Форум » АДМИНИСТРАТИВНОЕ КРЫЛО » Кабинет преподавательницы Истории Магической Британии » Ответить

Кабинет преподавательницы Истории Магической Британии

Большой Зал:

Ответов - 195, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Северус Снейп: Качнул головой, поднимаясь на ноги. - Нет, она уже ушла, но связаться с ней совсем несложно. Мы используем здесь, в Хогвартсе, систему сообщений, сходную с министерской. Материализовал лист пергамента и продемонстрировал технику складывания голубя. - Превращаете записку вот в такую птицу - и отправляете к адресату. Все преподаватели могут пользоваться этой системой. Добавил: - Не хочу больше Вам мешать, леди Уоррен. Я очень рад, что мы договорились. Интуиция подсказывает мне, что все получится так, как должно.

Ханна Уоррен: Поднялась следом за мужчиной. Внимательно проследила за мастерением бумажной птицы. - Выглядит не очень сложно. Взяла со стола чистый лист, набросала короткую записку и отправила декану Хаффлпаффа. "Мисс Дарем! Не могли бы мы переговорить с вами сейчас? Я буду ждать вас в факультетской гостиной. Х.Уоррен" - Будем верить вашей слизеринской интуиции, мистер Снейп. Парой шагов провела директора до двери. - Удачного вам вечера. Вернулась к столу, когда дверь за новым начальником закрылась. Приложив руку ко лбу постояла в задумчивости некоторое время. Вытянула из книги неоконченное письмо, пробежалась по строкам взглядом, сложила лист в несколько раз и бросила в урну. Собрала бумаги со стола, прихватила толстую книгу и вышла из кабинета.

Энн Флетчер: Постучала в дверь и заглянула. Профессора Уоррен не было на месте. Решила подождать ее. Надеюсь, она не обидится, что я вломилась в кабинет. Зашла и села на стул для посетителей, надеясь, что рано или поздно преподаватель придет в свой кабинет.

Ханна Уоррен: Неспешно прошла по коридору, вошла в кабинет и внезапно обнаружила там свою студентку. - Мисс Флетчер? Добрый день. Оставила папку с бумагами на книжной полке и прошла к столу. - У вас ничего не случилось?

Энн Флетчер: Увидев профессора Уоррен, привстала и улыбнулась. - Добрый день, профессор! Нет, ничего не случилось. У меня просто к Вам есть несколько вопросов. Один, если можно так выразиться, философский, а второй - касающийся моей учебы. Аккуратно присела обратно на стул. Решила начать с более нейтрального вопроса. Интересно было узнать альтернативное мнение по этому поводу. - Профессор, скажите, почему иногда волшебники рождаются в семьях магглов? Чем это объясняется? Или у науки нет объяснения?

Ханна Уоррен: Села за стол. - Что ж, давайте ваши вопросы, мисс Флетчер. Выслушала девочку и ответила: - У науки практически по поводу всего есть теория, мисс Флетчер. Зачастую даже несколько. Другой вопрос, что любая теория всегда должна иметь хоть какую-то доказательную базу. Чем внушительней, тем, конечно, лучше. Хотя и это, в конечном счете, не отметает дискуссий и постоянных постановок под вопрос состоятельности той или иной теории. Большинство ученых склоняются к версии, что магические способности - это раздел такой науки, как генетика. Выражаясь проще, это означает, что у магглорожденного волшебника в роду были маги. И на этом, собственно, единство большинства и заканчивается. Проблема в том, что данная сфера изучена очень мало. И сказать, что дело в наследственности - это практически что ничего не сказать. Если допускать наличие отдельного гена магии, то возникает закономерный вопрос - у магглов он отсутствует совершенно или, наоборот, присутствует, но в неактивном, "спящем" состоянии? Есть много допущений на этот счет, но солидных исследований... Покачала головой отрицательно. - Есть и другие, менее популярные теории. Так, одна из них говорит, что маг, родившийся у магглов, может и не иметь среди предков магически одаренных представителей. Речь идет о чем-то вроде мутации, возникающей при стечении целого ряда факторов. Другая теория считает, что магглорожденные - это результат целенаправленного воздействия или неизвестных и малозаконных экспериментов над людьми... В определенные моменты в магической среде наблюдается всплеск интереса к подобного рода исследованиям. В последнее время, например, активизировалась магическая евгеника. Но вы должны понимать, мисс Флетчер, что здесь очень велико влияние политической составляющей. Это не просто вопрос, на который магам было бы любопытно узнать ответ. Это вопрос, который очень важен для различным политических партий и движений магического мира. Многие из них, кстати, и спонсируют исследовательские работы. Но... к сожалению, в большинстве случаев это прямые заказы. Когда доказательства ищутся под уже готовый ответ.

Энн Флетчер: С интересом слушала профессора Уоррен, стараясь запомнить все существующие теории. А в конце речи профессора улыбнулась и заговорщическим шепотом ответила: - Я слышала такое мнение, что вообще все научные открытия делаются потому, что это кому-то выгодно, а не из благих побуждений. И даже что в обществе развиваются именно те морально-этические ценности, которые позволяют кому-то хорошо зарабатывать. Снова улыбнулась. - У меня следующий вопрос. Я слышала такое мнение, что волшебникам следует избегать тесного общения с магглами. Мне интересно, что вы думаете по этому поводу.

Ханна Уоррен: Сдержанно улыбнулась. - Это чем-то похоже на извечный философский вопрос первенства яйца или курицы. Чаще всего невозможно понять, что возникло первым - идея или потребность в ней. Поощряющим жестом руки отреагировала на намерение перейти ко второму вопросу. - Есть такое мнение, - произнесла серьезно после непродолжительного молчания. - Но... я далека, мисс Флетчер, от того, чтобы давать рецепты всему магическому сообществу. Меня лично никогда не радовали проявления нетерпимости в магическом мире. Но если разобраться глубже, во всех этих спорах о взаимоотношениях магглов и магов, все в конечном итоге упирается в ценностные ориентиры. Мне бы хотелось, чтобы магглы и маги жили без взаимной ненависти и неприязни, но все гораздо сложнее. Это не решается подписанием указа или выдачей распоряжения. А заставлять кого-то насильно любить тех, кто ему неприятен... Снова покачала головой. - Я не сторонник таких методов. Возможно, когда-то наше общество само придет к такому взаимовыгодному и взаимополезному сосуществованию. По крайней мере, в это мне бы хотелось верить.

Энн Флетчер: Получив ответ профессора Уоррен, поняла, что хотела узнать немного не это. - Профессор, я, наверное, не совсем точно сформулировала вопрос. Я слышала от некоторых волшебников мысль, что общение ребенка-волшебника с магглами, как сверстниками так и взрослыми, является вредным и делает его... как бы неполноценным, что ли? Честно говоря, меня, как магглорожденную, этот подход немного удивляет. Я не понимаю, откуда взялось такое мнение, и чем, по мнению таких людей, может навредить общение с магглами.

Ханна Уоррен: Предположила: - Вероятно, вы услышали это от кого-то, кто является носителем специфических консервативных ценностей чистокровных волшебников? Качнула головой. - Нет, мисс Флетчер, вы напрасно ищете тут рациональное зерно. Я не зря сказала о ценностях. От магглов нельзя заразиться чем-то, или получить другой конкретный вред, находясь рядом с ними. В этом вся суть ксенофобии. Любой ксенофобии. В широком смысле она - не характерна только и исключительно для магического мира. В мире неволшебников очень много своей нетолерантности, основанной на принадлежности к разным расам, культурам, национальностям, религиозным группам, социальным классам. Каждое общественное явление, о каком бы мы не говорили, всегда имеет свои крайние проявления. Национализм и шовинизм - это перешагнувший границу патриотизм, религиозная нетерпимость - это извращенная миссионерская деятельность, в основе которой вообще-то любовь и забота о ближнем. Вы ведь, наверное, слышали немало о том, что история взаимоотношений магов и магглов полна всевозможных печальных страниц? Выбрав путь изоляции, придя к необходимости Статута секретности, маги руководствовались лучшими намерениями сохранения своей популяции. Но если вы внимательно посмотрите на развитие общества и его закономерности, вы увидите, что на голом рационализме никогда ничего не строится. Каждое судьбоносное решение в жизни общества обслуживается своей идеологической доктриной. Которая ,в свою очередь, не оперирует понятиями "полезно", "целесообразно", "выгодно". Идеология - это возможность напрямую говорить с сердцем людей. А с сердцем говорят эмоциями и чувствами. Поэтому выбор магов и был закреплен эмоциональными конструкциями, подменившими изначальное "опасно контактировать с магглами, они могут позвать инквизицию" на "недостойно звания мага марать себя общением с низшими существами". Видите, как происходит замена? И речь не только о том, что добавляются эмоции. Меняется и сам характер восприятия отношений. С "я вынужден так поступить ради своей безопасности" на "я просто считаю ниже своего достоинства так поступать". Подобные конструкции позволили в рекордно короткие сроки закрепить в сознании новых поколений волшебников главную идею - "держаться подальше от магглов". И закрепили, сделав для многих это их собственным желанием, а не вынужденным ограничением. И дальше, с каждым столетием, эта идеология, как и положено любой идеологии, обрастала своими мифами, легендами, своим пантеоном героев, суевериями, ритуалами, атрибутикой.

Энн Флетчер: С интересом слушала профессора, то кивая головой, то иронично ухмыляясь. - Ну да, чувства, я всегда о них забываю... Из-за них я не люблю работать с людьми, потому что люди умеют любое хорошее дело испортить своими чувствами. Хотя ксенофобия мне знакома... Немного виновато поджала плечи. - Мы дома, в Ливерпуле, ее тоже проявляли к выходцам из африканских стран. Но они... давали повод. Поэтому получается, что тут сложно провести грань допустимого. Вернулась мыслями к Хогвартсу. - Но ведь в данном случае получается, что волшебники, которые занимают такую позицию, ведут себя... глупо? Они дают магглам массу преимуществ перед собой. И на их чувствах можно играть... Поймала себя на мысли, что начала говорить лишнее. - Простите, профессор, я увлеклась. Сделала короткую паузу, чтобы мысленно подготовиться к дальнейшему разговору. - У меня еще один вопрос, профессор... Он касается уже непосредственно моей учебы. Я хотела бы на втором курсе пройти практику, если возможно. На двух факультетах.

Ханна Уоррен: Заметила после паузы: - Очень... трудно удержаться от обобщения. И еще трудней заставить себя вникнуть в причины той или иной формы поведения неприятных нам людей. Не согласилась: - Я бы не сказала, что это можно назвать глупостью. Ни одни ценностные установки не должны восприниматься нами с оценочной точки зрения. Если мы чего-то не понимаем и не принимаем, самая большая ошибка - это посчитать это глупостью. Больше нее только, пожалуй, считать себя умнее и прозорливее всех. А если говорить о реальных фактах, то в свое время такая идеология однозначно спасла жизнь всем магам. И если бы ее не было, очень велика вероятность, что мы бы тут не сидели с вами. Более того - не существовали вовсе. Эта идеология позволила магическому миру выжить. А что до магглов... Между нашими обществами очень много общего. У магглов есть свои идеологические и ценностные конструкции, которые открывают разным... людям пути для всевозможных манипуляций. Мы словно два брата, изолированные с детства друг от друга. Один не хочет общаться с другим ,а второй не знает о первом. Преимущества нет ни у кого. Магглов больше, но они о нас не знают. Нас меньше, но мы о них знаем больше, чем они о нас. Улыбнулась, по-прежнему сдержанно. - Ничего, мисс Флетчер. К сожалению, у нас нет Маггловедения, где бы вам могли рассказывать о подобных нюансах взаимоотношения магического и немагического миров. Внимательно посмотрела на девочку. - И какое же у вас обоснование необходимости прохождения вами практики в других Домах, кроме вашего желания, мисс Флетчер?

Энн Флетчер: Решила не говорить профессору о полном отсутствии знаний в области истории магии, чтобы не развивать дискуссию на эту тему сейчас, когда разговор перешел к более важному вопросу, ради которого, собственно, и пришла. Поэтому ответила только: - Да, понимаю, профессор... Спасибо за ответы. Мысленно вздохнула, услышав настороженный вопрос декана. Этот вопрос был вполне закономерным, но сложно было побороть свою нелюбовь к ситуациям, когда нужно кому-то что-то доказывать. Почему если ты чего-то хочешь, а твое желание никаким образом не мешает другим людям, тебе все равно нужно бороться за желаемое? Почему его невозможно получить просто так? Ну, по крайней мере, в Хогвартсе. Здесь почему-то все время со всеми нужно сражаться, чтобы получить то, что тебе нужно. Даже библиотечный каталог ни на один вопрос не ответит без фырканья и выражения недовольства. Если спрашиваешь у кого-то: "Я хочу изменить вот это, но не знаю как. Подскажешь?", то вместо четкого ответа на поставленный вопрос тебя начинают пытать ответными вопросами и советами в духе "А ты точно хочешь это менять? А может не надо? А может подумаешь? А может отложишь?" Ну блин, если я спрашиваю, КАК мне что-то изменить, значит я уже приняла решение о необходимости изменений! Зачем меня отговаривать? Поняла, что погрузилась в свои мысли. А нужно было отвечать на поставленный вопрос. - Профессор, за год учебы я поняла, что по особенностям своего мышления я отличаюсь от остальных студентов Хаффлпаффа. Я попыталась разобраться в этих отличиях, и одновременно с этим постаралась как можно больше узнать о мышлении, восприятии студентов других факультетов. И поняла, что есть два факультета, которые могут быть мне близки. Поэтому я хочу пройти на них практику, посмотреть на них изнутри.

Ханна Уоррен: Качнула головой. - Сожалею, мисс Флетчер, но, во-первых, я не вижу в вас и особенностях вашего мышления ничего, что бы кардинальным образом отличало вас, скажем, от мисс Блэр или мисс Клемансо. Во-вторых, я категорический противник "назначения" студентами самим себе практик и факультетов. Как только вы станете совершеннолетней волшебницей, мисс Флетчер, вы будете в состоянии - я надеюсь, что будете - сами решать, что для вас полезно, а что вредно, что подходит, а что не подходит. До этого момента за вас решать будут родители и администрация школы. Вы можете соглашаться или не соглашаться с нашим мнением, считать его ... глупым или просто неправильным, но пока вы студентка Хогвартса, порядок вещей будет именно таким. И в-третьих, помимо всего сказанного выше, практика на других факультетах - это не сходить посмотреть, потому что интересно. Это одна из ступеней вашего постижения пути своего Дома. Как только вы получаете определенные знания и понимание этого пути, как только вы начинаете по этому пути двигаться в правильном направлении, может возникнуть необходимость дополнения вашего образования изучением концепций других факультетов. Выдержала короткую паузу и резюмировала: - Что это означает на практике. На практике это означает, что я не отпущу вас на практику в другие Дома, пока ваш уровень адептства ниже второго. Впрочем, это будет первое, но не единственное мое условие.

Энн Флетчер: Услышав ответ декана, нахмурилась и скрестила руки на груди. - А если я не буду следовать пути Дома, на который меня распределили, то что тогда? Меня отчислят из школы? Сколько бы мне ни было лет, у меня тоже может быть свое мнение, и я не люблю, когда мне что-то навязывают и решают за меня. Насколько я знаю, другие студенты проходили практики на втором курсе. Им почему-то это разрешали.



полная версия страницы