Форум » АДМИНИСТРАТИВНОЕ КРЫЛО » Кабинет преподавательницы Магии Рисунка » Ответить

Кабинет преподавательницы Магии Рисунка

Большой Зал: За столом находится ещё одна дверь, ведущая в мини-мастерскую. В мастерской царствует рабочий беспорядок: повсюду пустые холсты, законченные и незаконченные работы, на столе в углу комнаты завал из бумаги, красок, кистей и прочих художественных материалов. В этой небольшой комнатке пахнет растворителем и красками. Запах проникает и в кабинет, но он не такой резкий, как в дальней комнате. В кабинете, на удивление, царит порядок.

Ответов - 74, стр: 1 2 3 4 5 All

Ханна Уоррен: Кивнула. - Что ж, хочется верить, что наш энтузиазм окажется заразительным и для других. Поставила чашку на блюдце. - Я как раз думала после окончания семестра на каникулах съездить к родителям. Иногда выяснять что-то письмами, не видя лицо человека довольно трудно. Надеюсь, так разговор принесет больше результатов. Улыбнулась - Им девять и три. Одна ходит в школу, а вторая все еще не хочет слезать с рук родителей. Впрочем, я не часто их вижу, и все подозреваю, что однажды я постучу в дверь их дома, и обнаружу девочек в свадебных платьях. Время бежит так быстро!Кажется, только вчера мне сообщили, что я стала теткой. Когда они успевают вырастать? Удивительное дело.

Эвелин Палмер: Улыбнулась уголками губ. - Хорошо, что вы находите время для встречи с родителями. Никогда не упускайте возможности посетить родительский дом.- посоветовала. Правда, очень надеялась, что собеседница не нуждается в подобных советах. Уже представила Уоррен в окружении детей. Невольно улыбнулась чуть шире, чем обычно. - Думаю, вы хорошая тетя, несмотря на то, что редко видите племянниц. Не жалеете, что пропускаете все самое интересное, находясь здесь?

Ханна Уоррен: Вздохнула. - Хотелось бы, что бы получалось чаще. Но... Покачала головой. - Как обычно - хлопоты, вечное "завтра" и привычка постоянно откладывать. Добавила с грустной улыбкой: - И ежегодные обещания начать все по-другому. Аккуратно отставила пустую чашку. - Спасибо. Они растут в окружении дядь и теть, бабушек и дедушек, так что, надеюсь, редкое появление еще одной тети не слишком их огорчает. Покачала головой. - Нет. Такая уж моя жизнь. Я пропускала еще и до Хогвартса. Они живут во Франции, я - то здесь, в Британии, то в Польше, то в Бельгии или Швейцарии. Там, где моя работа, где можно писать или погружаться в изучение очередной исторической загадки. Так что... моя сестра в непростой работе материнства отдувается за нас двоих. Насколько я могу судить, успешно, - улыбнулась на этот раз тепло. - Может быть, обладай я такой роскошью, как вторая жизнь, я бы попробовала провести ее рядом с племянницами. Но, буду честна, я подозреваю, что и вторую все равно бы пустила на науку. Некоторых из нас, похоже, не исправить.

Эвелин Палмер: Опустила глаза, узнавая себя. Ах, если бы можно было все изменить. Но было бы ли все по-другому? - Все мы этим грешны. А потеряв все, жалеем. Глянула на пустую чашку собеседницы. - Не хотите еще чаю?- предложила. Едва заметно улыбнулась. - Понимаю, с такой работой сложно куда-то уехать. Полагаю, изучение истории не только ваша работа, но и страсть?- предположила.

Ханна Уоррен: Улыбнулась, качнув головой. - Спасибо, но я, пожалуй, закончу чаевничать. Подтвердила: - Да, мне точно нельзя нарекать на судьбу. Не так многим выпадает в жизни счастье связать свою судьбу с делом, которое любишь. Внимательно посмотрела на собеседницу. - Вам, я надеюсь, тоже повезло с работой? Для человека с талантом к прекрасному было бы ужасно этот талант закопать.

Эвелин Палмер: Легко кивнула головой с едва заметной улыбкой. Кого- кого, а человека, любящего свою работу определить легко. Снова кивнула, услышав вопрос. - Да, конечно. Повезло. Это даже больше не работа, а хобби. Закопать талант? Это равно тому, что перекрыть кислород,- улыбнулась,- И, работая в маггловских школах, я верила, что оставляю миру новых хороших художников. А это намного больше, чем просто работа. Поставила чашку на блюдце. Посмотрела на свою собеседницу. - Вы мне показывали картины разных художников, рисунки детей. Я вам могу показать некоторые свои картины, если вы хотите, конечно же.

Ханна Уоррен: - Приятно слышать. Признаться, у меня было до Хогвартса всего несколько учеников. Взрослые маги, которые решили заниматься историей всерьез. И я чувствую, что еще не до конца распробовала удел учителя. Улыбнулась немного грустно. - Я слежу за их первыми самостоятельными шагами, их работами... И мне кажется уже совсем не удивительным, что мои учителя помнили каждого своего ученика. А их у них были десятки. С энтузиазмом кивнула. - Мне было бы очень интересно и приятно взглянуть! Надеюсь, вы простите мне мое дилетантство - я ценитель с обывательскими представлениями о живописи.

Эвелин Палмер: Кивнула. - Да, я всегда поражалась, что многие учителя помнят чуть ли не каждого из десятков, сотен учеников. Кажется, это какая-то суперспособность, присущая учителям. Улыбнулась. -Здорово! И конечно же я вам прощу это. Только нам нужно вернуться в мастерскую. Только мне нужно предупредить вас. Даже если вы не будете прикасаться к краскам, есть вероятность того, что вы уйдете с пятном на одежде. Просто магия какая-то!

Ханна Уоррен: С энтузиазмом встала. - Я готова! Признаюсь, в мастерской мне точно никогда не доводилось бывать. А со стороны обывателя - это почти как получить пропуск в святая святых! Увидеть картины не такими, как их потом будут видеть на выставках или в студиях, а .. такими, какими они видятся мастеру - в этом есть что-то чудесное и очень завораживающее. Ради такого и пятнами можно пожертвовать, - улыбнулась. Остановилась в ожидании, готовая следовать за коллегой.

Эвелин Палмер: Улыбнулась. -Я рада, что у меня появился зритель. Должна сказать, я очень давно никому не показывала свои картины. Встала, захватив конверт. -Раз вы готовы, идемте. Дошла до неприметной дверцы, по пути положила письмо на стол, чтобы не забыть о нем. Открыла дверь, предлагая коллеге войти. - Там небольшой... Беспорядок,- предупредила, вспоминая, в каком виде вообще находится комната.

Ханна Уоррен: - Спасибо! - прошла в дверь. Отшагнула чуть в сторону, чтобы зашла и хозяйка мастерской. Огляделась, с интересом рассматривая и комнату, и то, чем она заполнена. - Трудно представить рабочее место творящего человека в идеальном прядке. Обернулась к коллеге. Улыбнулась. - Может быть, вы когда-нибудь согласитесь провести выставку для учеников? Пока школа работает в таком режиме... почти ни у кого нет возможности видеть что-то большее, чем иллюстрации в книгах.

Эвелин Палмер: Зашла следом за женщиной, прикрыла дверь. - Да, вы правы, идеального порядка здесь точно не будет, но хотя бы немного разгрести завалы на столах и стеллажах все же стоит,- улыбнулась. Отставила мольберт с незаконченной картиной в сторону. - Если хотите, могу предложить вам стул. Глянула на свою руку. Уже успела залезть в краску, не прикасаясь к кистям и палитре. Не высохшая картина - зло! Быстренько оттерла краску с кожи тряпкой. Пошла к стеллажу, за которым стояли холсты. Остановилась, не дойдя несколько шагов до нужного места. - Провести выставку?- переспросила, повернувшись к коллеге,- Это вряд ли. Я пишу картины со скоростью черепахи,- улыбнулась,- Но у меня была другая мысль. На семинаре студенты пробовали написать свою первую живую картину. Я думала попробовать провести выставку студенческих работ, если ребята, конечно, согласятся. Пока говорила, дошла все же до стеллажа, достала несколько полотен. - Тут у меня, кажется, три законченные работы. Еще две начаты и не закончены. Одна из них портрет мистера Палмера,- кивнула в сторону мольберта,- Лет пять не могу закончить. Поставила картины на пол, оставив в руке одну небольшого формата. -Итак... Представляю вашему вниманию однодневный этюд маслом. Натюрморт с...- посмотрела на картину,- Физалисом. Развернула полотно так, чтобы леди Уоррен смогла увидеть, что изображено. Засохшая веточка физалиса, стоящая в вазе из полупрозрачного голубого стекла, написана в красных оттенках. Коробочки физалиса получились слишком яркими. Красный цвет растения подчеркнут темно-синей драпировкой, висящей сзади. Рядом с вазой лежат грибы. Довольно светлые. Ножки белые, тени на них голубоватые, шляпки грибов цвета охры. Какие-то чуть темнее, какие-то светлее. Одна шляпка краснее другой. А один гриб лежит так, что его шляпки почти не видно. Под грибами - белая драпировка с неярким красным рисунком. Все тени на драпировке написаны холодными оттенками. Издалека картина смотрится неплохо. Цветовая связь между предметами есть: на физалисе синие тени, на вазочке присутствуют красные рефлексы от растения, немного коричневых от грибов, грибы же связаны с физалисом и синей драпировкой (есть пара мазков неяркого красного на шляпках и голубого- в тенях), белая драпировка сочетает в себе и холодные тени, и теплый свет, и красный неяркий рисунок, даже в темно-синей драпировке на заднем плане можно увидеть вкрапления темно-красного и темно-коричневого. А когда все предметы связаны между собой, работа кажется цельной. -Должна сказать, это первая работа, написанная здесь.

Ханна Уоррен: Качнула головой на предложения стула. - Не стоит беспокоиться. Поддержала: - Мне кажется, это замечательная идея! И ученикам, наверняка, будет приятно. Кстати, у меня на факультете есть талантливая девочка. Мисс Клемансо. Я не говорила? С моей непрофессиональной точки зрения, она очень замечательно рисует. Очень хотелось бы, чтобы она не бросала это занятие. Наклонила голову, рассматривая натюрморт. - Чем больше я смотрю, - произнесла после паузы, - тем больше удивляюсь. Когда-то мне казалось, что рисовать неживые объекты проще, чем людей или животных. Но когда я вот так смотрю на вашу картину, я понимаю, как я ошибалась. Наклонила голову под другим углом. - Наверное, у художником и не бывает "неживых" предметов. Они все словно с характером.

Эвелин Палмер: Легко улыбнулась. - Тогда мне стоит поднять этот вопрос во время семинара, чтобы не ловить каждого по отдельности. После недолгих раздумий качнула головой. -Нет, кажется, не говорили, но, если мне не изменяет память, одна ее работа висела в галерее,- сделала паузу,-Я думаю, что если ей нравится рисовать, она не бросит. Дала собеседнице оценить работу. -Проще,- подтвердила,- Предметы не шевелятся и не уходят в самый неподходящий момент (если рисовать с натуры). Натюрморт может стоять месяцами. Можно не торопясь закончить работу. С людьми или животными так точно не получится. Склонила голову, посмотрела на этюд. - На самом деле, есть довольно много безликих картин. Даже портретов. И вроде бы сделано хорошо, интересно, но не цепляет... В основном, такое происходит с картинами, в которых персонажи (или предметы) не имеют своего характера. Но, опять же, многое зависит от настроения художника. Поставила натюрморт на пол. Взяла другой холст, накрытый тканью. Сняла ткань, сначала глянула, что вообще изображено. Немного переменилась в лице. На несколько секунд закрыла глаза, услышав надрывистое "кар". - Не самая любимая, но дорогая работа. Одна из немногих живых картин. Развернула холст. Темный лес, освещенный одной лишь луной, которую иногда перекрывают тучи, и тогда света становится очень мало. Практически лысые деревья едва заметно качаются из стороны в сторону. Ночной покой нарушают вороны, перелетающие с ветки на ветку, с деревьев на землю. Некоторые птицы просто ходят по земле. В тишине кричат вороны. Иногда это одинокий крик, а иногда это короткий но, кажется, довольно содержательный птичий диалог. Одна из ворон подошла поближе к краю холста, склонив голову, посмотрела темным глазом на нового зрителя, каркнула во все горло и улетела. Вздохнув, приложила ладонь к лицу. Такого от своей же картины не ожидала. - Простите, такого раньше не было. Впрочем, она почти все время стоит в накрытом виде за каким-нибудь стеллажом. Продать или отдать картину какому-нибудь ценителю мрачных пейзажей я не могу. Как говорила, она мне очень дорога.

Ханна Уоррен: Сделала вывод из сказанного: - Значит, вы продолжите заниматься с учениками и в новом семестре? Это замечательно. Добавила к рассказу: - У нее очень хорошо получаются портреты. Кажется, мне нужно убедить ее почаще оставлять что-то из работ в нашей галерее. Улыбнулась. - В это трудно поверить. Мне, как дилетанту, кажется просто чем-то невозможным все это - цвета, композиция. Как все же поразительно устроен человек! Сосредоточила внимание на новой картине. Довольно мрачной. Склонила голову к плечу, когда птица вскрикнула. - Похоже, они соскучились по вниманию? Вздохнула. - Очень грустная картина. Глядя на нее хочется скорее переместиться к камину, завернуться в плед и не думать о холоде и ночи.



полная версия страницы