Форум » ВНЕУЧЕБНЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ » Выручай-комната (продолжение) » Ответить

Выручай-комната (продолжение)

Большой Зал:

Ответов - 273, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 All

Эвелин Палмер: Поднявшись, безмолвно кивнула портретам. Послушала рассказ о волшебной комнате. - Хорошее место, чтобы спрятаться от профессоров и заняться чем-нибудь запретным. А если, например, в комнате не будет хватать какого-то нужного предмета, придется выходить и заново представлять ее, но уже с наличием нужных вещей? Не то чтобы это была очень нужная информация, и даже не думала о том, что эта комната сможет ей пригодиться, но утолить интерес не помешало бы.

Ханна Уоррен: Взялась за ручку двери. - Боюсь, что в Хогвартсе полно и вполне обычных мест, где студенты прячутся от нас для чего-то запретного. Качнула головой отрицательно. - Увы, это не работает столь... детально. Вы представляете скорее функциональное предназначение, а комната дает вам свой вариант. Открыла дверь. - Например, это - склад ненужных вещей. Таким же образом можно, например, загадать тихое место для выполнения уроков или просторное для проведения праздника, но подобрать мебель на свой вкус, нужный учебник или гирлянды патриотичной факультетской расцветки, увы, не получится. С другой стороны, комната бывает и предусмотрительней человека. Если вы попросите место для сна, она не только создаст вам кровать, но и позаботится о подушке и одеяле. Хотя... хотя это может оказаться и всего лишь гамак вместо кровати. Приглашающим жестом указала внутрь. - Прошу вас.

Эвелин Палмер: - Поняла. Комната предлагает свой вариант с вещами, которые могут пригодиться,по ее мнению, если это комната для определенных целей. Посмотрела на свою сопровождающую. - Надеюсь, вам не приходилось ночевать в выручай-комнате в гамаке вместо кровати? После приглашения вошла. И правда, комната больше напоминала склад ненужных вещей.

Ханна Уоррен: Зашла следом, закрывая дверь. - Нет, мне повезло и все школьные годы я ночевала в специально отведенной спальне для девочек на факультете. Но среди студентов всегда ходили разные слухи о том, как комната любит подшутить. Иногда было трудно сказать, что из этого быль, а что выдумка. Прошлась между, фактически, гор из самых разных предметов - начиная от мебели и заканчивая тетрадями и посудой. - Как-то, помнится, даже бытовал спор - одни ученики говорили, что именно здесь домовые эльфы складируют все те многочисленные предметы, которые материализуют ученики факультета Слизерин. Видите ли, чаще всего детям Дома Воды материализация необходима во вполне будничных ситуация - создать чашку чая, перо или стул. Но когда каждый ученик каждый день создает по одной чашке... очень скоро это превращается в гигантский сервиз, из которого впору поить все магическое сообщество Британии.

Эвелин Палмер: - Интересное предположение. И похоже на правду. Медленно бродила между горами вещей, пытаясь не терять из виду коллегу. -У каждого факультета есть свой особенная способность? Интересно. В академии, на сколько я помню, такого не было. Приходилось все делать с помощью волшебной палочки. Посмотрела на потолок, который оказался довольно высоким, как и горы вещей. Опустила взгляд на преподавательницу, которая ушла чуть вперед. Поспешила догнать ее, и... как на зло запнулась о, кажется, ножку старого стула. Не упала, ничего не сломала и не подвернула- уже хорошо. Посмотрела на зловещую ножку и отметила себе, что нужно бы запомнить это место. Как ни в чем не бывало подошла к женщине. - Могу я спросить, что вас привело обратно Хогвартс? Или вы здесь работаете с лучших времен школы?

Ханна Уоррен: С улыбкой добавила: - Еще одна студенческая теория гласила, что декан Гриффиндора в качестве отработок заставляет своих студентов дематериализовывать все то, что успели материализовать студенты Слизерина. Кажется, это версия где-то на Слизерине и родилась. Пояснила: - Два факультета с очень длинной историей соперничества. Кивнула коллеге. - Да, Хогвартс наделяет каждого своего студента, прошедшего распределение, особой магией. Гриффиндорцы дематериализуют предметы, слизеринцы, наоборот, материализуют, рейвенкловцы могут делать их невидимыми, а хаффлпаффцы обладают магией исцеления. С одной стороны, конечно, это очень удобно, а с другой, к этому так быстро привыкаешь, что по окончании школы требуется некоторое время, чтобы привыкнуть к отсутствию такой привычной магии Дома. Обернулась на звук, прерывая осмотр гор хлама. - Все в порядке? - на всякий случай уточнила. Посмотрела на ближайшие вершины. - Тут иной раз случаются внезапные обвалы. Убедившись, что, вроде, ничего не падает, ответила: - Нет, я не так давно вернулась сюда. Собственно, я и не планировала возвращаться сюда так надолго, а уж тем более становиться деканом или преподавателем. Я ученый и работаю... или правильней теперь будет сказать работала в составе группы коллег. Мы готовили к выпуску новую книгу, и тут как раз появилась информация, несколько по-иному проливающая свет на некоторые события времен основания Хогвартса. И как раз речь шла о том факультете, который я заканчивала. Вот так я и попала в Хогвартс - с намерением разобраться со всеми неясностями и расставить точки над "и". Поинтересовалась осторожно: - С моей стороны не будет бестактностью, если я спрошу у вас о том же?

Эвелин Палмер: Тихонько рассмеялась на добавление о Гриффиндоре. - Да уж, детская фантазия не знает границ! Понимающе покивала головой. Всегда трудно отвыкать от чего-то хорошего, оставалось только догадываться, каково это- отвыкать от магии Дома, с которой жил семь лет. - Да, все впорядке,- ответила. Подняла голову, надеясь, что ничего не летит вниз. Повезло, все лежало на месте и падать, кажется, не собиралось. - Значит, научный интерес? И как успехи в исследовании?- поинтересовалась,- Надеюсь, вы не зря сюда возвращались. Качнула головой. - Нет, конечно нет!- почти бесшумно вздохнула,- Работа для меня- спасение от одиночества, скажем так. Конечно, можно было бы устроиться в другую маггловскую школу, как я делала это раньше, но, какая радость волшебнику работать с детьми без магических способностей? Мало того, что приходится все таскать на себе, так еще и про магические картины не расскажешь- не поймут. С этими картинами была довольно забавная ситуация. Один ребенок как-то сказал: "Жаль, что дяденька на картине не может поговорить со мной!" А я ляпнула в ответ: "Глупости, конечно может!" Это был первый раз, когда пришлось сменить работу. Я немного отвлеклась... Меня не устраивало то, что приходится прятать магию от людей, поэтому решила устроиться в школу волшебства. На самом деле, сначала хотела вернуться во Францию, потом в Бельгию, но передумала. Мне показалось, что здесь я буду полезнее. Надеюсь, не ошиблась.

Ханна Уоррен: Повторила: - Успехи? Качнула головой после короткой паузы. - Боюсь, не такие впечатляющие, как мне бы хотелось. С самого начала было понятно, что найти ответы на возникшие вопросы можно будет только здесь, но пока что я нашла только новые вопросы. Еще больше новых вопросов. И совсем мало ответов. Но, в любом случае, вернулась я не зря. Пусть это не совсем то, что я ожидала найти, но кто знает, что нам на самом деле нужно найти. Молча внимательно выслушала коллегу. - Сейчас мало кто из преподавателей может приехать в Хогвартс. Все ждут, когда разрешится конфликт вокруг школы. А дети тем временем должны чему-то учиться. Конечно, среди них есть те, кто после Хогвартса сможет спокойно восполнить пробелы в непреподаваемых здесь дисциплинах, беря частные уроки. Но большинство... большинство останется с тем багажом, который получит здесь. Так что, в некотором роде, ваше появление здесь весьма своевременно. Слегка улыбнулась. - Остается надеяться, что вам не очень наскучит наше скромное общество. Остановилась у какого-то старого стеллажа, провела пальцами по сваленным кое-как на полке учебникам, остановилась на одном из них. - Здесь есть кое-что занятное. Потянула книгу за корешок. - Этот старый школьный атлас с картами с начала века используется бывающими здесь студентами для того. чтобы увековечить свои имена. Не знаю, кто придумал эту традицию... Мне рассказали ее курсе на третьем. Мы тогда долго изучали эти автографы. Открыла книгу, показывая, что почти на каждой странице разными почерками вписаны имена, росписи, даты. - Некоторые находили здесь даже своих прадедов... Так что, если кто-то из ваших родных учился в Хогвартсе... Протянула книгу собеседнице. - Вы можете найти здесь неожиданный привет из пошлого.

Эвелин Палмер: Слушала коллегу, рассматривая всяческие кружки, учебники, подсвечники и другие предметы, отмечая, что многое сгодилось бы для натюрмортов. - Думаю, вы еще найдете ответы на все свои вопросы,- ободряюще улыбнулась. Чуть склонила голову на бок, глядя на обломок старой рамы с фрагментом какой-то картины, что находилась неподалеку от такого же старого на вид шкафа. - Думаю, я была бы полезнее, если бы преподавала что-то более нужное, чем Магия Рисунка. Подошла к женщине, которая уже успела найти что-то интересное. Однозначно нужно знать, где искать. Взяла в руки протянутую книгу и принялась аккуратно листать страницы, надеясь увидеть знакомый почерк. - Единственное, что я смогу здесь найти- подпись отца. Я не очень хорошо знаю свою родословную, что очень печально, конечно. Но, видимо, на это есть свои причины. Оторвав взгляд от книги спросила: - Вы находили здесь имена своих родных?

Ханна Уоррен: Улыбнулась в ответ. - Я тоже на это надеюсь. Вздохнула. - Более нужное? - повторила за коллегой, переспрашивая. - Кто знает, быть может для кого-то ваши уроки окажутся самыми нужными и важными. Кивнула утвердительно. - Да, полагаю. Дело в том, что мои родители магглы, и я не знаю достоверно точно, кто из моих предков мог быть магом. Но я встречала здесь имена однофамильцев. Вероятно, кто-то из них вполне мог бы приходиться мне как раз каким-нибудь дальним родственником. Потянулась, чтобы перевернуть пару страниц в атласе, и указала на автограф над картой Йоркшира. - Вот здесь. Фамилия, которую носит мой отец и носила я до замужества.

Эвелин Палмер: - Кажется, я немного недооцениваю свой предмет,- отозвалась. Проследила за движениями коллеги, слушая ее предположения. Посмотрела на подпись, после чего удивлённо повела бровью. Подняла голову и озадаченно посмотрела на женщину. - Вы... Уверены в том, что ваши родители магглы? Не сквиббы, не.. Не.. Не волшебники, решившие уйти в мир магглов? Еще раз глянула на афтограф. - Возможно, это совпадение, но до замужества я была мисс Мюррей,- произнесла задумчиво.

Ханна Уоррен: - В том, что они не волшебники, я уверена совершенно точно. А вот кем были их родители... Качнула головой. - Кем были родители моей матери, я не знаю. Так же, как и родителей отца. Но если первые, похоже, мертвы, то вторые... Пожала плечами. - Отец не поддерживает отношения со своими родными и не любит распространяться на эту тему. Так что технически... Не закончила фразы, переспрашивая: - Мюррей? Как интересно... Быть может вам что-то скажет имя моего отца - Ксавьер Мюррей, 25-го года рождения?

Эвелин Палмер: Уткнулась взглядом в атлас, пытаясь вспомнить все знакомые имена. Ничего похожего в голову не приходило. Сама себе качнула головой, поражаясь своим родственным связям. - Я не уверена, но... Кажется, можно найти генеалогическое древо. Правда, вероятность того, что крестная ответит на письмо, крайне мала. Я о ней ничего не слышала уже лет пятнадцать. Конечно, можно было бы написать родителям отца или матери. Но с первыми я знакома не была. Отец редко общался со своими родителями: у них произошел конфликт на почве его женитьбы. А вторые давно умерли. После короткой паузы спросила: - Имя Мэттью Мюррей вам ничего не скажет?

Ханна Уоррен: В свою очередь только покачала головой. - Нет, отец никогда не упоминал никого из своих родных. Задумчиво коснулась корешков старых книг, отмечая, что коллега говорит о своем отце в прошедшем времени. - Возможно, мне стоит написать своим родителям. Они, к счастью, живы, и сохранили завидное здоровье. Переспросила, чтобы запомнить: - Мэттью Мюррей? А год рождения? Или, быть может, вы знаете где прошло его детство?

Эвелин Палмер: Легко кивнула головой. - Было бы здорово. А я все-таки попробую найти семейное дерево. Провела пальцем по обрезу атласа. - Мэттью Мюррей,- повторила, а вот с годом было сложнее, никогда не запоминала даты, но эту, к счастью, вспомнила- 1923 год рождения. К сожалению, отец не говорил о своем детстве. Он предпочитал молчать о своем прошлом. Посмотрела в пустоту, пытаясь избавиться от растущего кома в горле. Одернула себя от лишних мыслей и сфокусировала взгляд на коллеге.



полная версия страницы