Форум » АДМИНИСТРАТИВНОЕ КРЫЛО » Кабинет преподавательницы Истории Магической Британии » Ответить

Кабинет преподавательницы Истории Магической Британии

Большой Зал:

Ответов - 195, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Тоширо Яо: Заглянул кабинет, пока пусто. Обернулся и поманил ребят за собой, проходя внутрь. Вообще, ожидал кучу пыльных книг. Пожалуй, вообще ждал много всего пыльного. Что-то вроде музея. - Здравствуйте, тут есть кто-нибудь? Ну, может, учитель притворился креслом.... Или стулом. Или за дверью спряталась.

Владилен Мун: Вбежал следом за Широ в кабинет новой тётеньки и врезался прямо в спину друга, не рассчитав траекторию. - Ой, - потёр ушибленный лоб и огляделся. - Тут же явно никого нет, - вряд ли преподавательница пряталась под столом. Насколько знал историков, это были как один занудные чопорные люди, которым не пристало прятаться от учеников в принципе.

Ханна Уоррен: Зашла в отведенный ей кабинет следом за студентами. - Здравствуйте, господа. Перевела вопросительный взгляд со старшего мальчика на младшего. - Я вас слушаю. Потянулась закрыть дверь, но тут заметила стоящую в коридоре девочку. - Мисс Форанэн, вы тоже ко мне? Заходите, если так.

Хелен Форанэн: Улыбнулась и зашла в кабинет, чего ж в коридоре стоять-то. Идея-то ее была, только для достижения результата нужно было, чтобы все ее доказывали. - Да, мэм. Мы все к вам. Здравствуйте. Мы тут решили провести небольшое исследование в рамках довольно широкой темы "Развитие магии с давних времен и до наших дней", но нам все еще не хватает информации. Решили понадеяться на вашу помощь. Замолчала, давая и остальным возможность что-то добавить.

Тоширо Яо: Закивал, дескать, Хелен все верно говорит. - Все верно. Информации вообще не хватает. Всю библиотеку уже облазили, представляете? Сверху-донизу! На это несколько недель ушло. Мы уже совсем отчаялись. Поэтому пришли к вам. Только вы можете помочь нам.

Владилен Мун: - Здравствуйте, профессор, - непривычно робко и застенчиво произнёс, поглядев на преподавательницу снизу вверх своими большими по-детски наивными глазами, похлопав ресницами. Сейчас важно было не вести себя как чёрте что, а произвести хорошее впечатление. Но мысленно отвесил себе знатный фейспалм, когда Широ с Хел единогласно попросили преподавателя Истории о помощи, даже не намекнув на Запретную Секцию. Что им помощь историка, когда нужен был именно доступ в эту секцию библиотеки! Не переставая улыбаться во всё своё очарование и милоту, произнёс: - Ой, знаете, Широ и Хелен так заинтересовали меня этой темой, что я тоже тут же согласился принять участие в исследовании! А ведь мы не только в теорию хотим углубляться, но и на практике сравнить силы первокурсника и взрослого человека, доросшего как минимум до магистратуры. Может, у вас есть какая-нибудь литература по этой тематике? - стараясь не переигрывать, воодушевлённо кинулся в объяснения, решив, правда, не разыгрывать спектакль восторгания Историей, заранее зная, что не получится натурально. Скрестил за спиной пальцы, молясь, чтобы у новоявленной преподавательницы не оказалось подобных книг. Ну, хотя бы не тут, в Хогвартсе.

Ханна Уоррен: Пропустила девочку внутрь кабинета и прикрыла за ней дверь. - Надеюсь, я не очень вас расстрою, мисс Форанэн, если скажу, что магия с древних времен и до наших дней не развивалась вообще? Указала студентам на кресла. - Присаживайтесь, пожалуйста. Сама села к столу. - Быть может, - посмотрела на первокурсника, - вы имели в виду развитие магических способностей человека с древних времен и до наших дней? Остановила взгляд на старшем мальчике, поинтересовалась: - И с какими источниками из библиотеки вы уже успели поработать, мистер Яо?

Хелен Форанэн: Присела в ближайшее кресло и проговорила: - Извините, мисс Уоренн. Оговорилась. Да, действительно, мы рассматривали развитие магических способностей человека с древних времен и до наших дней. К сожалению, в основной секции библиотеки мало что есть на эту тему. У нас там в основном справочники по предметам, да небольшие статьи на эту тему. Может Широ находил, что-то полезное, но мы - нет. Улыбнулась мальчикам.

Тоширо Яо: Закусил губу, чтобы не рассмеяться, услышав восторги Влада. Надо оставаться серьезным. Присел в кресло. - О, в основном с учебниками по истории магии и статьями, как и сказала Хелен. Но, как оказалось, это немного не то. Мы пытались провести сравнительные анализы различных заклинаний, видов магии, которые использовались с древних времен и в наши дни. И мы поняли, что просто повторяемся. Что бы мы не находили, оно лишь чуть-чуть затрагивает нашу тему. Чуть-чуть помолчал: - Как и сказала Хелен, в основной части библиотеки мы нашли слишком мало информации. А наша работа очень важна не только для нас, но и, возможно, для всего магического сообщества. И потому мы подумали, что в Запретной секции может оказаться что-то посерьезнее. Мы уже магистранты, поэтому мы прекрасно понимаем, какие книги можно брать в руки, а какие не стоит. Мне кажется, мы достаточно ответственные, что получить допуск в эту секцию и завершить нашу работу.

Владилен Мун: Тётенька историк оказалась дамой весьма дотошной. Мысленно скорчил кислую рожицу, размышляя, что стоило пойти сразу к директору, благо (для них троих, конечно), профессор Снейп сейчас немного не в себе, и до школьных забот ему мало есть дела. - Ну да, развитие магических способностей - это мы и имели в виду, - посмотрел честными глазами на профессора. - В открытом доступе в библиотеке в основном теоретические книжки лежат, а для нас больше практика важна. И ведь кому, как не вам, профессор, знать, что то, что доступно всем, и так все знают! А мы же хотим сделать научный прорыв, который, вероятно, изменит отношение к магии целиком и полностью! - воодушевлённо засиял глазами, от избытка чувств подпрыгивая на месте и размахивая руками.

Ханна Уоррен: Покачала головой. - Мне кажется, вы запутались. В учебниках истории не будет нужной вам информации, мисс Форанэн, потому что развитие магических способностей человека изучает не История. Похоже, слова "с древних времен" ввели вас в заблуждение. Развитие с древних времен, например, зельеварения - это отрасль науки Зельеварения, но не истории. А развитие магических способностей человека изучает магическая антропология или даже магическая евгеника. История изучает закономерности развития общества, господа студенты. Посмотрела на старшекурсника. - А сравнение заклинаний, используемых в разные времена, изучается в рамках науки о чарах, мистер Яо. И это совершенно другая тема чем та, о которой говорит мисс Форанэн. Улыбнулась мальчику с первого курса. - Сожалею, мистер Мун, но "практика" в любой науке неотъемлема от теории. И переходить к практике в магической антропологии есть смысл только после детального изучения теории. Откинулась на спинку своего кресла, вздохнула. - Господа студенты, - начала строго. - Я бы посоветовала вам для начала определиться с темой вашего исследования. Потому что говорить "мы хотим изучить развитие магических способностей человека с древних времен", все равно, что сказать "я хочу изучить рельеф планеты" географу. Вы хоть представляете, сколько томов книг написано на эту тему? Вам придется потратить на такое исследование десятки лет. Возьмите обычный учебник по основам магической антропологии и попробуйте конкретизировать и сузить свой запрос. Вполне возможно, что в школьной библиотеке его не будет - школьная программа, насколько я помню, никогда не включала в себя эту дисциплину. Здесь я смогу помочь вам и достать несколько книг с основами. Если вас, конечно, интересует именно магическая антропология. Если все же Чары, то, увы, могу лишь перенаправить вас к профильному преподавателю. И, да, господа, Запретная секция в вашем исследовании вам совершенно не поможет.

Хелен Форанэн: Улыбнулась и проговорила: - Похоже, что широкая тема нас только запутает, вы правы. Поэтому мы с радостью примем вашу помощь, если вы нам дадите несколько учебников по основам магической антропологии. В конце концов, это поможет нам сузить круг поисков и тематику работы. Верно, ребята? Посмотрела на ребят, зная, что они в любом случае продолжат играть роль дальше. Тем более, что тема, действительно, интересная была бы.

Тоширо Яо: Уже понял, что вытащили они пустой номер, поэтому просто кивнул, когда Хелен попросила подтвердить.

Владилен Мун: Хотел сначала сделать упор на Чары, чтобы попытать счастья ещё и у Аланы - его корзиночная любовь точно не должна была остаться равнодушной к своему рыцарю! Но ничего сказать не успел, так как Хел оказалась быстрее. Что ж, тут явно было гиблое дело, поэтому оставалось лишь подыграть. - Верно, верно. Нам бы пару умных книжек, чтобы мы смогли определиться с конечной, более узкой темой. А ещё... у вас есть книжки по генетике? Нет, наверное нет, вы же историк, а не биолог... Но я так, на всякий случай спрашиваю. Вдруг завалялось где? Просто я вот считаю, что магия заложена в людях на генетическом уровне, и если уж мы хотим проводить практические эксперименты на мне, в смысле, со мной, то проверить генетическую связь тоже было бы неплохо. Но мы, конечно, определимся, в каком направлении будем работать: в антропологическом или генетическом, да-да. Спасибо, что наставили нас на путь истинный, профессор! - затараторил в лучших традициях непривычно молчаливого Широ.

Ханна Уоррен: Пододвинула к себе блокнот, раскрыла и сделала пометку. - Я напишу своему другу-антропологу. Уверена, он не откажется помочь рвущимся к знаниям студентам. Зайдите ко мне через пару дней, думаю, к этому времени книги уже будут доставлены. Покачала головой на вопрос мальчика-первокурсника. - Сожалею, мистер Мун, но о генетике, тем более магической я имею весьма слабое представление. Если уж так получится, что вас будет интересовать именно эта сфера, и никто другой в школе не сможет вам помочь, приходите ко мне. Думаю, достать нужные книги можно и не будучи профильным специалистом в том, о чем в них написано. Улыбнулась. - На здоровье, мистер Мун. Вопросительно посмотрела на детей. - Что-нибудь еще, господа?

Хелен Форанэн: - Нет, это все, мэм. Мы придем к вам через пару дней за книгами. Поизучаем и, возможно, нам удасться сузить тему. Хотя, чувствую, что спорить мы будем долго. Еще раз спасибо, что помогли нам. До свидания. Направилась к выходу из кабинета, размышляя над способами, как можно еще добраться до Запретной Секции.

Тоширо Яо: Теперь еще и какой-то антрополог им книги пришлет. Впрочем, книги - это всегда хорошо. В любом случае будет интересно почитать, жаль только, что они им никак не помогут. И эта новая учительница им совсем не помогла. Все только усложнилось. Взглянул на ребят, дескать, что будем делать дальше, но Хелен уже развернулась и шла на выход. Отвесил учительнице поклон: - Большое спасибо вам за помощь, профессор Уоррен. Лучше будет, если мы не сами придем, чтобы вас не беспокоить, а вы сообщите нам, что книги были доставлены. Так и вам меньше мороки и мы от своих научных изысканий будем меньше бегать по всему корпусу школы. Подхватил Влада за край рукава мантии и повел за собой на выход. Вот же не повезло. Что же теперь делать? У кого этот допуск получать? Точно не у Снейпа.

Владилен Мун: Печально и тяжело вздохнул, понимая, что обломилась их идея, капитально и с треском. Ничего не оставалось, как согласиться с ребятами и с профессором: - Да, спасибо, мэм, мы с нетерпением будем ждать эти книги, - но, кажется, голос прозвучал без особого энтузиазма. Вышел, уволакиваемый Широ за рукав.

Северус Снейп: Подошел к двери. Постучал для приличия пару раз. Приоткрыл дверь, поинтересовавшись: - Леди Уоррен, Вы здесь? У меня к Вам есть разговор. Не имеющий отношения к дневнику и очень... серьезный.

Ханна Уоррен: Вернувшись после эпопеи с дневником, села за письмо, но больше нескольких строк написать не вышло. Сложила неоконченное послание и сунула в первую попавшуюся под руку книгу. - Да, мистер Снейп, - отозвалась. - Проходите, пожалуйста. Задержала на лице директора пристальный взгляд. - Что-то случилось? Указала на кресла. - Присядете?

Северус Снейп: Машинально прикрыл дверь за собой. Покосился на кресла. Стоять - глупо. Садиться в кресло для посетителей... Впрочем, какая разница? Занял предложенное место, коротко отозвавшись: - Благодарю. И попытался начать издалека. - Леди Уоррен, я успел заметить, что Хаффлпафф Вам... пожалуй, небезразличен. Я хочу сказать, не только дневник Хельги, не только его историческая ценность, но и факультет сам по себе. Я прав?

Ханна Уоррен: Собрала со стола несколько книг и, пока директор проходил и располагался, шагнула к шкафу и поставила их на свободную полку. Коротко улыбнулась, возвращаясь. - Да, мистер Снейп, - согласилась просто. Заняла не свое кресло, а такое же для посетителей, но напротив мужчины. - Полагаю, каждому выпускнику Хогвартса небезразличен факультет, который он заканчивал. И если вы обеспокоены ситуацией с этим документом, о котором мы говорили... Поверьте, мне, правда, самой бы не хотелось нанести вред Хаффлпаффу или его обитателям.

Северус Снейп: Каждому выпускнику небезразличен - это верно. Не каждый выпускник готов принести в жертву свою жизнь ради этого факультета. Качнул головой, признаваясь: - Нет, дело не в документе. Леди Уоррен, буду с Вами откровенен: декан Хаффлпаффа... Не может более выполнять свои обязанности. Заметил после паузы: - Я не уверен, что Хэльна Дарем хоть когда-либо была хорошим деканом Хаффлпаффу. Но, в любом случае, даже неидеальный декан - лучше, чем вообще никакого. Сейчас же она хочет уйти с деканского поста - и это ставит нас в отчаянное положение. Найти человека, готового взять на себя эту ношу, не просто непросто - это граничит с невозможным. Чуть наклонил голову, пристально глядя на собеседницу. Сказал вкрадчиво: - Вы пришли в Хогвартс, чтобы изучить дневник Хельги, леди Уоррен. Я предлагаю Вам кое-что более масштабное. Вы сможете изучить весь Хогвартс, двери которого всегда были открыты только для тех исследователей, которые преподавали здесь. Все материалы. Все артефакты. Все, что найдется у нас интересного для Вас. Выдержал паузу. Закончил тихо: - Но взамен я хотел бы, чтобы Вы, хотя бы временно, взяли на себя деканство на Хаффлпаффе.

Ханна Уоррен: Посмотрела вопросительно. - С мисс Дарем что-то случилось? Внимательно выслушала пояснения и поспешила заступиться за коллегу: - Давайте не будет слишком строги к ней, мистер Снейп. Мисс Дарем очень молода. Во времена моего студенчества я не припомню ни одного преподавателя ее лет, не говоря уже о декане. К тому же, сейчас не самые простые времена для всех совершеннолетних обитателей Хогвартса. Хотя мне и не назвали в министерстве имя мисс Дарем среди тех, кого разыскивает аврорат, думаю, ей тоже не очень просто дается пребывание здесь. Многие девушки на ее месте давно бы бросили все и уехали. Молча дослушала все аргументы, гадая, к чему они ведут, и когда услышала, не сразу нашлась, что ответить. - Простите, мистер Снейп, но я не могу не переспросить: это, действительно, собственное желание мисс Дарем? Откинулась на спинку кресла и, чуть помедлив, спросила еще: - Вы правда в таком отчаянном положении, и нет никого, кому бы вы могли предложить факультет? Впрочем... Я понимаю. Раз вы решились предложить это малознакомому человеку, вероятно, у вас и вправду нет выбора. Помолчала немного, словно не решаясь продолжить. - Мистер Снейп, мне не по душе, что в такой непростой для школы ситуации наш разговор походит на торг. Вы с пониманием отнеслись к моей миссии, хотя я прекрасно понимаю, что вам сейчас не до научных проблем многовековой давности. Но именно из-за этих обстоятельств я бы все же хотела обсудить с вами условия моего возможного согласия. Вы позволите говорить откровенно?

Северус Снейп: Вздохнул, ощутив некий укол совести, что ли. Дарем и вправду приняла близко к сердцу все проблемы Хогвартса и, как и многие, фактически, похоронила себя здесь. Наверное, она заслуживает благодарности, вне зависимости от прочих обстоятельств. Пояснил тихо: - Она остается. Будет по-прежнему преподавать Травологию. Но деканство, насколько я понимаю, ее вымотало. На период ее деканства пришлось много непростых событий. Подтвердил: - Это - ее желание и ее инициатива. Я не стал бы снимать ее с поста декана сам. Не сейчас - уж точно. Мягко улыбнулся, сосредоточившись на рассматривании собственных пальцев на пару секунд. Проговорил нейтрально: - Вы очень проницательны, леди Уоррен. В этом отношении мы - в отчаянном положении. Думаю, Вы и сами понимаете, почему. Добавил поспешно: - Я ни в коем случае не желал бы оскорбить Вас неуместной тональностью разговора. Я просто понимаю, что... не вправе просить человека, прибывшего в Хогвартс далеко не навсегда, а лишь на время, человека науки... посвятить свою жизнь Хогвартсу на неопределенный срок. Поэтому я пытался предложить хоть какую-то компенсацию. Прошу меня простить, если это вышло не слишком к месту. Разумеется, я Вас внимательно слушаю, леди Уоррен.

Ханна Уоррен: Качнула головой отрицательно. - Нет-нет. мистер Снейп, я все понимаю. Вы директор школы и то, что вы продолжаете делать все возможное для детей заслуживает только уважения. Но, кажется, я сейчас отплачу вам той же монетой: я тоже хочу попросить вас о том, о чем не вправе. Так что вы уж простите меня заранее, пожалуйста. Улыбнулась примирительно и продолжила уже серьезно: - Когда я была в министерстве, мне показали листовки с именам и колдографиями тех, кого разыскивает аврорат. Среди них была молодая девушка. Мисс Картер. Как я понимаю, она в прошлом году должна была окончить Хогвартс? Перевела дыхание и продолжила, глядя на собеседника. - В этом году в школе будут новые выпускники, и в следующем. Я понимаю, что положение многих из них может быть непростым - чьи-то семьи попали под действие новых законов, у кого-то пострадали друзья. И тем не менее... тем не менее, они хоть и становятся совершеннолетними, но по-прежнему остаются еще детьми. Они ведь так мало видели, так мало еще знают. У них вся жизнь впереди. И какими бы ни были их испытания судьбы, какое бы горе на них не свалилось... У них должен быть шанс, мистер Снейп. Я хочу попросить вас о двух вещах. Первая: это сделать все возможное, чтобы дети, пусть и достигшие семнадцати лет, не оказывались на листовках министерства. А вторая: это чтобы та девушка, которая там уже оказалась, подвергала себя минимальному риску, насколько это возможно вообще. Это то, о чем я, человек далекий от политики и имеющий документы гражданина другой страны, конечно, не вправе просить вас. Но я попрошу. Вы... вы можете мне пообещать? Нет, без Обета, конечно. Просто пообещать.

Северус Снейп: Поправил машинально: - Она еще учится. В магистратуре. И тут же спохватился, насторожившись. Зачем этой даме Стефани? Она хочет причинить Стефани вред? С трудом заставил себя удержать на лице нейтральное выражение - и явно расслабился, услышав окончание. Пояснил, очень тепло улыбнувшись: - Стефани - уже не Картер, леди Уоррен. Она - моя супруга. И, разумеется, я... все, что смогу, все, вплоть до... Спохватился, сообразив, что подробности посторонней женщине явно неинтересны. - В общем, готов на что угодно, чтобы она была в безопасности. Поверьте, я делаю все, что от меня зависит, чтобы ни один ребенок больше не оказался среди "террористов". И ни один выпускник - до тех пор, пока эти выпускники остаются под защитой Хогвартса. Делаю и буду делать в дальнейшем. Мысли о Стефани на какое-то время даже заслонили основную цель с деканством. Заставил себя сосредоточиться на деле с трудом. Нужно что-то сказать этой Уоррен. Что-то любезное и милое. Проговорил медленно: - Такая Ваша просьба для меня - неожиданность, но очень... приятного толка, леди Уоррен.

Ханна Уоррен: Улыбнулась в ответ. - Простите, я не знала. Примите мои хоть и весьма запоздалые, очевидно, поздравления. Кивнула, услышав желаемое. - Спасибо, мистер Снейп. Это все, что я хотела услышать. Передаю вам в ответ свое согласие. Требуется ли от меня что-то еще? Улыбнулась, поясняя: - Я знаю по именам почти всех деканов Дома Хаффлпафф начиная с самой основательницы, но не имею ни малейшего представления о процедурных моментах, необходимых для принятия деканства.

Северус Снейп: Ответил со все тем же сияющим выражением лица - как будто свадьба была вчера! - Благодарю, леди Уоррен. И снова усилием воли заставил себя сосредоточиться на деле хоть немного. - И за поздравления, и, разумеется, в гораздо большей степени - за Ваше согласие. Это очень много значит для нас. Предположил: - Леди Дарем должна передать Вам полномочия. И, вероятно, магия Дома должна принять и признать Вас. К сожалению, я не знаю, как именно это происходит на Хаффлпаффе - я мог бы поведать только о Слизерине. Полагаю, было бы неплохо также познакомиться со студентами. И, полагаю, когда все это будет сделано, я должен представить Вас за одним из ужинов или завтраков в Большом Зале, чтобы Хогвартс знал о Вашем назначении. Приказ я подпишу сегодня же.

Ханна Уоррен: Не удержалась от улыбки, глядя на счастливое лицо директора. - Будем надеться, удача от нас не отвернется. А я, со своей стороны, постараюсь оправдать ожидания - и ваши, и мисс Дарем и Дома. Покивала, выслушивая информацию. - Мисс Дарем еще у вас? - уточнила. - Наверное, мне следует найти ее, не откладывая этот вопрос в долгий ящик.

Северус Снейп: Качнул головой, поднимаясь на ноги. - Нет, она уже ушла, но связаться с ней совсем несложно. Мы используем здесь, в Хогвартсе, систему сообщений, сходную с министерской. Материализовал лист пергамента и продемонстрировал технику складывания голубя. - Превращаете записку вот в такую птицу - и отправляете к адресату. Все преподаватели могут пользоваться этой системой. Добавил: - Не хочу больше Вам мешать, леди Уоррен. Я очень рад, что мы договорились. Интуиция подсказывает мне, что все получится так, как должно.

Ханна Уоррен: Поднялась следом за мужчиной. Внимательно проследила за мастерением бумажной птицы. - Выглядит не очень сложно. Взяла со стола чистый лист, набросала короткую записку и отправила декану Хаффлпаффа. "Мисс Дарем! Не могли бы мы переговорить с вами сейчас? Я буду ждать вас в факультетской гостиной. Х.Уоррен" - Будем верить вашей слизеринской интуиции, мистер Снейп. Парой шагов провела директора до двери. - Удачного вам вечера. Вернулась к столу, когда дверь за новым начальником закрылась. Приложив руку ко лбу постояла в задумчивости некоторое время. Вытянула из книги неоконченное письмо, пробежалась по строкам взглядом, сложила лист в несколько раз и бросила в урну. Собрала бумаги со стола, прихватила толстую книгу и вышла из кабинета.

Энн Флетчер: Постучала в дверь и заглянула. Профессора Уоррен не было на месте. Решила подождать ее. Надеюсь, она не обидится, что я вломилась в кабинет. Зашла и села на стул для посетителей, надеясь, что рано или поздно преподаватель придет в свой кабинет.

Ханна Уоррен: Неспешно прошла по коридору, вошла в кабинет и внезапно обнаружила там свою студентку. - Мисс Флетчер? Добрый день. Оставила папку с бумагами на книжной полке и прошла к столу. - У вас ничего не случилось?

Энн Флетчер: Увидев профессора Уоррен, привстала и улыбнулась. - Добрый день, профессор! Нет, ничего не случилось. У меня просто к Вам есть несколько вопросов. Один, если можно так выразиться, философский, а второй - касающийся моей учебы. Аккуратно присела обратно на стул. Решила начать с более нейтрального вопроса. Интересно было узнать альтернативное мнение по этому поводу. - Профессор, скажите, почему иногда волшебники рождаются в семьях магглов? Чем это объясняется? Или у науки нет объяснения?

Ханна Уоррен: Села за стол. - Что ж, давайте ваши вопросы, мисс Флетчер. Выслушала девочку и ответила: - У науки практически по поводу всего есть теория, мисс Флетчер. Зачастую даже несколько. Другой вопрос, что любая теория всегда должна иметь хоть какую-то доказательную базу. Чем внушительней, тем, конечно, лучше. Хотя и это, в конечном счете, не отметает дискуссий и постоянных постановок под вопрос состоятельности той или иной теории. Большинство ученых склоняются к версии, что магические способности - это раздел такой науки, как генетика. Выражаясь проще, это означает, что у магглорожденного волшебника в роду были маги. И на этом, собственно, единство большинства и заканчивается. Проблема в том, что данная сфера изучена очень мало. И сказать, что дело в наследственности - это практически что ничего не сказать. Если допускать наличие отдельного гена магии, то возникает закономерный вопрос - у магглов он отсутствует совершенно или, наоборот, присутствует, но в неактивном, "спящем" состоянии? Есть много допущений на этот счет, но солидных исследований... Покачала головой отрицательно. - Есть и другие, менее популярные теории. Так, одна из них говорит, что маг, родившийся у магглов, может и не иметь среди предков магически одаренных представителей. Речь идет о чем-то вроде мутации, возникающей при стечении целого ряда факторов. Другая теория считает, что магглорожденные - это результат целенаправленного воздействия или неизвестных и малозаконных экспериментов над людьми... В определенные моменты в магической среде наблюдается всплеск интереса к подобного рода исследованиям. В последнее время, например, активизировалась магическая евгеника. Но вы должны понимать, мисс Флетчер, что здесь очень велико влияние политической составляющей. Это не просто вопрос, на который магам было бы любопытно узнать ответ. Это вопрос, который очень важен для различным политических партий и движений магического мира. Многие из них, кстати, и спонсируют исследовательские работы. Но... к сожалению, в большинстве случаев это прямые заказы. Когда доказательства ищутся под уже готовый ответ.

Энн Флетчер: С интересом слушала профессора Уоррен, стараясь запомнить все существующие теории. А в конце речи профессора улыбнулась и заговорщическим шепотом ответила: - Я слышала такое мнение, что вообще все научные открытия делаются потому, что это кому-то выгодно, а не из благих побуждений. И даже что в обществе развиваются именно те морально-этические ценности, которые позволяют кому-то хорошо зарабатывать. Снова улыбнулась. - У меня следующий вопрос. Я слышала такое мнение, что волшебникам следует избегать тесного общения с магглами. Мне интересно, что вы думаете по этому поводу.

Ханна Уоррен: Сдержанно улыбнулась. - Это чем-то похоже на извечный философский вопрос первенства яйца или курицы. Чаще всего невозможно понять, что возникло первым - идея или потребность в ней. Поощряющим жестом руки отреагировала на намерение перейти ко второму вопросу. - Есть такое мнение, - произнесла серьезно после непродолжительного молчания. - Но... я далека, мисс Флетчер, от того, чтобы давать рецепты всему магическому сообществу. Меня лично никогда не радовали проявления нетерпимости в магическом мире. Но если разобраться глубже, во всех этих спорах о взаимоотношениях магглов и магов, все в конечном итоге упирается в ценностные ориентиры. Мне бы хотелось, чтобы магглы и маги жили без взаимной ненависти и неприязни, но все гораздо сложнее. Это не решается подписанием указа или выдачей распоряжения. А заставлять кого-то насильно любить тех, кто ему неприятен... Снова покачала головой. - Я не сторонник таких методов. Возможно, когда-то наше общество само придет к такому взаимовыгодному и взаимополезному сосуществованию. По крайней мере, в это мне бы хотелось верить.

Энн Флетчер: Получив ответ профессора Уоррен, поняла, что хотела узнать немного не это. - Профессор, я, наверное, не совсем точно сформулировала вопрос. Я слышала от некоторых волшебников мысль, что общение ребенка-волшебника с магглами, как сверстниками так и взрослыми, является вредным и делает его... как бы неполноценным, что ли? Честно говоря, меня, как магглорожденную, этот подход немного удивляет. Я не понимаю, откуда взялось такое мнение, и чем, по мнению таких людей, может навредить общение с магглами.

Ханна Уоррен: Предположила: - Вероятно, вы услышали это от кого-то, кто является носителем специфических консервативных ценностей чистокровных волшебников? Качнула головой. - Нет, мисс Флетчер, вы напрасно ищете тут рациональное зерно. Я не зря сказала о ценностях. От магглов нельзя заразиться чем-то, или получить другой конкретный вред, находясь рядом с ними. В этом вся суть ксенофобии. Любой ксенофобии. В широком смысле она - не характерна только и исключительно для магического мира. В мире неволшебников очень много своей нетолерантности, основанной на принадлежности к разным расам, культурам, национальностям, религиозным группам, социальным классам. Каждое общественное явление, о каком бы мы не говорили, всегда имеет свои крайние проявления. Национализм и шовинизм - это перешагнувший границу патриотизм, религиозная нетерпимость - это извращенная миссионерская деятельность, в основе которой вообще-то любовь и забота о ближнем. Вы ведь, наверное, слышали немало о том, что история взаимоотношений магов и магглов полна всевозможных печальных страниц? Выбрав путь изоляции, придя к необходимости Статута секретности, маги руководствовались лучшими намерениями сохранения своей популяции. Но если вы внимательно посмотрите на развитие общества и его закономерности, вы увидите, что на голом рационализме никогда ничего не строится. Каждое судьбоносное решение в жизни общества обслуживается своей идеологической доктриной. Которая ,в свою очередь, не оперирует понятиями "полезно", "целесообразно", "выгодно". Идеология - это возможность напрямую говорить с сердцем людей. А с сердцем говорят эмоциями и чувствами. Поэтому выбор магов и был закреплен эмоциональными конструкциями, подменившими изначальное "опасно контактировать с магглами, они могут позвать инквизицию" на "недостойно звания мага марать себя общением с низшими существами". Видите, как происходит замена? И речь не только о том, что добавляются эмоции. Меняется и сам характер восприятия отношений. С "я вынужден так поступить ради своей безопасности" на "я просто считаю ниже своего достоинства так поступать". Подобные конструкции позволили в рекордно короткие сроки закрепить в сознании новых поколений волшебников главную идею - "держаться подальше от магглов". И закрепили, сделав для многих это их собственным желанием, а не вынужденным ограничением. И дальше, с каждым столетием, эта идеология, как и положено любой идеологии, обрастала своими мифами, легендами, своим пантеоном героев, суевериями, ритуалами, атрибутикой.

Энн Флетчер: С интересом слушала профессора, то кивая головой, то иронично ухмыляясь. - Ну да, чувства, я всегда о них забываю... Из-за них я не люблю работать с людьми, потому что люди умеют любое хорошее дело испортить своими чувствами. Хотя ксенофобия мне знакома... Немного виновато поджала плечи. - Мы дома, в Ливерпуле, ее тоже проявляли к выходцам из африканских стран. Но они... давали повод. Поэтому получается, что тут сложно провести грань допустимого. Вернулась мыслями к Хогвартсу. - Но ведь в данном случае получается, что волшебники, которые занимают такую позицию, ведут себя... глупо? Они дают магглам массу преимуществ перед собой. И на их чувствах можно играть... Поймала себя на мысли, что начала говорить лишнее. - Простите, профессор, я увлеклась. Сделала короткую паузу, чтобы мысленно подготовиться к дальнейшему разговору. - У меня еще один вопрос, профессор... Он касается уже непосредственно моей учебы. Я хотела бы на втором курсе пройти практику, если возможно. На двух факультетах.

Ханна Уоррен: Заметила после паузы: - Очень... трудно удержаться от обобщения. И еще трудней заставить себя вникнуть в причины той или иной формы поведения неприятных нам людей. Не согласилась: - Я бы не сказала, что это можно назвать глупостью. Ни одни ценностные установки не должны восприниматься нами с оценочной точки зрения. Если мы чего-то не понимаем и не принимаем, самая большая ошибка - это посчитать это глупостью. Больше нее только, пожалуй, считать себя умнее и прозорливее всех. А если говорить о реальных фактах, то в свое время такая идеология однозначно спасла жизнь всем магам. И если бы ее не было, очень велика вероятность, что мы бы тут не сидели с вами. Более того - не существовали вовсе. Эта идеология позволила магическому миру выжить. А что до магглов... Между нашими обществами очень много общего. У магглов есть свои идеологические и ценностные конструкции, которые открывают разным... людям пути для всевозможных манипуляций. Мы словно два брата, изолированные с детства друг от друга. Один не хочет общаться с другим ,а второй не знает о первом. Преимущества нет ни у кого. Магглов больше, но они о нас не знают. Нас меньше, но мы о них знаем больше, чем они о нас. Улыбнулась, по-прежнему сдержанно. - Ничего, мисс Флетчер. К сожалению, у нас нет Маггловедения, где бы вам могли рассказывать о подобных нюансах взаимоотношения магического и немагического миров. Внимательно посмотрела на девочку. - И какое же у вас обоснование необходимости прохождения вами практики в других Домах, кроме вашего желания, мисс Флетчер?

Энн Флетчер: Решила не говорить профессору о полном отсутствии знаний в области истории магии, чтобы не развивать дискуссию на эту тему сейчас, когда разговор перешел к более важному вопросу, ради которого, собственно, и пришла. Поэтому ответила только: - Да, понимаю, профессор... Спасибо за ответы. Мысленно вздохнула, услышав настороженный вопрос декана. Этот вопрос был вполне закономерным, но сложно было побороть свою нелюбовь к ситуациям, когда нужно кому-то что-то доказывать. Почему если ты чего-то хочешь, а твое желание никаким образом не мешает другим людям, тебе все равно нужно бороться за желаемое? Почему его невозможно получить просто так? Ну, по крайней мере, в Хогвартсе. Здесь почему-то все время со всеми нужно сражаться, чтобы получить то, что тебе нужно. Даже библиотечный каталог ни на один вопрос не ответит без фырканья и выражения недовольства. Если спрашиваешь у кого-то: "Я хочу изменить вот это, но не знаю как. Подскажешь?", то вместо четкого ответа на поставленный вопрос тебя начинают пытать ответными вопросами и советами в духе "А ты точно хочешь это менять? А может не надо? А может подумаешь? А может отложишь?" Ну блин, если я спрашиваю, КАК мне что-то изменить, значит я уже приняла решение о необходимости изменений! Зачем меня отговаривать? Поняла, что погрузилась в свои мысли. А нужно было отвечать на поставленный вопрос. - Профессор, за год учебы я поняла, что по особенностям своего мышления я отличаюсь от остальных студентов Хаффлпаффа. Я попыталась разобраться в этих отличиях, и одновременно с этим постаралась как можно больше узнать о мышлении, восприятии студентов других факультетов. И поняла, что есть два факультета, которые могут быть мне близки. Поэтому я хочу пройти на них практику, посмотреть на них изнутри.

Ханна Уоррен: Качнула головой. - Сожалею, мисс Флетчер, но, во-первых, я не вижу в вас и особенностях вашего мышления ничего, что бы кардинальным образом отличало вас, скажем, от мисс Блэр или мисс Клемансо. Во-вторых, я категорический противник "назначения" студентами самим себе практик и факультетов. Как только вы станете совершеннолетней волшебницей, мисс Флетчер, вы будете в состоянии - я надеюсь, что будете - сами решать, что для вас полезно, а что вредно, что подходит, а что не подходит. До этого момента за вас решать будут родители и администрация школы. Вы можете соглашаться или не соглашаться с нашим мнением, считать его ... глупым или просто неправильным, но пока вы студентка Хогвартса, порядок вещей будет именно таким. И в-третьих, помимо всего сказанного выше, практика на других факультетах - это не сходить посмотреть, потому что интересно. Это одна из ступеней вашего постижения пути своего Дома. Как только вы получаете определенные знания и понимание этого пути, как только вы начинаете по этому пути двигаться в правильном направлении, может возникнуть необходимость дополнения вашего образования изучением концепций других факультетов. Выдержала короткую паузу и резюмировала: - Что это означает на практике. На практике это означает, что я не отпущу вас на практику в другие Дома, пока ваш уровень адептства ниже второго. Впрочем, это будет первое, но не единственное мое условие.

Энн Флетчер: Услышав ответ декана, нахмурилась и скрестила руки на груди. - А если я не буду следовать пути Дома, на который меня распределили, то что тогда? Меня отчислят из школы? Сколько бы мне ни было лет, у меня тоже может быть свое мнение, и я не люблю, когда мне что-то навязывают и решают за меня. Насколько я знаю, другие студенты проходили практики на втором курсе. Им почему-то это разрешали.

Ханна Уоррен: Пожала плечами и ответила: - Ничего, мисс Флетчер. С вами не будет ничего. Через пять лет вы пополните ряды тех выпускников Хогвартса, которые не продвинулись по пути своего Дома ни на миллиметр. Сколько помню, каждый год среди нескольких десятков выпускающихся всегда были такие студенты. Чуть подалась вперед, посмотрела на девочку с некоторым сочувствием. - Меня не может не радовать, мисс Флетчер, тот факт, что у вас есть свое мнение. Но вопросы практики решают всё же деканы, а не студенты. И при всем моем уважении к вам, как личности, мисс Флетчер, принимать решение касательно вашей возможной практики я буду, руководствуясь своим мнением, а не вашим. Вздохнула неодобрительно. - Если случаи, на которые вы ссылаетесь, имели место в Хогвартсе, мисс Флетчер, то они либо происходили на других факультетах, а значит это проблемы других факультетов, либо происходили на Хаффлпаффе до того, как его возглавила я. Внимательно посмотрела на первокурсницу, добавила: - Мисс Флетчер, я не знаю, какой жизнью вы жили до Хогвартса. Я вполне допускаю, что раньше вы жили в мире, где главенствовали ваше мнение и ваше желание, и вам ничего никто не навязывал. Но постарайтесь понять и свыкнуться с мыслью, что с момента вашего поступления в Хогвартс ваша жизнь существенно изменилась. Это школа, мисс Флетчер. Здесь царят свои правила, придуманные не вами и не мной. И вы можете, конечно, выражать мне, как декану, свое неудовольствие, но это не изменит моего решения касательно вас.

Ханна Уоррен: Зашла в кабинет, сразу отыскивая листок для записки. Села к столу, черкнула несколько строк и сложила бумагу в виде птицы. Отравила Грегори Гафту. "Мистер Гафт! Зайдите, пожалуйста, в кабинет преподавателя истории. Х.Уоррен" Нашла в ящике карту замка, развернула на весь стол и склонилась над чертежами.

Грегори Гафт: Поймав "птицу" где-то на нижних ярусах Слизерина - бросил петлю к дверям кабинета. Остановился в некотором замешательстве, перед тем, как постучаться. Вообще, даже предположить не мог - нафиг он понадобился декану Хаффа. Гм...может быть, она ему хочет рассказать - как это плохо столь громко хлопать ее подопечным? Хмыкнул. Больше вообще никаких предположений не было. Впрочем...пора ж узнать что ли? Поправил галстук. Постучал в дверь. Зашел. Остановился у входа. Поздоровался: - Здравствуйте, леди Уоррен. Вы меня вызывали?

Ханна Уоррен: Подняла голову, закончив разглядывать старинные схемы. - Здравствуйте, мистер Гафт. Проходите, пожалуйста, присаживайтесь. Указала студенту на одно из кресел. Принялась аккуратно складывать карту. - Мистер Гафт, я бы хотела кое-что у вас спросить. Когда я прибыла в Хогвартс, мне сразу же поведали историю о том, как несколько лет назад группа студентов попала через открывшийся на Хаффлпаффе портал в ... некую реальность, напоминающую наше отдаленное прошлое времен Основателей. Но только сегодня я узнала, что одному из студентов посчастливилось забрать с места событий некий кинжал, относящийся к тому месту и времени, куда попали студенты. Мне сказали, что этим человеком были вы, мистер Гафт. Внимательно псомтрела на мальчика, спросила: - Это, действительно, так?

Грегори Гафт: Пару секунд помедлив -глянув на Уоррен с некоторым подозрением - все-таки переместился к указанному креслу. Сел. Тема - "хочу вас кое-что спросить" от тетушки, чуть ли не второй раз в жизни - звучала да, как-то напряжно. Но потом, когда внимательно выслушал суть вопроса - не то, чтобы расслабился, нет, но хотя бы стало приблизительно понятно - зачем он понадобился. Но, помня тот ее взгляд...посчитал, что бдительность нельзя терять вообще никак. Глянул на декана Хаффа как бы мельком...с недоверием, изучая ее, что ли... Интересно, кто решил разболтать преподше эту тему? И еще интересней - какого дементора этому кому-то понадобилось вплетать в данное повествование - его? Кто-то позавидовал, что он вернулся с трофеем? Некоторое время помедлив, со спокойным видом кивнул. - Да, была такая история, и, более того, я сам был очевидцем тех событий. Но... Пожал плечами. - У меня есть только один кинжал... Достал из кармана кинжальчик - подарок от Стефани, который по привычке так и продолжал носить с собой. Продемонстрировал его леди Уоррен. - Но, подозреваю, что навряд ли он вам будет интересен. Всего лишь кинжальчик для разрезания бумаги. и он явно не из той..эпохи. Чуть напряженно улыбнулся. Развел руками. Подытожил: - Так что, увы, наверное те, кто вам это сказали - слегка нафантазировали.

Ханна Уоррен: Посмотрела на кинжал, который продемонстрировал студент. И вынуждена была кивнуть - совершенно рядовой клинок, не представляющий для ее исследования интереса. Что ж, выходит, ее студентка что-то напутала. Да и мудрено ли было - вероятно, суматоха была знатной. - Да, мистер Гафт, ваше холодное оружие, конечно, очень симпатичное, но, к сожалению, не то, что интересует меня. Разочарованно вздохнув, откинулась на спинку кресла. - Вероятно, это просто ошибка, - констатировала. - Похоже, я напрасно вас побеспокоила. Больше у меня нет вопросов. Вы можете быть свободны, мистер Гафт. Спасибо, что зашли. Потянулась за уже сложенной и лежащей в стороне картой. Если одна ниточка оказалась тупиком, стоит вернуться к тому, что имеешь.

Грегори Гафт: Увидел, что хаффская деканиха как-то подрасстроилась. Видимо, разочарована, что не смогла изъять у студента холодное оружие? Встал, но после некоторого промедления все-таки поинтересовался: - Простите, а чем вам так интересны кинжалы? Предположил: - Вы коллекционируете средневековые штуковины? Понял ,что как-то странно, конечно, прозвучало его предположение...относительно к тетушке...но только Мерлин знает чего можно ожидать от этих...историков.

Ханна Уоррен: Отрицательно качнула головой. - Нет, мистер Гафт, кинжалы я не коллекционирую. Но меня очень занимает вопрос определения достоверности той реальности, в которую вы и другие студенты тогда попали. Видите ли, студенты тогда принесли на факультет семена Дерева Равновесия и некий документ, условно считающийся дневником Хельги Хаффлпафф. Вот его-то подлинность я и пытаюсь установить.И если бы кто-то случайно взял еще какой-то предмет из этого "прошлого", мне, безусловно, было бы интересно его изучить с целью установления возраста и общего соответствия эпохе. Но... Коротко развела руками. - Не всегда исследователям везет, как вы видите.

Грегори Гафт: С неподдельным удивлением выслушал слова леди Уоррен. - Странно. Вы сомневаетесь в достоверности? Но там, в том доме...где были семена и дневник - с нами вместе был профессор Дамблдор. И леди Дарем... Профессор Дамблдор сам предложил забрать семена...и предположил, что там как-то может измениться сила Хаффлпаффцев. Почесал затылок, пытаясь вспомнить: - А еще леди Дарем собиралась, кажется, собрать факультет и обсудить эти...идеи, прописанные в дневнике, ну, чтобы определить, каким идеям следовать...и чтоб студенты сами решили - какой из путей выбрать - привычный, или вот этот, новый...который был прописан в дневнике... Кашлянул. - Я это все просто к тому, что как бы...ну... что ни у профессора Дамблдора, ни у леди Дарем вообще подозрений не возникло, что тут что-то может быть неподлинно... ну, видимо, вообще не возникло - раз они собирались даже что-то там с Хаффлпаффом новое выделывать... С интересом глянул на историчку. Поинтересовался: - Вы думаете, они поспешили с выводами?

Ханна Уоррен: Кивнула. - С профессором Дарем я говорила. А вот с профессором Дамблдором уже поговорить не сможет никто. Вздохнула, снова разводя руками. - Мистер Гафт, при всем моем уважении к коллегам, но очевидно, что если я буду иметь дело с царством растений или с трансфигурацией, меня можно будет достаточно легко ввести в заблуждение. Я не специалист в этих сферах. И понятно, что никого не смутил дневник, найденный в декорациях времени, когда подобного рода записи не могли вестись в принципе... Потому как не многие знают, что во времена Основателей и еще много-много лет спустя после их смерти записи велись в основном в виде хроник. Дневники, мистер Гафт, это очень современная форма изложения мыслей на пергаменте. Конечно, в своем времени Основатели были передовыми магами, но не до такой степени.

Грегори Гафт: О, таки ж беседа начала становиться интереснее...в разы - интереснее. Фига се какие тонкости... Задумчиво помял подбородок... А ведь дневник...по своему изложению...был как-то немного похож на то, что они с Элис нашли в доме Дамба... Хотя дневники - они вообще похожие штуковины, но все же...а что если...что если Дамблдор специально привел их в этот средневековый дом, в который заранее подкинул дневник...и что, если то, что было в доме старого маразматика - тоже...ну...такая странная фишка, которую он заготовил специально для Элис? Может быть он ждал, что она когда-нибудь таки придет в этот дом и подготовился? И если это, внезапно - так, то зачем ему...все это? Зачем сбивать с толку Хаффов, зачем показывать Элис такие вот...жуткие и стремные записи? Не набрался наглости сесть обратно в кресло, но решил, что пожалуй, пока повременит с уходом. Ибо интересно, и, кажется, его не гонят. И снова задал вопрос: - Но тогда, если дневник не подходит под ту эпоху...чем же вам поможет кинжал? Пожал плечами: - Ведь может быть так, что этот дневник туда - подкинули, а, допустим - кинжал - реально от туда. Как можно сопоставить эти две штуки и найти в кинжале подтверждение того, что дневник - подлинный, допустим?

Ханна Уоррен: Повертела в руках задумчиво карту. Сообщила: - Здесь может быть несколько версий. Подлинным не является ни дневник, ни реальность. Подлинной была реальность, но не дневник. И, наконец, и то, и другое - подлинны. Если бы кинжал подтвердил эпоху, то, по крайней мере, версию с ложностью реальности можно было бы отмести. И, наоборот, кинжал-подделка указал бы на нереальность произошедшего. Определенную нереальность, конечно. Это как минимум. А как максимум, по тому, как выполнена подделка, с каким знанием вопроса, можно было бы судить и о том, насколько тщательно кто-то подошел к такой мистификации. Любую масштабную ложь часто вскрывают маленькие детали.

Грегори Гафт: Выслушал версии. Заметил: - Но интересно то, что у нас после вот всего этого, вполне себе были реальные ссадины. И люди, которые там были...один из них...инквизитор... он там погиб и... Слегка побледнел: - ...его засосало сюда через портал, и профессор Снейп подтвердил, что этот человек - реальный. Пояснил свою мысль: - То есть те люди, что там были...которые вели себя достаточно агрессивно...они были реальными. Нахмурился. Как-то почему-то очень захотелось, чтобы версия "не подлинная реальность" - оказалась верной. И тогда ведь...возможно...все, что там было - просто стремная, реалистичная, но все же...иллюзия? Задумчиво глянул в сторону, соображая - как же ему тут быть-то... Начать вот с легкого издевательства а прийти к тому, что самому себя обличить в том, что он - слукавил? Заложил руки за спину, наконец, придя в спокойное и ровное состояние. Глянул пристально на леди Уоррен. Слегка щурясь, поинтересовался: - Знаете, может быть я и смогу вам помочь. Но какие гарантии, что если таковой предмет, действительно, есть... какие гарантии, что предмет вернется к своему нынешнему владельцу - если таковой имеется, естественно?

Ханна Уоррен: Вздохнула, без особой надежды уточнила: - А тела инквизитора, конечно, не осталось? Погребенного, естественно, хоть где-то? Помолчав, спросила: - Мистер Гафт, если бы вернувшись оттуда вам директор и декан сказали, что все произошедшее - практикум, вы бы сразу и категорично отказались в это верить? Я имею в виду, все увиденное настолько разительно отличалось от всех виденных вами практикумов и экзаменов, что вы уверены, что это точно была реальность? Удивленно посмотрела на мальчика. - Конечно, никаких, мистер Гафт, - улыбнулась. - Ровно как и у меня нет никаких гарантий, что нынешний владелец не предложит мне в качестве шутки столовый нож из кухни. Этот владелец может подозревать во мне нечестную особу, способную силой или хитростью отобрать чужую вещь для пополнения собственной коллекции чего-то там. И я никак не могу его разубедить. Все мы имеем право на свою точку зрения и оценку окружающих. Поэтому я бы не стала давать гарантий или убеждать. Я бы просто попросила и пообещала вернуть. А дальше... дальше уже решать... этому самому владельцу, мистер Гафт.

Грегори Гафт: Мотнул головой: - Я не знаю. Просто заметил: - Но ни декан, ни директор, ни один из преподавателей...ну и вообще -вообще никто нам, по возвращению, не сказал, что это был практикум, или экзамен, или еще что-то в этом роде. Наоборот, после всего этого, у меня был долгий разговор с деканом, из которого я как-то четко понял, что как минимум он - точно считает, что то, что произошло - реальность. Ну и преподаватели, на сколько я понимаю - тоже. Не просто ведь так леди Дарем пошла экспериментировать с Хаффлпаффом? Пожал плечами: - Впрочем, практикумы у нас действительно, очень реалистичные... но мы никогда, повредившись там, в процессе практикума - не возвращаемся из них с этими самым повреждениями. Когда все заканчивается - заканчиваются и физические последствия той...иллюзии. Почувствовал, как кончики его ушей обдало жаром. Ну вот, а чего он ожидал? Но оценил, о да, оценил, как эта тетушка мастерски его простебала. Улыбнулся. - Я понял.

Ханна Уоррен: Подперла рукой подбородок. - Да, загадок здесь немало. Да и ... всегда ли мы понимаем, насколько реалистичную картину может создать Дом или Хогвартс. Но с нашими противоречивыми данными, боюсь, идти придется от обратного: сначала понять, где вы были, а потом подобрать объяснение, как такое вообще возможно. Выжидательно посмотрела на студента и спросила негромко и прямо: - Я не вызываю у вас доверия, да?

Грегори Гафт: Ну тут да, добавить или возразить было нечего. Действительно...наверное только Мерлину известно полностью - на что вообще способна эта Школа со своей Магией. А потом...как-то даже ошалел...и растерялся от такого...вопроса. Прям в лоб. Н-да, пожалуй, чуть ранее чувствовал себя более комфортно, думая, что владеет ситуацией. Пришлось даже помять шею, чтобы собраться. И после паузы, чуть сморщив лоб и решив принять вот такие...правила - кивнул. - Я вас практически не знаю, леди Уоррен. Мы с вами в первые в жизни вообще беседуем, и как тут, вот прям - сразу должно появиться доверие? Отвел взгляд в сторону - однозначно чувствуя себя неловко. На автомате скрестил руки на груди, нова глянув на декана Хаффа. - Пожалуй, я могу сказать, что вы вызываете у меня чувство уважения. Это - да. И у меня есть подозрение, что вы говорите - честно. Замолчал на какое-то время, а потом, все-таки выдал: - Я думаю, что если вы мне, леди Уоррен, задали такой вопрос...то и я имею право - на свой. Опять убрал руки за спину, выпрямился. И глянул прям так прямо в глаза преподавательнице: - Для вас важно, чтобы студенты вас уважали и вам - доверяли?

Ханна Уоррен: Серьезно посмотрела на ученика и так же совершенно серьезно поблагодарила: - Спасибо, мистер Гафт. Повторила следом: - Важно ли? Вы любите сложные вопросы, мистер Гафт. Но я бы сказала, что да, важно. Выжидательно посмотрела на студента: ведь за его вопросом последует продолжение?

Грегори Гафт: Не понял, право, за что его поблагодарили. Но, в прочем, это - не важно. Важен был ответ. И услышал его. Хотел было выдать в ответ, что и сама Уоррен не блещет легкостью. Но воздержался. А вместо этого - еще разок задумался. Ну что ж...тут как: можно потерять кинжал, но зато потом иметь повод ходить по школе и рассказывать что декан Хаффа - трепло, а можно...а можно, пожалуй, приобрести что-то более важное... и почему бы не рискнуть. кинжал - это просто - вещь. Да, ценная для него вещь, но тем не менее - всего лишь - вещь. Наконец, кивнул. - Ну тогда, пожалуй, для меня пока этого достаточно. Я принимаю вашу просьбу, озвученную ранее. И ваше обещание...владельцу, что его вещь - будет ему возвращена. Отошел от кресла на пару шагов. - А сейчас, если вы не против, я могу сгонять за...кухонным ножом? И где я вас смогу найти ну...максимум минут через десять?

Ханна Уоррен: - И снова спасибо, мистер Гафт, - сдержанно улыбнулась. Кивнула. - Здесь, мистер Гафт. Я подожду вас. Провела уходящего студента взглядом и посидела еще какое-то время в раздумьях. Затем убрала карту и в ожидании принялась наводить порядок на рабочем столе, сортируя стопку документов.

Грегори Гафт: Подошел к двери, свободной рукой - постучал, выждав пару секунд - зашел. - Вот. Указал взглядом на свою ношу. Подошел к столу. Бережно освободил кинжал в ножнах от оборачивающей его зеленой, бархатной ткани, в которой хранил свой трофей. Улыбнулся, с чувством провел ладонью по поверхности ножен. - Вот он. Примерно на одну треть вынул кинжал, любуясь, а потом вернул все как было. Глянул на леди Уоррен. - Желаете взглянуть? И таки с некоторой неохотой протянул ей кинжал.

Ханна Уоррен: Утвердительно кивнула на вопрос вернувшегося студента и взяла у него клинок. Не вынимая из ножен, повертела в руках. - Увы, я здесь могу лишь выразить сугубо непрофессиональный интерес. Оружие никогда не было мне особенно близко... Это его родные ножны? - уточнила. Положила кинжал на стол. - Мистер Гафт, я надеюсь, что уже через два-три дня я смогу вернуть вам вашу вещь. Но все же я бы была вам признательна, если бы вы помогли мне направить моих коллег, которым я покажу этот кинжал, в правильное русло. Вспомните, пожалуйста: вы видели, кому он принадлежал до вас? И... поймите мой интерес правильно, мистер Гафт, все это время, пока он был у вас... вы пользовались им каким-либо образом? Могли ли на нем остаться микроскопические следы чего либо, что точно относится к нашему времени? Возможно, вам случалось им порезаться, например?

Грегори Гафт: Кивнул: - Да, родные. Я вместе с ними снял у одного там... Махнул рукой неопределенно: - ...из свиты инквизитора. Насторожился: - Вашим коллегам? Они тоже - в Школе? А потом его озадачили вопросами... Выдохнул. - Пффф... Почесал затылок. - Ну да, я видел. Я ж у него его снимал - пока он валялся в отключке. Хмыкнул. Мотнул головой: - Нет. Я еще не дошел до такого состояния, чтобы им резать яблоки. Таки ж не кухонный нож... Снова мотнул головой: - Нет, не пользовался. Да и доставал я его, наверное, всего несколько раз. Пожал плечами: - Да кто ж его знает...может быть только пыль какая-нибудь? Которая сквозь ткань могла просочиться. И снова мотнул головой: - Нет, кажется...не резался... Для порезов на ноге висел другой кинжальчик. Вот им - да, резался частенько и продуктивненько.

Ханна Уоррен: Покачала головой, пододвигая к себе бумагу и перо. - Нет, я намерена нанести им неожиданные визиты. Они как раз оба должны сейчас быть в Лондоне. Занесла перо над листом, чтобы сочинить короткую записку, предупреждающую о своем визите, но прервалась и стала искать в ящиках стола что-то другое. - Мистер Гафт, чтобы я вас не утомляла долгими расспросами, как выглядел этот человек, во что был одет и так далее, не могли бы вы мне пожертвовать коротенькое воспоминание - секунд пять, не более, где был бы виден прежний хозяин кинжала? Это поможет установить его точный род занятий и социальный статус, а потом соотнести эту информацию с данными о клинке. Нашла в дальнем углу небольшую пустую склянку, достала и протянула студенту.

Грегори Гафт: Молча понаблюдал за действиями леди Уоррен, а потом прозвучала вот эта просьба...взял склянку...и это...тот самый неловкий момент: - Леди Уоррен, я бы с удовольствием...я даже, примерно, понимаю, что вы хотите, но я...не умею. Развел руками, совершенно честно признашись. Положил ткань рядышком с кинжалом. Как бы между прочим проговорил: - Он привык, что я его заворачиваю вот в эту ткань. По ходу, ему так - комфортнее

Ханна Уоррен: Снова взялась за перо, намереваясь закончить послание ,пока студент будет искать нужное воспоминание, но... - Не умеете? - удивилась. - Гм. Что ж, мистер Гафт, предлагаю вам, наконец, научиться. Это очень простой навык. Все что вам нужно сделать, это найти в памяти нужное воспоминание, четко зафиксировать начальную и конечную точки, а потом коснуться головы палочкой. Считается, что удобней всего доставать нить с виска. Попробуйте! - предложила. Поставила на пергаменте подпись и взяла второй лист. - Что ж, - проговорила, не отрываясь уже от письма, - если вы говорите, что комфортней, значит, так оно и есть. Покончила со вторым письмом и бережно обернула кинжал мальчика в принесенную им же ткань.

Грегори Гафт: Вздохнул, выслушав инструкцию. Достал палочку. Прикрыл глаза. Еще раз мельком припомнил тот день. А вот, кажется, и то, что нужно... Сосредоточился. Вот оно. Находит взглядом оглушенного стражника, бежит к нему... и до...плотно прижимает кинжал к себе, а другой рукой - держит Элиссию и готовится втягиваться... Коснулся палочкой виска,открыл глаза. И "проводил" получившуюся "нить" в склянку.

Ханна Уоррен: Проследила за действиями студента, одобрительно кивнула. - Вот теперь вы точно умеете, мистер Гафт. Поздравляю вас с почином, - улыбнулась. Забрала у студента флакон. - И у меня к вам, наконец, всё. Еще раз вам спасибо за помощь и доверие, обещаю вернуть ваш кинжал как можно скорее. И, если вам будет интересно, я могу также проинформировать вас и о результатах его исследования. Поднялась из-за стола, собирая свои бумаги. - И с наступающим вас, мистер Гафт.

Грегори Гафт: Чуть улыбнулся. Ну да, все оказалось не так уж и сложно. - Спасибо. Кивнул: - О да, если можно - проинформируйте, пожалуйста...мне было бы, действительно, тоже интересно - что там и к чему. Улыбнулся. - Спасибо. И вас. И следом за деканом Хаффлпаффа вышел из кабинета.

Хель Теон: Постучалась в дверь, когда наконец-то добралась до нужной. И еще раз. И еще - так уж, для очищения совести. Отошла в сторону, понимая, что путь до Хаффлпаффа придется проделать опять, во второй раз. А потом решила подождать - пару минут, не более. Ну вдруг ей все же повезет?

Ханна Уоррен: Успела отправить слизеринцу кинжал и пришла к кабинету, держа в руках пакеты с покупками, и две клетки с совами. - Здравствуйте, мисс Теон! - обратилась к ожидающей студентке. - Как хорошо, что вы пришли: не поможете мне открыть дверь? Она не заперта.

Хель Теон: Обернулась на голос, понимая, то да! Повезло. - Здравствуйте, леди Уоррен. Конечно. Потянула дверь на себя, чувствуя, как та с небольшим скрипом открывается. Распахнула ее совсем, пропуская профессора вперед. И сама прошла следом, закрывая за ними обеими дверь. Не стала пока ничего говорить, дожидаясь, пока Уоррен разберется со своей ношей.

Ханна Уоррен: - Спасибо, мисс Теон. Прошла внутрь кабинета, ставя на стол сначала одну клетку, а затем другую. - Ну, вот, - выдохнула, отправляя в шкаф пакеты. - Присаживайтесь, пожалуйста, мисс Теон. Я сейчас, одну минутку, разберусь с покупками и буду готова вас слушать. Позвала домовика и попросила отнести клетки с совами в спальню Хаффлпаффа. - Вот теперь всё. Сама села к столу, вопросительно посмотрела на студентку. - Что вас ко мне привело, мисс Теон?

Хель Теон: Выбрала одно из кресел, удивляясь про себя их мягкости, и устроилась в нем. Дождалась прямого вопроса, после чего выпрямилась и ответила. - Вы говорили, что не против видеть меня на практике в Хаффлпаффе, леди Уоррен? Вышло почти с вопросительными интонациями, впрочем, даже не расстроилась - это сначала все же стоило прояснить.

Ханна Уоррен: Кивнула утвердительно. - Да, мисс Теон. Правда, тогда я, помнится, говорила, что для практики потребуется еще направление вашего декана или куратора, но... так как вы теперь сам себе начальник, полагаю, и решение о необходимости практики вы можете принять самостоятельно. Уточнила: - У вас появились какие-то соображения на этот счет?

Хель Теон: Покачала головой, улыбнувшись. - На самом деле, я не настолько сам себе начальник. Декан, - запнулась, но выговорила без запинки непривычное там имя, - Стефани Карт... Снейп, в общем, декан меня сама к вам направила. Я бы, скорее всего, еще долго думала и решалась. Напомнила, не считая нужным полагаться на забывчивость собеседника или на то, что это не вспомнится и вовсе. - Вы еще говорили, что я должна буду прежде ответить на вопрос, зачем вообще нужен кубок. Запнулась, не продолжая.

Ханна Уоррен: Кивнула одобрительно. - Значит, миссис Снейп направила вас? Это хорошо. И чем ваш декан мотивировала свое направление? Что даст вам практика на Хаффлпаффе? Улыбнулась. - И зачем же он нужен, мисс Теон?

Хель Теон: Честно попыталась выглядеть серьезно. Попыталась. Но очень быстро не выдержала, широко улыбаясь. - Понимание того, как же взять тот самый кубок, леди Уоррен. Как говорит мой папа, промышленный шпионаж в мелких масштабах. Улыбнулась еще шире, после чего попыталась заговорить серьезнее. - А вообще, мы со Стеф давно периодически говорили на тему того, что Хаффлпафф - место, где мне стоит побывать, что черты хаффа... ну не прям есть, но намеки, скажем так. И мне самой, и, что-то мне подсказывает, Стеф очень интересно узнать, что будет в итоге такой вот практики. Вздохнула. - Не самые верные мотивы, да? Но это уже традиция - у меня не складывается с правильным обоснованием практик. А потом чуть ли не дословно, только короче, принялась объяснять. - Общее дело, сплоченность, получение знаний, которые тут неразрывно связаны с баллами, общая цель, материальное доказательство способности нашей команды достигать цели... В общем, пока что оно мне видится как-то так.

Ханна Уоррен: Улыбнулась в ответ. - Что-то мне подсказывает, что Гриффиндор в этом семестре намерен дать бой? Это похвально, мисс Теон. Дослушала про Кубок и кивнула. - Знаете, в чем был смысл этого вопроса? Дело не в том, чтобы вы прочувствовали, зачем кому-то нужен Кубок. Дело в том, что сталкиваясь с чем-то непонятным и далеким, вы можете попытаться поставить себя на место другого человека и его глазами, его сердцем посмотреть на тот самый предмет, который непонятен вам. Посмотрела на куратора Дома Огня прямо. - Я тоже думаю, что практика на Хаффлпаффе будет вам полезна. Но сможете ли вы успевать совмещать обязанности на своем факультете с работой на другом? Я бы хотела предупредить вас, что буду ждать от вас не просто пребывания на территории, но и определенной работы, которая будет занимать определенное время.

Хель Теон: Пожала плечами, все еще улыбаясь. - Спасибо, леди Уоррен. Надеюсь, у нас получится. Закивала. - Вот и примерно за этим практика мне и нужна. В конце концов, лучше учиться понимать у тех, кто действительно преуспел в своем деле, верно? А кубок-то сейчас у вас. Чуть расслабилась от прозвучавшего вердикта. Остальное было уже решаемо. - Думаю, что все пройдет без проблем, леди Уоррен. Я прекрасно понимаю, что от меня потребуются определенные усилия. Все-таки я рассчитываю получить что-то от практики... Вздохнула, заметив вдруг. - Что-то про Дом. А то предыдущая моя практика... В общем, как говорится, не надо было самой щелкать клювом, но если вы чего-то сами хотите от меня - такой вариант меня более чем устраивает, вот.

Ханна Уоррен: Резюмировала: - Вот и хорошо. Будем надеяться, что практика принесет вам пользу, и все будут довольны. Я дам вам доступы на факультет, можете переносить вещи в спальню. Где она находится, вы уже знаете. Так что... добро пожаловать, мисс Теон. Взглянула на часы на стене. - Давайте вы пока будете обустраиваться, а вечером подходите в кабинет на Хаффлпаффе, и мы поговорим уже о конкретном плане вашей практики. Хорошо?

Хель Теон: Вскочила с места, активно кивая и вообще готовясь к действиям. - Да, конечно, леди Уоррен. Спасибо еще раз. Улыбнулась. - Я тогда не буду вас больше задерживать. И быстрым шагом вышла из кабинета, направляясь в сторону Башни.

Ханна Уоррен: Зашла в кабинет с еще не распакованным рождественским носком, на ходу ловя записку. Села к столу, прочитала послание и быстро черкнула ответ. Сложила бумажного голубя и отправила колдомедику. В ожидании ответа или визита, принялась доставать собственные рождественские подарки.

Лёринц Месарош: Вежливо постучал, прежде чем войти. Настроился на что-то деловое, спокойное и хоть тут - без лишних эмоций. - Здравствуйте, леди Уоррен. Решил, что такая форма обращения все же подходит лучше всего. И не надо вспоминать тот случай выяснения - мисс или миссис. Заметил праздничный носок и улыбнулся, кивая на него. - Вы не против, что я вас отвлекаю? Боюсь, мое дело к вам достаточно длинно по времени, поэтому мы можем просто договориться о встрече в другое время... и в другом месте. Улыбнулся еще шире. Другое место, о да. Наконец-то тому помещению настанет время поработать!

Ханна Уоррен: Успела выставить на стол игрушки, плед, сувениры и конфеты и дойти до весьма объемного свертка, когда подошел школьный целитель. - Здравствуйте, мистер Месарош! Проходите, пожалуйста, присаживайтесь. Взглянула на свой носок, улыбнулась. - Кажется, я дольше всех в школе шла к своим подаркам. Отложила в сторону пустой носок и сверток. - Что вы, я вполне готова вас слушать, мистер Месарош. Бросила взгляд на часы. - И времени у нас предостаточно. Позвольте я только сначала спрошу, как ваша гостья? Всё ли у нее есть, и есть ли что-то, что я могу для нее сделать?

Лёринц Месарош: Только развел руками. - Боюсь, все же это первое место за мной, я даже не вспомнил о том, что свой носок стоит все же забрать. Присел на один из стульев, кивая. - Хорошо. С Адель все в порядке, в Хогвартсе она уже освоилась - кажется, даже и с учениками уже какие-то контакты нашла. Спасибо вам за помощь тогда, это было очень важно. Я обязательно ей передам, чтобы она к вам обращалась, если вдруг возникнет какая-то сложность. Помолчал немного, формулируя то, с чем и пришел. - Как вы знаете, территория лазарета достаточно большая. У меня есть несколько помещений, которые я до сих пор не использую, а часть из них я, кажется, даже еще не пытался обследовать. Прокашлялся. - В общем-то, одному из этих помещений я нашел применение, однако мне потребуется ваша помощь в том, чтобы сделать из него... необходимое мне. Улыбнулся опять. - Грегори Гафт со Слизерина изъявил очень активное желание учиться колдомедицине. Я не смогу его в таких условиях обучить от и до, но основы, навыки и прочее - вполне вероятно. Кто знает, может, это даст ему пищу для размышлений и по поводу своего будущего после Хогвартса. Развел руками, признавая. - Но без вашей помощи сейчас я не смогу сделать так много, как мне хотелось бы.

Ханна Уоррен: - Кажется, мы оба огорчаем наших юных сант своей забывчивостью. Кивнула. - Да, я бы была вам весьма признательна, мистер Месарош, если бы вы передали мисс Фаркаш, что в случае чего, она всегда может обращаться. Успела вставить перед началом рассказа: - Будете чаю? Поднялась. - Не будете возражать, если я вас продолжу слушать частично на ногах? Нашла в шкафу пару чашек и сахаринцу, переставила на стол. Распаковала подаренные конфеты, высыпала в вазочку и тоже отправила на стол. Села. - Я не имею ничего против вашей идеи, мистер Месарош. Но, наверное, мне потребуются подробности и детали, чтобы я понимала, что именно могу сделать для вас и мистера Гафта. Я так понимаю, необходимо задействование магии Дома? Простите... Отвлеклась, чтобы позвать эльфа-домовика и попросить заварник. - Вы предпочитаете зеленый или черный? - уточнила у колдомедика.

Лёринц Месарош: Настроение резко скакнуло вверх, когда разговор начал быть таким... каким и должен был быть разговор с деканом Хаффлпаффа. - Что ж, надеюсь, что они об этом не успеют узнать - сегодня же заберу свой носок! Согласно кивнул на предложение выпить чаю. Отлично, третья кружка - это уже можно вполне считать полноценным перекусом. - Подробности и детали я бы предпочел показать на месте. Комната... В общем, та комната, которая мне нравится в таком вот будущем амплуа, выглядит достаточно необычно. Да и вы сможете, поглядев, рассказать, что из моих задумок реально, а что - не очень. Зеленый, пожалуй. Уточнил. - Впрочем, саму идею мы, если вы хотите, можем и правда обсудить здесь. Или какие-то иные вопросы, связанные со всем этим, о которых я, возможно, пока не имею представления?

Ханна Уоррен: Передала домовику пожелание на счет чая и отпустила. - Если необходимо создание некой реальности ... достаточно реалистичной реальности для моделирования ситуаций, то, безусловно, Дом это может сделать. Единственное, ему потребуется каждый раз давать определенные вводные. То есть, вам нужно будет найти меня, когда вы захотите воспользоваться новой "картинкой" и объяснить, что вы хотите, чтобы на ней было. Ну, и определенным моментом может присутствовать творчество самого Дома. Его магия работает таким образом... Взяла у вернувшегося домовика заварник с чаем, разлила по чашкам. - Спасибо... Так вот, магия работает с неким своим смыслом. Создаваемые реальности воспринимаются Домом как аналог практикума, а значит в нем может внезапно возникнуть какой-то поучительный момент по вкусу Дома. Пододвинула к гостю чашку и конфеты, и себе "вооружилась" чашкой. - Мы можем разделаться с чаем и сходить посмотреть на вашу комнату.

Лёринц Месарош: Как интересно и необычно! Понял, что целый пласт информации про Хогвартс ухитрился упустить, не придавая особого значения практикумам. - Как любопытно, леди Уоррен, неожиданно любопытно. То есть, полностью контролировать процесс не выйдет? А насколько он будет реален? Все же колдомедицина предполагает довольно серьезные вещи... Которые я не хотел бы связывать с реальными людьми. Кажется, Алана как-то упоминала про манекены для подобных ситуаций... Это связать с такой вот версией практикума от Дома выйдет? Взял свою чашку, отпивая сразу большой глоток. С удовольствием откусил и конфету, наслаждаясь шоколадным вкусом. - Поучительный момент - без проблем, насколько я знаком с вашим Домом, это будет даже весьма полезно. Кивнул, охотно "разделываясь" с чаем путем еще одно большого глотка. Доел конфету, потянулся за другой - замечательная, вкусная еда.

Ханна Уоррен: Кивнула. - Мистер Гафт почти совершеннолетний, так что, полагаю, Дом воспротивится только совершенно тяжелым картинам. Разорванное на части человеческое тело, которое студенту стоит собирать в кучу - этого не получится точно. Отпила из чашки. - Думаю, манекены не понадобятся - в реальности Дома живые существа ничем не отличимы от настоящих. Симптомы, травмы, поведение - все будет очень натурально. Они могут выступать как пациентами, так и здоровыми людьми, выполняющими определенные роли. При этом, конечно, они не будут настоящими в полной мере. Так что, если ваш ученик нанесет им какой-то вред - это не будет чревато настоящими последствиями. Уточнила: - Еще один момент - погружаться в эту реальность вам придется вместе с мистером Гафтом.

Лёринц Месарош: Махнул рукой. - Да никаких тяжелых картин... Пока что, по крайней мере. Мне важно скорее знать, что это не люди, которым мы такими своими действиями можем навредить, а не тяжесть картин, которые может предоставить дом. Допил свой чай, заедая его третьей конфетой. - Спасибо за пояснения. И да, я совсем ограбил вас и лишил сладкого - теперь я просто не смогу не пригласить вас на ответный чай, леди Уоррен. Шутливо поклонился, впрочем, само предложение сделал вполне серьезно. И кивнул удивленно. - Конечно, как иначе я смогу чему-то научить Грегори? Все-таки моя цель - это научить, а не проверить его и его знания в экстремальных условиях.

Ханна Уоррен: Допила и свой чай. - Не за что, мистер Месарош. И не переживайте - конфеты для того и существуют, чтобы скрашивать нашу жизнь. Впрочем, я с удовольствием принимаю ваше ответное приглашение и как-нибудь обязательно воспользуюсь им. Поднялась. - А теперь мы можем идти смотреть на ваши планы на местности. Шагнула к выходу, приглашая целителя последовать в сторону оранжерейных коридоров.

Лёринц Месарош: Отставил чашку, вставая сразу же следом за Уоррен и направляясь к выходу первым. - Планы и правда стоят просмотра, не разочаруетесь. Улыбнулся опять широко и вышел, уходя вместе с деканом Хаффлпаффа в ее вотчину.

Грегори Гафт: Расставшись с Брентон на Слизерине, двинулся за дальнейшими...приключениями. Отыскал кабинет преподавателя Истории не запомнив еще в точности его местонахождение, после первого и, пока, единственного посещения. Так что пришлось потратить некоторое время. Поправил галстук. Выдохнул. Постучался. Дернул ручку двери. Заглянул. - Здравствуйте, леди Уоррен. Можно войти?

Ханна Уоррен: Убрала со стола все лишнее в ящики, наводя порядок. - Да-да! - откликнулась на стук. Отвлеклась от своих дел и посмотрела на вошедшего слизеринца. - Здравствуйте, мистер Гафт. Можно, конечно. У вас какое-то дело? Указала на стул. - Присаживайтесь, пожалуйста.

Грегори Гафт: Кивнул. - Да, леди Уоррен. Дошел до указанно преподавателям места. Поблагодарил. - Спасибо. Сел. Задумался. да, дело было...но, пока шел до стула, всплыл фрагмент из его разговора с Илоной. - Леди Уоррен. А можно вопрос? Кашлянул. - Мы тут на днях разговаривали с одной вашей студенткой. И она сказала, что вы рекомендовали меня ей в качестве... Припомнил слово: - Парламентера. Чуть улыбнулся: - Я просто...так до конца и не понял...что именно имелось в виду. Признался: - Буду очень вам признателен, если вы мне - разъясните. Поспешил уверить. - На самом деле, я не по этому поводу пришел. Но, признаюсь, мне тут вспомнилось...и, внезапно, стало любопытно. Вот.

Ханна Уоррен: Улыбнулась. - Можно, мистер Гафт, спрашивайте на здоровье. Сложила на столе перед собой руки, слушая мальчика. - Увы, мистер Гафт, до конца не поняла и я. Студенты не всегда жаждут делиться всем со взрослыми. Но все верно, я именно так вас и рекомендовала. Видите ли, часто у студентов возникают проблемы и сложные ситуации, с которыми они не могут пойти к учителям или деканам. Часто это ситуации межличностного характера. Не нашли с кем-то общий язык, поссорились, обидели или обиделись сами. Полагаю, вы бы тоже не пошли с таким к своему декану? Тем не менее, не все подобные ситуации можно просто взять и забыть. Некоторые из них постоянно усложняют жизнь. А, значит, с ними надо что-то делать, правильно? И если у вас, скажем, проблемы с другом, то никто лучше вас и не будет знать, что же делать. А если проблемы с незнакомым или малознакомым человеком, к которому вы не знаете как найти подход? Вот для таких случаев я и предложила воспользоваться помощью кого-то, кто не был бы учителем или деканом, но в то же время был авторитетом, способным встать над ситуацией, трезво оценить ее, посоветовать что-то, помочь усадить за стол переговоров обе стороны, чтобы они смогли обсудить свои проблемы. Вы ведь были старостой, мистер Гафт, не так ли? Кроме того, вы - один из старших студентов своего факультета. Наконец, вы мужчина, мистер Гафт, а для консервативного Слизерина это всегда что-то значило. Все это привело меня к мысли, что вас можно рекомендовать как парламентера на случай, если у кого-то из младшекурсников возникнут сложности в общении со слизеринцами. Внимательно посмотрела на студента. - Вы возражаете, мистер Гафт?

Грегори Гафт: Внимательно выслушал пояснение леди Уоррен. И, пожалуй, уже второй раз таки убедился в мудрости нынешнего декана Хаффлпаффа. Не удержался от улыбки, в прочем, не очень явной. - Нет, я не возражаю. Правда, учитывая некоторую специфику, я внес некоторые коррективы, по-скольку в моем понимании, конфликты между студентами Слизерина и Хаффлпаффа, как по мне, это следствие определенных... Чуть заметно хмыкнул: -...исторически сложившихся моментов. Уверенно добавил: - Илона умная девочка, думаю, что она вполне со всем справится сама. А я, в свою очередь, высказал ей свою готовность - помогать. Но, именно - помогать, а не решать за нее ее проблемы. Мне кажется, она мне доверяет. а это - не мало для того, чтобы наше в ней сотрудничество было продуктивным. Вернул свои мысли, собственно, к цели прихода. - Леди Уоррен, но, как я уже сказал, затронутая тема - не главная цель. А главная... Замолчал на короткий промежуток времени, подбирая слова. - Дело в том, что сейчас я поставил себе цель: попробовать себя в разных областях, чтобы через год примерно представлять: к чему именно у меня есть способности. И, я хотел бы попросить у вас, если это - возможно...разрешения взять какую-нибудь тему о истории - в качестве дополнительной работы.

Ханна Уоррен: Серьезно кивнула. - Я благодарна вам, мистер Гафт, за вашу позицию и ваши намерения. Очень надеюсь, что ваша конструктивность поможет преодолеть все негативные "исторические моменты". Уточнила: - Какую-нибудь или у вас есть идеи на этот счет, мистер Гафт? Вам самому что-то нравится в истории?

Грегори Гафт: Улыбнулся: - Спасибо. Задумался. И, пожалуй, да, решил немного развить тему: - Леди Уоррен, скажите...а вот для вашего факультета, согласно идеологии...цельный человек - это какой? Вот я Илоне дал направление стремиться стать - лучшей. Лучшей - в плане быть с сердцевиной, которая будет помогать ей относиться к некоторым вещам...философски и будет давать резервы для работы над собой. Я у видел в ней ,что она да, может стать - лучшей, я увидел в ней этот потенциал. Но... Пожал плечами: - Раз вы принимаете мою корректировку вашего видения регуляции конфликтов...я бы хотел...для меня было бы приятно услышать ваше мнение. Чтобы и я смог внести, может быть, какие-то коррективы и свое видение. Задумался. И .после небольшой паузы - кивнул. - Да, есть одна штука...которая мне интересна. Но как бы это объяснить...ммм... еще немного подумал. подбирая слова: - Вот смотрите. Есть определенное сообщество, когда оно приходит к власти то делает историком некий такой...политический заказ. И у каждой элиты есть оппозиция. Которая так же, несомненно, когда будет стремиться прийти к власти - будет пользоваться историей для своих целей...вот мне было бы интересно в этом поковыряться.... Вздохнул: - В общем, если обобщить...мне бы хотелось взять что-то вроде: приемы преподнесения исторической информации в ракурсе предпочтений политических заказчиков...

Ханна Уоррен: Немного подалась вперед, вникая в то, что говорил студент. - Я бы сказала "лучше", мистер Гафт. Чувствуете разницу? Лучшим нельзя стать на необитаемом острове. Лучший подразумевает сравнение с кем-то другим в свою пользу. Я бы хотела, чтобы все дети ... и не только Дома Хаффлпафф, стремились стать лучше. Лучше себя нынешних. Мы сами - вот с кем, я полагаю, надо сравнивать себя. Становиться сегодня лучше, чем были вчера, а завтра - лучше, чем сегодня. А что до философского отношения... Это несколько обтекаемое понятие. В него ведь можно вложить обычное равнодушие. Некоторые вещи, мистер Гафт, заставляют нас испытывать неприятные эмоции, хотя сделать с ними напрямую мы что-либо бессильны. Например, мы берем газету, открываем ее и читаем статью, о каком-то хулигане, который замучил котенка. Мы ничего не можем уже сделать для животного, но все равно расстраиваемся. Случалось вам испытывать что-то подобное? И в такой момент можно услышать совет - да, отнесись ты к этому философски! Действительно, где ситуация, а где - мы? Зачем попусту расстраиваться и переживать? Но ведь приблизительно как-то так и становится человек равнодушным. Он запрещает себе расстраиваться из-за чужих котят, чужих детей, чужих близких. Чтобы не испытывать неприятные эмоции, чтобы уберечь себя. А в итоге именно этот человек однажды пройдет мимо хулигана, мучающего котенка, и не вступится за животное. Не потому, что ему будет лень, страшно, некогда или еще что. Ему просто будет все равно. А на следующий день кто-то снова откроет газету, прочтет статью и расстроится из-за неизвестного ему котенка, хулигана и равнодушного прохожего. А потом все может повториться снова. Но, знаете какое философское отношение мне бы хотелось увидеть? С попыткой понять, принять, простить. Это сложно, и это не заменяет негативные эмоции на позитивные, не позволяет отгородиться от негативных эмоций и даже, порой, удваивает их. Вот мы читаем статью о хулигане, который мучает животное. И мы расстраиваемся из-за котенка. Но что, если мы немного подумаем и попытаемся понять, как же так получилось, что некий неизвестный нам человек совершает такое? Что его привело к такому поступку? Каким было его прошлое? Каким будет его будущее? Уверена, мы можем разглядеть еще одну трагедию. А, может, и даже не одну. Это не оправдает содеянного. И в результате мы будем расстраиваться и за котенка. и за хулигана, и за его родителей... Улыбнулась на этот раз не очень весело. - Когда говорят, что хаффлпаффцы должны стремиться к добру, обычно на ум не сразу приходит, что добро - это не только любить милых зверят, улыбчивых детей, доброжелательных взрослых. И не только пытаться чувствовать боль невинных и беззащитных... Мне бы хотелось, чтобы под ударами судьбы любой юный маг, вне зависимости от Дома, закалялся, становясь крепче, но не черствее и не равнодушнее. Сильнее. Мудрее. Научился видеть во всем обратную строну. За плохим поступком - причину. За причиной - душу человека. Кивнула слизеринцу. - Я тоже вижу у мисс Клемансо потенциал. И мне хочется верить, что становясь сильнее, она не потеряет своей способности к сопереживанию. Но приобретет еще много чего другого. Улыбнулась уже своей обычной улыбкой. Спросила: - Вернемся к истории?

Грегори Гафт: Выслушал внимательно и молча декана Хаффа, обращая внимание на суть сказанного. Тем не менее, ни разу не перебил, ощущая внутри себя некие такие странный чувства. Эдакого такого состояния, когда ты, как будто пришел, натыканный весь, с ног до головы козырями, а в ответ получил нечто такое...что делает твои - козыри вообще ничем. Ты натыкаешься на нечто искреннее и обезоруживающее, испытывая при этом некую непонятную неловкость. У тебя много в голове прямого, перевернутого, обоснуйного, логически-подвязанного, но... вместо всего этого, возникает некое такое желание хлопнуть глазами и отложить куда подальше весь свой противоречивый жизненный опыт, который, при столкновении с простым и, тем не менее, глубоким и, одновременно, сложным, просто...терпит крах. Хочется уставиться куда-то в стенку и...повтыкать так энное количество времени, погрузившись в размышления о том, что же в этой жизни - первостепенно, а что - эдакая такая надстройка, закрывающая настоящее и облегчающая, тем самым, жизнь. Заговорил только, когда преподавательница предложила вернуться к другой теме, но почувствовал, острое желание как бы...оправдаться? да, это не было на желание - спорить ,что-то доказывать. Это было желание - именно оправдаться. - В газете написано, что хулиган замучил котенка а некий прохожий прошел мимо. А не может быть так, что у этого прохожего...да, как вы сказали, у него не было страха, но и...возможно же, что и не было равнодушия? Он мог в этот момент задуматься, посочувствовать бедному животному, но, одновременно...он мог врубить и попытку понять хулигана. Он начал анализировать, что, наверное, у этого парня сложная жизнь, его родители - пьяницы, ибо вот эти синяки на лице, дебиловатый вид, и местами порванная одежда...явно не от хорошей жизни. он стоял и рассуждал обо всем этом, в то время, как хулиган продолжал делать свое дело. А потом прохожий...просто не нашел в себе силы переступить через двоякое чувство...осознания трагедии этого человека, который порочит, в принципе, сам статус и право называться человеком и безвинное страдание зверушки. Что должен был сделать прохожий? как переступить эти..чувства, противоречивые чувства? Оба участника ситуации...жерты. Один - жертва обстоятельств, жертва, которая выплескивает свою боль и отыгрывается за все несправедливости на животном. А животное...тоже жертва. Ибо страдает - безвинно и не имеет ни малейшей возможности за себя постоять. Как же тут противостоять несправедливости? Ведь, объективно, когда на твоих глазах бьют слабого, это несправедливость? Вот как тут поступить, если ты - сочувствуешь и пытаешься понять - всех? Неужели не может быть просто...негодяя, без всяких на то причин. Негодяй и негодяй. Чего там рыться-то? И потом. Бывает же еще и так, существует такая, хорошая семья, любящие супруги, все у них хорошо. Они вкладывают свою любовь в ребенка. а потом...открывают газету и читают...статью про хулигана. и по колдографии узнают своего ребенка. получается, что здесь, объективно, две трагедии: это трагедия родителей, у которых ребенок, вопреки всему растет негодяем, и трагедия животного, которое виновато лишь тем, что оно - слабое и позволило себе довериться...человеку и было поймано. А промежуточное звено, ребенок-хулиган...он просто - вот такой, так себе человечишко получился. Без причин. Но ведь, леди Уоррен, становиться лучше...вы вкладываете в это именно определенные человеческие качества? Но ими...не достигнешь цели, не спасешь того же котенка. Если ты - хороший, сочувствующий человек, пытающийся всех понять и простить...то твое сердце в один прекрасный момент просто разорвется от накопленной боли, ибо в мире несправедливости - немыслимо много, трагедий - огромное количество, а несчастных судеб...наверное, не хватит и всей существующей в мире бумаги, чтобы занести в нее все эти истории. а в ответ на откровенную агрессию...когда ты можешь что-то изменить...ты просто не в состоянии будешь поднять палочку. Твоей личной боли - слишком много, куда уж там - заглядываться на близких незнакомых тебе людей, и переживать о каждом незнакомом тебе животном. Так же можно...сойти с ума. Посмотрел на леди Уоррен с некоторой напряженной грустью, которая, вопреки воли, таки, просочилась в процессе всех этих рассуждений. - А какие на вашем факультете есть способы ,приемы, принципы такой...личной, внутренней защиты? Ведь реально, все, о чем вы говорите - это очень сложно. Как здесь сохранять внутреннее равновесие, чтобы не сойти с ума? И что делать, если на месте котенка - ученик Хаффлпаффа? Предположим, большого такого котенка- тигренка, у которого есть сила - противостоять хулигану. Но такого...разумного котенка, который в момент, когда его хвост пытаются намотать на палку - задумался о причинах - почему этот человек наматывает мой хвост на палку, и какие у него на то внутренние предпосылки... Уточнил: - Мне хочется понять, какие принципиальные способы есть у студента Дома Земли для сопротивления несправедливости - в отношении, хотя бы самого себя? Несправедливости и агрессии, при покушении на жизнь, здоровье, например. Да и на честь. Бывает же так, что кто-то задевает твою честь и не несет прямого вреда здоровью. Но тем не менее, такие удары бывают даже более болезненными, нежели физические удары. Как всему этому противостоять?

Ханна Уоррен: Стала совсем серьезной. - Мне кажется, мистер Гафт, что есть первоочередные вещи, которые стоит остановить сразу же, не разбираясь в том, кто прав, почему это происходит и где здесь справедливость. Это убийство, насилие, пытки, мучения. Причины могут объяснять происходящее, но они не меняют сути злого поступка. Немного помолчала, прежде чем продолжить: - Я считаю, что бить слабого, равно как и бить вообще кого-то, в том числе и сильного – если мы говорим о буквальном избиении – неправильно и требует вмешательства и прекращения. Но, да, я соглашусь с тем, что «негодяя» без причин не бывает. Покачала головой, дальше не соглашаясь. - Без причин не бывает. Кем бы человек ни стал, какой бы путь для себя ни выбрал - за всем этим лежит цепочка причин. Это не значит, что его не нужно останавливать, когда он причиняет кому-то вред. Это лишь должно удерживать нас от поспешных действий в отношении самого этого человека. Кивнула. - Да, мистер Гафт, боли много. Но человек так устроен, что, обладая способностью сопереживать, он не воспримет больше, чем сможет нести. Улыбнулась. - Да и добрых поступков в мире не меньше. Иногда они могут казаться совсем небольшими и незначительными. Но это не так. Например, сегодня с утра мне не попался еще ни один мучитель котят, зато встретился юноша, проявивший участие к младшекурснице из другого Дома. Не думаю, что у него мало проблем в жизни. И неприятностей. И расстройств. Печали тоже, наверняка, хватает. Но это не мешает ему видеть мир и делать что-то доброе для других. Откинулась на спинку кресла. - К счастью, мистер Гафт, люди редко сходят с ума от гиперчувствительности. Наоборот, защитные механизмы нашего организма делают все, чтобы уберечь нас от лишних волнений и переживаний. Это настолько естественный процесс, что помогать ему нет нужды. Скорее помогать нужно душе, чтобы она не поддалась искушению отгородиться от всего, и человек не стал равнодушным. А если кто-то будет обижать большого тигренка… Развела руками. - Природа опять будет требовать своего. Когда нам делают больно, наше первое желание – ответить тем же. Сразу же. А, может, еще и посильней. И вот от этого я бы хотела, чтобы студенты воздержались. Не только хаффлпаффцы, мистер Гафт. Конечно, это сложно. И требует постоянных усилий. Как требует усилий и волевое преодоление препятствий, движение к цели. Есть максима, к которой все мы стремимся, но есть и реальность с ее сложностями. А если говорить о покушении на жизнь, здоровье и честь, то я бы сказала, что здесь важно разделить – защиту и желание наказать обидчика. Если нельзя ничего уже сделать с нанесенным нам ущербом… Например, нас кто-то толкнул и мы упали. С этим ущербом уже ничего не поделать. И если мы поднимемся и толкнем обидчика, это уже будет не защита, а желание поквитаться. В этот момент нам чаще всего совершенно все равно, почему нас толкнули, зачем, к чему приведет наша ответная реакция. Но если не получилось сразу, то поразмыслить ведь можно и завтра, и послезавтра. В том числе и поэтому я рекомендовала вас, как парламентера, мистер Гафт. В нашем мире сходятся маги из самых разных обществ. И дети магглов, и дети магов в десятом поколении, жители бедных районов, чье детство прошло на улице, уроженцы других стран. У всех них разные представления о допустимом, о той же чести. Парень из мира магглов может считать обычным делом приобнять незнакомую симпатичную девушку и даже попытаться ее поцеловать. Снова развела руками. - Искренне полагая, что у той есть право на пощечину в случае возражений. И все, инцидент исчерпан. А теперь представьте, что будет, если этой девушкой окажется волшебница из аристократической семьи? Это будет скандал, покушение на честь, дуэль, месть и много чего ужасного. А теперь другая ситуация – девушка из семьи магглов, которую парень из семьи аристократов позвал на свидание, будет видеть в каждом его поступке серьезные намерения. Но девушка может и не знать, что в семьях аристократов понятия чести не распространяются на всех вокруг в одинаковой степени. Не удивительно, что на почве всех этих различий может возникать множество конфликтов просто от незнания и непонимания другой системы ценностей. Каждый думает, что все вокруг разделяют именно его систему координат. Особенно трудно младшекурсникам.

Грегори Гафт: Уточнил: - То есть, ученик Хаффлпаффа, если на его глазах происходят вот эти перечисленные злые поступки и избиения "сильного" - может достать палочку и разобраться, и это не будет противоречить принципам Дома? Зацепился за слово. - Поспешных...вы говорите - поспешных действий. То есть, если таки разобраться в некоей цепочке, и рассмотреть все под углом справедливости - то, таки, есть право - действовать? Ну, если разбор подтвердит, что причины эти не следствие, скажем, какого-то заболевания, или же какой-то личной трагедии, а осознанный, взвешенный негодяйский шаг? Отвел взгляд чуть в сторону, когда его уличили в...доброте? Это его-то, Пожирателя Смерти... Почувствовал, что кончики ушей как-то непроизвольно нагрелись. - Ну, я же не ко всем проявляю...участие. Мое участие - избирательно. Илоне хочется помочь, но далеко не уверен, что такое бы желание у меня было - ко всем. Осторожно возразил: - Но и огородиться - это тоже защитный механизм. И потом. Если человек распыляется...распыляет добро, даже под контролем природных защитных механизмов, хватит ли сил чтобы выделить больше тепла и больше участия тем, кто для него - по-настоящему близок? Не увлечется ли такой человек слишком проблемами других и упустит проблемы - малого числа людей, то тех, кто дорог? Просто, если распыляться и не огораживаться... можно быть везде, но и нигде - одновременно. Пожал плечами: - Как же, не работая над своей душой...не забивая какие-то фрагменты чувствительности, пережить, допустим, смерть родного человека, и жить дальше, с осознанием в предрешенности своей судьбы и что твой долг обязывает тебя - идти дальше и, более того, подчиняться тому, кто убил? Потому что неподчинение означает опасность для того небольшого числа оставшихся у тебя близких? Разве не близкие - в это первостепенно? Или как, например, если ты - солдат - выполнять долг присяге, если тебя отправили в пекло, а ты - чувствительный и не огораживаешь свою душу от сочувствия и милосердия? Вздохнул: - Скажите. А у вашего факультета есть та грань, ну не знаю...накопившейся вокруг несправедливости, допустим, когда можно брать в руки палочки и действовать? действовать - вопреки законам милосердия. Если даже понятно, что враг - его качества...то, каким он стал - это череда причин и трагедий...но его действия - хоть и не творятся прям перед глазами но ты четко знаешь, что именно этот человек - причина бед и трагедий ни в чем неповинных людей? Добавил: - И еще. Чуть улыбнулся: - Если следовать идеологии Дома, есть ли какие-то такие обстоятельства...когда Дом ободряет вступление Хаффлпаффа... Пожал плечами, хмыкнул: - Ну, участие, допустим, в межфакультетский войнах. Или же...вот хочется Хаффу хулиганить. закидать кого-то навозными бомбами, или натянуть леску на лестнице, или еще что... есть ли в самой идеологии что-то такое, что не осудит всего этого? И если да, то как в таких случаях...чем должен руководствоваться студент, чтобы не отступать от пути Дома? А потом - резко, очень резко напрягся. Отрезал короткое, воспринимая все буквально,находя в своем мозгу - связь между быть парламентером и всем этим...: - К Илоне кто-то...домогается? Вырвалось возмущенное: - Но она же совсем маленькая. Осекся. Покраснел. Извинился: - Простите. Я не хотел. Но тем не менее напрягся еще больше, в ожидании ответа.

Ханна Уоррен: Поправила: - Не разобраться, мистер Гафт. Остановить. И лучше, конечно, без палочки. Чтобы принять действительно справедливое решение, нужно постараться вникнуть в ситуацию, услышать разные стороны, увидеть то, что скрыто от первоначального взгляда. Иначе это будет устраивающее нас решение, но никак не справедливое. Покачала головой. - Так не бывает. Здоровый, счастливый, не терзаемый проблемами человек хочет только одного – чтобы его окружали такие же счастливые люди. Никто не будет хотеть на ровном месте причинять другому боль. Улыбнулась - Участие, проявленное даже к одному человеку, это уже хороший поступок сам по себе. Кивнула. - Можно, мистер Гафт. Перегнуть палку и исказить суть можно в чем угодно. Можно, например, настолько увлечься продвижением к цели, что положить ради нее тех самых близких и дорогих людей. К тому же… Когда удается совершить доброе дело, когда получается кого-то понять и простить, ваша душа не беднеет. Это тот парадоксальный случай, когда чем больше мы отдаем, тем больше получаем. Тем счастливее, полнее и богаче становится наша собственная жизнь. А наша защита – это тонкий механизм. Где-то надо дать природе сделать свое дело. Если мы прочли грустную историю о котенке, мы расстроимся. Но чем больше времени будет проходить, чем больше событий случаться в нашей жизни – тем тускнее будет одна эта конкретная история. Однажды, вероятно, она даже совсем забудется. Это природа, не стоит ей мешать беречь нас. Но и не стоит давать ей увлекаться опекой. Помолчала некоторое время, когда речь зашла о смерти. - Чем темнее времена, тем важнее не потерять свой внутренний свет. Не разучиться быть человеком. К сожалению, жизнь не всегда жалеет нас, и иным людям достаются очень тяжелые испытания. Люди теряют близких, теряют веру, надежду, теряют смысл, желание жить, теряют дом и страну. Но ведь тот, кто потерял близкого человека, кто горюют по нему, не выберет, будь у него такая возможность, например, полностью забыть умершего. Или разлюбить его. Это избавило бы его от боли, но… мы так не делаем. Вздохнула, как и студент. - Здесь важно помнить, мистер Гафт, что злой поступок, совершаемый с благой целью, все равно остается злым поступком. И борясь с несправедливостью насилием, мы только множим общее количество несправедливости в мире. Поэтому я бы сказала, что браться за палочку для восстановления справедливости, это самый, самый, самый последний и крайний случай. И прежде чем прибегнуть к нему, стоит убедиться, что никакого другого выхода нет. И лучше все-таки найти его, этот другой выход. Несколько удивилась. - Мистер Гафт, ни одна из концепций четырех Домов не одобряет межфакультетских войн и хулиганских поступков. И закидывания навозными бомбами в том числе. Хулиганские поступки детей почти никогда не несут серьезного злого умысла. Чаще всего там вообще нет никакого умысла. Поэтому, вне зависимости от факультета, деканы и преподаватели, а также старосты разъясняют младешекурсникам, какие могут быть последствия у их озорства, и почему надо этого не делать. Или, по крайней мере, удерживаться в каких-то рамках. И удивилась уже окончательно, когда услышала крайне странное предположение. - Мистер Гафт! Откуда такие мысли?

Грегори Гафт: Осторожно поинтересовался: - Остановить без палочки? Улыбнулся: - Леди Уоррен, я до школы рос в маггловской районе. И насмотрелся случаев, когда кто-то кого-то пытался остановить без палочки. Бывало разное, да. Но схлопотать в глаз, если пытаешься кого-то образумить...просто если что-то делается на людях, делается какой-то поступок...провокационный, жестокий, то, как правило, остановить можно только силой. Иначе сконцентрированная энергия...провокатора, назовем его так, с радостью найдет выплеск путем приложения...моралиста сомкнутой в кулак ладони по лицу. А то и ногой. По тому же лицу. Выслушал. Попытался понять и примерить...но как-то не мог согласиться - в полной мере. - То есть, быть счастливым и равнодушным к другим - это понятия, которые не могут существовать...сосуществовать органично в человеке? Вздохнул, понимая, что вместить это...про добро ему очень сложно. Признался: - Это очень сложно, леди Уоррен. Я привык отдавать что-то только тем людям, от которых возможно получить отдачу. Вот, например, этот, как вы говорите, мой добрый поступок. Я бы не стал его делать, не будь у меня - интереса. И я бы не стал тратить свое время на добро ради добра. А интерес мой в том, что мне приятно будет увидеть, что я потратил свое время не напрасно. Мне, как старосте, интереснее организовывать свой факультет на соревнование. А не на избиение слабых. Вот Илона, по ней видно, что она хочет стать сильной. И ради собственного интереса я готов вложиться, чтобы потом получить отдачу...ну, хотя бы в виде, достойных соперников. Улыбнулся: - Не уверен, что такой поступок тогда действительно является - добрым. Он, скорее, прагматичный. Он, скорее, как новый, интересный для меня опыт. Чуть нахмурившись, осознал, что он как раз и пытался...именно так сделать, как "мы не делаем". Но что ответить на это...так и не нашел. Разве только вот это: - А я бы выбрал, наверное. Потому что от моего выбора зависит не только моя дальнейшая жизнь, но и ряд очень сложных моментов, от который в той или иной мере зависит будущее и тем, оставшихся, кто мне дорог. Снова вздохнул: - А как еще, кроме палочек и...не множа несправедливость можно восстановить...справедливость... Понял ,что его вопрос звучит очень странно: - Ну, справедливости, ее нет, в принципе. Как можно определить ,то именно вон там справедливость, или вот тут...или здесь крайняя точна, например? Всегда же будет так, что справедливо для одних...несправедливо для других. Невозможно угодить всем. и какой же здесь...другой выход, кроме как брать палочку и бороться хотя бы за относительную справедливость - хотя бы относительно себя и своего ближайшего окружения? Улыбнулся: - Но ни в одной концепции не прописано так же, что эти войны - не приемлемы. Любая ситуация, из которой можно извлечь урок для самого себя - полезна. Посмотрел на декана Хаффа не пряча свою улыбку: - Это я к тому, что, например, стоит ли конкретными, определенными действиями, если смесь стереотипов формирует несправедливое отношение к какому-то из факультетов - идти и отстаивать справедливость...достаточно однозначными методами ,при помощи силы? Подавился, чуя крайнюю неловкость. Снова покраснел, принявшись откашливаться. Сглотнул, принялся оправдываться. Обругал себя мысленно за собственную ...несдержанность. - Ну, вы сказали, что в том числе и поэтому вы хотели видеть меня в парламентерах. "Поэтому" - я связал с вашими дальнейшими пояснениями на тему непростых взаимоотношений между мальчиками и девочками. Что аристократ может загулять с...неровней... и не нести за это никаких моральных последствий, ну и что за приставания девушка может, если захочет ответить, согласно ее принципам. Вот я и это...связал это...и вот так получилось... Развел руками. Снова извинился. - Простите. Добавил: - Просто ведь быть парламентером...это касается только Илоны? Вот я и...предположил. Кашлянул снова. И постарался спрыгнуть с крайне неловкой темы: - Леди Уоррен, я вот, наверное, все же...по поводу работы...дополнительной...пришел...вот...

Ханна Уоррен: - Каждая ситуация индивидуальна, мистер Гафт. Останавливать насилие можно по-разному. И в приоритете должен быть мирный способ. И максимально щадящие меры, если уж без них никак нельзя. Повторила вопросом: - Органично? Дело скорее не в органичности. Нельзя взять и стать равнодушным ко всем, кроме самых близких людей и… не получить никаких последствий. Наше отношение к другим – это часть нашей личности. На умении сопереживать и сострадать строятся многие вещи – дружба, товарищество, уважение. Вырезая из своей жизни других людей, мы словно лишаем сами себя руки или ноги в превентивных целях. Отсутствующая нога никогда не будет сломана. И жить без нее вполне можно. Но зачем это делать? Улыбнулась. - Вы меня не убедите, мистер Гафт. У вас, конечно, есть право формулировать объяснения своим поступкам, но … Развела руками. - Мир так устроен, что окружающие будут судить о вас не по вашим объяснениям, мистер Гафт. А по-своему разумению. Так что если вы будете продолжать настаивать, мистер Гафт, я решу, что в вас говорит скромность. Внимательней посмотрела на студента и прокомментировала его слова о выборе не сразу. - Ваше будущее еще не написано, мистер Гафт. И… какая бы потеря не стояла в вашем прошлом, именно вы, такой, какой есть теперь, со всем своим багажом потерь и разочарований, сможете найти в своем будущем единственно верный путь. Потери делают нас не только сильнее, но и мудрее. Меняют нас. Не всегда в лучшую сторону, конечно, но я надеюсь, что вы в случае чего справитесь, мистер Гафт. Согласилась: - Справедливость вообще понятие, не существующее вне нашего общества. А, значит, налет субъективности на ней будет всегда. Но у каждого народа есть набор базовых ценностей, на которых строится некое общее, усредненное понимание справедливости, понятной и принимаемой практически всеми членами общества. Эта справедливость фиксируется на одном уровне нормами морали, на другом – законами. Таким образом, у нас есть много легитимных механизмов восстановления справедливости. Суд и общественное мнение – самые сильные. Если наше понятие справедливости не находит отклика ни в законе, ни в обществе – высока вероятность того, что мы сами поступаем или собираемся поступить несправедливо. Качнула головой. - Стереотипы о факультетах были всегда, мистер Гафт. Но ни один из них совершенно нельзя разрушить с помощью насилия. Сегодня кто-то обозвал младшекурсника Слизерина подлецом, намекая, что весь факультет такой же. Младшекурсник пожаловался вам, вы взяли палочку и проучили обидчика. А тот пошел к своему старшекурснику с магистратурой по ЗОТС, и вот уже вас проучили. А вы собрали нескольких старшекурсников со своего факультета и пошли разбираться. И где во всей этой цепочке борьба со стереотипом? Реальные поступки здесь действуют сильнее заклинаний. Это если, конечно, стереотип стоит разрушать. Сама облегченно выдохнула, когда странная ситуация распуталась. - Ничего страшного, мистер Гафт, - закрыла тему. – Ко мне никто другой, кроме мисс Клемансо не обращался. Но я советовала вас не потому, что это была именно она. Это мое видение вас и того, на что вы способны. Я бы посоветовала вас любому ученику. Улыбнулась. - Работа, так работа, мистер Гафт. Вас интересовали особенности преподавания исторических дисциплин в разрезе возможных политических заказов?

Грегори Гафт: Конечно да, мозга совершенно справедливо заходила за мозгу, когда пытался все это...уяснить. Ну или хотя бы пропустить через себя. Ибо, попробовав последнее...понимал, какому сильному испытанию подвергается его защита, которую он так дотошно, целенаправленно и бережно создавал и над которой там много и постоянно - работал. Но с одним согласился совершенно точно: - Да, я согласен, что когда ты кого-то явно отталкиваешь, это не совсем дальновидно. Ибо в будущем, может так все сложиться, по может быть некая проблема...при попытки достичь определенную цель. Вздохнул. Чуть улыбнулся: - Хорошо, я - сдаюсь. Пожалуй, давайте все же сойдемся, что, типа, мой поступок просто был добр. С напором провел по лбу ладонью. - Вы полагаете, что у племянника Министра, человека, имеющего связь с одним из самых древних чистокровных родов, который бережно хранит некие традиции и принципы...полагаете, у меня есть - выбор? Единственно верный путь - да, есть. Но вот - выбор... Не стал заканчивать свою мысль, ибо это не был вопрос, а скорее...констатация факта. А вот дальнейшее...с дальнейшим согласился в полной мере. заметив только: - Но разве законы - это продукт...справедливости? Мне всегда казалось ,что они, прежде всего...ну,механизм, который позволяет власть имущим держать в рамках своего видения...тех, кем они управляют. Ведь может же быть такое, что закон - противоречит справедливости? Например, разные меры наказания...для разных слоев населения...И законы...не инструмент ли насилия это - в первую очередь, а не справедливости? И тут согласился: - Да, реальные поступки, действительно, в ряде случаем сильнее заклинаний. Но заметил: - Но и палочка - это тоже в некоторым роде - реальный поступок. Мотнул головой, прежде всего припоминая одну конкретную студентку Хаффа, умоляюще взмолился: - Леди Уоррен, пожалуйся, не надо меня советовать любому ученику. Давайте сойдется только на Илоне? Мотнул головой, на этот раз уже не удержавшись: - Вы ошибаетесь с моем видении меня и моих способностей. Один конкретный случай - это, скорее, удача, но никак не закономерность. Я не буду полезен тем, о ком мое мнение, к примеру - ниже плинтуса. Я вряд ли смогу помочь, если не посчитаю отдельного студента - достойным моей помощи и моего участия. Кивнул: - Ну, примерно так, да. Тут даже скорее не само - преподавание, а какими приемами могут пользоваться историки, чтобы угодить разным категориям политических заказчиков. Как исполнители, в зависимости от заказа могут трактовать один и тот же исторический факт, к примеру.

Ханна Уоррен: Улыбнулась и заметила: - Очень… слизеринское переосмысление, мистер Гафт. Согласилась: - Ну, что же, давайте сойдемся на том, что ваш поступок был добр. Удивленно приподняла брови. - Похоже, я была не в курсе ваших родственных связей, мистер Гафт. Но я вовсе не имела в виду выбор стороны в противостоянии министерства и оппозиции. На любом пути, даже у тех, кто не имеет вовлеченных в противостояние родных, будут часто возникать ситуации выбора. Совершать злые поступки можно, находясь в любом лагере, или даже сторонясь их. Как и добрые. И где бы вы не оказались, мистер Гафт, вы везде сможете стать тем, кем выберете вы сами. Улыбнулась снова. - Я бы сказала, что законы - это правила. Когда люди живут вместе большой общностью, постоянно взаимодействуя друг с другом, всем нужны правила. Иначе все превратится в хаос. Логично, чтобы правила перекликались с требованиями морали конкретного общества. Иначе все игроки будут считать их несправедливыми и добиваться их изменения. В истории было по-разному, но критическая масса несправедливых законов, расходящихся с требованиями морали, часто приводила к переворотам, революциям и путчам. Поэтому те власть имущие, которые хотят сохранить свою власть дольше, должны думать о том, как их законы будут восприняты их народом. А разное наказание для разных слоев общества – опять же, все зависит от того, в какой исторический момент это существовало и в какой культуре. Если это соответствовало требованиям и нормам морали общества, его члены считали это справедливым. И, наоборот, как только менялись представления о роли человека, распространялись другие взгляды, появлялись требования изменить законы. Во времена процветания рабства многих не возмущало, что людей с разным цветом кожи за одинаковые проступки наказывают по-разному. Сейчас же об этом и речи быть не может. Качнула головой. - Не любой реальный поступок соответствует ситуации. Если кто-то обвиняет нас в глупости, то, доставая палочку, мы не опровергнем обвинение. Но если мы будем хорошо учиться, демонстрировать успехи и знания – такое обвинение станет само по себе нелепым и абсурдным. Спросила: - Почему, мистер Гафт? Я же советовала вас не как универсального помощника. А как помощника в случаях, когда у студента есть проблемы во взаимоотношениях с кем-то, кто учится на Слизерине. Разве не лучше будет, если этот студент, как бы вы к нему лично не относились, пришел к вам поговорить о проблеме? Мне кажется, сам по себе такой поступок – обратиться к вам для конструктивного решения проблемы – уже достоин уважения. Кивнула студенту. - Это интересная тема, мистер Гафт. Единственное, я бы попросила вас для примеров брать материал, который мы уже прошли на лекциях. А тему тогда так и называйте, как вы озвучили с самого начала – «Приемы преподнесения исторической информации в ракурсе предпочтений политических заказчиков».

Грегори Гафт: Удивленно посмотрел на преподавательницу. Он столкнулся с тем случаем, когда декан забыл предупредить кого-то из учителей о том, какие ужасные личности учатся в его школе? Кивнул: - Да, это верно. В этом ракурсе - выбор есть. Но решил так, между прочим уточнить: - А к какому поступку можно отнести исполнение приказа? Ведь приказ не всегда же бывает добрым по своей сути. Но верность присяге, скажем, это же сам по себе - морально верный поступок? А дальше, выслушивая леди Уоррен, кажется, понял...точнее, поймал некоторое ощущение, что он сейчас точно не разговаривает с каким-то из террористов. Несомненно, это радовало. И - да, успокаивало. Сторониться каждого взрослого, особенно от того, с кем общаться - нравилось, было тем еще, паршивеньким чувством, надо сказать. Но решил таки на вопрос: - Леди Уоррен, не сочтите за грубость, но... Почесал затылок: - Как вы решились прийти работать в школу, которую считают оплотом террористов? Ведь это может принести вам не мало проблем. Полагаю, что любого взрослого, который является сюда по собственной воли - автоматически причисляют к соратникам сопротивления... Честно признался: - Вы не похожи на террориста. Но разве кто-нибудь из министерства будет вникать в детали? Вам же могут пришить дело и выставить обвинение в сотрудничестве с террористами. А дальше - снова согласился, заметив только: - Во ведь демонстрация знаний и успехов - это же не баллы, в первую очередь, верно? Вздохнул: - Может быть такой поступок и будет достоин уважения, единственный нюанс: есть люди, с которыми разговаривать и что-то подсказывать - это пустая трата времени. И есть люди, которые получают проблемы на свою голову вполне заслужено. Зачем биться головой об стенку, когда уверен, что это глупое и пустое занятие? И зачем пытаться урегулировать ситуации, когда ты точно знаешь, что завтра перед своими же сокурсниками, ты будешь выглядеть идиотом, ибо напрягался, искал какие-то аргументы, а сам человек завтра пошел, и поступил так, как поступает всегда. И твои слова - они как бы влетели в одно ухо и, не задержавшись - вылетели. Вот. Еще раз вздохнул: - Малоприятное состояние - ловить потом, после своей попытки сделать добро - косые взгляды тех, кто тебе, определенно, дороже вот этого человека, который вчера совершил подобие достойного поступка. И еще меньшее удовольствие потом - оправдываться и разводить руками перед своими, мол, ну так получилось, я не виноват. Конкретизировал: - Мне интересно вложиться только в того, кого я уважаю - в принципе. За ряд поступков, а не только за какое-то единично проявленное намерение. Просто все остальное...оно в некотором роде - бессмысленно, мне кажется. Улыбнулся: - Да, мне тоже очень нравится эта тема. Там есть над чем поломать мозг. Уточнил про выбор материала: - А какие-то другие источники? Например, историю Хогвартса, или конспекты предыдущего преподавателя - то ,что у нас есть в библиотеке. Их не стоит брать?

Ханна Уоррен: Немного подумала, прежде чем ответить: - Обычно, когда люди присягают, они клянутся что-то делать. И предполагается, что предварительно они убеждаются, что их собственная система ценностей совпадает с тем, что есть в клятве. Например, правоохранители могут присягать при поступлении на службу защищать своих сограждан, следовать букве закона и так далее. Если в какой-то момент они чувствуют, что их руководство требует от них совершить действия, нарушающие условия их клятвы, то они имеют полное моральное право отказаться от таких поступков и остаться верными присяге, а не начальству. Когда в былые времена подданные присягали королям на верность, то здесь подразумевалась первичность кодекса чести, например, рыцаря. Король не мог считать нарушением присяги отказ рыцаря выполнять приказы, грубо нарушающие кодекс рыцарской чести. Пояснила: - Ничего особенного, мистер Гафт. Я гражданка Польши. Поэтому я получила уведомление от Британского Министерства, где мне сообщили, что мое нахождение здесь – под мою собственную ответственность. А я официально уведомила Польское Министерство, что местная власть сделала все возможное, чтобы обеспечить мою безопасность, а мое нахождение здесь – мое личное и осознанное решение. Согласилась со студентом: - Не всегда баллы, вы правы, мистер Гафт. Хотя баллы – самая удобная и универсальная форма оценки школьных знаний. Улыбнулась едва заметно. - Не соглашусь с вами, мистер Гафт. Если кто-то, кого вы не уважаете, рассказал вам о своих проблемах с вашим софакультетником, вы уже не потратили время зря. Ведь это общая проблема – и того, кто с вами говорит, и того, о ком он говорит. Вмешиваясь в ситуацию, вы помогаете и своему софакультетнику избежать проблем, конфликтов и неприятностей. Ведь лучше вы мирно вмешаетесь и попробуете объяснить сторонам, кто и где был неправ, и как сделать так, чтобы было заключено перемирие, чем конфликт получит дальнейшее развитие, и закончится дракой, снятием баллов или обидными оскорблениями. Посоветовала: - Давайте лучше не будем забегать вперед, мистер Гафт. Я видела, что в библиотеке много книг, содержащих противоположные оценки и трактовки событий, и в попытках разобраться и вычленить факты вы застрянете с ними очень надолго.

Грегори Гафт: Вздохнул и промолчал. Его клятва едва ли опиралась на какие-то там кодексы чести. Выслушал пояснения. Улыбнулся, кажется, теперь окончательно убедивший, что леди Уоррен - нормальная. - А понятно. А то я уж тут подумал... Осекся и спешно добавил: - ...подумал, что вы ради Хаффлпаффа принесли в жертву свое будущее. Пожал плечами: - Форма оценки-то это понятно. Но не всегда определенная оценка доказывает, что студент не просто неплохо поработал на лекции, но и вынес что-то из кабинета - в виде реальных знаний. Кивнул: - Я согласен. Снятие баллов, и конфликт, который может привести к непредвиденным последствиям...знания о том, что что-то такое назревает...это важные знания. И еще раз кивнул, улыбнувшись: - Хорошо, я понял. Замолчал. Посмотрел на леди Уоррен. Может быть у преподавательницы будут к нему какие-то вопросы, или все, беседа окончена?

Ханна Уоррен: Подтвердила: - Все гораздо прозаичней, мистер Гафт. Ничего в жертву я не приносила. Так сложились обстоятельства. Кивнула студенту. - Да, мистер Гафт, это главная надежда любого преподавателя, чтобы в головах их учеников осталось хоть что-то из материала урока. Улыбнулась, придя к согласию с мальчиком. - Спасибо, мистер Гафт. И если вы не хотите продолжить наш разговор о Хаффлпаффе, то я не буду вас больше задерживать. Но если у вас будут возникать еще вопросы о Доме Земли, или какие-то сложности с кем-то из хаффлпаффцев - вы всегда можете найти меня здесь. Буду рада снова конструктивно с вами поговорить.

Грегори Гафт: Решил пока не начинать новый виток разговоров. Пожалуй, решил для себя, что явно не хочет все обсудить за раз. И хочет еще как-нибудь прийти поговорить. Но сейчас - да, не исключал такой вероятности ,что утомил преподавательницу своими разговорами. Кивнул, находя предлог для анонсирования своего желания еще как-нибудь так здорово поговорить: - Я думаю, что у меня будут еще вопросы. Не хотелось бы, право, навешать на уши Илоны слишком много слизеринского. Поэтому корректировка, несомненно, мне будет нужна. Улыбнулся: - Спасибо. То, что вы рассказали - это было очень интересно. И теперь мне не мешало бы все это - переварить. И добавил, уже поднявшись: - И да, я уверен, что все это - очень мне поможет в общении с Илоной. Еще раз поблагодарил: - Спасибо. Поинтересовался все так же с улыбкой: - Леди Уоррен, я могу идти?

Ханна Уоррен: Улыбнулась. - И вам спасибо, мистер Гафт. Вы всегда можете найти меня здесь, если вам захочется что-то еще обсудить. И, конечно, спасибо вам за заботу о мисс Клемансо. Кивнула слизеринцу. - Конечно, мистер Гафт. Буду ждать вас к концу семестра с заданием. Плодотворной вам работы, - пожелала.

Грегори Гафт: Чуть улыбнулся в ответ на реплику декана Хаффа: - Хорошо, леди Уоррен. Кивнул: - Спасибо. Я постараюсь вас не разочаровать. Надеюсь, у меня получится изобразить что-нибудь интересное. Попрощался уже у самой двери: - До свидания, леди Уоррен. Вышел из кабинета.

Герарт Райнс: Подойдя к нужной двери, осторожно постучал и заглянул внутрь: - Добрый день, леди Уоррен. Разрешите войти? Мельком осмотрел обстановку кадинета, Преподавателя, на ходу размышляя, как же все-таки озвучить произошедшее и попросить отправиться на место казни.

Ханна Уоррен: Дочитала длинный пергаментный свиток до конца, взялась за перо и начала подчеркивать слова и строчки, с которыми не могла согласиться. Взялась было приписывать на полях комментарии, но отвлеклась на стук в дверь. - Добрый день, - улыбнулась студенту. - Проходите, пожалуйста.

Герарт Райнс: Услышав разрешение, зашел внутрь и встал перед Преподавательским столом: - Меня зовут Герарт Райнс, и у меня к вам два вопроса: вы любите детей? И второй, любите ли вы растения? - решив сразу не переходить к основным моментам, начал несколько издалека, дабы проследить реакцию собеседницы. Поправил лямку рюкзака в ожидании ответа.

Ханна Уоррен: Кивнула студенту Слизерина на кресло. - Присаживайтесь, пожалуйста, мистер Райнс. Еще раз улыбнулась. - Очень неожиданные вопросы, должна признать. Я бы сказала, что в меру, мистер Райнс. Не до такой степени, чтобы есть первых и посвятить свою жизнь вторым. Подперла рукой подбородок, внимательно глядя на студента и ожидая продолжения.

Герарт Райнс: Посмотрел на указанное место, аккуратно присел на край стула: - В таком случае, у меня есть просто невообразимо соблазнительное предложение. Приглашаю вас на увлекательнейшую прогулку в Запретный Лес, где вы сможете насладиться компанией и первого, и второго. Немецкие деточки, лютики-цветочки, птички. Разве можно устоять? Приветливо улыбнулся собеседнице, глазами пытаясь найти палочку последней: - А вы, леди Уоррен, волшебную палочку, случаем, не забыли? Вы и ее прихватите. Вдруг захочется эм... достать, помахать. Вы вообще как к кленовому сиропу относитесь? Так, я вам могу чудесное дерево для сбора этого деликатеса показать. Еще более приветливо улыбнулся собеседнице, показывая взглядом, что, мол, надо прям сейчас бежать приобщаться к прекрасному: - Воздухом свежим подышите, а то целыми днями в пыли кабинетной, так и аллергию недолго заработать. На природе и настроение поднимается.

Ханна Уоррен: Удивленно приподняла брови, слушая мальчика. - Мне очень жаль, мистер Райнс, но я должна отказаться от вашего предложения. Прогулки в лес в мои сегодняшние планы не входили. Кивнула на листы пергамента на столе. - Имею другие дела. Сменила взгляд на строгий. - Мистер Райнс, вы уверены, что не перепутали меня с кем-то? Провела рукой по столешнице, заканчивая: - Я признательна вам за заботу, мистер Райнс, но если это все, что вы имели мне сообщить, позвольте я вернусь к своим делам?

Герарт Райнс: Помолчал некоторое время, внимательно смотря на собеседницу, встал со стула: - Ваша студентка Гретта Бьорк в настоящий момент находится в Запретном Лесу в заложниках у местной растительности в виде говорящего и разумного Клена с компанией ему подобных. В результате магического воздействия на нескольких представителей этой расы, в частности, Греттой использовано заклинание Hollo, была вызвана напряженная ситуация. Деревья планируют либо оторвать девочке голову, либо сожрать её. Мне удалось договориться о сохранении Гретты в первоначальной целостности при условии того, что маг-целитель, Траволог излечит представителей этого народа, пострадавших от учеников Хогвартса, конкретно, Листик потерял большую часть коры от применения выше указанного заклинания другим учеником, видимо, аллергическая реакция, либо ожог в силу особенностей мыслеформы, использованной при настройке, также есть пострадавшие от вырезания ножом любовной символики. - Второй жертвой, которую планируют просто сожрать деревья, является один вездесущий мальчик с Гриффиндора, любящий грубить и совать нос не в свои дела. Насчёт его поедания деревьями я не возражаю. Отошёл от стола к входной двери, взялся за ручку: - Подводя итог, леди Уоррен, все же предлагаю вам поход в лес, дабы спасти немецкую девочку от отчекрыживания головы лютиками-цветочками? Использую лексику субъектов, захвативших заложников, для усиления эффекта присутствия, так сказать. На вас можно рассчитывать? - замер в ожидании решения Преподавателя.

Ханна Уоррен: Взяла в руки перо, намереваясь вернуться к своему занятию, но тут рассказ мальчика приобрел совершенно неожиданный поворот. - Так что же вы сразу не сказали! - моментально поднялась из-за стола. Быстро достала из шкафа зимнее пальто и, на ходу набрасывая, спросила: - Где это? Где именно деревья напали? Остановила мальчика. - Вам нельзя туда возвращаться, мистер Райнс. Объясните мне, как их найти, и бегите скорее за мисс Дарем! Только я вас очень прошу, начните ей свой рассказ вот с того, что вы только что сказали? Без риторических вопросов о любви к детям, хорошо? Вопросительно посмотрела на слизеринца, ожидая объяснений маршрута.

Герарт Райнс: Наблюдая за активной деятельностью собеседницы, заслушал сказанное, вынужденно возразив: - Боюсь, леди Уоррен, мне придется с вами идти. Деревья не пропустят никого кроме меня и моей спутницы, в случае попытки пройти силой, вам, возможно, удастся спасти Лаэду, взятого в заложники внешним кольцом деревьев, что меня огорчит, но не удастся спасти Гретту, находящуюся во внутреннем кольце, что огорчит меня еще больше. Как только начнется ваше сражение с деревьями, девочке в одно движение отчленят голову от туловища, ибо Руководитель лютиков-цветочков держит заложницу в своих... эм, щупальцевидных отростках. Значительно посмотрел на Преподавателя, стараясь донести основное содержание послания: - Исходя из чего, у нас с вами есть одна возможность: зайти вместе за леди Дарем и всем вместе пойти в Запретный Лес.

Ханна Уоррен: Уже на ходу в коридоре дослушала мальчика, остановилась и поменяла направление. - Никакого сражения с деревьями, мистер Райнс! - предупредила заранее. Но со словами о необходимости идти вместе спорить не стала. Направилась к кабинету своей предшественницы.

Герарт Райнс: Еле успел отскочить, когда Преподаватель, вихрем выбежала из кабинета, удивленно открыв рот, хотел спросить, что делать с дверью, но заметил, что леди Уоррен уже еле виднелась "на горизонте", побежал следом, размышляя: "Вот это энергии у человека, хоть отбавляй, такими темпами, она деревья просто запинает, или вообще сшибет, как кегли, не заметив в стремлении спасти детей". Прибавил скорости, чтобы догнать собеседницу.

Аарон: Влетел в кабинет декана Хаффлпаффа. Перед тем, как приземлиться, аккуратно скинул свою посылку на стол. Это была доска. Самая настоящая доска. Обломок доски с очень короткой надписью: Помогите. Лесенка в сад.

Ханна Уоррен: Проверяла присланную рукопись на ошибки, когда в кабинете появилась сова. Знакомая птица студентки Хаффлпаффа. Не без удивления взяла в руки то, что принесла сова. Повернула и увидела надпись. Спешно отложила бумаги на край стола и покинула кабинет, направляясь к факультетским помещениям.

Илона Клемансо: Дошла до кабинета Уоррен. По привычке постучала и только потом вошла, спрашивая себя, зачем стучала, если декан на факультете. Прошла в пустой кабинет. Осмотрелась. Даже и не помнила, была тут или нет. Кажется, этот кабинет сильно не отличался от того, что на факультете. Все такие же завалы книг и каких-то артефактов. Уселась на пол перед креслом - так удобнее. Положила голову на сиденье, посадила белку себе на вытянутые ноги и начала ждать. Спустя пару минут прикрыла глаза.

Илона Клемансо: Вздохнула, аккуратно подтягивая к себе ноги. Холодно. Заползла на кресло, легла в нем поудобнее... На Хаффе сейчас точно не поспишь, а тут, может, получится. Посадила белку себе на грудь, закрыла глаза. Вот... Хорошо. Тишина, удобство, сонливость.

Мелания Блэр: Дотопала до кабинета, пару раз едва не поддавшись искушению сбежать куда подальше. Например, в столовую. Но все-таки собралась с силами и зашла. Не сразу найдя взглядом Илону, потому что та устроилась в кресле, и, кажется, спала. Именно в прошедшем времени. - Илона! - подскочила к подруге, громко хлопнув в ладоши. - Подъем! Нам срочно надо собирать фиолетовых пауков! Прыснула, усаживаясь на полу. Ну их эти кресла. - Ладно, фиолетовые пауки сами соберутся. Ты как?

Хелен Форанэн: После проводов неофитки, как и было сказано, отправилась в кабинет леди Уоррен в Административном крыле. Постучалась и прошла во внутрь. Увидела девочек и проговорила: - Всем привет. Я наконец-то добралась до Дома, а Дома и нет. Что произошло-то хоть? Осталась подпирать стенку около двери. Не решилась пока садиться. Нужно было дождаться леди Уоррен, которая сейчас с Цицероном выясняют причину такой реакции Дома. Ведь не просто так это случилось. Дом просто так никогда не реагировал. Только если не было веской причины: утерянный или поврежденный артефакт факультета, или же разлады в Семье барсучков, когда весы постоянно склонялись в чью-то сторону.

Илона Клемансо: Вот только-только отключилась и словила абсолютное спокойствие.... Как нашлась Блэр и начала кричать. Открыла глаза. -Блэр, в следующий раз я тебя утихомирю силенцио, запрусь где-нибудь и посплю нормально. Вздохнула. -Я в порядке. Села в кресле как положено. И тут вошла Хелен. Посмотрела на нее удивлённо, когда прозвучал вопрос. -Ты думаешь, самое время сейчас спросить, что произошло? Не раньше, где-нибудь в безопасном месте... Не надо было нас вывести с факультета, не? А если б нас завалило?- говорила вполне спокойно,- Аааа,- больше прошипела,- Мы ж были оставлены для восстановления гостиной. Но это и твой факультет тоже,- выделила слово "твой". Опустила свои мысли по поводу ситуации с неофитом и гостиной. Интересно, Форанэн реально думала, что две девочки разгребут обломки стен и потолка? Если так, то она явно не знает о возможностях подростков. -Кто знает, что было бы дальше....- не стала говорить о походе по всему факультету в поисках декана и послании на доске после падения.

Мелания Блэр: Похлопала глазами, искренне не понимая, что такого сделала. - Зачем это? Перевела взгляд на туш... не-тушку Сэма. Живого Сэма! - Спальня целая? - удивилась, потянувшись, чтобы тыкнуть белку. Вдруг она просто хорошо сохранилась и не расплющилась. Повернулась на голос, улыбнувшись и махнув Хел рукой. - Мы просто... - хотела начать оправдываться, но тон Ил заставил запнуться. Перевела взгляд с одной девочки на другую. Пожала плечами, облокотившись о ножку кресла. - Сами не знаем.

Хелен Форанэн: Речь Ил реально взбесила, потому что в ней явно отсутствовала логика. И вообще, она не нянька, чтобы бегать за каждым и спасать всех подряд. В результате, в ответ на речь Ил, вырвалось: - С чего это я должна была выводить кого-то, кроме неофита, который себя от обломков защитить не мог? Ил, у тебя есть же голова на плечах и мозг вроде бы еще работает? Работает. Что мешало самостоятельно выбраться сразу же после произошедшего? И почему надо было продолжать сидеть в помещении? Выбрались бы с Мел и пошли бы сразу в административное крыло. Сообщить о проблеме. И сидели бы в безопасности. Замолчала на пару секунд, переводя дух. - И кто тебе давал право истерековать на меня, когда я даже не в курсе, что произошло. Я только недавно вернулась. Естественно, увидев только одно помещение, я могла решить все, что угодно...что у нас глобальный ремонт назревает, например. Я не знала, что там обрушилось почти все в Доме. Так что твои претензии безосновательны. Перевела взгляд на Мел и немного спокойнее продолжила: - Уоррен сейчас с Цицероном уже ищут источник проблемы. Думаю, что скоро узнаем, что послужило толчком к разрушению. И все выдохлась. Не умела и не хотела скандалить долго. Но после возвращения Уоррен хотела обсудить с ней что-то вроде отдельной практики. Нужно было восстановить связь с Домом. Потому, что начинала сомневаться, что ей здесь рады. Характер тоже портился. Явно взрослела быстрее, чем надо было.

Илона Клемансо: Хихикнула, потеряв серьезность. -Затем, что ты слишком громкая иногда. Замахала рукой, пытаясь остановить Меланию. -Нет. Там все рухнуло. И вообще ничего не уцелело, кажется. Совершенно безэмоционально выслушала Хелен. А затем ответила: - Ну хотя бы с того, что ты староста. Или это всего лишь пустой звук? На остальное только хмыкнула. Ну да, увидев разрушенную гостиную и растерянных детей в пыльной одежде, которая точно не для ремонта, можно сразу понять, что они там специально все разнесли и скоро пойдут за штукатуркой и инструментами.

Мелания Блэр: – Спальня тоже?.. – нахмурилась, задумавшись. И решительно заявила: – Не знаю, как вы, а я переселяюсь в столовую. Медленно попереводила взгляд с Хел на Ил, пока не затекла шея. Потом просто сложила ноги в позу лотоса и продолжила слушать. Так и не поняла, похоже это на ссору или нет. – Кстати, о... – почесала нос, – кстати об Уоррен. Я лучше пойду, пока не началась очередная лекция вроде "История об истории исторического развития истории Хаффлпаффа", – фыркнула, поднимаясь и направляясь к двери. Все честно – в кабинете была, ждала, но, увы, появились более важные дела. Правда, пока шла, поняла, что наступать на правую ногу все больнее, а чесалась она все сильнее. Уперлась рукой в стену, другой закатывая штанину.

Хелен Форанэн: Посмотрела на Ил и совершенно спокойно сказала: - В обязанности старосты не входит бежать спасать своих подопечных по первому зову. Иначе бы все уже давно разленились и разучились жить самостоятельно и спасать себя тоже самостоятельно. И да, ты же знаешь, все вопросы о моем старостатстве - это к декану. Ей виднее, видимо. Перевела взгляд на Мел, которая явно собиралась удрать по-тихому, но какие-то проблемы с ногой не дали ей этого сделать. Подошла к девочке и поинтересовалась: - Что с ногой? Мы можем помочь?

Илона Клемансо: Фыркнула. -Если староста постоянно рядом – можно разучиться. Но нам волноваться не о чем,- вполне прозрачно намекнула на присутствие Хелен в жизни факультета. Понятно, что семейные дела и все такое, но почту никто не отменял. -Хорошо, со старостой разобрались. А как насчёт заботы и беспокойства о друзьях? Отвлеклась на Мел. -Эй!- подбежала к подруге,- Я тебе говорила, что надо к Месарошу!- приобняла Блэр, втюхивая ей белку,- Идём к креслу. Присядешь.

Мелания Блэр: Закатила глаза, пытаясь не вникать в разговор девочек. Иногда, на самом деле, выяснять отношения просто необходимо. Только собиралась почесать ногу, как Хел отвлекла. - Да поца... - не успела ответить, как Илона опять заговорила о своем ученикоеде. Может, он на пару с Уоррен ее покусал? - Просто чешется. Заживает, - потерла нос, машинально беря не-тушку белки в руки. - Эй, я не истекаю кровью, и даже дышу, - усмехнулась. В принципе, сбежать успеется, а сейчас было интересно другое. - Ил, ты пользовалась хоть раз этой магией дома? - посмотрела на подругу с любопытством.

Хелен Форанэн: В чем-то Ил права, но она не знает особенности ее семьи, которая сразу отрезает связь с окружающим миром и пытается задержать в имении как можно дольше. Благо уже давно нашла все лазейки, чтобы сбегать оттуда побыстрее. - О каких друзьях идет речь? Которые за это время ни разу мне не написали и не рассказали, что вообще происходит? Это бесполезный спор, Ил. У нас слишком разное воспитание, чтобы я поняла твои требования. Меня всегда учили выручать себя самостоятельно. Так что мне сложно понять, когда помощь нужна, а когда человек должен научится жить сам и не зависеть от других. Хаффлпафф, все-таки стал факультетом, где собрали людей с разным воспитанием и характером. Нам сложно понять друг друга, потому что разное мировоззрение мешает взглянуть на всю картину в общем. Замолчала. Зачем было разводить эти бесполезные разговоры, если разница в возрасте и отношении к жизни все равно сказывается? Так можно рассорится окончательно. Перевела взгляд на Мел. Поцарапали ее значит? Тогда почему ранка чешется? Может заражение пошло? Но раз Мел упорно игнорировала ее, то лучше будет, если ей поможет Ил. Но на всякий случай сказала: - Как ты поцарапалась? Судя по всему, уже заражение пошло. И тебе скоро сможет помочь только Месарош. Или Ил с Магией Дома, но тогда все равно придется идти к Месарошу. У одной Ил сил не хватит.

Илона Клемансо: -О друзьях, которых даже не предупреждают об отъезде. Так что тут 1:1. Приподняла брови. -О... Ну да... Куда нам до таких великовозрастных мадам...- фыркнула вполголоса. Покивала Блэр. -Не истекашь, дышишь. Но ходить больно, так что садись,- довела Мел до кресла и лёгким нажимом на плечо, можно сказать, усадила, наконец, в кресло. -Ну... Было пару раз. На камне и цветке. Но ничего не вышло, потому что они неживые. А что? Хочешь проверить мои навыки? Опустилась на пол перед Блэр, закатала штанину на больной ноге. Осмотрела рану. Услышав Форанэн, приподняла голову, посмотрела на живот Мел. -Мда.... Кажется, мне придется пробовать, а то тут кое-кто, по ходу, безрукий,- сказала спокойно. Второй раз нужна помощь более опытного человека, и второй раз Форанэн не может ничего сделать. Уже начала сомневаться в способностях старшей девочки. Ладно ещё то Дормио пару лет назад, но магия Дома... -Или есть вариант дождаться декана.

Мелания Блэр: - А разве факультет, или дружба, подразумевают одинаковое мировоззрение? - поинтересовалась, добровольно-принудительно усаживаясь в кресло. Покивала Ил и тут же помотала головой на слова Хел. - Не надо Мессарошей, - фыркнула. - Если что - вместе точно справитесь. А я просто хочу посмотреть, как это работает. Плюс практика. Перевела взгляд на ногу, поковыряла немного ранку и пожала плечами. - Ты же не отрежешь ее? - наигранно-обнадеживающе выговорила. Переспросила: - Декана? - вновь посмотрела на свою ногу, вздохнула и решительно заявила: - Режь.

Хелен Форанэн: - Это кого ты безрукой назвала?! К твоему сведению, я просто уже потратила свой лимит на помощь неофитке. Вылечила ее. Наша Магия не работает, как круглосуточная служба поддержки в маггловском мире, у нее есть лимит. Кстати, если у Мел все-таки серьезная травма, то твоих сил тоже не хватит. Будет только хуже, если ты залечишь поверхностно, а у Мел окажется закрытый перелом. Или еще что-то в этом роде. Укоризненно посмотрела на Ил, больше с ней общаться вообще не хотелось. Если еще захочет права покачать, то точно придется сдавать значок старосты ей прямо в руки. Чтобы не выпендривалась больше. Затем перевела взгляд на Мел и коротко ответила: - Подразумевают, но это все приходит опять таки с умением слушать других, а не выставлять вперед себя любимую, как некоторые активно делают. И общее мировоззрение - это дело не одного дня. Понадеемся, что все будет хорошо и в нашем Доме, и он не распадется на мелкие группки.

Илона Клемансо: Вздохнула. -Во-первых, я ни одного имени не назвала и каждый додумывает по-своему. Во-вторых, лечила – молодец, поверим на слово. Хмыкнула с улыбкой на реакцию Блэр. -Не, не отрежу. Диффиндо не разрежет, а другого такого заклинания я не знаю. Рассмеялась. Это как надо недолюбливать декана, чтобы позволить отрезать ногу? Проигнорировала выпад Форанэн. Вместо того, чтобы ответить, полностью переключилась на ногу лохматой. Аккуратно одной рукой взяла Мел за голень, а другой – накрыла раны, пытаясь не причинять лишней боли. Мысленно попросила Дом вылечить недавно полученные царапины на ноге Блэр. Глянула на результат.

Маргарет Кэрролл: Когда Маргарет оказалась в кабинете преподавательницы Истории Магической Британии и декана своего факультета миссис Ханны Уоррен, то картина, представшая перед девочкой, могла бы повергнуть ребенка в шок. Но второкурсница не растерялась и не испугалась она, очень часто видела такое, ведь она выросла среди магглов, хотя по выяснены ранее сведениям она не является магглорожденной волшебницей, является полукровкой. Ей очень повезло, она не пострадала как бедняжка Мел, но ноги она промочила существенно, что грозило ей тем, что она могла простудиться, поскольку она даже умудрилась где-то споткнутся и упасть и теперь она стояла почти вся мокрая и ее одежда на половину мокрая до середины всего ее роста, она практически точно также выглядела в тот самый день распределения когда попала под дождь и ей предстояло познакомиться с факультетами. Маргарет посмотрела на девочек, которые были сейчас вместе с ней в кабинете и проговорила: - Всем привет! Я не знаю, что случилось нашим факультетом, и я тут вся промокла наполовину, и это еще по беды подумаешь, раза три четыре чихнула, пока сюда добралась, споткнулась и провалилась куда-то в небольшое углубление в полу или куда том я не поняла. Но это все не важно. Мел очень нужна помощь. Посмотрела на девочек смущенно. Подошла к Мелани, присела рядом обняла и посмотрела на ее рану, на ноге. Выглядела она конечно не ахти как. Однажды, она видела точно такой же прелом у одного мальчишки во дворе. С ним случилось нечто подобное, он упал с крыши сарая. Хорошо, что по соседству был бабушка врач, которая, помогла мальчишке и то что сделала бабушка Марого запомнила и вот решила предложить свою помощь. - Девочки скажите, а у нас здесь найдется, какие не будь лечебные травы, которые помогут остановить кровь подорожник, к примеру, вода и тряпочки чистые, чтобы рану промыть для начала и знать бы, как еще косточки вправлять. Но надеюсь этого нам не понадобиться. Нам бы еще гипса добыть и бинтов. У нас во дворе еще до школы один мальчишка ногу сломал, упал с сарая, и соседская бабушка врач все это делала и я запомнила. Едва она сказала последние слова как чихнула несколько раз, подряд успев прикрыть рот и нос руками.

Ханна Уоррен: Дошла до кабинета, где собрались все студентки. - Господа, у всех все в порядке?- уточнила. Остановила взгляд на младшей девочке. - Мисс Кэрролл, очень хорошо, что вы нашлись. С вами все в порядке? Вы не пострадали от разгрома? Заметила, что одежда на ребенке мокрая. - Что с вашей одеждой, мисс Кэрролл? Прошла к столу, чтобы сесть. - Мисс Клемансо, мисс Блэр? – посмотрела вопросительно на студенток, одна из которых держала другую за ногу. – Все хорошо? Объявила: - Так, господа. У меня по большей части хорошие новости.

Мелания Блэр: – Диффиндо не отрежет? – задумалась. – А если в настройке использовать, например, бензопилу? Может попробовать? Посмотрела, как царапины быстро заживают, а нога перестает чесаться, и улыбнулась. – Ура. Я не умру. Только хотела подскочить и побыстрее благополучно ретироваться, как зашла... – Марго! – широко улыбнулась девочке, которую не видела довольно долго. – Я в порядке, Ил подлатала. Просто царапины были, – махнула рукой, поднимаясь. – А ты, кажется, не немного промокла, – окинула ее одежду взглядом и пожала плечами, мол, бывает. Но уйти так и не успела. Обречённо вздохнула, сваливаясь обратно в кресло. Кивнула на вопрос Уоррен и перевела взгляд на не-тушку Сэма. Потыкала в него пальцем, проверяя, дышит ли.

Хелен Форанэн: Проигнорировала реплики Ил, наблюдая за тем, как девочка все-таки вылечила ногу Мел. Убедилась, что будет кому передать старостатство потом, когда магистратура все-таки закончится. Удивленно посмотрела на Марго, которая была вымокшей с головы до пят. И только хотела что-то сказать по этому поводу, как декан вернулась в кабинет. Пришлось снова сделать вид, что ничего такого не произошло между ей и Ил, проговорив: - Здесь все нормально. Ил успешно вылечила ногу Мел и никаких конфликтов не произошло. По крайней мере таких, о которых стоит упоминать. Кинула быстрый взгляд в сторону Ил, выжидая начнет она говорить правду или соврет ради приличия? - А что у вас за хорошие новости? И почему только по большей части? Нам коллективно придется все отстраивать самим?

Илона Клемансо: Пожала плечами. -Это вряд ли. Я как-то пыталась одному типу руку порезать. Но разрезала только обедов и всего царапнула по коже. Можно, конечно, у Дженни уточнить. Она точно знает. Не глядя махнула рукой вошедшей Марго. Наконец, разглядела ногу Мел. Ни одной царапины. Вот теперь точно можно сказать, что не безнадёжна. -Вот и все. Лучше?- поинтересовалась. Перевела взгляд на Марго. -Там было все не так плохо...- не договорила. Кивнула на слова Мел, подтверждая их. Поднялась на ноги. Потянулась уже к Сэм, чтобы взять его у Блэр, но подруга куда-то собралась. И не успела. Уоррен пришла. -Профессор!- сказала с долей облегчения. Женщина вернулась в полном порядке, а это значит, что больше ничего на факультете не обвалилось. Ну или обвалилось, но не задело. -Как ваш кабинет?- поинтересовалась, забирая уже у Блэр белку. Кинула удивленный взгляд на Форанэн, когда та пересказывала, что произошло. -Да неужели?- буркнула, не сдержавшись. Глянула на декана невинными глазами в ожидании продолжения.

Маргарет Кэрролл: Когда в кабинет вошла декан факультета миссис Уоррен, то девочки уже и без нее почти справились, леча ногу у раненой Мелани попавшей поз завал на факультете. - Я рада Мел, что с тобой уже все хорошо. Правда, правда! - произнесла и улыбнулась ей Посмотрела на девочек и перевела взгляд на декана. Ответила на ее вопрос адресованный ей: - Миссис Уоренн, когда я попыталась вернуться на факультет, то толком не поняла, что там случилось, откуда взялась вся эта вода. Куда-то непонятно куда провалилась в небольшое углубление и вот промокла вся на половину, и пока шла сюда в ваш кабинет несколько раз чихнула и когда предложила свою помощь Мелани тоже несколько раз чихнула. Вот только простыть еще не хватало, вода холодная как мне показалось, была, а так все в порядке. Оглядела всех Ил, Хелен, Мелани и снова посмотрела на декана факультета и добавила, спрашивая ее: - Да, миссис Уоррен, расскажите о новостях, какими бы они ни были хорошими или плохими!

Цицерон: Появился в кабинете. - Юная волшебница пришла в Дом из Лабиринта. Она ждет в твоем кабинете, Ханна, - позвал женщину и снова исчез.

Ханна Уоррен: Первым делом достала палочку, направила на младшую девочку, высушивая чарами ее одежду. - Так будет лучше, я полагаю, мисс Кэрролл. Вы упали … в воду? Ничего не повредили? Уверены? Позвала эльфа. - Принеси, пожалуйста, всем чай. Снова глянула на промокшую студентку. - Если почувствуете недомогание, скажите, пожалуйста, мне или мистеру Мессарошу. Перевела взгляд на старосту. - Мисс Форанэн, пожалуйста, не говорите намеками. Если вы хотите мне что-то сообщить - скажите, пожалуйста, просто и прямо. Если нет- то нет. Но я напомню, что явка с повинной всегда выступает смягчающим обстоятельством. Подождала, пока эльф поставит перед каждой девочкой по чашке с горячим чаем. - С кабинетом у меня примерно то же, что и со всем факультетом, мисс Клемансо. Увы, пострадали почти все помещения. Продолжила: - Итак. Хорошие новости в том, что разрушения закончились. Не очень хорошие – эльфы будут до вечера наводить на факультете порядок. Поэтому до вечера я вас попрошу не ходить на территории Дома. Если кому-то что-то срочно нужно оттуда взять – подумайте хорошо и скажите мне сейчас – я попрошу эльфа вам все принести. Вечером можете уже возвращаться. И совсем не очень хорошие новости в том, что непонятно, что это все такое было. Похоже, нам еще предстоит разобраться и понять, что случилось с Домом. Остановилась, когда появился Страж. - Спасибо, Цицерон. Я брошу петлю.

Мелания Блэр: – И я рада, что со мной все хорошо, – усмехнулась Марго. Не удержалась от хлопка в ладоши, когда декан попросила эльфа принести чай. Хоть что-то полезное можно поделать. Даже достала из кармана мантии немного пыльный и засохший, но при этом остающийся почти съедобным пирожок. Увлечённо зажевала, переведя взгляд с Ил на Хел и обратно. Значит, это все-таки была ссора? Посмотрела на появившегося и тут же исчезнувшего стража. Новый хафф. А новые хаффы – это всегда хорошо (только если они не заставляют тебя убирать в спальне и не едят твои пирожки). – Подумаешь, дом чуть не убил учеников, – хмыкнула себе под нос, отпивая из кружки. – Это не повторится? И почему потолок разрушился, но... но все равно остался? И окна поменялись? Добавила: – Если кто-то хотел намекнуть о ремонте, мог сделать это более безопасным способом.

Хелен Форанэн: Вздохнула и проговорила: - У нас были небольшие разногласия с мисс Клемансо. Поэтому я серьезно подумываю, как-нибудь передать ей обязанности старосты. Или просто разделить их между нами двоими. Ибо мне кажется, что у мисс Клемансо свои взгляды на то, как быть старостой. Пусть попробует. А я бы себе хотела индивидуальную факультетскую практику, если можно, когда Дом восстановится. Хотелось бы понять устои Хаффлпаффа получше. Вполне мирно улыбнулась Ил. Вообще уже очень давно подумывала о сдаче полномочий, потому что не могла понять современных младшекурсников, которые не могут защитить и оберегать себя самостоятельно. За исключением неофитов и первокурсников, конечно, которые еще не знают определенную заклинательную базу. Вот их нужно оберегать. Выслушала дальнейший рассказ Декана и добавила: - То есть, Дом внезапно решил сам по себе перестроится? При этом чуть не угробив, находящихся в нем девочек? А у нас есть какие-нибудь сохранившиеся летописи Хаффлпаффа, там можно было отследить подобные события. За все время, обычно только пропадали вещи и комнаты в Доме, а потом неожиданно появлялись в другом месте. До разрушений глобальных Дом себя не доводил.

Илона Клемансо: Чуть склонила голову и исподлобья посмотрела на Хелен. Неопределенно деревом бровями в ответ на ее улыбку. Выпрямилась, с долей сожаления глянула на декана. В кабинете ж, наверное, было множество важных вещей. А теперь там завал. -А что с деревом? С ним можно что-то сделать?-спросила, когда выдался шанс.

Герарт Райнс: Коридор наконец закончился. Подошёл к двери Кабинета. Это же, вроде, по совместительству Декан Хаффов? Ещё и историю преподаёт. Упёрся лбом в дверное полотно. Постоял. Помолчал. Три раза стукнулся головой о дверь и зашёл внутрь. Не смотря на присутствующих, молча сел на деревянный стул с кожаной обивкой. Облокотился о спинку и закрыл глаза, в прямом и переносном смысле растекшись по сидальне. Дурацкая вода никак не хотела высыхать. На нервах даже забыл, что мог материализовать то же полотенце.

Анастасия Романова: Заглянула в нужный кабинет. Тут, как и говорила мисс Уоррен, были все из них знала только самого декана и еще старосту, как там ее зовут Элен... Хелен? Все были старше, похоже первый курс состоял только из мисс Романовой. Тихо вошла в кабинет, прикрыв за собой дверь. По напряженной обстановке можно было понять, что тут происходит что-то уж очень серьезное и, возможно, сейчас не лучшее время для знакомства, но и уходить было бы глупо. - Здравствуйте. Я не сильно помешаю?

Маргарет Кэрролл: Миссис Уоренн заклинанием высушила одежду Марого. - Благодарю вас миссис Уоренн. Большое спасибо. - проговорила девочка слушая дальнейшие указания декана факультета Хаффлпафф. "Раз сказано нельзя уходить от суда до вечера, значит нельзя"- подумала мисс Кэрролл. Но тут эльф засуетился с чаем по просьбе взрослой волшебницы и когда она предложила принести какие-то их личные вещи, если кому-то что-то нужно, то Маргарет решила что стоит попросить у пергаменты с лекциями и учебник по ЗОТИ, чернила и с пером, чтобы она могла почитать учебники и сделать нужные для себя пометки пока есть такая возможность уже приглядев для себя местечко на окошке кабинета Истории Магической Британии. Может конечно и нужно было дальше поддержать разговор другими, но мисс Кэрролл чувствовала, что в спор лучше не встревать. - А можно мне принести мои пергаменты с делеция учебник по ЗОТИ, перо и чернила, если конечно, все это не пострадало в моей комнате от затопления. - попросила второкурсница глядя на декана. Тут появился Герарт Райнс,а затем спустя некоторое время новенькая девочка совсем недавно распределившаяся к ним на факультет. Марго улыбнулась вошедшим и произнесла: - Привет! Идите сюда ко мне. Позвала Марго новоиспеченную хаффлпаффку, спустя пару секунд добавила меня Маргарет Кэрролл зовут, а тебя как? А это Герарт Райнс. Уточнила Марго новенькой девочке.

Ханна Уоррен: Покачала головой. - Пока неизвестно, что стало причиной наших разрушений, нельзя быть уверенным, что такое больше не повторится. Цицерон спокоен. Хотелось бы, чтобы это значило, что сюрпризов больше не будет. Перевела взгляд на старосту. - Мисс Форанэн, вы меня удивляете. Если вы хотите отказаться быть старостой – это ваше право. Но делить эту должность и тем более передавать ее куда-то не нужно. Кивнула. - Практикум я вам сделаю, - пообещала. Снова качнула головой. - На факультете нет никаких уникальных, никому неизвестных исторических документов. Все, что здесь было написано или хранилось давно известно ученым. И, насколько мне известно, там нет ничего, что описывало бы подобные странные явления. А с Деревом… С ним еще непонятней. Цицерон его не чувствует. Трудно сказать – хорошо ему или плохо, задумало оно что-то или нет. Страж думает, что последние события не связаны с Деревом. Оно остается у нас неизученным и очень сильным. Поэтому мы не можем ни сделать с ним что-то, ни быть полностью уверенными, что Дерево не причинит никому вреда. Улыбнулась второкурснице. - На здоровье, мисс Кэрролл. Позвала эльфа. - Мисс Кэрролл, повторите, пожалуйста, эльфу, что вам нужно принести. Посмотрела на домовика. - Принеси, пожалуйста, мисс Кэрролл то, что она попросит. Отвлеклась на появившегося слизеринца, который, видимо, следуя общей моде, покрасил волосы. - Мистер Райнс? – окликнула ребенка. – С вами все в порядке? Вы, случаем, не вместе с мисс Кэрролл в воду угодили? Встала и подошла к мальчику, пытаясь понять, в каком тот состоянии. - Входите, пожалуйста, мисс Романова, - пригласила девочку. – Присаживайтесь на любое приглянувшееся вам место. Оставила представление новой ученицы до момента выяснения ситуации с мальчиком. - Мистер Райнс? – позвала и коснулась плеча студента.

Анастасия Романова: Судя по услышанному на факултете произошли большие перемены, которые волновали всех. Не просто какой-то банальный ремонт, а что-то такое, что затрагивает видимо саму суть Дома, да и между старшекурсницами явно был некий конфликт. Не самое лучшее время. Пока шла, чтобы присесть рядом с девочкой назвавшейся Маргарет, засмотрелась на слизеринца, и, не заметила как налетела на подлокотник кресла. Ойкнула, потирая ушибленное место присела на свободное место. - Я Несси, - коротко представилась в ответ, посмотрела на остальных, не желая прерывать их важный разговор.

Мелания Блэр: Хмыкнула во второй раз. Конечно, если говорящий-барсук-мутант времен бабули Мел говорит, что не о чем беспокоиться - можно спать спокойно. Тут же удивленно посмотрела на Хел. Она не хочет быть старостой? Из-за чего вдруг? Хотя, большего удивления заслужила Марго, попросившая спасти не булочки или пижаму, а пергамент с учебником! Совсем никаких ценностей у человека! Молча перевела взгляд на какого-то блондина-слизеринца. Мокрого блондина-слизеринца. Мокрого блондина-слизеринца-со-знакомой-мордашкой. Наверное, пересекались в коридоре. А следом за ним зашла не-мокрая не-блондинка не-слизеринка. Разнообразие. Помахала девочке рукой в качестве приветствия и вновь перевела взгляд на Райнса. Они на пару с Марго решили устроить дефиле в купальниках без купальников?

Хелен Форанэн: Улыбнулась и покачала головой: - Нет, леди Уоррен. Я пока свои позиции старосты сдавать не собираюсь. Но на будущее, все равно рано или поздно магистратура закончится, кандидатура мисс Клемансо будет самой лучшей. И спасибо за будущий практикум. Посмотрела на девочек. Затем снова на леди Уоррен, которая так спокойно сообщала, что Цицерон не беспокоится. Может это и, действительно, так и переживать не о чем. Но с другой стороны, что-то с Домом происходило. Поэтому предположила: - А на факультете ведь могут быть места, которые еще никто не нашел. Тайники какие-нибудь, которые обнажились при неожиданной перестройке? Сделала небольшую паузу и продолжила: - А что касается Дерева, то единственная информация, что есть у меня, это информация о ритуале, при котором это Дерево мы посадили. И на этом все. Оно стало большим сразу же. И сразу же было похоже на живой организм. Странный живой организм, поступки которого сложно объяснить. В эту секунду на пороге появилась Несси, которую распределили на Хаффлпафф, судя по нашивке на мантии и...Райнс?! В Белом?! Это выглядело очень странно, ибо Райнса в белом никто никогда не видел. Поэтому, приветливо улыбнулась Несси, а затем уже поинтересовалась у слизеринца: - Ну, и кто это тебя так отбелил? Что случилось?

Илона Клемансо: - Это точно была не я?- переспросила для большей уверенности. Слишком много совпадений.Не может быть так. Вот оно счастье! Вот оно! Наконец, кто-то сказал Хелен по поводу поста старосты. Снова нахмурилась. -Я думала, что старосту назначает декан, а не... Студент,- обратилась к Форанэн. Перевела полный непонимания взгляд на Уоррен. -Не чувствует? То есть совсем? Это, наверное, плохо... Вздохнула, ещё раз мысленно прогоняя последние несколько часов. Нервно провела обеими руками по голове, а затем по волосам. Кажется, начинало трясти. С чего бы это? Ах да... Факультет решил разрушиться. Посмотрела на вошедших Райнса и... Новую хаффлпаффку? С девочкой понятно, а Гер что тут делает? Как вариант, ему стало нехорошо, он искал помощи у первого преподавателя, которого смог застать. И ещё один вариант: ему нужна именно Уоррен. Не успела додумать ещё что-нибудь, ибо отвлеклась на Хелен. Вот. Ее волнует состояние Райнса, но совершенно не волновало их с Мел состояние, пока они были в разрушенной гостиной. Вот и найди в этом логику теперь. Заняла одно из свободных мест, посадила Сэм на ноги, а сама положила голову на руки, упирающиеся в колени. Сцепила пальцы в замок, пытаясь контролировать дрожь.

Герарт Райнс: В голове гудело, стучало, хрустело, булькало. Что ж такое-то? После того дурного сна боль никак не хотела уходить. Вот опять накатила. И шёпот. Этот преследовавший шёпот. Услышал голоса. Вроде бы даже знакомые. Один точно. Он обращался, что-то спрашивал. Открыл левый глаз. Изучил представшую картину. Машинально поднялся со стула в присутствии Преподавателя и стоящей женщины. Тут же пожалел - в виски стрельнуло так, что едва не свалился под стол. Открыл правый глаз. - Леди Уоррен. Добр-бо-бр-р-р! - отчетливо так зарычал, ибо стрельнуло снова. - Не знаю, куда Маргарет попала, но я занырнул один, - прижал ладони к вискам. - Что за бешеный кактус у вас в пруду растёт? - попытался возмутиться. Вернул руки на место. - Дерево. Такое... разговаривающее. И малость агрессивное. Сначала давай со мной диалоги вести, потом топить. Хоть не утопило совсем, - прикрыл глаза. Свет в кабинете заставлял думалку трещать ещё сильнее. - Надеюсь, у вас там в озере чумы или тифа не плавает? Изрядно наглотался, пока ваша бегония меня полоскала, - удивленно, насколько позволяла кривоватая от головной боли мимика, посмотрел на Хелен. - О. Хелен. Привет. Рад тебя видеть, - приветливо улыбнулся. Хотя и не был уверен, насколько получившийся оскал можно было назвать дружелюбной улыбкой. - В смысле, отбелил? - дернул на старшую Хаффлпаффку бровью в непонятках. Кое-как собравшись с мыслями, понял, что в кабинете есть другие люди. И даже, вроде бы, кто-то представлялся. - Всем привет. Кого не видел. Кого не знаю, я - Герарт. Райнс, - выдал чуть ли не скороговоркой, на всякий случай кивнув поочерёдно во все стороны. Остановил внимание на Профессоре. - Леди Уоррен, у вас от головы ничего нет? После того, как поговоришь с деревьями и потонешь, видимо, сильно голова болит. Вот у меня сейчас как раз так, - вопросительно замолчал.

Ханна Уоррен: Сосредоточилась в первую очередь на словах пострадавшего ребенка. - Кактус? Дерево? – переспросила, пытаясь понять, о чем говорит мальчик. – Кажется, я не понимаю вас, мистер Райнс. Где вы нашли разговаривающий кактус? В лесу? Это были те же деревья, что и в прошлый раз? Достала палочку. - Одну секундочку, мистер Райнс. Давайте убедимся, что вы не получили серьезных травм в столкновении с деревом-кактусом. Иначе я могу убрать вашу головную боль и только навредить вам, спрятав ее причину. Развернула палочку, мысленно представила перед собой модифицированный рентгеновский аппарат, который выявил бы травмы ребенка. Провела палочкой. - Inspectio corporis localis! Посмотрела на слепок. - Похоже, ничего серьезного, мистер Райнс. Мысленно обратилась за помощью к Дому, прося излечить слизеринца от головной боли. - Сейчас боль должна уйти. Обернулась к своим студентам. - Думаю, вы правы, мисс Форанэн. Тайники вполне могут быть. И если кому-то вдруг посчастливится что-то найти, буду благодарна, если вы поделитесь этой информацией со мной. Кивнула третьекурснице. - Уверена, что это не вы, мисс Клемансо. Вернула внимание мальчику, применила и к его одежде осушающие чары. - Как вы себя чувствуете, мистер Райнс? Голова прошла? Не кружится? Что-то еще беспокоит? Поискала взглядом на ближайшей полке что-то подходящее для превращения. Остановила выбор на вазе. - Verti Angustus! - превратила керамику в желтое мягкое полотенце средних размеров. Протянула студенту. - Возьмите, пожалуйста, мистер Райнс. Добавила для остальных. - Господа, у кого не осталось вопросов, предложений и пожеланий, можете идти. Кто еще вспомнил, что ему что-то нужно из спальни, эльф еще тут – попросите, пока он не ушел. И, господа, я надеюсь, что вы поможете мисс Романовой скорее освоиться.

Маргарет Кэрролл: Слушала разговоры и не совсем понимала о чем идет... "Видимо я еще не все знаю о Хогварсте, раз мне так сложно понять что и как тут устроено и сколько же еще тайн скрывает замок ...". - подумала Марго - А можно мне принести мои пергаменты с делеция учебник по ЗОТИ, перо и чернила, если конечно, все это не пострадало в моей комнате от затопления. - повторила свою просьбу эльфу. Улыбнулась новенькой девочке сочувственно посмотрела на Герарта. - Приятно познакомиться! - тихо проговорила Несси. Посмотрела с улыбкой на декана факультета и добавила: - Миссис Уоренн, я со своей стороны постараюсь сделать все возможное чтобы Несси не скучала. У меня есть что ей рассказать.

Анастасия Романова: Совсем не понимая о чем говорили старшие поняла только, что изменения произошедшие на факультете стали для всех событием шокирующим. Новость о появлении чайников и новых мест немного озадачила. "Как понять, что это новое место, если еще старых не знаешь? Ладно, буду разбираться по ходу дела." Отметила рассказ слизеринца про бешеный кактус, который стоит обходить стороной, допуская возможность встречи с ним в будущем. Продолжала тихо сидеть слушая разворачивающийся диалог, ожидая продолжения, тем более, что Маргарет уже планировала ей что-то рассказать.

Хелен Форанэн: Внимательно выслушала то, что говорил Райнс, а затем слова Уоррен. Было похоже, что слизеринец, каким-то образом, оказался у одного из двух опасных деревьев. То ли у Дракучей Ивы, то ли у Дерева Равновесия. Но если логически подумать, то окунуть могло только одно из них. Плюс прочистить мозг тоже могло только одно. Однако, ничем не могла помочь мальчику, кроме как констатировать факт, что к Дереву постепенно возвращается Магия. Ибо Райнс выглядел очень странно. Понадеялась, что потом выловит парня и распросит его в подробностях, а сама проговорила: - Вопросов и предложений больше нет. А мисс Романовой мы поможем освоиться. И как только Хаффлпафф восстановят, расскажем и покажем ей все. А пока я, пожалуй, пойду. Было уже просто тяжело поддерживать столько петель. Поэтому вышла из кабинета и тут же свернула эту в помощь петле, которая осталась в кабинете Рунолога.

Илона Клемансо: До последнего думала, что ничего не нужно. Но потом вспомнила про растения под кроватью. Попросила эльфа найти кактусы и поставить их на подоконник или полку, если сами кактусы целы и подоконник с полкой, соответственно. Больше ничего не было нужно. Или просто не вспомнилось. В любом случае, пока что не собиралась куда-то идти и чем-то заниматься. Но это если позволят остаться, конечно. -Профессор, а можно пока тут остаться? Едва заметно покивала на слова о своей невиновности. Правда, уверенности в этом не появилось. Но раз говорят, наверное, и правда все намного сложнее. Посмотрела на младших девочек. Пожалуй, не стоит им мешать в знакомстве. Они, наверняка, найдут общий язык. Потом можно будет познакомиться с этой первокурсницей.

Герарт Райнс: Взял полотенце, протянутое Профессором. - Благодарю, леди Уоррен, - прислушался к собственному состоянию. Вроде бы, голова потихоньку переставала болеть, по крайней мере, гудеть точно перестала. - По-моему, лучше. У меня голова просто раскалывалась, а сейчас отпускает. Малость, - принялся вытирать волосы, лицо, руки, все, до чего дотянулся, и что вообще могло быть вытерто полотенцем. Сумку полотенцем не вытрешь. Она окончательно промокла. - Нет, леди Уоррен. К тем странным деревьям больше не хожу, но, судя по тенденции, агрессивная растительность меня явно любит, - покосился на присутствующих. Девичник? - Эм... А я вам тут не мешаю? - уточнил на всякий случай, но решил не заморачиваться и продолжил расписывать хоррор во всех подробностях. - Да. Так вот. Оно на меня не в лесу напало. Дерево. Я за бутербродами на Кухню ходил, а потом задумался пока назад топал и вышел на какую-то странную поляну с прудом. Она, похоже, вообще у вас на Хаффе находится. Прямо на крыше, - завернулся в полотенце. Не тепло в каменном замке, как бы. - И там из пруда торчит агрессивная растительность. Выглядит странно. На инопланетное фейхоа смахивает, - помахал руками, изображая обнаруженный куст. - Оно со мной сначала поболтало, о своем, о фейхоастом, а потом ка-а-ак "хвать!". Чуть не утопило в пруде этом вашем подозрительном, - расстегнул мантию, снял, оставаясь в мокром свитере и джинсах. Удивленно уставился на изменившую цвет верхнюю одежду. Вытянул руку, рассматривая рукав, который постигла та же участь. Штаны. - Вы чего туда наливаете? Отбеливатель? - изогнул шею, оглядываясь, чтобы посмотреть на последствия купания сзади. - Е-мае. Вы там белье стираете что ли? - пораженно уставился на леди Уоррен. - У меня все белое. Мантия, кофта, джинсы, даже ботинки, - поднял ногу, присматриваясь к некогда черным кроссовкам. - Это ж надо додуматься, поливать деревья отбеливателем. Не удивительно, что оно меня шваркнуть хотело. Я бы тоже возжелал притопить дарование, наливающее мне вместо утреннего молока коктейль из ядохимикатов, - пробурчал под нос, косясь на сумку. Она тоже белая?

Тинки: Закивал на слова девочки. - Тинки все принесет! И другой волшебнице тоже пообещал: - Тинки достанет все кактусы! И исчез, чтобы вернуться через пару минут и вручить девочке заказанные ею вещи. - Тинки все принес для юной волшебницы! Но Тинки не знает, какой именно учебник хотела Маргарет Кэрролл. Тинки принес все книги. Выложил перед студенткой стопку из найденных в спальне книг. Сообщил второй девочке: - Илона Клемансо может не волноваться, все ее кактусы не пострадали. Тинки поставил их на полку.

Ханна Уоррен: Улыбнулась теперь уже не самой младшей на факультете ученице. - Спасибо, мисс Кэрролл. Добавила старосте. - И вам, мисс Форанэн. Конечно, вы можете идти. Кивнула третьекурснице. - Конечно, мисс Клемансо, можете остаться. Посмотрела на мальчика, потом оглянулась на студенток, и снова вернула внимание слизеринцу. - Не беспокойтесь, мистер Райнс, вы нам не мешаете. Но если вы хотите поговорить с глазу на глаз, мы можем пройти с вами… да хоть в учительскую. Удивленно переспросила: - Поляна с прудом? На Хаффлпаффе? Кажется, я понимаю, о чем вы говорите, но … я озадачена тем, что вы смогли туда попасть, мистер Райнс. Раньше туда могли пройти только студенты Дома или практиканты. Резюмировала после короткой паузы: - Значит, на вас напало Дерево Равновесия. Вздохнула. Покачала головой. - Должна заверить вас, мистер Райнс, что отбеливателем Дерево никто не поливает. И хоть оно числится потенциально опасным, это первый случай, когда оно проявило агрессию. Задержала взгляд на волосах мальчика. Предположила: - Мистер Райнс, а ваша прическа – тоже дело рук Дерева? Или это дань моде?

Илона Клемансо: Откинулась на спинку кресла, закрывая лицо руками. Вздохнула. Краем уха слушала рассказ слизеринца. Не могло дерево. Оно же доброе. Ну... Почти. И тут вспомнился случай с Хель. -Профессор, мне кажется, это дерево не любит чужих. Мы с Хель как-то дошли до поляны. Дерево на нее тоже не очень отреагировало. Теперь вот Герарт. А с нами оно вполне безобидно себя ведёт. Не стала говорить, что около года-двух назад успели облазить это дерево. Посмотрела на эльфа. Легко улыбнулась. -Спасибо, это хорошие новости.

Новогодний Фей: Влетел в еще один кабинет, громко объявляя: - Настало время подарков! И поставил перед женщиной ее подарки с запиской "Счастливого рождества!" Коробку в которой и и С запиской "Иногда мы сворачиваемся в клубок подобно ежам. Некоторые из нас доверяют вам настолько, что позволяют почесать себе животик. Не потеряйте это доверие. И.К." Коробочку с и запиской "Надеюсь, она вам пойдет. Счастливого Рождества!". Стремительно покинул кабинет, спеша вех поздравить.

Зергиус Доннер: Аккуратно постучался и сунул голову в дверной проём. - Здравствуйте, леди Уоррен. Разрешите войти?

Герарт Райнс: Непонимающе посмотрел на Учителя. - А что не так с моей прической? Ну, я, конечно, не образец стиля. Чистая голова, и ладно. Встал. Разлохматил. Сзади поднял, спереди поволновал и пошел, - поискал глазами, где бы в кабинете свериться с реальностью бытия в отражении. - Зеркала нет? - поинтересовался у присутствующих, должны же девочки с собой носить сей непременный атрибут женственности. Некоторые, вон, с собой, походу, кусок трельяжа со створками, выдранный, таскают. - Дерево Равновесия? - удивленно поднял бровь. - Я, скажем прямо, не эксперт в растительности, но оно у вас какое-то, малость, ни Мерлина не равновесное. Может, ему туда, в компотик, антидепрессантов накапать? Растительные средства? Валерианки по сто пятьдесят два раза в сутки? Хотя такое больше на каннибализм похоже, ромашково-кустарниковый, - повернулся к голове, торчащей из проема. Кивнул в знак приветствия. -

Ханна Уоррен: Удивленно глянула на свою студентку. - Вы и мисс Теон были у дерева? - переспросила строго. - Мисс Клемансо, я же, по-моему, ясно просила туда не ходить? И что значит - "не очень"? Раз уж вы туда все же пошли, расскажите толком, что именно там случилось? Перевела взгляд на слизеринца. - Если я правильно помню, мистер Райнс, раньше вы были несколько темнее. Подошла к столу, достала из сумки маленькое складное зеркальце и протянула мальчику. - Взгляните. Вздохнула. - Ничем поливать мы его не будем, мистер Райнс. К сожалению, с Деревом у нас неразрешимая проблема. Никто не знает, на что оно способно, а пригласить в школу специалистов на данный момент невозможно. Отвлеклась на появившееся создание с крыльями, принесшее подарки. - Спасибо, - коротко поблагодарила Фея, откладывая распаковку на попозже. Обернулась к еще одному вошедшему студенту. Тоже подозрительно светловолосому. - Здравствуйте, мистер Доннер. Надеюсь, хоть вы не стали жертвой агрессивного дерева?

Илона Клемансо: Вот. Вот оно! Уоррен злится! -Профессор, вы же должны знать, что если детям говорят "нельзя", они не слушают. Напрягла мозги, чтобы вспомнить поточнее, что там было. -Кажется, дерево "горело",- показала кавычки пальцами,- На ветвях было пламя, но оно не вредило,- объяснила, а затем начала не совсем по делу,- Вообще это логично. Дерево гриффиндорец спалил. Неудивительно, что оно пускает к себе только хаффов. Глянула на парня в дверях.

Зергиус Доннер: Несколько удивился, снова увидев того же самого слизеринца. Оно, конечно, понятно, петли и всё-такое. Но как-то близко. Тем не менее поприветствовал его и всех остальных и зашел в кабинет полностью. Ответил недоуменно: - Жертвой дерева? Какого дерева? Не то, чтобы я сильно горю желанием стать жертвой, но агрессивная растительность - это интригующе. Мотнул головой, как бы вспоминая, что вообще по делу пришел и снова заговорил: - Леди Уоррен, прошу прощения, что отвлекаю, я по поводу практики на вашем факультете. Я получил согласие своего декана и надеюсь, что вы также будете не против.

Герарт Райнс: Взял зеркало и чуть отошел на свободное место помещения. Присмотрелся к лицу. Не к лицу. Еще раз не к лицу. И еще раз... - Йоркширский Бабай, - упавшим голосом выдал все, что думал о ситуации. - Я - блондинко, - поднял взгляд на преподавателя и потыкал в зеркало указательным пальцем левой руки. - Там, там, - обличающе помахал зеркальцем, чтобы точно никто ни с чем не перепутал и понимал, где оно - самый смак. - Леди Уоррен, это что такое? Как это теперь вертать обратно? Мне что, краситься? - шокировано опустил руки и уставился на женщину.

Ханна Уоррен: Строго посмотрела на свою студентку. - Что ж, мисс Клемансо, давайте подведем некоторые итоги? Я вас попросила туда не ходить. Вы пообещали этого не делать. И пошли. И теперь, когда я вас упрекаю в содеянном, вы, вместо того, чтобы признать свою неправоту, упрекаете меня в ответ тем, что мне не стоило вам доверять, так как вы "ребенок" и поэтому не слушаете, обманываете и не признаете за собой вины? Выдержала короткую паузу. - Хорошо, мисс Клемансо. С этого дня я буду относиться к вам так, как относятся взрослые к маленьким детям. Во-первых, я закрою для вас персонально территорию Зимнего сада. Раз вы не можете не нарушать запретов, мне не остается ничего другого, как принудить вас к исполнению их. Во-вторых... Обернулась к рейвенкловцу. - Мистер Доннер! И вы туда же? Это интригующее растение сегодня пыталось утопить мистера Райнса, - указала на слизеринца. Помолчала немного, переключаясь мыслями на вопрос студента. - Жаль, что мы говорим с вами так, но... думаю, неправильно переносить наш разговор. Я возьму вас на практику, мистер Доннер. Вы можете перенести свои вещи на территорию Дома. Мисс Клемансо... Снова обратилась к хаффлпаффке: - Мисс Клемансо, пока я не назначила вам отработку - сопроводите, пожалуйста, мистера Доннера на факультет? Покажите ему, пожалуйста, где у нас что находится. Кроме, - выделила, - Зимнего сада. Продолжила уже для практиканта. - Как осмотритесь, мистер Доннер, найдите меня, пожалуйста, в кабинете на факультете? Мы поговорим о вашей практике. И только вздохнула в ответ расстроенному слизеринцу. - Мне весьма жаль, мистер Райнс. Хотя я и рада, что в остальном вы не пострадали. А ваши волосы... Попробуйте несколько раз помыть голову? Если волосы начнут темнеть, возможно, это все быстро смоется, и краситься тогда совсем не придется.

Илона Клемансо: До определенного момента кивала, подтверждая слова декана. А потом возразила: -Во-первых, я не отрицаю того, что виновата. Во-вторых, вы, зная, что собираетесь работать с детьми, должны были быть готовы к такому исходу. Рано или поздно кто-нибудь пошел бы к этому дереву. О, и, в-третьих, я все-так вам все рассказала, потому что считаю, что это важно. И на вашем месте, профессор, я бы придала значение тому, как реагирует дерево на представителей разных факультетов. И подумала бы о том, что другие, скорее всего, ничего бы вам не сказали, помня о запрете. Где-то между вторым и третьим встала - так чувствовала себя увереннее. Склонила голову. -Хотите - закрывайте. Право ваше. Задумалась на какое-то время. Наверное, как раз до слов про экскурсию и сад. -Я вот чего понять не могу, миссис Уоррен... Почему вы нам запрещаете что-то, но толкового объяснения запрету не даете? Почему дерево такое опасное? Потому что оно не изучено? Так в чем проблема изучить? Боитесь за нас, так найдите в себе силы разобраться с тем, что творится с этим растением, ведь всем так жить будет проще... Удивленно приподняла брови и приоткрыла рот, будто что-то поняла. -Или вам все равно... Неужели? Вы предпочитаете забыть о проблеме, а не решать ее? Набрала воздуха побольше, чтобы перебить себя. -Что касается экскурсии, проведу, не беспокойтесь. Перевела взгляд на слизеринца. -Гер, не переживай, мне кажется, тебе так даже больше идет,- вполне искренне и нисколько незлобно улыбнулась.

Зергиус Доннер: С улыбкой поднял раскрытые ладони и ответил: - Я рейв, профессор. Это действительно интересно. Но по той же самой причине я уверяю вас, что не буду испытывать это дерево. На себе. Кхм.. Кивнул и столь же дружелюбно продолжил: - Благодарю вас, леди Уоррен. Хорошо, я обязательно зайду к вам. Решил, что выслушивать чужие препирательства на не совсем понятную тему - по меньшей мере невежливо, поэтому тихонько произнес девушке: - Я подожду в коридоре. - и уже громче, - Всего доброго, профессор, спасибо еще раз. Раскланялся и вышел.

Ханна Уоррен: Глянула на студентку уже с удивлением. - Мисс Клемансо, вы решили вести себя как совсем маленький ребенок, который не знает правил поведения? Мне очень жаль, я была о вас другого мнения. Отправляйтесь с мистером Доннером сейчас. Как закончите с экскурсией... Позвала домовика. - Пожалуйста, оставьте сегодня после ужина половину посуды немытой на кухне? - попросила у эльфа. - И проследи, пожалуйста, чтобы мисс Клемансо, - указала на студентку, - хорошо вымыла все тарелки без применения магии. Снабди ее, пожалуйста, необходимыми средствами. Когда мисс Клемансо закончит, найди, пожалуйста, меня и сообщи об этом. Спасибо, - отпустила эльфа. Добавила для студентки: - Вы слышали, мисс Клемансо. Ступайте с мистером Доннером, а вечером - на кухню мыть тарелки. И если не хотите заниматься этим каждый вечер, подумайте на досуге о своем поведении.

Илона Клемансо: Скрестила руки на груди. -Вы, как и все остальные взрослые, уходите от ответов. А я думала, что вы способны ответить на такие простые вопросы. Класс... Мы обе разочаровались друг в друге. Удивлённо подняла брови. Посуда? -И методы воспитания могли быть более интересные. Нашли, чем пугать ребенка, воспитанного магглами. Хмыкнула. -А если не помою, поставите меня в угол?- поинтересовалась и вышла из кабинета.

Анастасия Романова: Все больше чувствовала себя лишней. Маргарет с головой ушла в учебу и, видимо, не спешила рассказывать всякие интересности о Доме, да и все происходящее в кабинете немного напрягало, хотелось пойти и разобрать наконец свои вещи, может даже вздремнуть. Похоже там, на факультете все уже наладилось. Вздрогнула, когда мисс Клемансо вышла, громко хлопнув дверью - как не культурно. В воцарившейся тишине тихий голос прозвучал как гром. - Леди Уоррен, я, наверное, пойду, мне еще вещи надо разобрать, а с девочками мы можем встретиться позже. - встала с насиженного места и потихоньку шмыгнула к двери.

Ханна Уоррен: Ощутила свернувшуюся петлю. Встревоженно посмотрела на слизеринца. - Мистер Райнс, к сожалению, нам с вами нужно срочно прерваться. Купола над школой больше нет. Директор объявил эвакуацию. Сверните, пожалуйста, все свои петли и сразу же идите в Большой Зал. Поспешите, пожалуйста. Убедилась, что студент послушался и свернул петлю, взяла со стола лист пергамента и написала короткую записку для недостающего рейвенкловца. Сложила голубем и отправила в полет. Однако, полет продлился недолго - не добравшись до двери, бумажная птица упала. Значит, мальчик, и правда, был за пределами Хогвартса. Взяла небольшой блокнот и карандаш в карман и вышла из кабинета.



полная версия страницы