Форум » АДМИНИСТРАТИВНОЕ КРЫЛО » Кабинет преподавательницы Магии Рисунка » Ответить

Кабинет преподавательницы Магии Рисунка

Большой Зал: За столом находится ещё одна дверь, ведущая в мини-мастерскую. В мастерской царствует рабочий беспорядок: повсюду пустые холсты, законченные и незаконченные работы, на столе в углу комнаты завал из бумаги, красок, кистей и прочих художественных материалов. В этой небольшой комнатке пахнет растворителем и красками. Запах проникает и в кабинет, но он не такой резкий, как в дальней комнате. В кабинете, на удивление, царит порядок.

Ответов - 74, стр: 1 2 3 4 5 All

Эвелин Палмер: Найдя в административном крыле свой кабинет, остановилась перед дверью на несколько секунд. Спокойно вздохнула, и только потом открыла дверь. Войдя в кабинет, увидела свой чемодан. Молодцы эльфы, притащили его в кабинет! Взяла чемодан и пошла в мастерскую. Вытащила из чемодана этюдник, вышла из мастерской и расположилась за столом. Принялась писать письмо. Закончила с посланием, позвала свою птицу, что должна была благополучно долететь, и отправила конверт единственному близкому человеку. После этого нашла рабочий халат и удалилась в мастерскую. Нужно было дописать портрет. Настроив музыку, закурив сигарету, смешала краски и начала работу, искренне надеясь на то, что все пойдет так, как надо.

Ханна Уоррен: Легко постучала в дверь и вошла. - Миссис Палмер? Остановилась посреди пустого кабинета. Заметила еще одну дверь, снова постучала и вошла. - Добрый вечер, - поприветствовала коллегу. - Я, похоже, не очень вовремя?

Эвелин Палмер: Смешала нужную краску, положила несколько мазков, затем взяла другой цвет, набрала немного фон, волосы. Начала работу с лицом. И снова работа не шла. - Хэнк, это издевательство! Сколько раз я переписывала тебе лицо? Сколько я уже тебя пишу?- отложила палитру с задействованными кистями,- Я перестала верить в то, что ты хоть какое-то движение сделаешь, не то, что за говоришь. Я не.. не могу. Много времени прошло,- вздохнула. Прошлась туда-сюда по мастерской. - Нужно фото. А я все наши фотографии оставила дома... Повернулась на голос. - Профессор Уоррен? Здравствуйте,- взяла пропитанную растворителем тряпку,- Я как раз заканчивала. Вытерла руки и убрала тряпку обратно. - Давайте пройдем в кабинет?- указала рукой на дверь,- Там не так сильно пахнет растворителем и красками. Сняла рабочий халат, кинула его на стул.

Ханна Уоррен: Улыбнулась в ответ. - Этот запах напоминает мне школу в летние каникулы. Маггловскую школу. Когда везде тишина и пахнет краской от свежего ремонта. А парты и подоконники еще липкие от краски. Прошла обратно в кабинет. Подождала коллегу. - Я забрала письмо из дома. Несколько месяцев переписки, и ... Похоже, мы не зря увидели в совпадении нечто большее. Семья моего отца - волшебники. Он родился без дара, и выбрал жизнь среди магглов.

Эвелин Палмер: Открыла окно в мастерской. Пошла в сторону кабинета. Остановилась в дверях, вернулась к патефону, который издавал уже только шипение. Выключила аппарат. Вспомнила о кисточках, что торчали из шишки на голове, вытащила их из волос и положила на мольберт, вернулась в кабинет. - Присаживайтесь,- указала на одно из кресел. Улыбнулась. - Я рада, что вы узнали кое-что новое освоей семье. Кстати, о письме. Кажется, мне тоже что-то приходило. Но я была занята работой и не открывала конверт. Подошла к столу, нашла письмо от крестной. - А вот и оно. Вернулась к креслам и расположилась в свободном. - Надеюсь, Джанет удалось исполнить мою просьбу. Вскрыла конверт. Достала два пергамента и одно фото, которому, кажется, была рада больше всего. Развернула один пергамент. Фамилии, имена, даты, стрелочки. Вот что было в содержании. - Кажется, это... Генеалогическое дерево,- пробежалась по фамилиям и именам. Подняла взгляд на декана Хаффлпаффа. - Думаю, вам стоит это увидеть. Протянула коллеге пергамент, сама принялась за второй. Прочитала текст и убрала пергамент обратно в конверт. Туда же отправилось и фото.

Ханна Уоррен: Заняла свободное кресло. - Благодарю. Подождала, пока коллега разберет свои бумаги. Взяла протянутый документ и на несколько минут погрузилась в изучение. - Все эти люди - чистокровные маги? - предположила очевидное. - Насколько я знаю, столь подробный учет предков не ведут те, кто вступает в браки с магглами. Отыскала взглядом запись "К.Мюррей", рядом с которой не было ни указания о вступлении в брак, ни дальнейшего ответвления в сторону детей. - Вероятно, это мог быть мой отец, - развернула документ к собеседнице, чтобы ей было удобней рассмотреть.

Эвелин Палмер: -Чаю? - предложила. Наблюдала за коллегой, пока та изучала дерево. - Полагаю, да. Посмотрела на пергамент. Кивнула. - Вполне возможно,- согласилась,а затем предложила,- Можете отправить документ своему отцу. Так мы узнаем, совпадение это или нет. Не беспокойтесь, это копия. Оригинал мне, конечно, никто бы не прислал. Еще раз взглянула на документ. Нашла запись "М. Мюррей". Рядом стояло имя матери, ниже – ее имя и имя супруга. И на этом все заканчивалось. Облокотилась о подлокотник кресла. Посмотрела на коллегу. - Надеюсь, эта затея принесет плоды,- улыбнулась.

Ханна Уоррен: Согласилась на чай: - Да, спасибо. Еще раз всмотрелась в имена и даты, а потом взглянула на коллегу. - Если мы подтвердим нашу догадку... Вы уверены, что хотите этого, миссис Палмер? Пояснила: - Я не отношусь к числу тех, кто ценит чистоту крови, но уважаю чужие взгляды. Наличие сквибов в семье для некоторых - неприятная тайна, которой лучше никогда не становиться общеизвестным фактом. Вы уверены, что хотите. чтобы мы продолжили? Если нет, то, вероятно, нам лучше остановиться сейчас и забыть обо всем.

Эвелин Палмер: После согласия позвала эльфа и попросила принести чайник и две чашки. Через какое-то время домовик вернулся с подносом. Поблагодарив, отпустила эльфа. Поставила чашки на столик и наполнила их свежим чаем. Оставила на столике сахарницу и ложку, а чайник вместе с подносом унесла на большой стол, чтобы не мешался. Вернулась на свое место, придвинула одну чашку поближе к себе. - Вы бы остановились на полпути, зная, что, возможно, рядом с вами находится человек, который ближе, чем сын кузины бабушки с маминой стороны? А чистота крови меня никогда не заботила.

Ханна Уоррен: - Спасибо, - пододвинула к себе чай. Улыбнулась. - Остановилась бы, - сказала после небольшой паузы. - Если обнаруженное родство сделает кого-то несчастным или вынудит испытывать чувство стыда... Мне бы не хотелось принуждать кого-то к такому. Предположила: - Может быть другие ваши родные не захотят этого? К тому же... Помедлила, примеряясь к деликатной теме. - Возможно, вы сами когда-нибудь пожелаете повторно вступить в брак, - начала осторожно. - И тогда тот, кто ближе сына кузины и так далее, может стать внезапной проблемой.

Эвелин Палмер: Сделала несколько глотков чая, пока женщина говорила. - Обнаруженное родство сможет сделать кого-то несчастным или вынудит испытывать чувство стыда, если этот кто-то ценит чистоту крови. Конечно, никто не собирается принуждать кого-то, особенно когда... Невесело усмехнулась. - Другие...- повторила медленно,- Тех других я знаю только по фотографиям. Не думаю, что дальние родственники со стороны матери будут интересоваться семьей того, с кем она связала свою жизнь. А те, кто указан здесь,- кивнула на документ,- Наверняка знают о том, почему ветвь оборвалась. Невольно бросила взгляд на свою правую руку, услышав о повторном браке. - Нет,- произнесла едва слышно и качнула головой,- Этого не будет. Я его полюбила слишком сильно. Замолчала ненадолго. - Думаю, я должна вас спросить о том же, о чем вы меня спросили раннее,- легко улыбнулась,- Миссис Уоррен, вы хотите проверить нашу догадку?

Ханна Уоррен: Внимательно смотрела на собеседницу, не спеша пока переходить к чаю. Сначала улыбнулась, слушая коллегу, потом, став серьезной, сказала: - Извините. Кажется, мои предположения вышли некорректными. Впрочем, после паузы добавила: - Брак ведь может быть и просто взаимовыгодным договором сторон. Где каждая получает то, что ей необходимо. Кому-то статус, кому-то средства, кому-то возможность избежать пересудов. Или положить край назойливому любопытству окружающих. Отпила из чашки. - Я видела немало браков без любви, где обе стороны были довольны своим положением. Улыбнулась на вопрос. - Мой статус крови позволяет мне проявить немного эгоизма и дать волю любопытству. И если это не доставит никому неприятностей... я буду только рада нежданно обрести новое родство. Не знаю и, вероятно, уже никогда не узнаю, почему мой отец так старается забыть о близких ему людях. Наверняка, у него есть свои причины. Но как бы не сложились в свое время его отношения с родными, место прощению и примирению, я полагаю, есть всегда. Если не сможет он, я уж в любом случае не хочу нести в будущее старые обиды и непонимание.

Эвелин Палмер: - Не стоит извиняться,- ответила с легкой улыбкой,- Я сама по началу думала о том, что можно начать с кем-то новые отношения и, возможно, вступить в брак. Но когда появились эти самые новые отношения, я стала себя ненавидеть. После этого я перестала думать о новом браке и возможных романах. Вступать в брак с кем-то нужно по любви. Но это мое субъективное мнение. Снова улыбнулась. - Надеюсь, вы не огорчите своего отца новыми вопросами и напоминаниями о близких. В противном случае, буду чувствовать себя виноватой в этом.

Ханна Уоррен: Легко вздохнула. - Постараюсь. Но, уверена, что дать ему возможность сделать выбор и принять решение я должна. Вероятно, он не знает о вас, например. И как минимум ему стоит понимать, от чего и кого от ограждается сейчас. Он... не тот человек, который будет ровнять всех под одну мерку. И если у него не сложилось что-то с родителями и братом, то с вами-то у него вообще ничего не складывалось. Если вы не возражаете, я расскажу ему о вас и том, кем вы можете ему и мне приходиться. Мне бы хотелось вас познакомить. Но... решать вам двоим, конечно. Отпила из чашки. - Думаю, эта копия генеалогического дерева может поставить окончательную точку. Если этот человек, - кивнула на бумаги, где значилось имя отца, - мой отец, то, наверняка, весь этот перечень предков и родственников хорошо ему знаком. И здесь уже не будет вариантов и совпадений. Можно будет четко сказать - да или нет. Добавила: - Кроме того, у меня есть сестра и племянницы. Но должна вас предупредить - они магглы.

Эвелин Палмер: -Да, конечно.- согласилась,-Если считаете, что необходимо рассказать обо мне, рассказывайте. Улыбнулась. - Думаю, знакомство будет уместно, если ваш отец подтвердит нашу догадку и согласится на встречу. Кивнула, мол, да, без вариантов. -Это здорово! Могу я спросить сколько лет племянницам?

Ханна Уоррен: Кивнула. - Что ж, хочется верить, что наш энтузиазм окажется заразительным и для других. Поставила чашку на блюдце. - Я как раз думала после окончания семестра на каникулах съездить к родителям. Иногда выяснять что-то письмами, не видя лицо человека довольно трудно. Надеюсь, так разговор принесет больше результатов. Улыбнулась - Им девять и три. Одна ходит в школу, а вторая все еще не хочет слезать с рук родителей. Впрочем, я не часто их вижу, и все подозреваю, что однажды я постучу в дверь их дома, и обнаружу девочек в свадебных платьях. Время бежит так быстро!Кажется, только вчера мне сообщили, что я стала теткой. Когда они успевают вырастать? Удивительное дело.

Эвелин Палмер: Улыбнулась уголками губ. - Хорошо, что вы находите время для встречи с родителями. Никогда не упускайте возможности посетить родительский дом.- посоветовала. Правда, очень надеялась, что собеседница не нуждается в подобных советах. Уже представила Уоррен в окружении детей. Невольно улыбнулась чуть шире, чем обычно. - Думаю, вы хорошая тетя, несмотря на то, что редко видите племянниц. Не жалеете, что пропускаете все самое интересное, находясь здесь?

Ханна Уоррен: Вздохнула. - Хотелось бы, что бы получалось чаще. Но... Покачала головой. - Как обычно - хлопоты, вечное "завтра" и привычка постоянно откладывать. Добавила с грустной улыбкой: - И ежегодные обещания начать все по-другому. Аккуратно отставила пустую чашку. - Спасибо. Они растут в окружении дядь и теть, бабушек и дедушек, так что, надеюсь, редкое появление еще одной тети не слишком их огорчает. Покачала головой. - Нет. Такая уж моя жизнь. Я пропускала еще и до Хогвартса. Они живут во Франции, я - то здесь, в Британии, то в Польше, то в Бельгии или Швейцарии. Там, где моя работа, где можно писать или погружаться в изучение очередной исторической загадки. Так что... моя сестра в непростой работе материнства отдувается за нас двоих. Насколько я могу судить, успешно, - улыбнулась на этот раз тепло. - Может быть, обладай я такой роскошью, как вторая жизнь, я бы попробовала провести ее рядом с племянницами. Но, буду честна, я подозреваю, что и вторую все равно бы пустила на науку. Некоторых из нас, похоже, не исправить.

Эвелин Палмер: Опустила глаза, узнавая себя. Ах, если бы можно было все изменить. Но было бы ли все по-другому? - Все мы этим грешны. А потеряв все, жалеем. Глянула на пустую чашку собеседницы. - Не хотите еще чаю?- предложила. Едва заметно улыбнулась. - Понимаю, с такой работой сложно куда-то уехать. Полагаю, изучение истории не только ваша работа, но и страсть?- предположила.

Ханна Уоррен: Улыбнулась, качнув головой. - Спасибо, но я, пожалуй, закончу чаевничать. Подтвердила: - Да, мне точно нельзя нарекать на судьбу. Не так многим выпадает в жизни счастье связать свою судьбу с делом, которое любишь. Внимательно посмотрела на собеседницу. - Вам, я надеюсь, тоже повезло с работой? Для человека с талантом к прекрасному было бы ужасно этот талант закопать.

Эвелин Палмер: Легко кивнула головой с едва заметной улыбкой. Кого- кого, а человека, любящего свою работу определить легко. Снова кивнула, услышав вопрос. - Да, конечно. Повезло. Это даже больше не работа, а хобби. Закопать талант? Это равно тому, что перекрыть кислород,- улыбнулась,- И, работая в маггловских школах, я верила, что оставляю миру новых хороших художников. А это намного больше, чем просто работа. Поставила чашку на блюдце. Посмотрела на свою собеседницу. - Вы мне показывали картины разных художников, рисунки детей. Я вам могу показать некоторые свои картины, если вы хотите, конечно же.

Ханна Уоррен: - Приятно слышать. Признаться, у меня было до Хогвартса всего несколько учеников. Взрослые маги, которые решили заниматься историей всерьез. И я чувствую, что еще не до конца распробовала удел учителя. Улыбнулась немного грустно. - Я слежу за их первыми самостоятельными шагами, их работами... И мне кажется уже совсем не удивительным, что мои учителя помнили каждого своего ученика. А их у них были десятки. С энтузиазмом кивнула. - Мне было бы очень интересно и приятно взглянуть! Надеюсь, вы простите мне мое дилетантство - я ценитель с обывательскими представлениями о живописи.

Эвелин Палмер: Кивнула. - Да, я всегда поражалась, что многие учителя помнят чуть ли не каждого из десятков, сотен учеников. Кажется, это какая-то суперспособность, присущая учителям. Улыбнулась. -Здорово! И конечно же я вам прощу это. Только нам нужно вернуться в мастерскую. Только мне нужно предупредить вас. Даже если вы не будете прикасаться к краскам, есть вероятность того, что вы уйдете с пятном на одежде. Просто магия какая-то!

Ханна Уоррен: С энтузиазмом встала. - Я готова! Признаюсь, в мастерской мне точно никогда не доводилось бывать. А со стороны обывателя - это почти как получить пропуск в святая святых! Увидеть картины не такими, как их потом будут видеть на выставках или в студиях, а .. такими, какими они видятся мастеру - в этом есть что-то чудесное и очень завораживающее. Ради такого и пятнами можно пожертвовать, - улыбнулась. Остановилась в ожидании, готовая следовать за коллегой.

Эвелин Палмер: Улыбнулась. -Я рада, что у меня появился зритель. Должна сказать, я очень давно никому не показывала свои картины. Встала, захватив конверт. -Раз вы готовы, идемте. Дошла до неприметной дверцы, по пути положила письмо на стол, чтобы не забыть о нем. Открыла дверь, предлагая коллеге войти. - Там небольшой... Беспорядок,- предупредила, вспоминая, в каком виде вообще находится комната.

Ханна Уоррен: - Спасибо! - прошла в дверь. Отшагнула чуть в сторону, чтобы зашла и хозяйка мастерской. Огляделась, с интересом рассматривая и комнату, и то, чем она заполнена. - Трудно представить рабочее место творящего человека в идеальном прядке. Обернулась к коллеге. Улыбнулась. - Может быть, вы когда-нибудь согласитесь провести выставку для учеников? Пока школа работает в таком режиме... почти ни у кого нет возможности видеть что-то большее, чем иллюстрации в книгах.

Эвелин Палмер: Зашла следом за женщиной, прикрыла дверь. - Да, вы правы, идеального порядка здесь точно не будет, но хотя бы немного разгрести завалы на столах и стеллажах все же стоит,- улыбнулась. Отставила мольберт с незаконченной картиной в сторону. - Если хотите, могу предложить вам стул. Глянула на свою руку. Уже успела залезть в краску, не прикасаясь к кистям и палитре. Не высохшая картина - зло! Быстренько оттерла краску с кожи тряпкой. Пошла к стеллажу, за которым стояли холсты. Остановилась, не дойдя несколько шагов до нужного места. - Провести выставку?- переспросила, повернувшись к коллеге,- Это вряд ли. Я пишу картины со скоростью черепахи,- улыбнулась,- Но у меня была другая мысль. На семинаре студенты пробовали написать свою первую живую картину. Я думала попробовать провести выставку студенческих работ, если ребята, конечно, согласятся. Пока говорила, дошла все же до стеллажа, достала несколько полотен. - Тут у меня, кажется, три законченные работы. Еще две начаты и не закончены. Одна из них портрет мистера Палмера,- кивнула в сторону мольберта,- Лет пять не могу закончить. Поставила картины на пол, оставив в руке одну небольшого формата. -Итак... Представляю вашему вниманию однодневный этюд маслом. Натюрморт с...- посмотрела на картину,- Физалисом. Развернула полотно так, чтобы леди Уоррен смогла увидеть, что изображено. Засохшая веточка физалиса, стоящая в вазе из полупрозрачного голубого стекла, написана в красных оттенках. Коробочки физалиса получились слишком яркими. Красный цвет растения подчеркнут темно-синей драпировкой, висящей сзади. Рядом с вазой лежат грибы. Довольно светлые. Ножки белые, тени на них голубоватые, шляпки грибов цвета охры. Какие-то чуть темнее, какие-то светлее. Одна шляпка краснее другой. А один гриб лежит так, что его шляпки почти не видно. Под грибами - белая драпировка с неярким красным рисунком. Все тени на драпировке написаны холодными оттенками. Издалека картина смотрится неплохо. Цветовая связь между предметами есть: на физалисе синие тени, на вазочке присутствуют красные рефлексы от растения, немного коричневых от грибов, грибы же связаны с физалисом и синей драпировкой (есть пара мазков неяркого красного на шляпках и голубого- в тенях), белая драпировка сочетает в себе и холодные тени, и теплый свет, и красный неяркий рисунок, даже в темно-синей драпировке на заднем плане можно увидеть вкрапления темно-красного и темно-коричневого. А когда все предметы связаны между собой, работа кажется цельной. -Должна сказать, это первая работа, написанная здесь.

Ханна Уоррен: Качнула головой на предложения стула. - Не стоит беспокоиться. Поддержала: - Мне кажется, это замечательная идея! И ученикам, наверняка, будет приятно. Кстати, у меня на факультете есть талантливая девочка. Мисс Клемансо. Я не говорила? С моей непрофессиональной точки зрения, она очень замечательно рисует. Очень хотелось бы, чтобы она не бросала это занятие. Наклонила голову, рассматривая натюрморт. - Чем больше я смотрю, - произнесла после паузы, - тем больше удивляюсь. Когда-то мне казалось, что рисовать неживые объекты проще, чем людей или животных. Но когда я вот так смотрю на вашу картину, я понимаю, как я ошибалась. Наклонила голову под другим углом. - Наверное, у художником и не бывает "неживых" предметов. Они все словно с характером.

Эвелин Палмер: Легко улыбнулась. - Тогда мне стоит поднять этот вопрос во время семинара, чтобы не ловить каждого по отдельности. После недолгих раздумий качнула головой. -Нет, кажется, не говорили, но, если мне не изменяет память, одна ее работа висела в галерее,- сделала паузу,-Я думаю, что если ей нравится рисовать, она не бросит. Дала собеседнице оценить работу. -Проще,- подтвердила,- Предметы не шевелятся и не уходят в самый неподходящий момент (если рисовать с натуры). Натюрморт может стоять месяцами. Можно не торопясь закончить работу. С людьми или животными так точно не получится. Склонила голову, посмотрела на этюд. - На самом деле, есть довольно много безликих картин. Даже портретов. И вроде бы сделано хорошо, интересно, но не цепляет... В основном, такое происходит с картинами, в которых персонажи (или предметы) не имеют своего характера. Но, опять же, многое зависит от настроения художника. Поставила натюрморт на пол. Взяла другой холст, накрытый тканью. Сняла ткань, сначала глянула, что вообще изображено. Немного переменилась в лице. На несколько секунд закрыла глаза, услышав надрывистое "кар". - Не самая любимая, но дорогая работа. Одна из немногих живых картин. Развернула холст. Темный лес, освещенный одной лишь луной, которую иногда перекрывают тучи, и тогда света становится очень мало. Практически лысые деревья едва заметно качаются из стороны в сторону. Ночной покой нарушают вороны, перелетающие с ветки на ветку, с деревьев на землю. Некоторые птицы просто ходят по земле. В тишине кричат вороны. Иногда это одинокий крик, а иногда это короткий но, кажется, довольно содержательный птичий диалог. Одна из ворон подошла поближе к краю холста, склонив голову, посмотрела темным глазом на нового зрителя, каркнула во все горло и улетела. Вздохнув, приложила ладонь к лицу. Такого от своей же картины не ожидала. - Простите, такого раньше не было. Впрочем, она почти все время стоит в накрытом виде за каким-нибудь стеллажом. Продать или отдать картину какому-нибудь ценителю мрачных пейзажей я не могу. Как говорила, она мне очень дорога.

Ханна Уоррен: Сделала вывод из сказанного: - Значит, вы продолжите заниматься с учениками и в новом семестре? Это замечательно. Добавила к рассказу: - У нее очень хорошо получаются портреты. Кажется, мне нужно убедить ее почаще оставлять что-то из работ в нашей галерее. Улыбнулась. - В это трудно поверить. Мне, как дилетанту, кажется просто чем-то невозможным все это - цвета, композиция. Как все же поразительно устроен человек! Сосредоточила внимание на новой картине. Довольно мрачной. Склонила голову к плечу, когда птица вскрикнула. - Похоже, они соскучились по вниманию? Вздохнула. - Очень грустная картина. Глядя на нее хочется скорее переместиться к камину, завернуться в плед и не думать о холоде и ночи.

Эвелин Палмер: Помедлила с ответом. -По крайней мере, с первокурсниками точно. Кивнула с улыбкой. -Это отличная идея. Жаль, конечно, что я не увидела ее на занятии. Но, кажется, у нее все прекрасно получается. Знакомство с азами ей точно не было нужно. Молча покивала. -Видимо, стоит чаще чаще открывать картину. Замерла, глядя на подрамник. Кажется, во время создания этой картины было не до камина. Совсем не до него. Но теперь становится ясно, что это был бы отличный выход. А еще надо было завести собаку. -Да, камин самое подходящее место,- произнесла с улыбкой, отгоняя воспоминания,- Надеюсь, это,- кивнула на картину,- Не повлияло на ваше настроение? Накинула на холст ткань, убрала его к натюрморту. Взяла последнюю работу. -Итак. Это последняя. Самая дорогая и любимая. Поставила полотно на стоящий рядом со стеллажом свободный мольберт, сама подошла к коллеге. -Не могу не взглянуть на нее...- посмотрела на портрет с улыбкой,- Мистер Мэттью Мюррей. Сидящий за столом мужчина в белой рубашке с галстуком-бабочкой, темном пиджаке на фоне шкафа с книгами. Довольно миловидное лицо запечатлено на картине: тонкий прямой нос, плавно переходящий в густые и уже поседевшие брови, подчеркивающие добрый взгляд, устремленный куда-то вдаль, всегда легко улыбающиеся тонкие губы, острый подбородок. Особого шарма придают неглубокие морщины на лбу, в уголках глаз и морщины носогубной складки. Кажется, что только морщины и седина на бровях и висках выдают возраст. Виски мужчины настолько седые, что они, практически сливаются с бледной кожей лица. И эта седина кажется такой странной, потому что на темных волосах больше, практически нигде не видно седых прядей. Глядя на лицо мужчины нельзя однозначно сказать каким он был. Немного сведенные и нависающие над глазами брови создают впечатление, будто мужчина был с твердым характером, но взгляд говорит совсем обратное. И эта легкая улыбка, застывшая на лице, совсем не сочетается с бровями сурового на вид человека. Согнув руки в локтях, сцепила пальцы в замок, оперлась подбородком на руки. -Он всегда останется для меня таким,- улыбнулась, немного подумав, начала,- Знаете, он незадолго до своей смерти отрастил бороду. Она была белая, как снег. Однажды вечером я сказала ему, что он похож на Санту,- усмехнулась,- А на следующее утро он вышел на завтрак с гладко выбритым лицом. Мне тогда казалось, что я его обидела своим сравнением. Вздохнув, опустила руки. -Кажется, я слишком много вам рассказываю. Теперь вы знаете обо мне то, что я не говорила ни одному старому другу.

Эвелин Палмер: Беседа, конечно, была очень приятной и отвлекаться от нее не хотелось, но игнорировать сильную боль больше не могла. Не вовремя мигрень разыгралась. - Миссис Уоррен, позвольте я отлучусь. Дайте мне минуту, пожалуйста,- улыбнулась. Дождавшись согласия, вышла в кабинет. Дошла до стола. Перерыла все ящики. Ни зелий, ни даже таблеток не было. Приложила ладонь ко лбу. Это, конечно же, не помогло. Нужно что-то делать. Нашла чистый пергамент, перо. Написала небольшую записку. Хорошо, что память на имена чуть лучше, чем на лица. Сложила высохший пергамент в голубя, даже не очень кривого. Отправила записку адресату. Вернулась обратно в мастерскую. - Простите, это заняло чуть больше времени, чем я думала... Надеюсь, вы не против того, чтобы к нам присоединился колдомедик?

Лёринц Месарош: Получив записку с просьбой прийти, бросил петлю в административный коридор практически сразу, не на шутку обеспокоившись тем, что профессор не в силах дойти до лазарета. Постучался, дождался ответа и вошел, закрыв за собой дверь. Внутри было пусто, поэтому чуть удивленно позвал. - Леди Палмер? Сделал пару шагов вглубь кабинета.

Эвелин Палмер: Провела рукой по волосам. Совсем не вовремя это все. Посмотрела на коллегу. - Вы не представляете, как мне сейчас неудобно! -Услышала, стук в дверь,- Разорваться сейчас я не в силах,- свела и чуть приподняла брови,- Надеюсь, вы простите меня за то, что я вас сейчас оставлю? Вымученно улыбнулась одними уголками губ. - Простите еще раз. Вышла из мастерской. - Мистер Месарош, здравствуйте,- поприветствовала колдомедика. Жестом предложила сесть,- Простите, что вырвала вас из лазарета. Я бы петлей к вам заглянула, если бы могла. Головная боль меня убивает!

Лёринц Месарош: Кивнул приветственно, когда профессор появилась - и в относительно благополучном состоянии. Улыбнулся, спуская ремень сумки с плеча и садясь в кресло. - Ничего страшного, мне полезно бывает отвлечься от привычной уже обстановки. Да и временные петли с больной головой - дело не самое приятное. Знали вы или нет, но поступили совершенно верно, леди Палмер. Достал палочку. - Вы не возражаете? Понимаю, что это всего лишь болит голова, но каждый день я сталкиваюсь с таким количеством странных болезней у детей... Не стал договаривать, предлагая собеседнице самой додумать, почему именно он не дает лекарство сразу.

Эвелин Палмер: Адресовала мужчине еле заметную улыбку в ответ на слова. - Жаль, что мы встретились при таких обстоятельствах. Опустилась в соседнее кресло. - Нет, конечно не возражаю. Пока колдомедик был занят диагностическими заклинаниями, внимательно наблюдала за его движениями, рассматривала черты лица. Ужасная привычка, но от этого никуда не деться.

Лёринц Месарош: Согласно кивнул, вспоминая, что, кроме как на редких ужинах в Большом Зале, они и не пересекались особо. - Следующая наша встреча в таком случае должна быть чем-то приятным. Улыбнулся, очищая сознание и восстанавливая привычную настройку. И только убедившись, что все в порядке, убрал палочку, наклоняясь к сумке на полу, чтобы достать нужный флакончик. Протянул его, откупорив. - Выпить надо полностью, но на вкус вполне терпимо. Спросил сочувственно. - Совсем дети не дают спокойной жизни? Если потребуется, то я могу вам обеспечить некоторый запас этого зелья, леди Палмер.

Эвелин Палмер: -Прогулка или чашка чая?- предположила. Прикрыла глаза, выдыхая. - Простите, я не то имела в виду,- смутилась. Взяла флакончик. Послушно выпила все содержимое. Поставила пузырек на столик. - Спасибо, вы меня спасли,- улыбнулась вполне нормально, чувствуя, как боль отступает. Качнула головой. - Я думала, что дело в детях, пока работала в маггловской школе, но, кажется, невролог был прав насчет наследственности. Неуверенно кивнула. - Было бы неплохо. Последний пузырек зелья и последняя пачка таблеток иссякла, видимо, при последнем приступе.

Лёринц Месарош: Рассмеялся добродушно. - А мне оба варианта вполне понравились. И то, и другое предполагает свободу от работы, а кто в наше время стремится работать больше необходимого? Подмигнул, все еще улыбаясь. Хорошо бы в этой шутке была доля шутки чуть побольше, чем никакая, но... Предложение профессора понравилось на удивление - своей новизной в его жизни. - Не за что, леди Палмер. Это было не самое сложное, но очень приятное спасение. Невролог... Запнулся, быстро находя аналогию. - Ах да. Да, ваш прежний колдомедик был скорее всего прав - если такие головные боли были у кого-то из ваших прямых родственников... К счастью, это зелье позволит вам не только быстро снимать приступы, но и со временем уменьшить их частоту. Решительно кивнул. - Тогда к следующей нашей встрече я постараюсь подготовить все необходимое. Спросил еще раз. - Как ваше самочувствие?

Эвелин Палмер: Усмехнулась. - Что ж, тогда как-нибудь стоит пройтись по окрестностям. Улыбнулась. - Разве такие еще есть?- задала риторический вопрос. Выслушала Месароша. Если бы это был колдомедик, а не маггловской врач... Все-таки стоило посетить колдомедика. Возможно, приступы бы уже появлялись не так часто. Кивнула, соглашаясь. - Если вам это не в тягость. Снова улыбнулась. - Боль ушла, слава Мерлину. А вам нужно медаль вручить за оперативную помощь людям. Чуть помедлив, предложила: - Раз уж я вытащила вас из лазарета, не желаете присоединиться к нам с леди Уоррен? Надеюсь, она будет не против.

Лёринц Месарош: Охотно кивнул еще раз. И пожал плечами, улыбаясь. Есть или нет... - Конечно же не в тягость. Помочь там, где моя помощь и нужна, и действительно эффективна - думаю, это напоминает действительно хорошую картину, которая получается у вас после долгих часов работы над ней. Задумчиво поглядел на дверь, откуда появилась профессор. Видимо, именно то, второе помещение и имеется в виду - видимо, там и была леди Уоррен. Хотел было отказаться, но вдруг понял, что не хочется уходить отсюда - почему бы не позволить себе небольшой отпуск? - Благодарю за приглашение, леди Палмер. Если леди Уоррен пожелает продолжить вашу беседу приватно, я просто вернусь к своим обязанностям, не стоит переживать. Наклонился, поднимая и застегивая свою сумку.

Эвелин Палмер: Благодарно улыбнулась. Дала мужчине время подумать. Кажется, даже имея возможность попасть куда-то петлей, было сложно сразу же решиться на отвлечение от своих прямых обязанностей. Незаметно кивнула. - Хорошо. Поднялась. - Идемте,- позвала, двинувшись в сторону мастерской,- Сразу должна вас предупредить: даже ни к чему не прислоняясь в этой комнате, можно испачкать одежду,- улыбнулась,- Нужно будет табличку поставить с надписью "Осторожно краска!". Остановилась у двери, кивком головы предложила мужчине войти.

Лёринц Месарош: Встал, поправляя мантию и сумку. Подошел ближе к той самой двери, слушая предупреждения. Ага, кажется, это то место, где создаются картины. Интерес сразу же возрос многократно - посмотреть на такое было бы очень любопытно. - Конечно. Я постараюсь не вляпаться ни во что... не потому что мантию жалко, а потому что жалко навредить вашему творчеству. Улыбнулся и вошел первым, раз уж хозяйка кабинета настаивала. Сходу поприветствовал декана Хаффлпаффа, которая стояла посреди действительно мастерской. - Леди Уоррен. Прошу прощения за свое вторжение... Замолчал, давая возможность леди Палмер объяснить, что он тут вроде как тоже гость.

Эвелин Палмер: Отмахнулась. - Ой, чтобы навредить моему творчеству, нужно очень постараться. А незаконченные работы за новое пятно на них только спасибо скажут. А все законченные.... Они далеко от открытых красок,- указала на стеллаж, у которого стоял мольберт с портретом, одна накрытая тканью работа и натюрморт,- Их немного, но хоть что-то. Вошла следом за колдомедиком. - В благодарность за мое спасение от очередного приступа мигрени, я предложила мистеру Месарошу присоединится к нам,- пояснила, когда колдомедик поздоровался с коллегой. Перевела взгляд на мужчину. - Леди Уоррен уже успела повнимательнее рассмотреть две работы. Позвольте, я подниму их повыше. Дошла до стеллажа, пытаясь не вляпаться ни в какую еще не высохшую краску. Подняла сначала натюрморт и поставила его на выступ полки стеллажа. Оказывается, этот выступ может быть еще и полезным, а не только не самой удачной кривой и большой полкой, оставляющей на руках синяки и царапины. Затем, взялась за закрытую картину. - А ну не каркать,- попросила тихо, прежде чем снять ткань. Прошлых криков птиц хватило. На этот раз, увидев свет, вороны тихо разлетелись. Довольно улыбнувшись, поставила холст рядом с первой работой. Вернулась к гостям. - Я очень надеюсь, что скоро в этом ряду появятся и другие картины. Подловила себя на мысли, что все происходящее не в ее стиле. Теперь осталось понять, что это такое: смена обстановки и места работы, более подходящие окружающие люди или влияние головных болей.

Ханна Уоррен: Заверила. - Нет, что вы! Склонила голову чуть набок, рассматривая портрет. - Кажется, он был добрым человеком, - произнесла после некоторого молчания. Улыбнулась, слушая рассказ о бороде. - Я могу быстро все забыть, если вы сожалеете о сказанном, - сообщила мягко. Кивнула. - Да-да, конечно. Осталась стоять перед портретом, продолжая рассматривать черты столь важного для ее коллеги человека. - Мистер Месарош? – назвала имя школьного колдомедика. – Конечно, я не против. Подняла ладони: - Конечно-конечно, не переживайте! – отпустила собеседницу. Вернулась к картине, помимо воли слушая доносящиеся из соседней комнаты голоса. Приветственно улыбнулась, когда в мастерскую вошел школьный целитель. - Здравствуйте, мистер Месарош! Кивнула коллеге, полностью с ней соглашаясь. - Отличная идея! Сделала пару шагов в сторону, освобождая зрительское место для нового гостя. - Миссис Палмер балует нас сегодня красотой.

Лёринц Месарош: Внезапно оказавшись в центре не просто беседы, а каких-то событий, быстро сориентировался, вставая рядом с деканом Хаффлпаффа и легко ей улыбаясь. - Не то слово. Хогвартс - это настолько про портреты, что увидеть здесь натюрморт и пейзаж... Проводил взглядом полетевших куда-то после строгого оклика птиц. - Весьма приятно. Поглядел на леди Палмер. - А какие творческие планы уже есть у вас? И опять перевел взгляд на картины.

Эвелин Палмер: Кивнула,мол, да, вы правы. Улыбнулась коллеге. - Не сожалею. Улыбнулась колдомедику. - Коллекция портретов в Хогвартсе замечательная! Но, согласна, портреты надо бы разбавить пейзажами и натюрмортами. Медленно вздохнула, сцепляя руки в замок за спиной. - Я планировала наконец то закончить портрет супруга,- указала на мольберт с незаконченной картиной в другом углу комнаты,- Но, кажется, нужно снимать всю краску и начинать заново,- легко улыбнулась,- Работать по памяти после стольких лет... сложно. Задумалась на несколько секунд. Что-то еще планировала. Что-то... Ах, вот оно! - Весной думала выйти на пленэр. Возможно, появится еще один портрет до весны, не знаю. А так.... Каких-то грандиозных планов нет. Сложно планировать, когда идеи сами приходят. Улыбнулась.

Ханна Уоррен: Поддержала: - Весьма удивительно, не могу не согласиться с вами. Возможно, натюрморты не стали размещать, посчитав, что они не увековечивают что-либо памятное и важное? Но пейзажи, изображения волшебных животных или даже батальных сцен... Последнее, конечно, особенно порадовало бы нас, историков, - улыбнулась. - А животные и растения, наверняка бы, порадовали мисс Дарем и ... кого-то из будущих преподавателей УМС. Дослушала слова возможной родственницы и прибавила: - Похоже, вдохновение не менее спонтанно, чем детские травмы и болезни, которые тоже приходят к вам сами, мистер Месарош, - улыбнулась. - Или желание учиться у студентов, предсказать появление которого могла бы, разве что, мисс Трелони. Повернулась к коллеге и уже серьезно сказала: - Должна вас предупредить, что в лесу сейчас небезопасно. Не так давно студенты столкнулись там с ожившими деревьями. Я не специалист по волшебным существам, но, оказывается, у нас такие водятся. И, стоит заметить, настроены они были недружелюбно. В итоге нам удалось расстаться мирно, но кто знает, что может еще случиться до весны.

Лёринц Месарош: Невольно усмехнулся. - Разве что, полагаю, сами портреты с нами не согласятся - точнее, нарисованные на них люди. Скажут, что вот, за нашими спинами, вам и батальные сцены, и волшебные животные. Зачем, мол, вам портреты без нарисованных на них нас, людей? Планы леди Палмер были весьма здравыми и выполнимыми. Царапнуло только упоминание портрета мужа... Но, кажется, и именно сейчас, и именно ему самому, чужому человеку, спрашивать что-то на эту тему было бы неуместно. Поэтому поддержал декана Хаффлпаффа. - В общем и целом, я могу разве что подтвердить - не про деревья, а про, например, безумных единорогов. Ну или про прочую кусачую живность. Было бы печально увидеть вас, леди Палмер, не в окружении картин, а в обстановке моего лазарета. Кивнул обеим собеседницам. - Это же относится и к вам, леди Уоррен. Рад, что про деревья и их опасность я узнаю от вас здесь и сейчас, а не во время попыток спасти ваше здоровье на одной из кушеток.

Эвелин Палмер: Улыбнулась. - Думаю, они переживут, если рядом с ними появится что-то не очень разговорчивое. Послушала о деревьях и единорогах. Да, нужно будет быть осторожной. Конечно, до весны все может успокоиться. Но также могут появиться другие проблемы. - Что ж, мне придется попытаться не натыкаться на опасности. Кивнула, соглашаясь с колдомедиком. - Я рада, что вы сейчас здесь с нами, леди Уоррен. С деревьями было что-то серьезное?- поинтересовалась. Перевела взгляд на мужчину. - Желательно никого не видеть в лазарете с травмами. Тем более, с тяжелыми. Улыбнулась.

Ханна Уоррен: Серьезно заметила: - Нам немало повезло, конечно. Но с нами также была и мисс Дарем. Думаю, если бы все стало складываться печально, ее знания и опыт нас бы выручили. Удивилась: - Безумные единороги? Никогда раньше не слышала о таких явлениях. Нам еще в школе рассказывали, что эти создания очень мирные и скорее пугливые. Разве только ваш пострадавший не оказался мальчиком. Может быть, ему просто не объяснили, что стоит держаться от единорогов на расстоянии? Покачала головой. - Когда рядом со школой огромный лес, в котором живет столько существ - нехватка профильной дисциплины ощущается очень остро. Кто-то может попасть в беду по элементарному незнанию, как нужно вести себя с незнакомым животным. Подтвердила: - Да. Это было достаточно серьезно. Деревья были весьма сердиты из-за того, что кто-то повредил кору их товарища, от чего тот стал болеть и слабеть. Они, конечно, не нашли виновных, но посчитали, что студенты вполне подходят для роли ответчиков. И настроены они были весьма решительно. Вздохнула. - Надеюсь, нам всем и дальше повезет собираться за чаем, а не в ваших владениях, мистер Месарош.

Эвелин Палмер: Продолжала слушать, удивляясь тому, куда вообще попала. Улыбнулась на последние слова Уоррен, после чего глянула на часы. Подняла взгляд на гостей. -Красивые мои, разговоры, это, конечно, хорошо, но скоро начнется награждение...-повела одной рукой,- Предлагаю идти в Большой Зал.

Ханна Уоррен: Следом за коллегой взглянула на часы. - Действительно! - улыбнулась. - Нам стоит поторопиться, пожалуй. Взглянула на собеседников и добавила: - Хоть беседа и вышла очень приятной, но нас ждут. Вместе с возможной родственницей и колодмедиком вышла из кабинета в сторону Большого Зала.

Эвелин Палмер: С хаффлпаффкой дошла до кабинета. Открыла дверь. -Входите,- пропустила девочку вперед. Глянула на все коробки в руках ребенка. -Если хотите, можете отдать все свое добро эльфу - он унесет, куда скажете, - предложила, заходя в кабинет и закрывая дверь. Тут же позвала эльфа. Погасила Люмос по пути до стола. -Присаживайтесь, - сказала, ставя на стол корзину и убирая сумку.

Мелания Блэр: Вошла в кабинет вслед за Палмер, остановилась, балансируя "всем своим добром". – Хорошая идея, – пожала плечами, подзывая эльфа. Вручила ему, с неким облегчением, вещи. – Отнеси в спальню Хаффа. Повернулась обратно к профессору с задумчивым видом. – А вы... вы не скучаете... ну, иногда не скучаете, там, по семье?.. – почесала макушку, пытаясь сделать вид, что спрашивает из чистого любопытства. И послушно уселась в кресло.

Эвелин Палмер: Улыбнулась девочке, которая, наконец, избавилась от своей ноши. -Потом принеси нам чай, пожалуйста,- успела попросить эльфа, прежде, чем тот ушел. Открыла дверцу и замерла, услышав вопрос. Резко выдохнула, беря в руки вазочку с конфетами. -Разумеется, я скучаю, мисс Блэр. Поставила вазочку на чайный столик, опустилась в свободное кресло. -А вы?- спросила студентку, наблюдая за вернувшимся эльфом. Поблагодарила домовика и отпустила его. Взялась за чайник. Разлила чай по чашкам. Одну чашку поставила перед девочкой. -Угощайтесь,- с улыбкой придвинула к Блэр вазочку.

Мелания Блэр: – Скучаете, – повторила для себя, нахмурив брови. Взяла из вазочки конфету, сосредотачивая внимание на ней. Поэтому ответила не сразу. – Нет, – резко качнула головой. – Думаю, что нет. А должна?

Эвелин Палмер: Вопросительно посмотрела на студентку. Не понимала, почему был задан такой вопрос и почему ответ вызвал такую реакцию. Обычно, детей не заботят чувства преподавателей. Или заботят, но они не подают вида. Пожала плечами. -Скучать - это нормально. Не скучать... Не знаю. Возможно, тоже нормально, если отношения не очень хорошие.

Мелания Блэр: Отправилась конфету в рот и потянулась за ещё одной. – У нас хорошие отношения, – заверила, не вдаваясь в подробности. Если б ещё знала, какие отношения можно назвать "хорошими"? А "плохими"? Скрестила ноги в позу лотоса и внимательно посмотрела на профессора. – Мне интересно, зачем вы приехали в Хогвартс? – бесцеремонно, как и всегда, спросила. – Ну, за вами же не гнались толпы пожирателей? Почему именно это место? Не боялась разозлить Палмер, наверное, потому, что терять было нечего. Если нарушать правила – так все сразу.

Эвелин Палмер: Взяла чашку в руки. Склонила голову. Неужели правда не скучает? Если отношения, как говорит девочка, хорошие, то... -Возможно, дело в другом,- предположила. Удивленно приподняла брови, отставляя чашку. -Откуда такой интерес?- да, это и правда хотелось узнать.

Мелания Блэр: – Например? – заинтересованно подняла брови. И пожала плечами. – Просто любопытство. Обычно я не разговариваю со взрослыми просто так. Если вообще разговариваю. Отпила немного чая и взяла ещё конфету. – Алек говорил, я в маму такая. Любопытная.

Эвелин Палмер: Пожала плечами. -Привязанность? Усмехнулась. -Со мной поговорить вас заставило это самое любопытство? Облокотилась о спинку кресла, подумала какое-то время. -Что ж, если вам действительно интересно, я расскажу. Вот только... Зачем? Зачем ребенку эта информация? Об этом сейчас, практически, не думала. -Вы правы, толпы пожирателей за мной не гнались. Никто не гнался. Мне нужна была смена места работы, вот и все. Почему именно Хогвартс - не знаю. Возможно, это из-за отца. Видите ли, мисс Блэр, он учился здесь, но не рассказывал ничего совершенно. А я до сих пор так и не поняла, почему он предпочитал молчать. Возможно, воспоминания причиняли ему боль. Но это неважно.

Мелания Блэр: Склонила голову набок, пытаясь понять, к чему клонит Палмер. "Привязанность"? А, на самом деле, привязана ли она к кому-то, или чему-то, достаточно сильно, чтобы скучать? Неопределённо пожала плечами и уткнулась в кружку. – Возможно, любопытство. Возможно, скука. Или просто так. Затем вновь подняла взгляд и, не удержавшись, прыснула: – Да уж точно не для шантажа, можете быть спокойны. Внимательно выслушала ответ и заинтересованно посмотрела на профессора. – Боль? Почему? И почему неважно?

Эвелин Палмер: Предпочла проигнорировать выпад девочки. Знала, что ребенок не в том положении, чтобы шантажировать преподавателя. Хотя бы потому что у второго влияния больше. Развела руками. -Понятия не имею. Если б мне было известно, я б не удивлялась такой скрытности. А неважно, потому что мы никогда не узнаем ответ на вопрос "почему ты не рассказывал?" Внимательно посмотрела на ребенка. -Мисс Блэр, расскажите мне, каково это - учиться в Хогвартсе?

Мелания Блэр: Фыркнула на это "никогда не узнаем". – Не зарекайтесь, – пожала плечами. – А вдруг ответ ходит-бродит рядом, а вы просто его... ну, не хотите видеть, например? Следующему вопросу удивилась немного больше, чем остальным. Он показался странным. Или не показался. – Как лететь стоя на фестрале во время огненного торнадо, – усмехнулась, давая понять, что это, скорее, шутка. – А вообще, намного интереснее, чем в маггловской школе.

Эвелин Палмер: Глянула на хаффлпаффку. -Или не могу увидеть, потому что прошло много лет. Хмыкнула. Подростковые сравнения - вещи ужасные. И часто утрированные. Покивала. -В сравнении с маггловскими школами - Хогвартс прекрасен.

Эвелин Палмер: Девочка совсем притихла. Глянула на нее. Уснула. Оно и правильно, давно за полночь. С тихим и усталым вздохом встала, аккуратно взяла из рук девочки чашку и позвала эльфа. -Будь добр, перенеси ее в факультетскую спальню,- попросила тихо, ставя чашку на столик,- И потом убери это, пожалуйста.

Тинки: Появился на зов волшебницы. - Тинки сделает! - активно покивал головой. Осторожно поднял в воздух спящую девочку и исчез вместе с ней. А через минуту вернулся. - Тинки все выполнил, - доложил. Забрал чашку и снова исчез.

Эвелин Палмер: Проследила за действиями домовика и пошла в сторону комнаты. Остановилась у двери. Развернулась и пошла за халатом. Вдохновение... Когда-нибудь выспится, когда-нибудь... Глянула на вернувшегося эльфа. -Спасибо,- легко улыбнулась и ушла в мастерскую.

Школа Хогвартс: На плечо Эвелин Палмер приземлилась бумажный голубь-записка. "По пока неподтвержденной информации, над Хогвартсом исчез защитный купол, а директор объявил эвакуацию. Уоррен".

Эвелин Палмер: Как ночью вдохновение пришло, так оно и не ушло. Почему, собственно, и работала до сих пор над очередной картиной. И, самое интересное, все ведь получалось, даже очень. Пока получалось. От работы отвлек голубь. Зажала кисть в зубах и развернула записку. -Фо?.. Спустилась со стремянки, отложила палитру и кисть, взялась за растворитель. Вышла в кабинет, по пути оттирая руки. Глянула на часы. Работала почти сутки? Сейчас это не важно. Написала ответ. Прошу вас, если информация подтвердится, сообщите мне. Если нужна какая-то помощь, говорите. Постараюсь помочь. Э.П. Сложила голубя и отправила Уоррен. А теперь... На всякий случай, нужно приготовить картины к транспортировке. Ушла в мастерскую, но не для работы, а для упаковки работ.

Школа Хогвартс: К Эвелин Палмер прилетела еще одна записка-голубь. Вверху был текст, написанный почерком Северуса Снейпа "Большой Зал. Общий сбор. Прямо сейчас. Скажите, пожалуйста, всем магглорожденным студентам, пусть соберут вещи - быстро, потому что они будут сразу же переправлены в безопасное место" А ниже приписка почерком Ханны Уоррен: "Получила ответ. Дожидаюсь детей, и идем. Уоррен"

Эвелин Палмер: Когда прилетела записка от Уоррен, как раз снимала со стены последнюю картину, которую нельзя было здесь оставлять - портрет отца. Прочла ответ. Общий сбор... Перебазировлась вместе с картиной к письменному столу, взяла пергамент и перо, чтобы написать домовику в Лондоне. Нет, это будет слишком долго. Нужен другой вариант. Вздохнула. Патронус? Что ж... Это будет быстрее. Восстановила в памяти привычную настройку, взмахнула палочкой и произнесла: - Expecto Patronum! Дождалась появления серебрянной колли и мысленно потянулась к образу эльфа в лондонском доме. - Срочно аппарируй в Хогвартс, нужна помощь с картинами. - произнесла текст сообщения. Проследила взглядом за унесшимся патронусом. А теперь нужно ждать домовика.

Эвелин Палмер: Перевязала две картины между собой, еще одну сняла с мольберта. Не смазалось бы это все... Поймала петлю, что совсем недавно была дома. Написала Ларсену записку. Подняла глаза на появившегося эльфа. -Так, смотри. Эта картина не высохла, с ней будь аккуратнее,- указала на полотно, с которым работала минут десять назад,- Все холсты оставь в мастерской. А это,- передала эльфу записку,- Отдашь Ларсену. Понял? Все, вперед. Проводила взглядом эльфа, взяла из ящика стола портсигар и вышла из кабинета. Направилась в сторону Большго Зала.



полная версия страницы