крест. - Интересно, а возможно ли сделать настройку так, чтобы этот свет был виден только кому-то определенному...

Дженни Брентон: Удержалась от повторного вздоха. И кто пускает этого купидона в школу вообще? - Я не знаю. Я знаю ,что от его влюбленности есть только два средства. Первое - это Амортенция. Нужно повторно влюбить человека в того же человека. Правда, я это на практике не проверяла - так я вычитала в библиотеке. А второй - это отобрать у него его арбалет со стрелами и повторно выстрелить в пострадавшего. С некоторым облегчением сменила тему на обсуждение заклинания. - Я думаю, можно попробовать это учесть в настройке. Но... не факт, что сработает. Подумала еще немного. - Даже я, наверное, готова поставить на то, что не сработает. В заклинаниях первого курса не предусмотрены такие тонкости.

Эбигейл Андерсон: - А этот купидон, он кто - волшебное существо? Может натравить его него деда по ИМС? или Нортона, или вон... не знаю... Потом вспомнила кое-что. - Дженни, а ты хотела тоже заклинания отрабатывать! А я заодно посмотрю, вдруг научусь тоже! Потянула ее за руку, чтобы та встала и начала показывать чары.

Дженни Брентон: Мысленно перелистала учебник, который и так уже вызубрила. - Нет, такого у Ньюта Саламандера нет. Может, он какая-то разновидность фей? Усмехнулась. - Мистер Нортон тут мог бы рассказать легенду о бедных феях, которых замучили злые люди, и которые от этого превратились вот в таких вот купидонов. Достала палочку, повертела в руках. Вообще-то, использовала свое желание как предлог, чтоб присмотреть за Эбигейл, но ей, очевидно, присмотр не требовался - сама со всем справлялась. - Да я, в общем, все сдала. Почти. Да и заклинания у нас требующие манекенов. А специальные манекены есть только у профессора Гардинг в аудиториях.

Эбигейл Андерсон: Расстроенно и задумчиво почесала нос. - Тогда покажи мне что-нибудь из хулиганских чар, я слышала есть такие! Уже держит палочку наготове, чтоб научится куче всякого прикольного.

Дженни Брентон: Растерянно посмотрела на Эбигейл, чувствуя себя.... профессором Снейпом. - А вот этого я не умею. Их не учат на уроках. Я вообще не знаю, как и кто их учит. Но вот Элис умеет. Я просила декана научить меня, но он говорит, что сам не знает. Нахмурилась. - И я даже не знаю, есть ли от них щит. То есть, кажется, знаю, что нет... А ты уже со всеми заклинаниями первого курса справилась? Могу Ступефай показать. Но если ты его выучишь и применишь, до того, как выучишь официально, и об этом узнает кто-то из администрации - мистер Нортон перестанет допускать тебя на свои уроки.

Эбигейл Андерсон: Радостно потерла ладошки: - Усе поняла. Выучить и не попадаться. Показывай! и настройку объясни, я пробовать не буду, а все запомню. Тут же нет такого манекена, про которого ты говорила из кладовки. Дополнительные знания еще никому не мешали, особенно в совокупности со внезапностью их применения. Очевидно, не лицом к лицу, а то потом еще вспомнят кто заколдовал.

Дженни Брентон: Улыбнулась, вставая с кресла. Сжала палочку в руке, раздумывая, на что бы прицелиться. - Это заклинание двойного действия - оно одновременно парализует и оглушает противника. Образы, которые ты будешь использовать в настройке напрямую обуславливают силу оглушения и степень паралича. Например, я переворачиваю на голову противника большой котел с водой. Вода обливает его полностью, после чего я добавляю порыв очень холодного ветра и человек вмерзает в лед. Потом я роняю ему на голову сам котел. В результате мой противник оказывается обездвиженным и лишенным сознания. Если ты пожалеешь и ударишь по голове чем-то менее тяжелым - человек может и не потерять сознание. И да - самое важное - если заклинание удалось, не стоит поворачиваться спиной к поверженной жертве. У нас оно длится не так долго и вскоре человек придет в себя. Он, конечно, не сможет сразу колдовать, но использовать Холло, думаю, сможет. Вскинула палочку, направляя ее на кресло. - Жест. Резко взмахнула палочкой по направлению к предмету мебели, негромко произнесла: - Stupefy! Подумала и добавила. - И Ступефай есть смысл применять либо к тому, кто еще не знает щитовых чар, либо к тому, на кого нападаешь со спины или из-за угла.

Эбигейл Андерсон: Очень-очень внимательно выслушала Дженни. - А какие от этого заклятья щитовые чары? Это что-то вроде заслонки? Но как же можно быть уверенным, что настройка атакующего будет именно сверху, или сбоку? Обошла вокруг Дженни, внимательно ее разглядывая, и ни разу не похоже, что примеряясь. - Получается что, сначала обездвижить, потом лишить сознания. Вот если например, если в земле внезапно появится дырка, ровно с рост и диаметр человека, и потом окажется, что это болотная земля, и там много болотного газа, то человек потеряет сознание довольно быстро. Подумала, что наверное это будет долго, но Дженни сейчас скажет. - так?

Дженни Брентон: Кивнула. - От Ступефая есть как минимум два щитовых заклинания. Одно - это Протего - ты закрываешь себя щитом со всех сторон полностью. Так, чтоб заклинание противника разбилось о твой щит. Я, например, использую полусферу-колпак, которой накрываю себя. И есть еще один щит - Рефлекто. Покопалась в памяти, вспоминая стычку с Доу. - Да, Рефлекто. Этот щит отражает обратно в нападающего его же заклинание. Мы не учили это заклинание, но я видела, как применял его Доу. Еще помолчала, вспоминая ту сцену в холле. Она бросает в предателя Ступефай, а он защищается ... - Жест. Вскину палочку, описала круг по часовой стрелке. - Protego! Повторила еще пару раз жест. - И... обратный на Рефлекто... да, точно, обратный. Описала палочкой круг против часовой стрелки. - Reflecto! Опустила палочку, задумалась о болотном газе. - Честно говоря, я не знаю, как действует болотный газ, но... раз это оглушающее заклинание, думаю, просто лишение сознания может и не подойти. То есть - бессознательное состояние должно стать результатом именно оглушения, а не, например, воздействия какого-то препарата или еще чего-то. И не забывай, что нужно предусмотреть паралич.

Эбигейл Андерсон: Восхищенно посмотрела на Дженни Сколько она всего знает!!! - Кру-у-у-уто! - выдохнула и похлопала в ладошки. Но тут же спохватилась: - Дженни, а паралич имеется в виду физический? Или я могу в настройке, например, Марту натравить и ее ворона? Как посмотришь на Марту, так в ступор впадешь, а если ворон ее тюкнет по темечку, вообще света не увидишь.

Дженни Брентон: Довольно улыбнулась, чувствуя себя такой взрослой и многознающей! Эх, жаль нельзя показать Эбигейл, как она умеет маску делать! - Марту? Подумала немного. - Нет, лучше физический паралич - чем сильнее и надежней, тем лучше и дольше. А вот ворон... Нет, надо что-то посильней. Дубина, кирпич, балка, снежная лавина...

Эбигейл Андерсон: Почесала нос: - Ну ладно, тогда, предположим, нападение множества мухоловок и удар одним из ее шипов по голове. Мухоловки они же такие, подойди к ним случайно, не уйдешь... Или троллье проклятье, луч света, и дубина на голову, а? Подумала, и тихонько и осторожно спросила у Дженни: - Слушай, Дженни, а этот, ну тот, про которого я разумеется ничего не знаю, чему-нибудь интересному научил? Из того, что не входит в школьную программу?

Дженни Брентон: Кивнула. - Да, мухоловки - пожалуй. А... что такое троллье проклятье? И... Не успела сформулировать вопрос, так как от рейвенкловки последовал следующий. Куда менее безобидный. Замолчала, не зная, что сказать. Наконец, тихо произнесла: - Да.

Эбигейл Андерсон: - Ооо, ну однажды Марта так сделала, она сглазила какого-то подозрительного маггла, трольским проклятьем и он превратился в камень на первом же солнечном луче. До сих пор у нее в чулане стоит, вешалкой служит. Увидев, как замялась Дженни, отвечая на следующий вопрос, сначала подумала, что наверное не стоит спрашивать, но это же так интересно... но наверное не стоит. Поэтому поджала губы и покивала головой, не продолжая расспросы. А то, вдруг для Дженни, это будет слишком сложно. Захочет - потом сама покажет.

Дженни Брентон: Успела представить маггла, ставшего камнем и вешалкой. Ну хоть какая-то польза от простеца! Внимательно посмотрела на первокурсницу. Ведь она сама была такой - и хотела хоть от кого-то хоть что-то услышать... - Есть знания, которые могут быть доступны только тем, кто служит Ему. Некоторые вещи нельзя получить просто так и уйти себе жить дальше, как и жил. Выдержала паузу, осторожно прибавила: - Если ты когда-нибудь решишь, что готова и хочешь получать знания так.... Просто помни, что есть пути, с которых нельзя свернуть, и есть решения, последствия которых необратимы.

Эбигейл Андерсон: Задумалась над словами Дженни: - Никогда ничего не проси - сами предложат и сами дадут. и подтвердила это утвердительным качанием головы. - Ну, тогда пошли? Скоро экзамены... Надо еще учебники почитать.

Дженни Брентон: Хотела поспорить с Эбигейл. Если не просить знания - ты навсегда можешь остаться никем. Если не терпеть унижения Сильвер и Нортона, не рисковать всем, прося Его научить, не ... Никому никто ничего не предложит. Но промолчала. И так было сказано слишком много за этот вечер. - Да, идем. Скоро сессия и лучше быть к ней готовым. Убрала палочку в карман, направилась к выходу.

Эбигейл Андерсон: Вышла из комнаты, вслед за Дженни, и свернула петлю.

Максимилиан Бэйл: Дошел до выручай-комнаты по прежнему не выпуская руку Хель, которую бережно держал в своей. Остановился у двери, повернулся к девушке, вновь послав ей нежную улыбку и опять повернулся ко входу в комнату, мысленно попросив создать уютное, романтичное место, которое будет недоступно для всех, кто попытается нарушить его покой, до тех пор, пока они с Хель не уйдут оттуда. Толкнул дверь и вошел внутрь, ведя за собой самого дорогого сердцу человечка.

Хель Теон: Последовала за Максом, все еще улыбаясь. Кажется, улыбка эта теперь уже никогда ее не покинет, потому что никакая беда на разрушит главного - их любви. А с остальным они справятся. Невольно вспомнился Львенок в гостиной... нет, потом, все потом. Сейчас - любимый и ее подарок для него. Огляделась по сторонам, с восторгом понимая, что они оказались в комнате ее мечты: мягкий приглушенный свет, пушистые ковры на полу, два горящих ярким пламенем камина, кресла, диваны... и шкуры перед самым камином - такие же, как в их Башне, а значит, не менее уютные. Потянула Макса за собой к этим самым шкурам. - Ты же не против? Они очень-очень удобные, а еще тут тепло. Широко улыбнулась и села первая, устраиваясь поближе к огню. - Я... Я была такой глупой! И ленивой. Ты прости меня, но я хотела и раньше, просто почему-то думала, что можно отложить... Макс, помнишь рыцарский турнир? С надеждой поглядела на любимого, пытаясь взглядом выразить все то, что расцветало внутри от одного воспоминания об их общей победе - да, победе, несмотря ни на что! - И твой амулет... Я теперь понимаю, что он был не просто амулетом, он меня грел еще и твоей любовью. Потом, когда я осталась там одна, король одарил меня своей милостью - отсюда и меч, но он приказал своему магу сделать так, чтобы я смогла взять сюда с собой еще и амулет. А маг сделал больше - он как-то смог его разделить на три. Помнишь - сила, выносливость, здоровье. Коснулась висящих рядом с драгоценным кулоном амулетов. - Я хочу подарить тебе то, что точно нужно каждому настоящему мужчине - ты у меня и так лучший, но с этим амулетом, - сняла с шеи тот, который - она знала - отвечал за силу, - ты станешь самым-самым лучшим! Смущенно улыбнулась, боясь, что своими словами могла обидеть - но ведь и правда он лучший, а ей просто хочется сделать... все идеальным. Потянулась и надела на шею любимому амулет, на секунду дольше задержав руки у его шеи, не в силах устоять. - Я... Вот.

Максимилиан Бэйл: Оглядел "заказ", оставшись вполне довольным...получилось действительно весьма уютно и...с нотками романтики, как он и хотел. Взглянул на Хель и улыбнулся ей в унисон - так приятно было видеть ее такой счастливой, а тем более - осознавать, что причиной тому является он сам. Молча покачал головой из стороны в сторону в ответ на вопрос...еще бы он был против...и без всякого сопротивления со своей стороны, позволил девушке подвести себя к шкурам у камина. Сел рядом, подвинувшись поближе к ней, чувствуя странную, но приятную дрожь от такого короткого расстояния между ними. - Мне не за что тебя прощать, - замотал головой, решительно протестуя против таких несправедливых слов о ней же самой. Глупая, ленивая? Это о ком угодно, но только не о его любимой, - ты ни в чем не виновата...милая, - последнее слово как-то само собой сорвалось с губ. Смущенно улыбнулся, вновь заглядывая Хель в глаза...она ведь не будет против? Улыбка сменилась на ностальгическую, когда он вспомнил о турнире. Как ему забыть, если тот стал толчком для начала их дружбы, которая в итоге переросла в нечто большее. И теперь он понимал, насколько же было опрометчиво не обращать на девушку внимания раньше. Кивнул, показывая, что помнит и об амулете. Весь зарделся от ее похвалы и с готовностью наклонился вперед, позволяя девушке надеть на его шею амулет. Теперь и у него будет то, что сможет напоминать о ней, когда ее не окажется рядом. За всеми этими счатливыми мыслями, чуть не упустил одну, вспыхнувшую где-то в глубине сознания...сейчас совсем неважную, но все же нужную в дальнейшем...сила, озеро, статуя - амулет вместо зелья. Какая же Хель умница! Но в следующее мгновение думать о чем-либо, кроме любимой, стало вновь невозможно. Осознание того, что она так нереально близко...ее прекрасное лицо, ее нежные губы, вытесняло все прочие мысли. Не в силах сопротивляться этой безумной тяге, обхватил девушку за талию, крепко прижимая к себе и поцеловал, вкладывая в поцелуй всю нежность, на которую только был способен.

Хель Теон: С напряжением проследила за сменой эмоцией на лице любимого - она угадала, она смогла сделать правильный подарок? И когда глаза, от которых нельзя было оторваться, ни разу не потемнели от недовольства... Вновь улыбнулась сама - все верно, нельзя больше сомневаться, никогда, потому что Макс - ее человек, самый главный, а не верить ему просто невозможно. Замерла, ощутив обнимающие ее руки, понимая и внутренне почти ликуя от того, что должно последовать - и она не ошиблась. Зажмурила глаза, наслаждаясь чувством счастья, которое теперь нашло свою материальную форму... Мысли исчезли, оставляя на своем месте лишь звенящую пустоту, которая наполняла легкостью каждую клеточку тела. Отстранилась, когда поняла, что просто не может больше выносить переполняющие ее чувства. Обняла любимого за шею и почти прошептала, видя перед собой только его глаза: - Почему же я раньше не понимала, почему же ты раньше не пришел? Не стала прятать горечь в голосе от мысли о том, сколько времени они были рядом - но неправильно, не так рядом.

Максимилиан Бэйл: Кажется, теперь он понимает, что означают слова "сойти с ума от счастья". Именно это сейчас с ним и происходит. Новые ощущения буквально оторвали от земли и унесли куда-то далеко ввысь, к облакам. В груди было так хорошо, так тепло, а на лице сияла донельзя довольная улыбка. Хотелось вечно вот так сидеть с любимой рядом, держа ее в своих объятиях и совершенно неважно, что там происходит вокруг...у них сейчас свой собственный счастливый мирок, где место только им двоим. Во взгляде проявилось беспокойство, когда он услышал горечь в ее голосе. Протянул руку к шелковистым волосам любимой и бережно провел по ним, другой рукой еще крепче прижимая к себе, спеша успокоить девушку и словно стремясь защитить ее от всех возможных проблем. Промолвил также полушепотом, почему-то совсем не желая говорить громко: - Не думай о прошлом, ведь сейчас я рядом с тобой и у нас еще столько времени впереди, чтобы наверстать упущенное, - ласково улыбнулся, глядя прямо в глаза Хель. Лишь на мгновение унесся мыслями в то самое прошлое, которое было до нее...и которое оказалось ошибкой. Но кто не ошибается в тринадцать лет. Только не теперь, не с Хель. Она именно та, которая ему нужна.

Хель Теон: Протянула руки к огню, согревая озябшие вдруг пальцы. - Да, ты прав... Упущенное время не вернешь, зато настоящее и будущее полностью в нашей власти. Погрузилась в ленивые от довольства мысли о том, что с амулетами она еще не закончила, что у нее были еще мысли о том, что делать со всеми тремя. Но двигаться сейчас не хотелось совсем, было слишком уютно рядом с любимым. Невольно усмехнулась - у нее появилось новое хобби, ибо по степени удовольствия ничто не могло сравниться с тем, чтобы вот так наслаждаться возможностью прижаться к Максу и словно подстраиваться под руку, которая гладила по голове - и лишь бы это никогда не прекращалось... - Когда мы вернулись, я много думала о том, что сделать с амулетами. Я всегда знала, что силу отдам тебе - просто сейчас я поняла, что уже не могу ждать. Но оставить остальные два себе? Это было бы логичным... А потом я смотрела на свои подарки, на подарки других - и думала о друзьях. В сердце что-то кольнуло при мысли о том, что Ив опять запропастилась... Но перевозчик поработал на славу, кольнула скорее вина о том, что пропажа Ив уже не вызывает никаких эмоций. Она знала, что они с Ив друзья, но это знание уже никак не отражалось на чувствах. Сейчас она легко бы ответила на вопрос Стеф о том, как же и почему они подружились, честно сказав - не знаю. От этого делалось больно, но тепло любимого рядом сглаживало любую боль, в том числе и эту. Позволила себе забыть об Ив, как не помнила и раньше. - Точнее, о том, что именно друзей у меня не так уж и много. И поспешила успокоить, зная, что любимый точно может начать волноваться. - Не думай, что меня это волнует, я и подумала об этом только потому, что решила - еще один амулет и подарю своему другу. Вновь погрузилась в воспоминания - среди лиц тех, кому хотелось сделать такой подарок, мелькнуло лицо Элис... Но пропало, смытое волной воспоминаний о боли, странности и неправильности всего. Она умела ошибаться в людях, а вера в то, что Элис - это та самая Элис, которую она считала другом, исчезла легко. Да и как могла жить та вера на холодном берегу с серым камнем и слишком, слишком уверенно действующей девочкой... Перед глазами мелькнуло воспоминание их диалога - какое непробиваемое спокойствие, словно они и правда знакомы целую вечность. Это воспоминание с легкостью заменило другое - разговор на лестнице, кажется, единственный настоящий... После которого она поверила. А вот этого делать не стоило, как оказалось. Невольно сжала кулаки - перевозчик отнял слишком многое, больше, чем она хотела отдавать. Моргнула, возвращаясь в действительность. - Прости, я вообще никогда не думала это вот говорить, просто... тебе я могу верить, поэтому так вдруг и разговорилась. Чуть виновато улыбнулась и продолжила. - В общем, итогом всего стало понимание того, что есть только один человек, кто... Кто точно оказался проверенным временем другом. Прикрыла глаза, на сей раз всеми силами защищаясь от мыслей о том, что и здесь все может быть не так, что тот странный разговор в спальне огромной уже давности был правдой, что последующая ровность и холодная спокойность, длящиеся и сейчас, - это просто следствие... Потому что если верить еще и в это, то ей будет некому отдавать подарок, а эта мысль сейчас не была той, с которой она могла бы комфортно сосуществовать. - Я просто хотела тебя попросить сходить со мной в совятню, чтобы я могла отправить амулет... Я боюсь, что решу где-то на середке пути, что лучше не сейчас, лучше потом. Как-то жалобно улыбнулась, глядя в глаза любимого. Наверное, вся ее речь сейчас прозвучала не просто внезапно, но еще и совершенно непонятно. Ну почему же она просто не может наслаждаться его теплом, почему ей надо все время о чем-то думать!

Максимилиан Бэйл: И снова нахмурился, заметив на ее лице боль. Неужели она думает, что так просто сможет успокоить его словами, когда он настолько тонко ее чувствует - буквально каждой клеточкой тела и без всяких слов понимает, что у нее на душе. Такое бывает только с самым родным и важным человеком. Но тут же постарался разгладить лоб, ибо понимал, что и Хель начнет за него волноваться. Теперь они в ответе друг за друга. Поцеловал нежно в висок, когда девушка минула середину своего монолога, не только из-за желания показать свою поддержку, но и просто потому что это было приятно делать. Улыбнулся той ласковой улыбкой, которая была предназначена только для любимой. - Друзей не может быть много. Приятелей, знакомых - возможно, но друзей - нет. Здесь главное качество, а не количество. Пусть друг будет даже один, но тот на которого всегда можно положиться. Вдруг напрягся, вспомнив об эпизоде своей жизни, который навсегда ее изменил и заставил рано повзрослеть. А главное понять, что в такие моменты стоит вся эта "дружба". Лишь единицы готовы быть рядом в трудный момент. Но промолчал, не желая перекладывать на любимую свою боль. Вновь улыбнулся, услышав оправдания, которые были абсолютно лишними. - За что ты извиняешься опять? За то, что всецело мне доверяешь? Для меня это лучшая награда, поверь. Вздохнул, услышав просьбу. Если бы она знала, как ему не хочется никуда уходить ,а тем более, расставаться с ней...даже, если это продлится совсем недолго. Но раз для любимой важен этот вопрос, значит надо его решить. С неохотой поднялся на ноги и протянул руку, помогая девушке встать. Отметил взглядом легкую мантию Хель, вспомнил, что и сам был только в брюках и рубашке. - Оденься, пожалуйста, потеплее. Я буду ждать тебя в Холле. Запечатлел легкий поцелуй на щеке любимой, улыбаясь, аки кот, которому перепало свежей отборной сметанки и со скоростью молнии умчался в синюю башню, за теплой мантией. Всего лишь каких-то пять-десять минут и они снова будут вместе.

Хель Теон: И снова Макс ее не разочаровал - да и мог ли, на самом-то деле? Надо учиться верить тому, кто так любит ее, кого она сама любит едва ли не больше жизни. Мгновенно почувствовала напряжение, с которым любимый заговорил о друзьях... и ничего не сказала в ответ, понимая, что не только она сейчас погрузилась на мгновение в воспоминания. И захотелось до жути довольно хмыкнуть - такая синхронность даже мыслей доставляла ни с чем не сравнимое удовольствие. А вот легкий вздох после слов о том, что надо сходить в совятню, заставил вновь почувствовать себя виноватой... но на сей раз ощущение длилось совсем недолго, его легко заставили исчезнуть слова о доверии. Приняла протянутую руку и встала, кивая на замечание о легкой мантии. - Хорошо, в Холле. Поцеловала любимого в ответ и проводила его взглядом. Еще через минуту вышла из комнаты сама, направляясь сразу на место встречи - пробираться в Башню через довольно оригинальный лестничный проем не было никакого настроения.

Джон Доу: Пробежался три раза мимо комнаты, желая себе место для хорошей вечеринки. Забежал внутрь, выгрузил бутылки из рюкзака прямо на стол, украшенный шариками. И тут - как некстати! - потеплел медальон. Прочел. Пошел на Гриффиндор, решив, что заодно и сообщит заказчикам, что "топливо" на месте.

Каллипсо Брюс: Подошла к выручай комнате. Может зайти? А может зайдет не туда? Лучше дождаться кого-нибудь. Села на пол, достала из сумки любимую "Этику" и продолжила изучать размышления, в надежде, что кто-нибудь все-таки подойдет.

Эмили Джойс: *вошла в выручай-комнату. - О, привет ЛапкоЛис. Никого еще нет?

Каллипсо Брюс: Отодвинула книгу в сторону: -О, Эм! Привет. Нет еще, вообще как-то все сумбурно. Не понятно где кого носит!

Каллипсо Брюс: Опять неприятное ощущение от сворачивание петли. Встала и побежала в Главный Холл. Оттуда надо начинать поиски.

Каллипсо Брюс: Подбежала к Выручай -комнате. Задумалась, как бы сформулировать... Комната, где бутылки для вечеринки. Место для вечеринки Комната открылась, показав зал, оформленный шариками и прочей мишурой. Схватила бутылки. Вдруг кому-нибудь понадобится комната для вечеринок, а тут хоп и бутылки лежат. Не положено. Обняв их руками, попросила Дом сделать их невидимыми и побежала в синюю башню.

Хелен Форанэн: Подошла к дверям выручай-комнаты и мысленно попросила комнату для встреч и отдыха. С теплым камином, удобными креслами, и в целом уютной атмосферой. Толкнула двери и вошла в небольшую, но уютную комнату с несколькими креслами, журнальным столиком и большим камином. Присела поближе к огню. Стала ждать.

Тоширо Яо: Подошел к выручай-комнате. несколько раз прошел мимо нее, упорно думая о месте встреч, наконец, когда дверь появилась, открыл ее и вошел внутрь. Заметил Хелен и закрыл дверь - Что-то случилось? Зачем ты меня позвала?

Хелен Форанэн: Заметила подошедшего Широ и проговорила: - Во-первых, привет. А во-вторых, я хотела поговорить по душам и извиниться. А еще хотела убедиться, что с тобой все в порядке после встречи с мутирующими растениями. К тому же после купидона мы так и не поговорили. Посмотрела на Тоширо. - Мне почему-то начинает казаться, что ты меня ненавидишь за мое поведение касательно Дженни. Я...я не хочу больше терять друзей. Так что прости, что иногда грубая, задиристая и вспыльчивая. И за то, что наверняка много наговорила тебе под влиянием купидона.

Тоширо Яо: - Извиниться? - удивленно переспросил, но дослушал девочку до конца и покачал головой. - Извиняться передо мной не имеет смысла. Это твое с Дженни дело. Перед ней и извиняйся, если тебе так хочется извиниться. Я не понимаю, почему ты отвечаешь на явную провокацию, когда все можно урегулировать, просто пропустив мимо ушей. А насчет растений - не волнуйся. Все прекрасно, как видишь, я не заболел. Уселся в кресле и выжидательно посмотрел на девочку: - То, что говорилось под влиянием купидона - было просто следствием его стрелы. Любой здравомыслящий понимает, что мы не можем контролировать себя, находясь под действием подобной силы. Глупо извиняться за то, в чем ты не виновата.

Хелен Форанэн: Вздохнула. - Она не примет извинений, пока не увидит воротник из шкурки хорька на своей шее. Но я не могу этого сделать. К тому же она меня слушать не станет. И я не могу пропускать мимо ушей оскорбления в свой адрес. Не получается. Меня с детства учили защищаться, но это идет мне только во вред. Благо она не знает о поледствии стычки с теми растениями-мутантами, иначе я бы еще и "зеленым человечком стала". Но я найду силы поговорить с ней. Взглянула на Широ. - Без палочек, я обещаю. А что касается купидона, то... Замолчала, собираясь с мыслями, а затем, проговорила: - Не все, что я говорила было обусловленно влиянием стрелы.

Тоширо Яо: - Без палочек? Слабо верится. Я думал, что факультет равновесия учит находить подход к людям. Разве нет? А не ответно провоцировать. Ты ведь уже пострадала однажды. Откинулся на спинку кресла, чтобы было удобнее. Вообще, кресла казались ну очень располагающими к сидению в них долгие часы. Попытался вспомнить, что вообще говорила Хелен под стрелой. Удалось: - Хочешь сказать, что ты действительно любишь Джона и тебе нужна помощь, чтобы признаться ему? Ну, это будет сложно, я сам его не видел очень давно.

Хелен Форанэн: Кивнула. - Да, учит находить подход к людям, но я еще этому не научилась, потому что предпочитаю быть честной, но по мнению Дженни и Грега после дуэли я должна была ходить со шрамом всю оставшуюся жизнь и откровенно всем врать, что я упала где-нибудь. Быть может, если бы я так сделала, то не было бы стычек больше. Так же откинулась на спинку кресла, устроившись по удобней, чтобы собраться и рассказать, а не держать все в голове. Затем, проговорила: - Нет, Джон для меня просто хороший друг, к тому же он же вроде с Йен всегда был, разве нет? Дело не в этом. Я говорила, что ты нравишься мне, как друг. Но...это не совсем так. Я долго собиралась сказать, что ты мне нравишься и смогла только сейчас. И я пойму, если ты сейчас встанешь и уйдешь. Потупила взгляд и стала рассматривать свои руки, боясь даже взглянуть на Широ и увидеть его реакцию.

Тоширо Яо: Вздохнул и помассировал лоб, обдумывая проблему Хелен: - На пятом курсе и до сих пор не научилась? Я думал, у вас это в крови должно быть. Насчет шрама - не уверен. Если человек провоцируется - его будут провоцировать любым способом. Тут либо нужна определенная точка, либо полное игнорирование. Удивленно взглянул на девочку: - Нравлюсь? В смысле? Я многим нравлюсь, что в этом такого-то? Чего мне уходить?

Хелен Форанэн: Покачала головой. - Может у нынешнего поколения это в крови есть. А я только учусь. И пока особо игнорировать и не вмешиваться не получается, особенно, если задирание касается учебы. Сам видел, у меня все из рук валится. Затем, набралась смелости и все-таки подняла глаза на Широ, быстро выпалила, игнорируя остальные вопросы: - Я тебя люблю, Широ. И тут же опять замолчала и смутилась, покраснев ну почти, как помидор.

Тоширо Яо: Вначале не поверил своим ушам, но, вроде, слуховыми галлюцинациями не страдал. Может, купидон постарался? Но тогда поведение было бы более "активным". Да и не сезон летающих мужиков в подгузниках. Сидел молча несколько минут, пытаясь собраться с мыслями. А мысли разбегались. Отловил экзамен по ЗОТИ и вздрогнул, отловил образ разбитой фарфоровой куклы и ее глаза, устремленные в потолок. Побледнел и закрыл глаза, сжав пальцами подлокотники кресла. Наконец, спросил. - Ты уверена? Уверена, что это любовь? Просто хотел удостовериться, вдруг она имела ввиду что-то другое?

Хелен Форанэн: Все еще не могла собраться с силами и посмотреть Широ в глаза, но судя по его голосу, он явно был в растерянности. Или это что-то другое. - Я уверена, Широ. Ибо я в тебя влюблена очень давно. Чуть ли не с первого курса. Говорить удавалось с трудом, а реакция Широ на ее слова пугала еще больше. Но все-таки решилась спросить. - Почему ты об этом спрашиваешь?

Тоширо Яо: Отвел взгляд, посмотрел на ковер под ногами. Хелен была хорошая, зачем ее обижать. Да только нервы никак не успокаивались. Даже руки задрожали от волнения. Скажет что-то не то - будет плохо. - Потому что, меня нельзя любить. Я полукровка. Браки с магглами запрещены, во мне течет маггловская кровь, а это значит, что я тоже не имею права любить. Да и не уверен я, что знаю вообще, как это - любить. Говорят, тогда мозги совсем отсыхают, а это значит, мне нельзя влюбляться, пока я не сделаю то, что хочу сделать. Да и к тому же... Поднял глаза и, взглянув на Хелен ,улыбнулся ей: - Ты мне как сестра, Хел.

Хелен Форанэн: Выслушала тираду Широ, подняла на него глаза и улыбнулась. - Зря ты думаешь, что тебе нельзя любить, Широ. И что такого, в том, что ты полукровка. В конце концов, в этом я тебя понимаю, так как я тоже полукровка. Так что не нагнетай обстановку своими депрессивными мыслями. Когда влюбишься, все у тебя будет хорошо, мозги точно не отсохнут и исполнишь ты все свои планы. Я же знаю, что их у тебя вагон и маленькая тележка. Вздохнула с некоторым облегчением. - Мне вот тоже стало легче. И обещаю, что своими чувствами тебе надоедать не буду. Буду, как сестра.

Тоширо Яо: Поднялся с кресла: - У меня совсем не вагон планов. Он только один. Я если, пока я учусь в Хогвартсе, ничего не изменится, я буду его исполнять. Рад, что ты приняла мой ответ и я даже большим уважением к тебе проникся. Есть еще что-то, что ты хотела бы обсудить, пока я здесь?

Хелен Форанэн: Так же поднялась с кресла. - Я рада, что ты меня выслушал. Надеюсь, что мы останемся хорошими друзьями. Ведь так? И никто не узнает о том, что я тебе рассказала о своих чувствах. Улыбнулась. - И пообещай, что если вдруг стычка с растениями на тебе как-то скажется, то ты сообщишь. А то я до сих пор борюсь с последствиями. Подняла полу мантии, показывая уже подросшее растение на ноге. - У меня такое ощущение, что оно меня убъет. Не знаю почему. И никто не в курсе, как его извлечь. Так что просто береги себя, ладно?

Тоширо Яо: - Если ты научишься идти по пути своего факультета - почему бы и не быть друзьями. Я никогда не отказывался от друзей, но если мои друзья решат перебить друг-друга, я останусь без них, понимаешь? Тем более... - замолк, решив не продолжать. С интересом посмотрел на растение на ноге Хелен ,но трогать его не стал. Вдруг - заразно: - А ты не пыталась его вырвать? Или отрезать? Или, ну не знаю, гербицидами обработать. Или полить. Или песенку ему спеть. Или, например, воткнуть ногу в землю, вдруг оно в нее переползет? Это явно паразит, значит, его можно как-то удалить, если он еще не сильно повлиял на твое тело. Сел прямо на пол, чтобы нога оставалась в поле зрения. - Я знаю, что у медиков есть такое заклинание, которое показывает состояние организма. Ты его знаешь?

Хелен Форанэн: Улыбнулась. - Я попробую научится следовать пути своего Дома. Но мне просто нужна будет поддержка, хотя бы моральная. Посмотрела на Широ, с интересом разглядывающего растение у нее на ноге. - А что касается растения, то мистер Месарош проводил осмотр до того, как оно появилось, но сказал, что все нормально. А потом появилась трава. Я пришла к нему снова, и он попробовал его вытянуть, но было такое ощущение, что с меня кожу снимают. Так что вряд ли оно изъявит желание покинуть мой организм. Леди Дарем пообещала найти информацию и все рассказать, но пока ничего не слышно. И я уже начинаю бояться. Даже с рогами было не так страшно.

Тоширо Яо: - Может у нее и нет такой информации. Поднялся с пола и отряхнул мантию. - В любом случае, держи в курсе. Я бы советовал еще раз осмотреть свое тело. Было бы хорошо знать ,есть ли у него корни и за что именно он держится. Если ощущение было только "сдирали кожу" - это не страшно. Заживить можно. А вот если уже внутренние органы задеты - это уже совсем плохо.

Хелен Форанэн: Фыркнула. - Спасибо, успокоил. Надо будет еще раз к Месарошу сходить, что он скажет теперь. Просто я боюсь, что если применю заклинание на себя сама - что-то не так будет. Скрыла с глаз свою "зеленую" проблему. - Хорошо, буду держать тебя в курсе.

Тоширо Яо: - Да, лучше сходить. Странно, что он в первый раз, сказал, что все в порядке. Вряд ли это могло появиться без каких-либо знаков со стороны тела. Снова взглянул на Хелен. - Думаю, мне пора. Ничего, что я сейчас уйду?

Хелен Форанэн: Улыбнулась и проговорила. - Да, конечно, можешь идти. А я пойду тогда в лазарет, может что-то новое узнаю о своем состоянии.

Тоширо Яо: Кивнул: - Лучше еще попроси леди Дарем тебя тоже осмотреть. Два колдомедика - лучше, чем один. Один пропустит - другой заметит. Махнул на прощание и просто свернул петлю в пользу Рейвовской.

Хелен Форанэн: Посмотрела на пустующую комнату и тоже свернула петлю в пользу библиотеки Хаффлпаффа.

Дженни Брентон: Остановилась у стены, ожидая рейвенкловку. А вдруг она вообще не придет? Что если она хорошо обдумала все произошедшее и поняла, наконец, что сделала она, Дженни? Вздохнула. По крайней мере, ей точно будет интересна судьба своего письма - зачем-то же она его писала.

Эбигейл Андерсон: Примчалась на всех парах, и с разбегу повисла у Дженни на шее, крепко ту обнимая. - Приве-е-е-е-ет!

Дженни Брентон: Успела только поднять голову и сообразить, что девочка все же пришла, когда та... Ох. - Эбигейл... - проговорила растеряно, оказавшись в объятиях рейвенкловки. Замолчала. Совершила движение, которое было похоже на неуверенную попытку обнять второкурсницу в ответ, но тут же себя одернула. - Я... Д-давай поговорим там? Мотнула головой в сторону стены, за которой должна была скрываться заколдованная комната.

Эбигейл Андерсон: Чуть не придушив Дженни, кивнула, когда та предложила зайти все-таки в комнату. "Надо подумать о том месте которое нужно. А нужно самое классное место на свете" В голове почему-то неизвестно почему промелькнули поля с ромашками, синим небом, такими же синими васильками, и красными маками и рожью. в обще сама не поняла о чем подумала, но дверь уже дернула, и взяв Дженни за руку зашла внутрь.

Дженни Брентон: Вошла следом за Эбигейл, закрыла дверь. Удивленно огляделась по сторонам. Это все... настоящее? Подняла глаза к небу. То есть, к потолку, конечно. Сорвала какой-то цветок из-под ног, нервно покрутила в руках. Бессмысленно оттягивать разговор дальше. - Эбигейл, - произнесла, не глядя на девочку. - Я отдала твое п-письмо. Ему. Ты ведь... Замялась, не зная как сформулировать. Остановила обеспокоенный взгляд на лице рейвенкловки. - Ты ведь н-ничего такого там не н-написала? - спросила с надеждой в голосе.

Эбигейл Андерсон: Издала ликующий вопль, и почти сорвалась бежать наперегонки с ветром прямо по разнотравью, как Дженни вернула с небес на землю. Пришлось обратить взоры к земле. Но чувств, которые, очевидно, ожидала Дженни, там не нашлось, а вот ромашек нашлось много. И тут же нарвав примерно охапку, села где стояла и стала заплетать косичку. - А чего такого-то? Что он теперь зазнался совсем нос задрал, что я ему письмо написала? И че? Че он сказал - расскажет как это делается? Когда, где? я готова. Доплела до конца и водрузила ромашковый венок Дженни на голову. - Так гораздо лучше!

Дженни Брентон: Смотрела на Эбигейл, переполняясь все более и более нехорошими подозрениями на счет содержания ее послания. - О... - выдохнула страдальчески. Прикрыла на секунду глаза, не понимая, каким чудом ей самой это несчастное письмо не вышло боком. Коснулась венка, оказавшегося на голове благодаря стараниям рейвенкловки. И это в тот момент, когда уже готова была взять себя в руки и сказать то, что должна. Почувствовала, что все уходит в каком-то неправильном направлении, а остановить... Сама опустилась в траву напротив Эбигейл. С минуту собиралась с мыслями, чтобы заговорить. - Он самый м-могущественный волшебник в этом мире. Самый, Эбигейл. Ему служат т-только лучшие. И мы для н-него... П-представь, что ты достигла вершин мастерства. Как бы ты смотрела на т-таких, как мы? К-которые мало что умеют. Еще помолчала. - Он велел спросить у тебя, что ты м-можешь предложить взамен?

Эбигейл Андерсон: - Ну, конечно, я же поняла что самый. Иначе я б ему и не стала писать, если б он был немножко не самый, что я глупая что ль к абы кому попало обращаться! Осмотрела Дженни со всей сторон при нормальном освещении. - Давай я попрошу Снейпа, чтоб он отпустил тебя на недельку к моей маме. Отдохнешь, пирожков поешь с малинишным вареньем, блинчиков... - мечтательно улыбнулась. И тут же переходя на деловой тон: - Ну че я могу предложить. Во-первых, чем быстрее он мне даст, тем меньше у него будет болеть голова. Во-вторых, я могу ему разрешить тоже посмотреть, если у меня получится. А в третьих, - он че - жадина что ль?!

Дженни Брентон: Отрицательно замотала головой, хмурясь. - Н-не надо. Он выгнал меня на Гриффиндор. Специально выгнал, зная, что они все м-меня ненавидят. Так что теперь... Скривилась. - Т-теперь я подчинена Картер. Замолчала, подавляя злость на декана. Сорвала еще какую-то травинку, Завязала из нее несколько узелков. Отбросила в сторону. - О... - снова не удержалась от возгласа, слушая заявления Эбигейл. - Ты... ты п-просила Его научить тебя чему-то? Но.., - покачала головой, - Он н-не станет этого делать. Зачем Ему это? Вдруг ты п-потом станешь применять это против Н-него же? Он... Он учит т-только тех, кто служит Ему. И если бы ты.., - продолжила осторожно, подбираясь к главному, - если бы ты... Резко оборвала себя и после непродолжительного молчания закончила: - Он сказал, что разрешит м-мне дружить и общаться с т-тобой, только если ты т-тоже будешь служить Ему, - проговорила на одном дыхании, отведя взгляд в сторону.

Эбигейл Андерсон: Нахмурилась. - Я считаю, что это несправедливо, что тебя выгнали в Гриффиндор. Почему ты должна жить там, где тебя не любят?! Вот и как раз, тебе надо пожить там, где тебя будут любить - у моих родителей!!! Сегодня же поговорю со Снейпом! И тут же фыркнула: - Он че - зазнайка что ль, что не станет учить?! Ему че - жалко что ль?! Ну ежели так, то передай, что жалко у пчелки в... кароче там! И тут же доверительно сообщила. - Не хочу я ему служить, для службы домовые эльфы есть, носки его еще стирать. Но у него в подвале есть какая-то клевая штука - Тьма, хочу себе такую же только из Ветра. Отмахнулась, когда Дженни заговорила о том, что можно применить против него. - Да тридцать три раза не нужно что-то против него применять. На кой?! Он же тебе нравится, а если он тебе нравится, то тебе будет некузяво если ему будет плохо. Замкнутый круг. - И что значит, разрешит дружить, да кто ж спрашивать то будет! Я вот собираюсь с тобой и дальше дружить, и мне для этого ни чье разрешение не нужно. И хотя Снейп зарубил все мои планы по удружению тебя дальнейшему, я щитаю, что он просто перестраховщик, так что обойдется твой лорд. Пусть лучше себе отдельного домового эльфа заведет...

Дженни Брентон: Скрипнула зубами, слушая о родителях Эбигейл. Такие замечательные Андерсоны и она, которая собиралась пытать их дочь? Нет, невозможно! -Н-нет! - повторила вслух, решительно поднимаясь. - Как ты н-не понимаешь? Если я скажу Ему так, Он... Он просто убьет м-меня! Отвернулась, бледнея дальше некуда, вспоминая, как всего лишь недостаточно почтительно сформулировала свой ответ Ему... Почему она решила, что рейвенкловка не понимает? Может, как раз наоборот? Зачем Эбигейл беспокоится о сохранности шкуры того, кто думал оттачивать на ней навыки пыток? - Он л-легиллимент, Эбигейл. Если ты будешь д-дружить со мной, Он узнает. И п-просто велит мне как в прошлый раз привести тебя и использовать, как м-манекен для Непростительных. И если я н-не сделаю этого... Нервно пожала плечами. - Я сама буду м-манекеном. Или Он просто убьет меня сразу. Сняла с головы венок, протянула второкурснице не глядя. - Т-тебе нужны другие друзья, Эбигейл. А н-не тот, от кого ты каждый момент будешь ждать заклинания в спину. Н-не может быть предатель другом.

Эбигейл Андерсон: Критически осмотрела протянутый венок, Дженни, венок, и тут же встав, надела той на голову васильковый венок. - Да, ты, права, голубой тебе больше к лицу. Вот же че она уперлась в этого хмыря, что на нем свет клином что ль сошелся!! Ее папочка такой же, вроде слизеринец, но как упертся, аки баран, так и только бронебойная сковородка мамочки спасает... - Дженни, ваще-то, я не ожидаю заклинания в спину от тебя, и более того, я абсолютно уверена в твоей способности обернуть ситуацию так, чтобы в крайнем случае, встать лицом друг к другу, ага? Скрестила руки на груди. - Это было во-первых. Во-вторых, я абсолютно уверена, что он тебя не убьет, потому что он хорошо к тебе относится и научил этим непростительным штукам, кроме того, ты чистокровная, ну и вообще, как тебя можно мучить, ты ж такая клевая! а вот если принимать во внимание, что ты сама переживаешь больше, чем все вместе взятые, то этим легко можно ... кароче, Дженни, выше нос, существует куча обходных путей, чтобы получить желаемое. Так что этот хмырь может выкусить накусить... Запнулась на секунду: - ...Но только пусть сначала про штуку в подвале расскажет... - хитро улыбнулась.

Дженни Брентон: Не стала снимать с головы второй венок. Какая, собственно, разница? Она попыталась. Ничего не вышло. Вот, собственно и всё. Остановила взгляд на рейвенкловке. Сама ведь не верила, что кто-то кого-то станет убивать или мучить. А на самом деле... На самом деле оказалось, что ее жизнь не стоит и сикля, если она точно и быстро не выполняет все, что пожелает Он. - Я н-не клевая, а Он - не... - не смогла повторить странное, но явно обидное слово "хмырь". Оглянулась на дверь. Ведь уже пережила все это, уже мысленно распростилась с Эбигейл, разрывая все соединяющие их нити, почему же все равно так больно? - Я п-пойду. Шагнула в сторону выхода.

Эбигейл Андерсон: - А я считаю, что клевая... - прямо ошарашенно сказала не очень громко. Шо, вот так просто от всего отказываться? А как же эксперимент... - Слушай, а он постоянно там сидит в этом доме? Если это такая большая проблема, то давай исключим проблемное звено из цепочки. Мне ж главное попасть тудыть, я посмотрю еще разок что это за штука и быстренько смоюсь. Он ничегошеньки и не заметит... Вот прям щас Дженни была очень странно даже по сравнению с ее обычной странностью. Поэтому решила использовать последний убойный аргумент, который на нее, на Эбс, всегда действовал, а мамочка знает толк в аргументах, пусть даже если это и чугунная сковородка. - А ты с чем пирожки любишь?

Дженни Брентон: Остановилась. Посмотрела на Эбигейл с сомнением. И что можно найти в ней "клевого"? Отрицательно покачала головой. - Н-нет, не постоянно. Но я не могу привести туда никого, кого он н-не разрешал. Запоздало осознала, что рейвенкловка говорит о той самой комнате в подвале... Нервно сглотнула. Но как? Как можно желать попасть туда? - Т-ты... ты была там? - спросила неуверенно. - В п-подвале. Почувствовала себя окончательно сбитой с толку вопросом о пирожках. Только бы речь не шла о пирожках из дома Андерсонов! - Н-не знаю. У меня дома не бывает пирожков. Н-наверное, с вишней.

Эбигейл Андерсон: Радостно потерла ладошки. - Ага, значит, с вишней! Вот мамочка то обрадуется возможности подкормить! - Да, конечно же была! Иначе откуда бы я узнала о Тьме! А тебе она понравилась? Правда же клево, че хошь можно сделать. Нда, хотя обстоятельства в виде этого финика в очередной раз встают костью в горле. - Так, вот план. ОК, если он не разрешал приводить, то ты не приводи, я сама приведусь, главное, что ты сделай так, чтобы я не заснула сразу как войду, или сразу же проснулась. Это же он не запрещал делать, да? А там я быстренько все посмотрю и смоюсь. И никаких запретов нарушать не будем!

Дженни Брентон: Молча отрицательно покачала головой. Понравилось? Поежилась при одном только воспоминании о том месте. - Н-нет, - ответила коротко. Выслушала план. Снова отрицательно помотала головой. - Я н-не могу снять эти усыпляющие чары. И... Я н-не хочу так поступать. Я н-не хочу формально подходить к тому, что Он требует. Обходить Его запреты. Я знаю, что Он н-не хотел бы, чтобы кто-то был... там. И... я н-не могу поступать с Ним так. Если бы это был м-мой секрет, я бы обязательно тебе рассказала. Н-но это не так.

Эбигейл Андерсон: Вздохнула: - Ладно, нет так нет. Слушай, судя по тому что ты рассказываешь, ему не угодишь. Поэтому в качестве моего ответа вопрос ему встречный: чтобы он хотел получить, чтобы научить меня такой штуке. Вдруг у него уже все есть... и даже плюшевый слоник...

Дженни Брентон: Представила, как будет передавать Темному Лорду слова рейвенкловки, и заранее ужаснулась. - Н-но почему не угодишь, просто... Не закончила мысль. В конце концов, наверное, как-то можно угодить. И если у нее это редко получается, так это скорее говорит о ее неумелости и неспособности, чем о невыполнимости требований. - Он захочет твоих п-предложений. Я уверена. П-потому что это тебе что-то нужно от Него, а не наоборот. А у Него всё есть.

Эбигейл Андерсон: - Вот, ты права! Потому что у него все есть, и надо узнать то, чего ему не хватает. Вдруг у него есть мечта, а так как он большой и взрослый, то ему стыдно сказать об этом. Так - вроде как и не будет никто смеяться, если он тоже вишневого пирога хочет. А если самой предлагать, то это сколько угодно вариантов можно перебирать пока узнаешь. Подумала и добавила: - Ты же не думаешь, что это вот это - это манипулирование?! Он же нормальный, да? Подумала и снова сказала: - Ну с другой стороны... ведь известная поговорка: ничего не проси у сильный мира всего, придут и сами все дадут. Получается, что он думает что я такая крутая, что сама ему все дам... Что-то я запуталась...

Дженни Брентон: Кивнула. Перебирать варианты? - Его н-не будет интересовать, насколько сложно тебе придумать что-то, что Его заинтересует. Он п-просто скажет: д-думай. Смотри... П-представь себе, что ты обладаешь некими уникальными магическими знаниями. И вдруг п-приходит какой-то незнакомый и п-посторонний тебе человек и просит поделиться. Я бы н-не стала делиться. Разве только он сам тебя заинтересует чем-то равнозначным. У т-тебя есть знания равнозначные Его? Если нет, т-то у тебя есть только одно, чего нет у Него - ты сама. Н-но служить Ему ты не желаешь. Пожала плечами. - У этой задачки н-нет решения.

Эбигейл Андерсон: Пожала плечами: - А я б поделилась... мне не жалко... Если самый крутой волшебник, то от меня не убудет поделиться чем-то. Сила не том, что ты обладаешь некими знаниями, которые знаешь только ты, сила в том, что ты можешь использовать их так, как не использует их никто другой. Почесала макушку: - Вот помнишь павлина, за которым мы посередине зимы в лес ходили. Вот у тебя был павлин. Тебе же не жалко было отдать его моим родителям. А мой папочка использовал одного павлина чтобы начать дело по павлиньей почте. Тут тоже самое... Сорвала ромашку: - Я потому и не хочу служить ему. Потому что сильные волшебники - они сильны своей силой, а не снобизмом и списком требований, которые надо ужом извернуться, чтобы угадать че хочется. Я ж потому и написала ему, что думала, что это наносное, что он нормальный и действительно сильный, но то, что ты рассказываешь... может он вообще не знает как эту штуку - Тьму - в подвал загнать, и просто случайно нашел такой дом в уже ней в подвале. Может это все так... как... Рип-ван-винкль!

Дженни Брентон: Несогласно покачала головой. - Знания - это великая ценность. И их нельзя сравнивать с п-павлином. Во-первых, отдавая павлина, ты сам его лишаешься. А знания, отданные кому-то умножаются на двое. Но при этом они и обесцениваются. Один маг, владеющий Ступефаем, непобедим. М-много магов - открытие заклинания щита. В результате - Ступефай становится заклинанием, к-которое учат в школе. И тот самый первый маг совсем уже не н-непобедим. Во-вторых, п-павлин не был ценен для меня. Поэтому я его и отдала. По-настоящему ценные и важные для м-меня вещи я могу отдать лишь н-нескольким людям. А не каждому, кто попросит. Нахмурилась. - И это вовсе н-не снобизм. Если ты самый сильный волшебник в мире, то ты м-можешь как угодно относиться к остальным. Потому что ты смог достичь вершин, а они - н-нет. Помолчала, разглядывая ромашку в руках Эбигейл. - Я вот н-не переношу Нортона. Но я хожу н-на его лекции, терплю ... всё потому, что знания, которые он может мне дать, для меня ценнее остального. П-просто я однажды вырасту и за все ему отплачу. Н-но пока... пока я заинтересована в нем, я д-делаю все, чтобы получить, что хочу.

Эбигейл Андерсон: Возмущенно всплеснула руками: - Да кто тебе сказал, что знания нельзя сравнивать с павлином! Засопела, но выдохнула: - Дженни, это просто вопрос восприятия. Если павлин для тебя не был ценен, то зачем мы ходили вокруг поляны в поисках птицы, которая выжила, потом тащили его Месарошу, затем волновались, что о нем заботиться некому будет, а? Так вот, не в павлине дело. А в том, что пусть Ступефаем владеет сто тыщ магов. При атаке Ступефаем ты ждешь нападения впереди, сзади, с обоих боков. И предполагается, если что тыщ магов владеют ступефаем, то сюрприза они тебе уже не приподнесут. Этим и отличаются все от не всех. Я уверена, что никто не ожидает ступефая сверху. И почти сразу же с уверенностью ввернула аргумент. - И все-таки, Дженни, это вопрос восприятия. Ты можешь как угодно относиться к Нортону, но только он тебе даст знания, как бы он к тебе не относился, потому что ЗОТИ обязательный предмет в школе, и как бы он не выпендривался, выгнать он тебя не может. И но только не знания не делают его великим волшебником, а его отношение. Такое, от которого нос хочется своротить. А был бы нормальным - глядишь и люди бы к нему потянулись. То же касается и твоего хм... ну в общем, его. Выпендриваться меньше надо. Я к нему по-хорошему, а он... В общем, не добавляет его этот финт ушами, ему авторитета. Помолчала и добавила: - И знаешь почему ты клевая? потому что ты не выпендриваешься! Вот!

Дженни Брентон: Неуверенно возразила: - Но н-не бросать же его там. Павлина. Он же мог п-погибнуть... Рассеянно оторвала головку у какой-то ромашки, принялась бесцельно обрывать лепестки. Сомнительно было, что Нортон кого-то может не выгнать с урока. - П-профессор Снейп на стороне Нортона. Он позволит ему сделать все. И выгнать тоже. А Темному Лорду нет нужды, чтобы к Нему тянулись. Н-не Он ищет общества других, другие ищут его благосклонности. Серьезно посмотрела на Эбигейл, попросила: - Если... если ты еще когда-нибудь вдруг встретишь Его, ты ведь н-не станешь говорить Ему всего ... всего этого?

Эбигейл Андерсон: Всплеснула руками в очередной раз: - Дженни, ты пойми, мне его благосклонность тридцать три раза не нужна, и общество тоже, он же... Ой, ладно, ерунда. Мне надо просто узнать про ту штуку в подвале, про Тьму. Пусть все те, кому нужна его благосклонность продолжают ее искать, советую делать это с лупой и толковым словарем. Фыркнула: - Больно надо говорить с ним об этом... Будто он и сам не знает что ты клевая, иначе че б он так в тебя вцепился: с этим не дружи, с тем не говори, да рядом будь...

Дженни Брентон: Вздохнула. Да, идея вербовать Эбигейл оказалась совершенно несостоятельной. Живо замотала головой на ее последние слова. - Нет-нет, н-не обо мне, конечно. И Он вовсе н-не вцепился. Это условия для всех. Всех, кто захотел служить Ему. Я имею в виду, н-не говори Ему всего этого - про знания, и вообще про то, каким Он должен быть. Все же сняла с головы венок, покрутила в руках. Быть может, все еще обойдется, и Эбигейл никогда больше не повстречается с Темным Лордом.

Эбигейл Андерсон: Вздохнула, выдохнула, снова вздохнула, снова выдохнула. Наверное, ее место в Гриффиндоре, потому что другого варианта, кроме использованных уже, на ум не приходило, а узнать про штуку в подвале... Напялила себе маковый венок на голову, взяла Дженни за руку. - Так. Ладно. Пошли.

Дженни Брентон: Не сопротивляясь пошла следом за Эбигейл, увлекаемая ею куда-то. - Что? Куда? Куда мы идем? - попыталась выяснить по ходу движения.

Эбигейл Андерсон: Потащила Дженни к выходу: - Ну ты сказала, что бла-бла могущественный, и бла-бла что надо что-то особенное, и что этим особенным может стать служение ему. Пошли служить. Поправила венок и потянула Дженни за руку.

Дженни Брентон: Вышла из комнаты, тащась за ревенкловкой и совершенно ничего не понимая. - Стой! Погоди! Ты же н-не хотела? Ты п-передумала? Оказавшись снова в коридоре, повторила вопрос: - Так куда же мы идем?

Эбигейл Андерсон: Остановилась, и посмотрела на Дженни очень внимательно. - Дженни. Выдохнула. - Ладно, план такой: ты думаешь, что я хочу, просто-таки жажду служить ну... в общем... - выдавила через силу - лорду. Изобразила жест двумя пальцами, обозначающими кавычки. - Мы с тобой идем, я тамочки засну. Проследи хотя бы, чтобы не на полу. Он тебя спросит, че ты, мол, ее притащила. А ты скажешь - она, типа, решила служить. Он обрадуется конечно же, разбудит меня, а дальше я с ним поговорю, и скажу, что лучше бы он просто рассказал про штуку в подвале, нежели, мне придется изобретать способы узнать самой, и вряд ли он захочет когда-либо вместо Санта-Клауса увидеть мою пятую точку, пытающуюся спуститься в подвал через камин. Тогда он конечно же поймет, что столь живой интерес, перед которым пал даже профессор Снейп на зельеварении, и некоторая настойчивость, служит оригинальным способом (в отличии от всего что он видел до того) демонстрации того, что мне от него ничего не надо кроме штуки в подвале, и он за свое могущество может не волноваться, и я точно не буду использовать это против него. И сразу же мне конечно же все покажет. Довольно улыбнулась. Во все тридцать два.

Дженни Брентон: Решительно и категорично замотала головой, пытаясь отобрать руку. - Эбигейл, нет! Н-не надо. Послушай... Это очень п-плохая идея. Я н-не стану Ему лгать. Огляделась по сторонам, перешла на громкий шепот: - И Он н-не станет все это слушать. Он просто тебя убьет и все!

Эбигейл Андерсон: Отмахнулась: - Волков бояться, волчью ягоду не есть! Выдохнула. План Г был экстренным... - Ладно, я тебя подожду в Хогсмиде, а ты сама у него спроси подробно про штуку в подвале. Ты же можешь просто спросить?! Тебя же он не убьет за простой вопрос?! - возвела глаза к потолку - Ну вот потрясающая у него логика. Меня он значит за вопрос убьет, а тебя нет. Ладно, не убьет и хорошо. Ты только запомни точно, что он скажет, а еще лучше запиши.

Дженни Брентон: Удивленно уставилась на рейвенкловку. - Я н-не могу у Него спросить! Замолчала. Если сейчас отказать категорично, Эбигейл, наверняка, придумает что-то еще более безрассудное. Или опять напишет Ему письмо. Поправилась: - Н-не могу прямо сейчас. Он сейчас занят. И.., - отвела взгляд, - Он сейчас недоволен мной. Я... я м-могу потом. Позже.

Эбигейл Андерсон: Радостно запрыгала, через секунду повиснув у Дженни на шее: - Здоровско! Я, конечно же, подожду, а то в лом писать еще одно письмо! Но ты же мне свиснешь, когда пойдешь? и все-все запомнишь, что он скажет? И что покажет тоже! Я тебе накидаю сегодня список вопросов, которые надо будет задать, ладно?! Крепко обняла Дженни, стиснув в объятьях: - Ты чудо!!!

Дженни Брентон: Не сопротивляясь застыла, пока ее обнимала рейвенкловка. И даже покивала с хмурым видом. Все равно. Будет потом уже все равно, когда та поймет, что ее обманули. Надо выполнять то, что сказал Темный Лорд, и избавляться от привязанностей. Попыталась отстраниться. - Я... мне н-надо в башню.

Эбигейл Андерсон: - Ладно! Отцепилась от Дженни. - Только не забудь, ты обещала! И вприпрыжку, с венком на голове умчалась в сторону башни Рейвенкло.

Дженни Брентон: Еще раз кивнула, провела взглядом убежавшую рейвенкловку. Повертела в руках свой венок, стоя в нерешительности под уже исчезнувшей дверью. Даже в самой безумной фантазии не могла себе представить, что станет что-то выспрашивать у Него. Урока с пыточным заклинанием, кажется, хватит на всю жизнь. Наконец, вынырнув из задумчивости, понуро поплелась прочь.

Дженни Брентон: Держа в руках объемный сверток из черной мантии, подошла к нужному месту. Огляделась и трижды прошла мимо стены, желая, чтобы комната явила ей подходящее место для сокрытия компрометирующих вещей. Толкнула появившуюся дверь, вошла в комнату и огляделась, прикидывая, куда же деть свою ношу.

Большой Зал: Комната полна всякого и всяческого волшебного хлама. Его тут - горы, нескончаемые горы шкафов, заставленных предметами частью непонятного предназначения, а частью - вполне понятного. Старинные, покрытые пылью вредноскопы, зловещего вида черепа лежат вперемежку с любовными записками от давным-давно выпустившихся студентов давным-давно выпустившимся студенткам - и наоборот. Учебники и тетради, которые кто-то хотел спрятать от посторонних глаз, кое-где - даже волшебные палочки - то ли отобранные, то ли украденные, то ли по другой причине попавшие сюда, в место, где многочисленные студенты Хогвартса скрывали то, что не хотели демонстрировать посторонним. Когда девочка заходила, с одной из полок на пол с громким "шлеп!" свалилась книжица в кожаной обложке. На обложке книжицы убористым почерком выведено что-то вроде девиза: "Vae victis!"

Дженни Брентон: Прикрыла дверь, оглядываясь по сторонам. Лучше бы кто-то спрятал здесь эссе по трансфигурации. Было бы очень даже кстати. Сделала несколько шагов. Ого, даже палочки! Надо рассказать об этом Гафту. Куда же... Обернулась на звук, увидела упавшую с полки книгу. Подошла, по пути сунув на одну из полок свою ношу. Склонилась и подняла с пола книжицу. - Vae victis, - прочла вслух. Нахмурила лоб, припоминая латынь. "Горе победителей"? Странно... Хотя, нет. "Горе побежденным"! Попробовала открыть книжицу, чтоб узнать что в ней.

Большой Зал: А внутри оказался дневник. И вот что написано на первых страницах: 10 мая 1859 года Я иду за новой волшебной палочкой. Мне придется потратить на нее все, что матушка прислала мне в этом месяце. Разумеется, просить ее о дополнительных карманных деньгах – бесполезно. Вдвойне бесполезно для такого бесполезного существа, как я. Профессор Уоррик снова сообщил мне, что Шляпа сделала ошибку, когда вообще отправила меня хоть в какой-нибудь Дом. Потому, что сломать свою палочку во время отработки простейшей «Левиосы» мог только полный сквиб. Или полный идиот. 13 мая 1859 года Новая волшебная палочка прослужила мне не слишком долго. Сегодня я сломал и ее. Денег на покупку новой у меня нет. Сэр Уоррик отстранил меня от занятий по Чарам до тех пор, пока я не смогу приобрести новую палочку. И, как он сказал: «пока не научусь использовать разум, а не бессмысленное размахивание руками хотя бы в одном случае из ста». Вирджиния видела все это и слышала его слова. Мне казалось, я прожгу мерзкого старикашку взглядом насквозь! Но… не прожег. На это у меня тоже не хватает сил. Она смеялась. И сказала, чтобы я не смел садиться со всеми на факультете, потому, что вдруг сквибы заразные? Великий Салазар! Я хочу умереть. Просто умереть. 15 мая 1859 года Vae victis! Я сделал эту надпись своим девизом, чтобы навсегда забыть о глупостях вроде: «ну ты же пытался» или «важна не победа, а участие». Горе… мне. Зелье отправилось в помойное ведро, а профессор Блэк сообщил, что я – самый безнадежный студент за всю историю его практики. Это несправедливо. Когда мои сокурсники идут пить сливочное пиво, болтать обо всякой ерунде или бесцельно летать, я отправляюсь сюда, в Выручай-комнату, и тренируюсь, тренируюсь, тренируюсь - и все это бесполезно! 16 мая 1859 года Сегодня со мной произошло нечто настолько странное, что я до сих пор с трудом могу дышать. Я проходил мимо обелиска Аурелиуса Темного, и земля под обелиском вдруг разверзлась, и я упал вниз, в какую-то глубочайшую яму. Более того, яму немедленно привалило сверху гигантской плитой, так что я оказался практически заперт в каменном мешке. Там, внизу, было нечто вроде склепа, и масса каких-то шкур, и огромный сундук. Сундук оказался незаперт. Внутри я обнаружил много-много пузырьков и табличка с надписью «Выпей меня» на дне сундука. Разумеется, я не стал бы пить что попало, но способа выбраться не было никакого, хотя я обшарил все стены своей темницы. Я звал на помощь, пока не охрип – но никто не пришел. Я совсем уже отчаялся и решил, что эта в высшей степени нелепая смерть станет достойным окончанием моей не менее нелепой жизни. Я подумал, что раз уж все настолько скверно, вряд ли станет еще хуже, если я выпью пусть даже яд из этих пузырьков. В конце концов, если там яд – все просто закончится скорее. Внутри, впрочем, оказалось нечто вполне вкусное. В одних бутыльках был клубничный сироп, в других – теплое сладкое молоко, в третьих – нечто вроде пунша. Как только я опустошил последнюю, некая невидимая плита над моей головой отодвинулась. И сверху спустилась веревочная лестница. Хотя наверху не было никого, кто мог бы протянуть мне руку помощи вот таким образом. И я выбрался. Что самое удивительное – когда я попытался рассказать об этом Вирджинии… Она, конечно, сначала не поверила, потом – потребовала доказательств, заявив попутно, что я просто пытаюсь привлечь к себе внимание, раз не могу привлечь его успехами в колдовстве… Мы с ней пришли на это место и обнаружили там гладкую землю. То есть, даже не гладкую, а покрытую травой! И никакого даже намека на яму. Я и простукивал, и прощупывал, и ухо к земле прикладывал – ничего. Вирджиния обозвала меня лжецом.

Дженни Брентон: Увидела дату на первой страничке. Дневник? Как-то везет ей на чтение чужих дневников. Но этот, кажется, попонятней, чем у Граффад. Да еще и 19 век! Наверное, того, кто это писал, уже и в живых-то нет. С интересном прочла первую запись, усмехнулась. Вот же ж неудачник! Сломать палочку на первом же заклинании! Прислонилась спиной к шкафу, продолжая читать. Хмыкнула. Еще и какая-то девчонка! Еще и... Перестала улыбаться. Первокурсник Слизерина, которого свои же считают сквибом. Нахмурилась. Так, еще и зелья? С интересом прочитала историю про Обелиск, покачала головой: не везет же тебе, парень! Уже занесла руку, чтобы перевернуть страницу, но так и замерла. Отмахнулась от неприятного ощущения, что... да, разве не этого она тоже боялась? Что у нее ничего не будет выходить - ни чары, ни зелья. Но у нее все вышло, а тут этот мальчик. Мальчик, у которого не вышло. Стоит ли читать его историю дальше? Вдруг там все будет только хуже? Постояла в сомнениях с минуту, а затем все же перевернула страничку дневника.

Большой Зал: Дневник продолжался: 18 мая 1859 года С тех пор, как я упал вниз, в эту странную яму, со мной творится неладное. У меня болит и кружится голова, и я вижу странные… вещи. Время от времени мне чудится, будто за мной кто-то наблюдает. Это само по себе очень глупо, потому, что кому может понадобиться следить за таким ничтожным и пустым человеком, как я? Но я отчетливо чувствую чей-то взгляд на спине. А когда оборачиваюсь – никого, разумеется, не вижу. Пару раз мне казалось, что неподалеку от меня проскользнула некая тень. Один раз я даже погнался за ней, но потерял ее, только лишь свернув за угол. Однако, что удивительно, сегодня я впервые сварил совершенно нормальное зелье. Не взорвал котел, не сотворил помои, а сварил все как нужно! Профессор Блэк похвалил меня, но смотрел с большим подозрением. 20 мая 1859 года Голова болеть перестала. Зато где-то в груди растет очень странное чувство. У меня все еще нет палочки, но я чувствую, просто чувствую, что теперь заклинания получались бы у меня! Я все еще не могу отделаться от чувства, будто за мной кто-то наблюдает. 21 мая 1859 года Сегодня я, наконец, понял, что это было. Все это наблюдение. Тени. Он заговорил со мной. Аурелиус. Да-да, тот самый Аурелиус. Я готовился ко сну, когда увидел его прямо посреди спальни. Он спросил, понравилось ли мне его угощение. Признаться, я здорово струхнул и не смог придумать ничего лучше, чем: «Д-да, с-сэр». Наверное, это звучало жалко. Тогда он рассказал, кто он. Оказывается, в Хогвартсе было не четыре Основателя, а пять! Он – пятый Основатель, незаслуженно забытый, незаслуженно заточенный под землей. Он сказал мне прийти сюда, в Выручай-комнату, и попросить ее показать мне место, где я могу что-то спрятать. Он сказал, тут будет палочка. И я смогу потренироваться. Я пришел. И нашел тут море волшебных палочек, и перепробовал некоторые из них. Одна подошла. Я тренировался снова и снова, и видел, что мои чары – лучше, много лучше, чем были. Неужели я больше не сквиб? За что мне такой подарок? 22 мая 1859 года Профессор Уоррик смотрел на меня, открыв рот. Я был лучшим сегодня. Лучшим на уроке, однозначно. У меня получалось все. С первого раза. После занятия я подошел к профессору Уоррику и попросил о дополнительных занятиях. Вирджиния смотрела на меня совершенно другими глазами сегодня! 23 мая 1859 года Я ловлю новые заклинания на лету. Профессор Уоррик долго допрашивал меня на предмет «запрещенных артефактов». И применял ко мне какие-то чары, но ничего, судя по всему, не нашел. Ничего предосудительного. Он говорит, во мне просто проснулся талант. Редчайший случай. Один на много тысяч. Когда Хобарт с дружками подошли ко мне сегодня, я разбросал их несколькими заклинаниями, пробив их слабенькие щиты без малейших усилий. Они, кажется, здорово напугались.

Дженни Брентон: Прочла следующие записи уже на одном дыхании, не прерываясь. Конечно, пить не пойми что и потом видеть "пятого основателя"... Ох. С другой стороны, если это как-то связано с проснувшимся талантом... Кажется, у этой истории будет счастливый финал. Перевернула страницу.

Большой Зал: 24 мая 1859 года Я несказанно счастлив. Я предложил Вирджинии пойти гулять со мной - и она согласилась! 25 мая 1859 года Я хотел написать здесь о том, как прошло мое свидание с Джинни, но случилось кое-что более важное. Пришел он. Снова. Аурелиус. Спросил, доволен ли я его подарком. Я рассыпался в благодарностях. Доволен? Еще бы! Да вся моя жизнь изменилась! Тогда он сказал, что это – только начало. Что я могу получить доступ к неограниченной силе, если послушаю его. Я спросил, что мне нужно делать. Он попросил прийти в полночь к его обелиску, принести семь свечей и… И одного человека, которого я хотел бы наказать – за всю ту несправедливость и обиды, какие мне причиняли, пока я был… слабым. Он обещал передать его силу мне. Я хотел выбрать профессора Уоррика, но он ведь еще не научил меня всему. Я выбрал Хобарта. 26 мая 1859 года Уговорить Хобарта было проще простого. Я только намекнул ему, что если он пойдет со мной, я расскажу ему, как из почти сквиба внезапно стал чуть ли не лучшим студентом на курсе. Мы пришли к обелиску. Я расставил вокруг зажженные свечи, как и говорил Аурелиус. Он появился. Хобарт явно не видел его. Видел только я. Он велел мне взять Хобарта за руки и повторять ритуальные слова – повторять за ним, за Аурелиусом. Я так и сделал. И когда закончил, Хобарт закричал. Похоже, ему было больно. А мне – напротив. Ощущение силы в моей груди увеличилось во много раз. Аурелиус сказал мне, чтобы я коснулся его лба и представил себе, как вытираю его память о случившемся. Будто вычищаю ножом. Я так и сделал. И Хобарт теперь ничего не помнит. Похоже, я могу стирать память силой касания! Разве это не потрясающе? Совесть немного мучила меня, но… недолго. В конце концов, Хобарт получил по заслугам. 27 мая 1859 года Хобарт не может воспроизвести ни одного заклинания. Ха! Теперь ты – сквиб, а не я, дружок, вот оно как! А профессор Уоррик предложил мне закончить курс экстерном. Потому, что я опережаю программу. Я могу больше. Гораздо больше, чем любой из них. Я попытался просто на пробу внушить Джинни мысль о поцелуе. Ну, чтобы она сама поцеловала меня. Получилось! Я коснулся ее лба – и она поцеловала меня. Разве это не чудесно? 28 мая 1859 года Аурелиус рассказал, как вызывать его. Достаточно прийти к обелиску вот с этими семью свечами, зажечь их с севера на юг и позвать его по имени. И он придет. Я спрашивал его, зачем ему помогать мне. Он говорит, что когда придет время, он попросит меня об ответной услуге. Он говорит, что я буду вправе не оказывать ее. Он говорит, что я просто ему понравился и он увидел во мне большие возможности. Дальше в дневнике ничего нет.

Дженни Брентон: Дочитала записи уже с удивлением. Ого! Закрыла книжицу. Ого! Некий дух, зачем-то именовавший себя "пятым основателем", дал какому-то мальчику ни за что ни про что такую силу. Он, конечно, никакой не основатель, все знают, что их было четверо, но какая разница, если он так силен? Пусть хоть Салазаром Слизерином себя именует! Или Темным... Нет, это, конечно, уже был бы перебор и кощунство. Повертела в руках дневник, перелистала оставшиеся страницы, пытаясь найти имя автора или еще хоть что-то.

Большой Зал: На обратной стороне обложки красиво выведены буквы "V V", Больше нигде ничего нет.

Дженни Брентон: Отыскала монограмму. Инициалы? Что же могло стать с мальчиком? Сначала вел дневник прилежным образом, делая записи едва ли не каждый день, а затем - просто забросил? Или... или с ним что-то нехорошее случилось? В любом случае, оставлять дневник здесь было бы опрометчиво. Вдруг это все правда, и он попадет не в те руки? Вдруг... Прикрыла на пару секунд глаза. А вдруг - ну вдруг? - дневник попал в ее руки не случайно? Мальчик, у которого ничего не выходило, стал лучшим учеником. А что, если бы на его месте была она? О... Широко распахнула глаза потрясенная перспективами: она будет самой сильной в школе, она поквитается со всеми, Темный Лорд будет ею доволен, отец полюбит ее. О! Прихватив дневник спешно покинула комнату.

Джон Доу: Остановился возле комнаты вместе с Эмили. Проговорил задумчиво: - Так. Давай попросим у нее какой-нибудь... ненужный портрет, как думаешь? Зачем нам возиться с похожими свойствами, если можно взять идентичные? Прошел мимо стены три раза, бормоча: - Нам нужен склад ненужных портретов. Нам нужен склад ненужных портретов.

Эмили Лонгман: Задумчиво прошлась туда-сюда за Джоном, вспоминая заодно инструкцию выданную Стеф. - Если не получится, надо просить комнату с чем-нибудь.. говорящим. Для начала.

Хогвартс: Дверь распахнулась - и перед студентами предстала картинная галерея - точная копия зала из какого-то маггловского музея. На детей укоризненно взирали короли, принцы и великие военачальники с мечами наперевес.

Джон Доу: Вошел. Поежился, шепотом замечая: - Слушай, по-моему мы им не нравимся. Как-то совсем не нравимся. Но... Остановился. Задумчиво огладил пальцами несуществующую бороду и предположил: - Они, наверное, не подойдут. Они же не говорящие. Давай выйдем и попросим еще раз - склад говорящих ненужных портретов или вроде того? Двинулся к выходу обратно.

Эмили Лонгман: Зашла следом, останавливаясь возле какого-то сильно нахмуренного дядьки. - С таким бы привратником к нам никто не ходил.. Помахала рукой перед лицом портрета - вдруг он просто притворяется, что не живой? - Ага, склад магических зачарованных ненужных портретов, которые можно использовать для переноса говорливости в другой портрет. Зашагала обратно. - А выручайка от такого запроса не сломается?

Джон Доу: Пожал плечами, проговорив преувеличенно бодро: - Не попробуем - не узнаем, верно? Вышел из комнаты, дождался, пока вышла Эмили и принялся вновь бродить туда-сюда, приговаривая: - Нам нужен склад зачарованных ненужных предметов. Нам нужен склад ненужных зачарованных предметов!

Хогвартс: Комната снова преобразилась. Теперь перед детьми предстал склад старых самопишущих перьев, сковородок с оторванными ручками, прохудившихся котлов и прочей волшебной дребедени. Студенты могут сделать только шаг в глубину комнаты - больше места нет.

Эмили Лонгман: Заглянула внутрь и вздохнула. - Портретов, Джон, портретов! Осталась стоять в коридоре, размышляя. - Или, может.. склад портретов-дубликатов? Или их не рисуют в количестве нескольких штук?

Джон Доу: Тихо выругался. Не стал даже заходить в комнату - захлопнул дверь обратно. Проговорил неуверенно: - По-моему их рисуют в одном экземпляре. Если не хотят, чтобы они служили... ну... чем-то вроде канала связи. В общем, давай на этот раз ты будешь формулировать запрос.

Эмили Лонгман: - Ну то есть вряд ли таких найдется много для наших экспериментов. Кивнула и прошла три раза мимо стены, твердя одно и то же. - Нам нужен склад зачарованных говорящих портретов.

Хогвартс: Из-за закрытой еще двери раздалась отборная нецензурная брань.

Джон Доу: Искренне восхитился: - Ух ты! Ничего себе загибает! Интересно, это портреты ругаются или комната пытается сказать нам, что мы... вот это, вон то и вот этим сделанное? Распахнул дверь, ища источник ругательств.

Хогвартс: На стене комнаты висит всего один портрет. Величественный черный конь, еще более величественный белый замок и совсем величественный рыцарь, невеличественно валяющийся в траве на спине и пытающийся то ли перевернуться на живот, то ли выбраться из стальных доспехов. Перечисление драконовых предков, скрещивающихся с флобберчервями в неестественных условиях, исходило именно от него.

Эмили Лонгман: Ошарашенно уставилась на закрытую ругающуюся дверь. - Я же говорила мы её сломаем.. Прошла вслед за Джоном внутрь комнаты, осматривая помещение и делая вид, что совсем не слушает странного рыцаря. Сказала шепотом. - Знаешь, у нас тут практикум был и мне там один вор предлагал научить ругательствам.. мне кажется он в них ничего не понимал! Шагнула к картине, ища её.. название. На ней, на стене или ещё где. Не отвлекать же рыцаря от его сильно важного дела.

Джон Доу: Подтвердил, глядя на гнущего заковыристые ругательства рыцаря с уважением: - Не знаю, как вор, но этот дяденька очень даже понимает. Обратился к рыцарю: - Сэр! Ничего, если мы у вас заберем магическое поле? Оно же вам все равно не нужно, я уверен. И, так просто, на всякий случай, представил себе - после очищения мозга, конечно - слепок магического поля портрета, способный показать абсолютно все хитросплетения взаимосвязей волшебных нитей, из которых и складывается, обычно, тонкое тело существа. Или, вот, как в этом случае, портрета. Провел палочкой перед портретом, проговорил: - Inspectio magicus localis!

Хогвартс: Картина подписана как "Сэр Кэдоганн Бесталанный, полководец войск Его Величества с 5 марта 1467 по 6 марта 1467". Этот самый сэр, услышав голос со стороны, перестал брыкаться и принял величественную горизонтальную позу - как и положено великому полководцу на привале. Потребовал. - Подойди ближе, дитя. Ты хочешь стать моим оруженосцем, верно? А юная леди кем хочет стать? Заклинание Джона Доу не сработало.

Эмили Лонгман: Пихнула Джона в бок и шепнула. - Сейчас ты его спугнешь и он ускачет в закат, а мы останемся без практикума, без картины и.. без чего ещё нас может оставить нарисованный человечек? Развеселилась, прочитав подпись, и продолжила так же в пол голоса. - Тем более сделавший такую успешную карьеру в военном деле. Закусила губу, стараясь не рассмеяться от вида разлегшегося рыцаря. - Принцессой!

Джон Доу: Присмотрелся к надписи, соглашаясь: - Головокружительная, я бы сказал, карьера. Только короткая. Опустил палочку с сожалением. Признался: - Я понятия не имею, что дальше делать. Правда. Входить в какой-то там транс? Ты помнишь, как точно была сформулирована эта ерунда? А сэру предложил: - Нет, сэр. Я хочу предложить вам отдать нам ваше магическое поле по-хорошему, пока мы не взяли по-плохому!

Хогвартс: Рыцарь виновато развел руками. - Прости, милая, принцессой пока не могу. Но если ты подождешь еще несколько лет, пока я не завоюю себе какой-нибудь трон, ты сможешь стать моей королевой! Сделал торжественную паузу, давая леди шанс представить себя в сверкающих драгоценностях, повернулся к юноше.. И схватился за меч, отчаянно пытаясь оторвать его от земли и хотя бы ткнуть в сторону проходимца. Заверещал. - Не трогай мое поле, Мордред в новом обличье! Иначе я натравлю на тебя Мерлина. Ткнул носком сапога в бок коня, показывая, кто тут Мерлин. И Мерлин встал на дыбы, угрожающе махнув с полотна копытами прямо перед носом студентов.

Эмили Лонгман: Наигранно наморщила носик. - Заставлять девушку ждать это совсем не по рыцарски, теперь мне придется искать себе нового рыцаря. Достала из кармана сложенный листок с записью не сильно адекватного ритуала и продекламировала. - "Чтобы сделать живым неживое, перво-наперво надели предмет магическим полем: своим или другого артефакта. Справнее всего колдовство закрепится, если поле заберешь у магического предмета, схожим целям служащего. С этим артефактом выйди в тонкое тело и подготовь почву, прежде, чем наделить ее новой силой. Закончишь с работой - вернись в толстое тело и созданное закрепи знаком жизни, начертанным тем же составом." Сложила бумагу и убрала обратно. - К слову, в этой сказке про рыцарей и принцесс ты похож на дракона. Подмигнула мальчику и обратилась не то к дрессированному коню, не то к сэру как-то там. - А хотя бы поделиться? Мы от вас половину отщипнем.. ну останетесь без коня, подумаешь..

Джон Доу: Моргнул недоуменно. Переспросил: - Ктордред? Сложился пополам от хохота, наблюдая за попытками сэра поднять меч. Предложил сквозь смех: - Вы... в следующий раз... берите, что ли, картонный, сэр! Выпрямился, держась за живот. Попытался сосредоточиться на ритуале. Предположил: - Ну... это... наверное, кому-то из нас нужно все-таки выйти в транс. Кто это будет? Или оба попробуем?

Эдда Пэнкейк: - Я так и знала, Джон, что ты тут. Скрестив руки на груди ввалилась в выручай комнату с снобским выражением лица. - Джон нам нужно серьезно поговорить. Очень серьезно, на столько серьезно, что это перебивает серьезность всех серьезностей. Ах, да всем привет. Шмыгнула носом и озадачено его почесала. - Джон.. Какого цвета у тебя галстук?

Эмили Джойс: *вошла в комнату - О, блинчик, ты уже здесь. Здравствуйте все, все здравствуйте. Я тут исключительно в учебных целях. *присела в углу, вспоминая то, что когда-то было изучено.

Хелен Форанэн: Дошла до выручайки, улыбнулась присутствующим: - Всем привет, надеюсь мы не помешали? Нам выручай-комната тоже нужна. Скоро сюда огромная толпа желающих потренироваться придет. Не стала входить, чтобы не мешать. Устроилась у стеночки с обратной стороны.

Ария Разум: Пришла следом за Хел. Никого здесь она не знала, кроме Хел, и соответственно подошла к ней. Приветственно кивнула, и стала ожидать дальнейших ходов.

Большой Зал: Увы. Выручай-комната не открывается по первому желанию студента. Сейчас она занята, а значит, попасть туда никто новый не может. Вот и дети не попали. Остались стоять перед стеной.

Эмили Джойс: - Ну вот.. Замечательно. Теперь я ещё и галлюцинациями страдаю. Только что комната показалась, а теперь пропала. Между прочим... *потрясла кулаком, обращаясь куда-то в пространство*.. здесь холодно! *Тем не менее снова присела у стеночки. Видимо, за стенами тоже происходило что-то важное, во что лучше не вмешиваться.

Эмили Лонгман: Задумчиво поскребла ногтем край картины. - А где в этот транс выход? То есть.. я знаю один, но это чем-то тяжелым по голове и вряд ли ведет в нужное нам место. Услышала голоса и шум за стеной-дверью. - Похоже выручайка сегодня пользуется бешеной популярностью.. утащим его в башню? Или в лес. Поежилась, вспоминая это практикум-в-лесу. - Но в башне теплее.

Джон Доу: Развел руками, признаваясь: - Вообще без понятия, Эми. Правда. Бросил нервный взгляд на дверь и кивнул. - Давай, ага. Подошел к портрету, не без труда снял его со стены. Предложил: - В башню. Направил палочку на портрет, привычной настройкой заставляя портрет взлететь в воздух и плавно двинуться туда, куда палочка укажет. - Wingardium Leviosa! Вышел из Выручай-комнаты. Уперся взглядом в толпу. Объявил торжественно! - Свободно, народ! Только если вы за огневиски - чур, не без меня! И двинулся в сторону гриффиндорской башни вместе с Эмили.

Эмили Лонгман: Словила на выходе записку от Хел и тут же шепнула ей. - Я присоединюсь. Потом. Чуть позже. Наверно. Догнала Джона и пошла рядом. - А ещё для транса можно попробовать съесть что-нибудь из травок в теплицах Дарем..

Хелен Форанэн: Кивнула выходящей Эмили и буквально сразу поймала записку от Широ. Прочитала ее и фыркнула, но раз так, поможет, как сможет. Встала напротив стенки, где должна быть расположенна выручай-комната и сосредоточилась, на том, что очень нужна комната для отработки заклинаний.

Ария Разум: Дверь не открылась и ребят не впустили. Подошла к факультетнице и спросила: - Что дальше? Не открывают дверь, потому что там кто-то тренеруется?

Хелен Форанэн: - Нет, они только что вышли. Чтобы открыть выручай-комнату, нужно подумать о том месте, куда хочешь попасть. Это так, информация на будущее. А сейчас...посмотрим, что получится. Все еще держит в голове образ просторной комнаты с манекенами для тренировки заклинаний. Как только дверьпоявилась, открыла ее.

Эмили Джойс: - Что-то за сегодня я не в первый раз слышу упоминание об огневиски... Не к добру это. *Встала рядом с Хелен, сосредоточившись на образе комнаты, где есть много манекенов, и скоро будет много нас с палочками и вошла.

Алисия Грин: Как только получила записку от Хел, пришла на восьмой этаж. Посмотрела вокруг, задавая вопрос: - Я, если честно, не совсем поняла, что тут будет происходить. Улыбнулась.

Ария Разум: Улыбнулась Алисии и кивнула Хел, тоже нарисовала у себя образ комнаты с тренировачным духом, и вошла за девочкой.

Хелен Форанэн: Прошла в комнату, ставшую местом для тренировок и пригласила за собой остальных собравшихся, чтобы не толпились на пороге. Чем меньше подозрений вызывают, тем лучше. Снаружи же оставила сообщение для тех, кто еще подойдет - быстро написала "Подумай о месте для тренировки заклинаний и сможешь войти", а затем положила кусочек пергамента на видное место, около того места, где появляется дверь. И снова вернулась к собравшимся, проговорив: - Остальные, я надеюсь, скоро подтянутся. Но на повестке дня у нас следующий вопрос - как мы будем защищаться, если вдруг нам придется это делать? Все же директор Снейп закрыл школу от какой-то угрозы, которая вполне может нам навредить. В частности тем, кто еще защитных чар не знает. Но для начала, нам надо определиться, что мы вообще знаем и помним. Из боевого. И к первокурсникам вопрос, у вас уже Hollo было?

Ника Морган: Затесалась где-то в серединке и прошла в Выручай-комнату. - Алоха, братья и сестры. Пока только сестры похоже. Хелен, я не знаю Hollo. Так вышло, что я много полезного не знаю из разделов младших курсов. Это ведь сигнальный сноп искр? А еще Locomotor! Уселась на небольшой пуф в углу.

Эмили Джойс: - А я знаю, но хочу всё повторить *несколько грустно посмотрела на девочек - Если честно, я бы и зелья тут поварила всякие. Я горе ученик.

Зергиус Доннер: Тихо вошел и осмотрелся. По-русски выражаясь - бабье царство.. Вслух лишь негромко поздоровался: - Приветствую, дамы, поясните пожалуйста повод для столь обширного собрания?

Эмили Джойс: Зергиус Доннер *подмигнула - Усладэль будем готовить своими руками. А вообще Хелен интересовалась изучил ли первый курс заклинание Hollo?

Зергиус Доннер: Вежливо кивнул, отвечая: - Нет, первый курс топчется на Colorum. Так что максимум моих возможностей - это разнообразить ваш гардероб цветастым галстуком. Сделал скептичную мину.

Хелен Форанэн: Выслушала Нику и кивнула. - Верно, сигнальный сноп искр, который по существу, даст любому, кто его увидит знак, что мы в опасности и нам нужна помощь. В настройке, соответственно, насколько я помню, эту просьбу о помощи в какой-то трудной ситуации, выражать и нужно. Жест очень простой - нужно поднять палочку вверх. Формулу уже все знают. Только практикуя данное заклинание в этом помещении, рискуем привлечь толпу преподавателей, которые не знают о выручай-комнате. Посмотрела на Эмили. - На самом деле, можно было бы и в зельях практиковаться, только я в них такая красивая круглая циферка. Ноль называется. Бросила взгляд на Зергиуса. - Есть еще и чары, которых на занятиях ты не пройдешь. Хулиганские то бишь. Их тоже можно выучить. Для первого курса. Не считая сигналов о помощи и щитовых чар.

Ника Морган: Выслушала Хелен. Кивнула. - Давай я все-таки попробую? Отошла в ту часть комнаты, где не было большого сосредоточения студентов. Закрыла глаза, собираясь с мыслями, достала палочку. Когда нужна помощь и нам могут помочь - мы просим. Но если нет рядом, того, кто так необходим? Нужно позвать, нужно дать знать, что именно он сейчас тебе необходим. И необязательно, что этого "его" ты знаешь. В критической ситуации, любая помощь важна. Направляя все свое желание, стараясь скрыть панику, страх, забыть на секунду о всей неизвестности, ты крепко сжимаешь палочку. Она чувствует тебя. Ведь когда-то вы выбрали друг друга. И палочка станет тем сигнальным маяком, который сможет помочь, пусть всего лишь дав знать кому-то. Она даст сигнал снопом искр, которые будут видны издалека и помощь придет. Но сейчас она даст сигнал в пределах этой комнаты. Потому что я контролирую энергию, которую передаю. Открыла глаза, чувствуя нагретую в руке палочку. Так и будет, ведь я действительно хочу и мы понимаем друг друга. Подняла палочку вверх и отчетливо произнесла. - Hollo!

Владилен Мун: Сломя голову мчался по коридорам Хогвартса, оскальзываясь на поворотах и периодически врезаясь в стены. "Наверняка уже начали! Всё пропущу теперь! Аааа!" - вопил мысленно, хотя хотелось вслух, и останавливало только то, что дыхания уже даже на бег не хватало. Записка от Хелен давала ясные инструкции, куда прийти, но вот "зачем" было весьма расплывчатым. Зато намёк на важность встречи был весьма недвусмысленным. Ну, вот и нужный коридор, правда, без двери. - И что, мне теперь сквозь стену просочиться? Я ж не призрак! - недовольно произнёс, пытаясь отдышаться. Приступ кашля сложил пополам, и взгляд упал на лежащую у стены записку. - Угу, подумать, значит... Для пущей убедительности обхватил голову руками и, раскачиваясь взад-вперёд принялся думать, что ему очень надо попасть туда, где Хелен и все остальные: в комнату для тренировки заклинаний. Что ж, теперь вопрос про цель встречи отпал сам собой. Отработка заклинаний... В свете последних событий и незнания пока ещё ни одного заклинания в принципе, это было весьма полезным занятием. Так вот, нужна комната для отработки заклинаний, где находятся Хелен и остальные... Погипнотизировав взглядом стену с минуту, обнаружил, что на ней проявилась дверь, куда и поспешил войти. - Всем боевой привет, - бойко поздоровался с присутствующими. Ника уже начала практиковаться, но остальные, вроде, пока просто стояли, поэтому обрадовался что немногое пропустил. - Для тех, с кем незнаком, меня Владилен Мун зовут, но можно и нужно просто Влад. Чем занимаемся? - улыбнулся.

Хогвартс: Заклинание Ники Морган не сработало.

Эмили Джойс: *посмотрела на попытку Ники - Может, это заклинание не работает в помещении? К сожалению, ничего не помню о нём... *пожала плечами

Хелен Форанэн: Улыбнулась, увидев Влада и быстро проговорила: - Привет, проходи. Мы тут заклинания просто тренируем. Кто какие хочет. И кто какие может. Чуть позже будем все Протего учить на всякий случай. Перевела взгляд на Нику и спросила: - Что у тебя в настройке было? Может перемудрила. Потому что вроде бы оно в замкнутых помещениях тоже срабатывает, мы в аудитории же тренировали.

Ника Морган: - Я сосредоточилась на сигнале, на том, чтобы его увидели. Помощь нужна и все-такое. Пожала плечами,кивая новоприбывшим.

Хелен Форанэн: Подумала и проговорила: - Слушай, Ника, может быть попробовать упростить настройку, что-то вроде "шла по лесу, как внезапно окружили дементоры, а патронуса не знаешь. Срочно нужна помощь и как можно скорее. Подняла палочку и произнесла формулу". Можно это как-то развить. Не нужно слишком усложнять. Это заклинание первого курса. И экстренное.

Зергиус Доннер: Негромко произнес, обращаясь к Хелен: - Я готов изучать все, что мне по силам. С чего начнем? И да, кстати, может имеет смысл попросить комнату организоваться по принципу учебных аудиторий? Я имею ввиду, чтобы наш самопровозглашенный преподаватель мог "слышать" все настройки? А то так мы долго будем отрабатывать, если каждый начнет пересказывать, чтобы ошибку узнать.

Хелен Форанэн: Задумалась и произнесла: - Можем попросить, только нужно будет выйти, чтобы задать комнате новые параметры. К тому же, я учить не умею, сразу предупреждаю. Могу только как-то подтолкнуть к правильному решению. Мы все-таки отрабатываем основы. Зергиус, попробуешь с Холло справиться?

Келси Нильсен: Решила, что стоит отработать пару боевых заклинаний. И еще чего, может. И выучить Protego наконец! Подошла к дверям. Сосредоточилась на мысли о месте, где можно отработать заклинания. Трижды прошла мимо стены, пока не появились двери. Толкнула их, вошла. Удивленно приподняла брови, приветственно кивнув: - Опа. Что за паломничество? С интересом глянула на ребят: - Всех накрыла мания учебы? Или это из-за осадного положения?

Владилен Мун: - Ух ты, здорово! Это очень хорошо, а то ведь я даже ни одного заклинания пока не умею применять. ОЙ, я ж ни одного заклинания не умею применять! - обрадовался было, но, вспомнив сей досадный момент, запаниковал. Впрочем, пришёл сюда как раз затем, оказывается, чтоб попрактиковаться и выучить что-нибудь новое. Увидев, что у Ники не вышло заклинание, решил тоже попытаться. Достал палочку и хотел было уже устремить её в потолок и выкрикнуть заклинание, как вспомнил, что старшие ребята говорили о настройке. Да и Хелен что-то упоминала об этом буквально только что. Закрыл глаза и постарался сосредоточиться, освободить голову от посторонних мыслей. Кыш, мысли, мы поиграем потом... Постепенно голова стала пустой от дум, и в пустоте появился салют. Мама любила это маггловское развлечение... Вот родители устойчиво ставят коробочку с разноцветными искрами на землю. А их сын уже взрослый, ему десять лет, и ему разрешено стоять рядом, когда отец поджигает фитиль, и все поспешно отходят назад. несколько секунд - и в небо устремляется крупный огонёк, а потом он взрывается мириадами маленьких огней - настоящий сноп искр! Его вспышку заметно, наверное, за несколько километров - вот какой он яркий и высокий. А ведь такой сноп искр он может сделать и сам, достаточно произнести заклинание. Почему нет? Ведь это так просто и реально - украсить небо разноцветным салютом, который может быть просто красивым, а может и привлечь внимание, служить сигнальным огнём для призыва помощи. С этими мыслями вскинул руку с палочкой вертикально вверх и выкрикнул, уже видя, как пространство под потолком расписывает сноп искр: - Hollo!

Алисия Грин: Когда вошла в комнату, представив все вот это нужное, начала слушать. Задумавшись, наблюдала за ходом беседы, пока не поняла, что и сама Холло не знает. - Ой, Хел, а ведь я тоже не учила как сноп искр вызывать... - улыбнулась. - Привет всем, кто пришел.

Хелен Форанэн: Улыбнулась. - Те, кто не учил, те могут попробовать. И те, кто учил тоже. Вспомнить и потренировать. Если есть другие предпочтения, сообщайте сразу. Разберемся. Мне бы самой не мешало бы парочку заклинаний повторить из боевых, поэтому в напарники возьму только того, кто хоть что-то боевое уже знает.

Келси Нильсен: - Мне бы Protego выучить... Посмотрела на Хелен: - Expelliarmus знаю. Сгодится?

Хелен Форанэн: Улыбнулась Келси и проговорила: - Вполне. Только для начала тебе Протего выучить надо, чтобы палочку каждый раз не терять. Чтобы использовать заклинание защиты, нужно в настройке представлять что-то непробиваемое, что закрывает тебя со всех сторон, защищая при этом. Жест - круг по часовой стрелке.

Келси Нильсен: Кивнула. - Кинешь разок обезоруживающее? А я попробую щит поставить. Встала в стойку, приготовившись.

Хелен Форанэн: Кивнула, вынимая из рукава палочку. Затем приняла стойку и проговорила: - Да не вопрос. Мы же сюда тренироваться пришли. Будет тебе разоружающее. Приняла серьезный вид, сосредоточившись на разоружении, и откинув все лишние мысли, коих в голове было всегда подавляющее большинство. Представила себе длинный и гибкий хлыст, который прочно обматывает палочку Келси. Мысленно резко дернула, что есть сил, буквально выдирая палочку из рук девочки и направляя ее к себе с помощью того же хлыста. Закрепила образ обезоруженной Келси, а затем сделала жест палочкой, будто желая ударить по руке и проговорила: - Expelliarmus! На всякий случай приготовилась палочку ловить.

Келси Нильсен: Встала поудобнее. Приготовилась делать щит.поставить Очистила голову от посторонних мыслей. Представила прочную каменную стену. На полторы головы выше ее. Толщиной в полметра. Окружающую ее со всех сторон и надежно защищающую. Ничем не пробьешь. Закрепила образ. Сделала палочкой круг по часовой стрелке: - Protego!

Хогвартс: Заклинание Владилена Муна тоже не сработало. Палочка вырвалась из руки Келси и свалилась на пал совсем недалеко от ног рейвенкловки.

Хелен Форанэн: Улыбнулась Келси и проговорила: - Поднимай палочку, у тебя еще все получится. Я не знаю, что было у тебя в настройке, но может быть попробовать что-то, что закроет тебя со всех сторон? Посмотрела на Владилена. - А у тебя что не так, Влад? Что было в настройке, сильно ее закрутил?

Келси Нильсен: Тоскливо проводила взглядом улетевшую палочку. Непруха... Констатировала факт: - Не сработало. Давай еще раз, Хел? Подняла палочку. Снова встала в стойку.

Хелен Форанэн: - Не вопрос. Но если разоружающее не отразишь, в следующий раз чего-нибудь более сильное использую. Сосредоточилась, снова отгоняя кучу ненужных мыслей в сторону, чтобы не мешались. Опять решила использовать знакомую настройку. Представила себе длинный и гибкий хлыст, который прочно обматывает палочку Келси. Мысленно резко дернула, что есть сил, буквально выдирая палочку из рук девочки и направляя ее к себе с помощью того же хлыста. Закрепила образ обезоруженной Келси, а затем сделала жест палочкой, будто желая ударить по руке и проговорила: - Expelliarmus! Приготовилась ловить палочку, если будет необходимость.

Зергиус Доннер: Внезапно осознав, что отрабатывать Hollo здесь нет более нужды, уселся на какую-то подушку и стал ждать, пока ребята закончат, заодно несколько забавляясь дуэлью девушек.

Келси Нильсен: Буркнула: - Садюга... Сосредоточиться только на заклинании. Каменный купол накрывает ее с ног до головы. Стенки толстые и надежные. Ничем не пробить. Летящее в нее заклинание разбивается о купол и рассыпается пылью. Теперь она надежно защищена. Закрепила образы. Сделала палочкой круг по часовой стрелке: - Protego!

Владилен Мун: Иии... Ничего не произошло. Конечно, этого стоило ожидать, что первое заклинание получится без преподавателя. Но всё же неверяще посмотрел на палочку и даже потряс её для полного убеждения. - Хм, да, наверное, слишком увлёкся в настройке, - задумчиво протянул в ответ Хелен, не отрывая взгляда от палочки. - Ага, сейчас попробую ещё раз. Но сначала понаблюдал немного за небольшой дуэлью девушек. А потом сосредоточился на своём будущем заклинании, выкидывая из головы посторонние мысли. Представил, как из его палочки, словно из коробки с салютом, вылетает сноп ярких искр и рассыпается в воздухе. Закрепив этот образ, поднял палочку вертикально вверх над головой и громко отчётливо сказал: - Hollo!

Хелен Форанэн: Как всегда пришла на несколько минут раньше, привычка просто такая. Поправила свою бездонную сумку, висящую на плече и прислонилась к стене, ожидая, когда же придет Хель. Все-таки интересно было бы знать, для чего она ее позвала, все-таки от нее приглашения крайне редкие.

Хель Теон: Бросила петлю к Выручай-комнате, подходя к ожидающей ее Хелен. И улыбнулась - в этот раз она не успела первой, ну и ладно. - Здравствуй, Хелен. Мне очень надо с тобой поговорить... Давай мы пойдем туда, - кивнула на дверь, - потому что в коридоре печально, а место это ты назначила явно не просто так. Улыбнулась, чувствуя себя готовой говорить где угодно, но понимая, что тема может очень не понравиться ее собеседнице... Так что лучше перестраховаться хотя бы уютной обстановкой.

Хелен Форанэн: - Когда мне говорят, что надо поговорить, я начинаю чувствовать себя жутко. С этого обычно все мои приключения и начинались. Смеется. - Пошли тогда в уютную комнату для разговоров с камином и удобными креслами. У меня все разговоры в такой атмосфере здесь проходили. Так что, проходи. Представила себе комнату средних размеров с удобными креслами у камина и толкнула дверь, приглашая Хель войти.

Хель Теон: Усмехнулась, качая головой. - Никаких приключений на этот раз, я могу говорить это почти с уверенностью. Вошла в комнату первой, улыбнувшись обстановке - и правда, уютно... То, что надо. Выбрала кресло поближе к камину, устроилась и поглядела на Хелен, не зная, с чего начать. Кажется, тут обычная тактика не сработает... - На самом деле, я пришла к тебе за помощью. Я... не уверена, что ты захочешь мне помогать, - подняла руку, призывая сначала дослушать ее, - но я очень на это надеюсь, потому что дело для меня важно настолько, что я не могу это толком словами описать, а помощи в этой части просить больше не у кого. Помолчала, вспоминая Тоширо. Нет уж, к нему она пойдет только в самом крайнем случае. Эгоист! - Я... Я понимаю, что вопрос бестактен, но... Хелен, можешь мне ответить честно - ты влюблена в Тоширо? Я обещаю, что никто и никогда от меня этого не узнает, если это так. Наклонилась вперед, с волнением глядя на сокурсницу - правда ли это, сохранились ли какие-то чувства, были ли они... Или все показалось, она ошиблась с выбором?

Хелен Форанэн: Устроилась в кресле по удобней и стала внимательно слушать, что же хочет ей сказать Хель. И с каждым ее словом становилась все мрачнее и мрачнее, пока, наконец, не получила возможности ответить. - А почему ты к Широ не пошла? Он стопроцентно влюблен... Говорить такое было тяжело, но все-таки добавила: - Обещай, что ни одна живая и неживая душа не узнает. Но могу ответить честно - я и сейчас его люблю. Только стараюсь об этом забыть. И не показывать на публике. Зачем тебе эта информация?

Хель Теон: Вздохнула, но объяснять подробно не стала, ограничившись полуправдой. - Я с ним недостаточно знакома, чтобы спрашивать о таком и просить то, что хочу просить у тебя. Не смогла сдержать довольную улыбку, услышав ответ, но очень быстро с ней справилась. - Я обещаю, Хелен. Я... мне надо было это знать для того, чтобы понимать, стоит ли продолжать разговор. Теперь, собственно, сама история. Существует артефакт, точнее, его чертеж, который описывает его создание. Артефакт имеет для меня огромное значение, но не несет в себе никакой угрозы никому - только пользу для меня. В его создании должны участвовать несколько человек... Но проблема в том, что найти подходящих - та еще проблема. Один из участников... Не стала договаривать, доставая пергамент и показывая его Хелен, подчеркивая нужные строки и сразу же убирая его обратно в карман. - Теперь ты понимаешь, почему я обратилась именно к тебе? Я... я видела Тоширо и его... чувства к Дженни.

Хелен Форанэн: Взглянула на пергамент, прочитывая про себя указанные Хель строки, а затем проговорила: - Тогда я, действительно, та, кто тебе нужен. Если ты видела чувства Широ к Дженни, ты должна понимать, что я влюблена безответно и ответа не дождусь никогда. Думаю, что смогу тебе помочь в создании артефакта, который тебе нужен, хоть что-то полезное совершу. Грустно улыбнулась.

Хель Теон: Посмотрела сочувственно. - Не переживай, все когда-нибудь наладится. Я тоже думала, что любила... Но это прошло - и я счастлива. Вздохнула, на мгновение погружаясь в воспоминания, но быстро возвращаясь к реальности. - Ты... ты сможешь найти нужную вещь? Тебе не будет... жалко? Осторожно спросила, обращая внимание на самый важный пункт - все стоило обговорить заранее.

Хелен Форанэн: Кивнула, подтверждая, что нужную вещь она точно найдет. - Да, думаю, что трудностей с этим не возникнет. И, хоть мне и будет ее жалко, но видимо, пора уже распрощаться с вещами, которые нас связывают. Не уверена, что смогу это сделать, но попытаюсь. Все будет хорошо, за мою часть не беспокойся. Устремила взгляд на огонь в камине.

Хель Теон: Помолчала немного, чувствуя одновременно радость и печаль - все же несправедливо это все... Наверное. А, с другой стороны, какое право ей судить об отношениях чужих людей? - Хелен, я понимаю, как это все тяжело... Но, может, создание артефакта и тебе послужит на пользу? Расставаясь с этой вещью... Может, и чувства к Тоширо ты сможешь отпустить? Если он оказался столь недальновиден, чтобы... отпустить тебя, то, может, оно и к лучшему? Помолчала и все же добавила, понимая, впрочем, что Хелен сейчас вряд ли оценит ее слова. - Он не показался в последний раз мне ни разумным, ни понимающим, один сплошной эгоизм. После еще небольшой паузы добавила. - Или любовь так меняет людей, или он такой и есть. Потому что что это за любовь, когда она такая... Теперь уже и сама поглядела в огонь.

Хелен Форанэн: Вздохнула и проговорила: - Вполне возможно, что получится, ведь я к этому и стремлюсь. Хочу отпустить свои чувства, чтобы не страдать больше. Не забыть окончательно, а оставить только приятные воспоминания, коих очень мало. Поинтересовалась. - А что случилось в прошлый раз? Впрочем, если это великая тайна, то я на нее не претендую, но я очень хорошо знаю Широ, еще с совсем раннего детства. Его сильно меняют его собственные чувства, от этого он кажется всем эгоистом, что в какой-то доле чистейшая правда. Улыбнулась.

Хель Теон: Кивнула уже куда радостнее. - Я надеюсь, что все получится. И что этот ритуал поможет не только мне, но и тебе. Просто... постарайся понять, действительно ли ты уже пережила это - и если да, то у тебя получится отпустить, я знаю. Пожала плечами, неохотно поясняя. - Он позволил себе некоторые высказывания, которые сложно считать разумными... В общем, не тайна, но неприятно вспоминать. Чистейшая правда... Что ж, в принципе, не удивляюсь - уж в его искренности сомневаться мне не приходится. Поморщилась. - Давай лучше про учебу поговорим? Нам эта тема более чем актуальна... Боишься СОВ?

Хелен Форанэн: Пожала плечами. - Такой уж Широ, его уже не изменить, а если он еще найдет способ реализовать свой план, то точно будет идти по головам. У него есть один большой плюс - он не может мне врать. Улыбнулась. - Но что мы все про мальчиков, давай и, вправду, про учебу - она вторая насущная проблема. А уж СОВ- брр. Конечно, боюсь. Не хочу быть выпихнутой за порог школы не подготовленной к нынешним реалиям. Накануне экзамена - забыла все жесты и куда-то засунула конспекты, найти не могу. Но вообще, хочу в магистратуру - заклинания или ЗОТИ, еще не решила, но точно буду пробиваться. А ты как себя чувствуешь в предвкушении первого крупного экзамена в нашей жизни?

Хель Теон: Усмехнулась. - Почему не может врать? И закивала, соглашаясь. - Я тоже боюсь. Потому что, по сути, тот еще неуч. А вдруг не сдам? Так что не скажу, что чувствую себя безумно уверенно и оптимистично. Скорее, наоборот. А ты уже обсуждала магистратуру с профессорами?

Хелен Форанэн: Пожала плечами. - Понятия не имею, но не может. В редких случаях пытается, но все равно потом все рассказывает. Может это от того, что он считает меня человеком, которому он может доверять. Плюс ко всему, мне кажется, что я его боггарт. Усмехнулась. - По крайней мере ты побольше моего, наверняка, помнишь. Для меня же главное не ошибиться в мелочах. И нет, я пока не ходила с ними говорить. Еще пока не уверена, что ответ будет положительным и дико боюсь отказа. Помнится, раньше, можно было за каникулы поговорить.

Хель Теон: Широко улыбнулась, неверяще качая головой. - Ты - его боггарт? Сложно представить, если честно, но поверю на слово твоим подозрениям. Отрицательно покачала головой. - На самом деле, нет. Да и... меня пугает, что СОВы - это экзамен вроде как по всему обучению, а я Травологию, Трансфигурацию, ЗОТИ и все остальное как-то... совсем не знаю. Придется справляться только Заклинаниями и Зельями? Или экзамен будет совсем не таким? - раздраженно махнула рукой. - Не люблю неопределенность. Удивленно посмотрела на Хелен. - Почему боишься отказа? У тебя есть основания думать, что отказ прозвучит? Но почему? Все же вроде как в порядке?

Хелен Форанэн: Усмехнулась. - Сложно, но возможно. Я так и не смогла узнать у него всего, но...определенную картинку мое воображение нарисовало. Посмотрела на гриффиндорку. - Никто не знает, как в этом году будет выглядеть экзамен и мне кажется, что сюрприз будет не из приятных. Тем более, что уже был намек на то, что заклинания, возможно, придется использовать те, о которых мы ни сном ни духом. А что касается отказа? Я два года как перестала быть отличной ученицей, у меня все получается с третьего или сотого раза, а некоторых преподавателей - это выводит из себя.

Хель Теон: Кивнула, понимая, что угадать с тем, как будут проходить СОВы, им не удастся. - Да... И нет, я не думаю, что с магистратурой будут проблемы. Ты слишком строга к себе - из всех трех пятикурсников ты знаешь больше всех, Хелен. Улыбнулась и потянулась в кресле. - Наверное, в этом году конец сессии и конец года совпадут... Любопытно.

Хелен Форанэн: - Посмотрим-посмотрим, что в итоге получится, но если меня возьмут в магистратуру, надо будет точно это отметить. Смеется. - Да, скорее всего совпадут. И можно будет устроить выпускной на Новый год. Даже в мире, где каждую секунду ты в опасности, есть место для хотя бы минутки хорошего настроения.

Хель Теон: Кивнула, рассмеявшись. - Договорились, отметим, там мы будем уже взрослые, - фыркнула, - и имеющие право отмечать. Помрачнела, услышав ремарку о мире. А разговор шел столь... непривычно спокойно и обычно. Так невероятно приятно обычно! - Ты права... Надеюсь, так все и будет, праздника и минутку хорошего настроения мы все заслужили. Помолчала немного, но потом решительно встала, понимая, что снова к правильному настрою уже не вернется. - Спасибо за разговор, Хелен, это было очень... хорошо и правильно. Я напишу тебе, когда соберусь с ритуалом, ладно?



полная версия страницы