Форум » АДМИНИСТРАТИВНОЕ КРЫЛО » Кабинет преподавательницы Прорицаний » Ответить

Кабинет преподавательницы Прорицаний

Большой Зал:

Ответов - 143, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Хелен Форанэн: Только собиралась возразить, как ей прилетело месарошевское "без возражений". Но как? Это же без пяти минут ее родственники или родственник еще не родившиеся. Как тут не возражать и не переживать. Но смирилась, когда услышала, что в лазарете и так толпа народа. Крикнула в след: - Мистер Месарош, хотя бы предупредите, когда ребенок родится! Это все-таки мой кровный родственник, если я все правильно поняла, будет! Сама же пошла в общую гостиную своего факультета. Ждать.

Дженни Брентон: Подхватилась, как только появился целитель. - Сэр! Недолго, сэр! Минут пять. Или десять. Или.. Запнулась, понимая, что понятия не имеет, сколько же прошло времени. - Да, сэр, Дормио. Попыталась предупредить: - Сэр, она говорила про перерождение. Может, на нее напал оборотень или... Опять не закончила мысль, бросаясь выполнять поручение. - Да, сэр! Бросила какое-то подобие успокаивающего взгляда на Келли и выбежала прочь.

Келли Тейлор: Поняла, что с колдомедиком лучше не спорить, особенно, когда он выглядит так грозно, как сейчас. Думать о том, почему вдруг Хелен родственница Трелони или же Яо сейчас не получалось. Это был явно перебор информации. Кивнула Дженни, отвечая на взгляд и показывая, что все будет нормально, и свернула петлю.


Герарт Райнс: Выбравшись из Подземелий, дотопал до лестницы к нужному Кабинету, веревочной. Поднялся, постучал в люк и забрался в "скворечник". - Профессор Трелони, вы тут? - хлопнул крышкой, осмотрелся в поисках женщины. Как обычно, прячется где-нибудь за портьерой. Или спит у камина, чаёв накушавшись.

Сивилла Трелони: Внутреннее Око подсказало, что ей необходимо сейчас быть в кабинете, поэтому кинула петлю. И действительно, к ней пожаловал ученик. - Здравствуй, деточка, - протянула, выходя к мальчику. Не припоминала его лица - бывал ли он на её лекциях? - Какие эманации Судьбы привели тебя ко мне? - томно пропела.

Герарт Райнс: Глянул в сторону источника звука. Так и есть. Накушалась. - Здрасти, - кивнул. - Вы, профессор, все трансформируетесь и трансформируетесь. Планируете уйти от нас в Мир высокой моды? - полюбопытствовал, чисто для того, чтобы дать себе время успокоить боль. - У вас случаем отварчика нет какого ядреного? Голова трещит, - прикрыл глаза, уточняя. Может, Профессор гонит? Настойку там какую обезболивающую.

Сивилла Трелони: Затуманенным взором посмотрела на мальчика, отмечая особенности его речи. Подошла поближе, вгляделась в лицо гостя: - Я вижу в вас приоткрытое Внутреннее Око, но оно... нетипичное. Как будто воспалено, - провела в воздухе у щеки слизеринца ладонью, буквально в паре миллиметров. На вопрос гостя задумчиво окинула его взглядом, а потом развернулась и на миг скрылась за дверью, ведущей, судя по всему, в личные помещения преподавателя. Через пару минут вернулась, неся в одной руке небольшой чайничек с булькающим в нём содержимым, а в другой бутылку из тёмного стекла без надписей, так что понять природу её содержимого было невозможно. Поставила чайник на столик со встроенным нагревательным элементом, - давний подарок от ещё более давнего друга, до времён Хогвартса - бутылку водрузила рядом. Сделала приглашающий жест рукой в сторону пуфа напротив, сама села в излюбленное кресло. - Прошу, присаживайтесь, пока отвар по рецепту моей прабабушки греется. И расскажите, зачем же вы пришли: моё Око видит, что причина ведь не в отваре, - проникающим взглядом посмотрела на мальчика.

Герарт Райнс: С умеренной долей любопытства проследил за перемещениями Профессора. До чего приятная женщина. Не строит из себя ничего, без лишних вопросов чай предложила. Утомленно опустился на пуф. Выдохнул. Может, хоть полегчает. Сон никак не хотел отпускать, крутясь в голове осколками битого стекла. Даже не удивился толком на слова про Воспалённое Внутреннее Око. Если сказали "воспаленное", зачит, "воспаленное". Тем более, что слова леди Трелони, - а с ее видоизменениями иначе, чем "леди", язык назвать не поворачивался, - очень чётко совпадали с ощущением в думалке. - Профессор, я снов особенно не запоминал раньше, но мне вот только что, буквально, приснилось нечто очень странное, - сжал виски, тупая боль опять принялась нарастать. - Сначала какое-то месиво образов: Дженни Брентон, Гафт, Кубок, Барсук, а потом... Потом, возникло ощущение, что я вовсе не во сне. Ощущение полной реальности. Меня кто-то звал. Мне срочно, неотвратимо нужно было куда-то попасть. И снег. Холод. И голос, - поднял взгляд на женщину. - Голос говорил на диковинном языке. Я его не знаю. Я, Герарт Райнс, не знаю такого языка. Он вообще не похож на человеческий. Некотороые звуки, - задумался, раскачиваясь слегка из стороны в сторону, баюкая боль. - Некоторые звуки, я не понимаю, как их может произнести человеческое горло. Но тот я понимал язык. Тот я знал, что зов обращён к этому мне. И я обязан прийти. Что-то крайне важное, важнее самой жизни. Опоздал, - расстроенно прикрыл глаза. - Я опоздал и после помню лишь бездну холода, злобы, ненависти. Не знаю такой ненависти. Она росла изнутри, но она не моя. Этот я не знает такого чувства, но тот я... Для него ненависть обычна. И слова, они врезались в память. Они не исчезают. Слова: "Как только растает снег". Не понимаю, что сокрыто за ними. Однако, тот я, мне кажется, что тот я знает. Голова болит. Не перестает после того, как проснулся, - неловко закончил рассказ и посмотрел на Преподавателя. - Что это? Что это было, Профессор?

Сивилла Трелони: Выслушала деточку, внимательно глядя, подперев голову рукой и кивая в особо трагичных моментах. Чайник тем временем нагрелся достаточно, но не закипел. Не отвечая пока что, неторопливо сняла посудину с нагревателя, придерживая прихваткой. Раньше пользовалась для этого концом длинной шали, но теперь приходилось привыкать по-другому. Наклонила чайник, наполняя кружку до половины мутным зеленоватым напитком, пахнущим разнотравьем - зверобой, кипрей, валериана и что-то ещё, едва уловимое. Отставила чайник, откупорила бутыль из тёмного стекла - сразу пахнуло чем-то резким, но довольно приятным, тоже отдающим травами. Капнула совсем немного в кружку с отваром, потом перевела взгляд на гостя, отмечая его болезненный, напряжённый вид - однозначно проблемы с Третьим Глазом, не говоря уже об остальных - и долила до самых краёв кружки. Осторожно, чтобы не разлить, пододвинула получившуюся смесь мальчику. - Выпейте, вам полегчает, - полушёпотом предложила. Помолчала ещё немного. Как сказать бедному дитя, что отныне его Судьба неотвратимо и непоколебимо связана с невзгодами, душевными переживаниями, но и перерождением во что-то новое? Что нити космических и земных субстанций сплели для мальчика красивый, но полный боли холст, и даже краски, что появятся на нём, уже заранее предрешены? Лишь от принятого судьбоносного решения его будет зависеть, какой сюжет будет нанесён на этот холст - жизни или... смерти. - Онейрология - искусство предсказаний по снам, заключается не только в умении расплетать запутанные лабиринты сновидений, но и в умении различать вещие сны и игру нашего подсознания, - неторопливо начала издалека, аккуратно подбирая слова. - Ваш сон, несомненно, был вещий... Там, где вы слышали зов незнакомого языка. Быть может, даже, не столько сон, сколько попытка связать с вами через флуктуации космоса, определённые заданным параметром на сигнус-векторе. В любом случае, подобного рода зовы никогда не случаются просто так. Это знак, причём знак настолько мощный, что, видимо, прочие вы не замечали или намеренно игнорировали, - заговорила уже более деловито. - От вас зависит, идти навстречу этому зову или забыть, как дурной сон. Впрочем, когда Судьба зовёт так громко, ей не стоит противиться, - вернувшись к таинственному тону, посмотрела куда-то сквозь мальчика.

Герарт Райнс: Насколько смог, с учётом отваливающейся головы, настолько внимательно выслушал Профессора. Не стал даже пытаться анализировать сказанное. Лучше убрать боль, а потом, глядишь, и мозг встанет на место. Пока было ощущение, что половина думалки просто умерла. Потянулся к чашке с напитком, предложенной Преподавателем. Подул и сделал глоток, закрывая глаза. Прислушался к ощущениям, вкусу.

Внутреннее Око: На вкус напиток был так же, как и пах: травяной с лёгким привкусом чего-то едко-острого, но приятного. Один-единственный глоток, конечно, не помог Герарту окончательно, но мистер Райнс почувствовал, как головная боль немного отступила. И вместе с этим в голове появилась приятная пустота, словно Третий Глаз открылся, впуская в сознание потоки космоса и нити Судьбы.

Эмили Джойс: *кинула петлю к кабинету, так как надо было помахать декану ручкой и извиниться за отсутствие на лекциях, особенно по прорицанию, мол изменюсь, исправлюсь, догоню, буду умницей. Вдохнула воздуха и постучала в дверь.

Сивилла Трелони: Вздрогнула, отвлекаясь от светловолосого мальчика напротив и его реакции на отвар, когда снизу по люку раздался стук. - Войдите, - ответила слабым голосом, но чтобы гость услышал.

Эмили Джойс: *услышав приглашение войти, приоткрыла люк и оглядела помещение, давно тут не была. Впрочем, кабинет не изменился:и - лестница на месте, и люк, шары,запах заварки и иже с ними. Посмотрела на красивую женщину и светловолосого мальчишку по очереди. Сначала подумала, ошиблась люком. Но нет же! Ошиблась профессором-деканом? Вероятно. Но этот голос, который сказал "Войдите" ни с каким другим в принципе не спутаешь. Где та самая женщина в миллиардах юбок, с гнездом из соломы вместо волос и очками, которые увеличивали глаза до размеров мамонта? Подумав, что пауза затянулась, пролепетала - Э-э.. Профессор Трелони?

Максимилиан Бэйл: Куда только судьба не заведет в желании заработать лишние баллы. Главное, чтобы она не предложила чай, она в него явно что-то подмешивает. Подошел к кабинету "самой любимой" деканши за всю историю Рейвенкло и...не постучал, так как впереди маячила половина Эмили. Подождал, когда девушка полностью окажется в помещении и уже после этого постучал.



полная версия страницы