Форум » АДМИНИСТРАТИВНОЕ КРЫЛО » Гостиная учительской (продолжение) » Ответить

Гостиная учительской (продолжение)

Большой Зал: Портал в прошлое

Ответов - 90, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Северус Снейп: Переспросил так же вполголоса: - Куда ушел? Как ушел? Обратно... ушел? И ответил вслух: - Грегори может пойти с Вами, Дженни. А мистеру Райнсу, думается мне, проще взять другую тему, чем гонять Вас в министерскую библиотеку. Вас могут впустить, но совершенно не факт, что выпустят. Идти в Министерство - все равно что идти прямо в лапы к... Осекся, не желая упоминать лорда при второкурснике. - Врагу. Уточнил, поднимая бровь: - Не Вы, мистер Райнс? Такое вообще бывает?

Дженни Брентон: Утвердительно покивала, когда прозвучало слово "обратно". - Спасибо, сэр, - поблагодарила за Гафта. Озадаченно замолчала, когда получила запрет на посещение Министерства. - Простите, сэр, а ... м-может быть где-то еще в Британии можно раздобыть такую литературу? Это же... это же Герарт. Если я ему запрещу, он п-пойдет сам что-то думать. И окажется в лазарете, сэр. Да и ... мне самой, если честно, тоже было бы интересно.

Герарт Райнс: Как ушёл, обратно ушел? Повторил за Директором про себя вопросы. Надо запомнить. Что же это за таинственный мистер Талле, который так волнует всех? И тут припомнил, что принесла последняя петля. - А этот француз, случаем, не автор вашего любовного послания на древнеацтекском, мисс Брентон? - не удержавшись, поинтересовался по ходу пьесы. - Здоровенный, волосатый, с которым вы под ручку по Холлу ходили? И так мило мурлыкали друг с другом, - вспомнил гадкого типа, бесцеремонно перешагнувшего над головой одного слизеринца. - Нет-нет. Как это другую тему? - с видом оскорбленного достоинства уставился на Директора. - Другую же будет не интересно, а тут такой задел пропадает. И что? Как это не я? Конечно, бывает! - ещё более оскорбленным достоинством с примесью обиженной невинности обморгал профессора.


Северус Снейп: Предложил, пожимая плечами: - А зачем в Британии, Дженни? Пишете совой запрос в библиотеку Дурмстранга, просите прислать книги на английском, имеющиеся по теме. Такой же запрос отправляете в Шармбатон. Конечно, сами оригиналы Вам не пришлют, но копии - вполне могут. Я уверен, что там есть нужные книги. Они и у нас были, собственно... до пожара. Взглянул на Райнса снова. И просто вздохнул, промолчав. Этому мальчишке слово сказать - в ответ можно получить десять.

Дженни Брентон: Благодарно покивала директору. - Спасибо, сэр, я п-просто не знала, что они могут помочь и откликнуться. Я обязательно так и сде...лаю, сэр Запнулась, услышав, что говорит слизеринец. Резко обернулась, моментально краснея. - Райнс! - воскликнула возмущенно. И так же резко обернулась обратно к директору. - Это неправда, сэр! Это... я... т-то есть, ничего, сэр, - наконец, сообразила замолкнуть. И едва дождалась, когда за деканом закроется дверь. Еще раз развернулась к младшекурснику. - Райнс! - прошипела. - Я. Ни с кем. Под ручку. Н-не ходила, - произнесла раздельно. - Никаких. Посланий. Н-не получала. Мистера Талле. Ты. Не видел. Имя его - забыл. П-прямо сейчас. Иначе я забуду о твоей д-дополнительной работе. Н-навсегда, - пригрозила.

Герарт Райнс: Пока задумался, соотнося, что нужно есть французу, что вымахать до таких размеров, как мистер Талле, с рационом среднестатистического англичанина. И вообще, кого взять в качестве мерила? Вдруг у мистера Талле тоже организм молодой, растущий? Точно, надо брать Гафта. Так вот, чтобы до такого шкафа разрастись, этот француз, с учётом потребляемой в единицы времени Гафтом единицы массы овсянки, должен харчить других французов. Посмотрел на кипящую мисс Брентон. С другой стороны, с кем ещё может мурлыкать такая милая и добрая девочка? Наверняка, с ма...муж...мистером Талле. Человекоядным. - Мисс Брентон, а у вас в детстве скакалка была? - уточнил крайне важный момент, занося опрос в блокнот, быстро чиркая карандашом по бумаге.

Дженни Брентон: - Что? - не поняла, каким образом разговор вдруг так резко поменял тему. Прищурилась, скептически посмотрев на слизеринца. Это значит, что он все понял и все забыл? Хорошо бы. Ей еще не хватало проблем с подобными слухами! Ляпнет при ком-нибудь, кто может донести ее семье - и все. Можно будет сразу пойти и утопиться в школьном озере. - Н-не было у меня скакалки, - буркнула в ответ.

Герарт Райнс: Сочувственно посмотрел на софакультетницу. - Оно, кстати, сразу и видно. Молоток? Зубило? Долото? - сделал небольшую табличку в графе "Дженни Брентон". - И да, мне очень интересно, таки, как вы будете запрашивать книги из двух школ, которые вроде бы в курсе, кто Хогвартс - оплот юного и неокрепшего сопротивления официальному курсу партии? Так и вижу: "Пизьмо в Шрамбаттон. Ой, люди добрые-е-е, прости-ти, что к вам обращаимсо-со-о, самы мы не местны-и-и. Хата, сарайка, да баня-сауна сгорели-и-и. Тазы-ложки-книжки, кота и того, последнего, люди злые-е-е, кровопивцы проклятушшы за долги зобрали-и-и. Помогите, чем могетя-а? Книжечкой, какой старинной, с листами толстымя-а? Рыбку копчёну и ту заворачивать невашта!" - старательно и максимально жалостливо повыл на одной ноте, выдавливая из Дженни слезу, но у той, похоже, плавательный запас был исчерпан лет на пять вперёд. Как раз до конца Школы рассчитала.

Дженни Брентон: Наконец, поняла, что перечисленные предметы не несут никакой смысловой нагрузки и точно никак не связаны с тем, о чем слизеринцу надо молчать и вообще забыть. - Райнс! - произнесла строго. И отодвинула на шаг от внезапно начавшего подвывать софакультетника. Может, ему в лазарет нужно, а не дополнительную работу писать? - Райнс! П-перестань! Не буду я так писать, конечно! Я... Наверное, профессор Снейп поддерживает с ними отношения, раз так сказал. Террористы - не террористы, а в нашей библиотеке есть много уникальных ценных книг. Наверняка, д-директора и преподаватели других школ иногда обращаются к профессору Снейпу с просьбой о копии, - пожала плечами, надеясь, что как-то так оно и есть на самом деле. - К тому же, я попрошу их о копии, а не об оригинале. А это н-не сложно. Чары уровня пятого курса позволяют сделать копию любого документа. А если это многостраничная книга... н-надеюсь, там тоже есть провинившиеся студенты, которых можно наказать копированием, - многозначительно посмотрела на младшекурсника.

Герарт Райнс: Кивнул мисс Брентон в знак согласия. - Хорошо. Тогда будем ждать почты, - подхватил сумку. - Доброго дня, - вышел из учительской, притворив за собой дверь. Направился в Подземелья накидать хотя бы короткий план будущего допа.

Дженни Брентон: Вздохнула. Не студент, а какое-то наказание! А что будет, когда тот вырастет? Может, ей повезет, и она этого не застанет? Хотя – как? Поправила перья в подставке. Как? Если она через пять лет не будет сидеть здесь же, то где она будет? И может ли она вообще где-то быть, как не здесь? Мысленно отмахнулась от раздумий. Что толку? Все равно это безвыходность. Собрала свои вещи и ушла.

Дженни Брентон: Вернулась из совятни. Встала рядом с камином и протянула руки к огню. Она ведь все верно сделала? Сообщила, что могла. Никто не будет думать, что она совсем бесполезна. Но и ничего лишнего вовне не уйдет. Перевела взгляд на песочные часы на каминной полке. Перевернула их, рассматривая, как сыплется песок. Совсем не успела подумать о важном – что же все это будет значить теперь? Что, если террористы победят? Разве … разве это будет так уж плохо? Сдвинула часы чуть в сторону. Грязнокровки будут думать, что они ровня приличным магам. Нельзя будет поставить их на место. А многие приличные маги окажутся в Азкабане. Дядя Гафта, мистер Малфой. А авроры? Что будет с ними? А если кто-то погибнет? Вернула часы на место. Нет-нет, победа террористов – это зло. Отец бы без сомнений сказал бы, что это зло.

Герарт Райнс: Времени прошло прилично с того момента, как мисс Брентон прислала материал для допа. Вот только ничего по нумерологии как-то пока не нашлось . Решил найти неуловимую и уточнить: "Есть чего по книжкам?". Добрел до Учительской. Основные места обитания Слизеринских преподавателей, как показывала практика, погреб и тута. Постучал. Открыл дверь, заглянул. - О. Мисс Брентон, вас я и ищу. Соскучился безмерно, - зашел внутрь и захлопнул за собой дверь. Пристально осмотрел софакультетницу. - А вы, собственно, чего? Того? - помахал рукой на странный наряд. - В стирке вся приличная зеленая одежда? Осталась только неприличная необычная? - еще раз помахал рукой в сторону обитательницы Учительской. - Ну, да... Я по какому вопросу. Помните доп мой? Ответ прочел внимательно, со всех сторон впечатлился и поразился, но проблема. В письме ссылка идет на таблицу нумерологических соответствий для словесно-выраженной части формулы. Однако, в Библиотеке ничего подобного не встретил. У нас оно точно есть? Или опять нужно будет запрашивать откуда-нибудь из Китая? - пожал плечами, предложив первый пришедший в голову вариант.

Дженни Брентон: Услышала стук и обернулась. Тоскливо посмотрела на Черный день. Что теперь? - Не стоило, - прохладно остановила соскучившегося. – Что у тебя? Удивленно посмотрела на студента, затем – на свою одежду. А что не так-то? Наверное, Герарт не в курсе, как одеваются приличные волшебники. - Это и есть приличная одежда. Недовольно скрестила руки на груди. - Если ты думаешь, что все волшебницы одеваются по-маггловски, как Форанэн, то должна заметить, что это не так. Кивнула. Ага, дополнительная работа, значит. - Помню. Уточнила чуть озадаченно: - Как не встретил? Я сама по этой книжке писала в прошлом семестре. Секция нумерологии, нижняя полка, красная обложка. Десимус Вектор. Не нашел?

Герарт Райнс: Воодушевленно улыбнулся во все шестьдесят четыре передних зуба. - Очень даже стоило. В следующей раз я вам подарочный кактус припру. У профессора Дарем навалом всякой зеленой увлекательной травы. Выберу чего-нибудь под цвет факультета, так сказать, - удивленно покосился на Дженни. - Та, не. Хелен, конечно, во все стороны горазда, но я не про то. Думал, у нас в Хогвартсе должно одеваться только в мантии, с символикой там. Змеи, Барсуки, Орлы, Тигры, - перечислил, соображая: ничего ли не забыл. - А вы в таком, малость похоронном. Ой, - расширил глаза. - Мисс Брентон. Вы кого-то грохнули? - задумался на пару секунд. - А труп хорошо спрятали? Найти могут. Вон, у нашего Рунолога, говорят, нюх, как у сеттер-пойнтера. Вашу заначку за милю вычуит, - оглянулся, на всякий случай. - Свидетелей, надеюсь, тоже прикопали? Профессор Снейп расстроится, если Хаффы в огороде чью-нибудь ногу найдут, - вздохнул. - Опять отвлекся, - потер кончик носа. - Книги нету, - торжественно закончил длинную тираду. - Ни Десимуса, ни Вектора, - добавил постскриптумом.

Дженни Брентон: Непонимающе нахмурилась. Кактуса ей только не хватало! - Я не люблю кактусы. Поправила рукав своей обычной черной мантии без опознавательных знаков. - Да, студенты должны. Коротко развела руками, предоставляя Герарту самому додумать, в каком статусе она теперь себя позиционирует. К тому же, слизеринцу вовсе не обязательно знать, что разрешения у декана она не получала. Отмахнулась. - Нет. Пока. Соберусь – труп подброшу рунологу. У него и аппетит как у гигантского сеттер-пойнтера, съест и следов не оставит. Вздохнула. - Герарт! Ну, ты же уже не первокурсник из лесу! Как можно не найти в библиотеке книгу, которая там есть? Это же нумерология. Ну, кому она еще может быть нужна? Стоит на своем месте уже лет пятьдесят точно. Как ты мог ее … Не договорила, вдруг вспомнив, кому могла понадобиться нумерология. И кто ее не вернул на место. - А. Ну, да. Села на диван. - Вон она, - кивнула в сторону высокого шкафа у стены, на самом верху которого виднелся краешек красного корешка книги.

Герарт Райнс: С интересом уставился на мисс Брентон. Однако. Рунолог становится все любопытнее и любопытнее. Он еще и "жреть, как ни в себя". Отмахнулся от всякой странной начинки, бродившей в голове. - Вот, зря вы. Зря не любите кактусы. Они - вылитый символ Слизерина. Не было бы у нас Змеи, надо было бы завести говорящий кактус. И патриотично зеленый, и колючий, как четыре Салазара. Сомневаюсь, что у него характер сахарный имелся, - оценил заново траурный наряд софакултетницы. Ну, да. Студенты должны. А не студенты готовятся к пышному празднеству. Хотел было возразить, на тему: "Та, я там пол-библиотеки перерыл!", как Дженни опомнилась. Осень, видать. Бросил взгляд на краешек книги, торчавший сверху. - Ох, е-мае. Мисс Брентон, а вас чего на шкаф-то понесло. Или вы тренировали навык лазания по деревьям? - помолчал, разглядывая девушку. Вздохнул в очередной раз. Повернулся к шкафу. Придется старым дедовским методом доставать. Снял ботинок. С правой ноги. Взвесил в руке. Тяжел. Хорош. Примерился. Сменил угол и расположение зоны обстрела. Замахнулся. Хекнул. И-и-и... запустил ботинок, в надежде-попытке сбить требуемый фолиант знаний на пол.

Дженни Брентон: Хмыкнула. - А как же ядовитость? Или ты хочешь у профессора Дарем украсть ядовитый кактус? Дернула плечом недовольно. - Меня никуда не носило. Это эльфы, наверное. Убирали и переложили. Прикинула высоту шкафа. Может, кто-то и из преподавателей переложил, кому ее книжка мешала. В любом случае, точно не она сама. - Э…. Герарт? – удивилась, заметив, что слизеринец стягивает ботинок. – Ты… На пару секунд потеряла дар речи, уставившись на странного софакультетника. - Ты что делаешь? – спросила, когда ботинок оказался лежащим наверху шкафа рядом с книгой. – Давай еще шкаф опрокинь. Тебе палочка зачем вообще?

Герарт Райнс: Возмущенно зыркнул на ботинок, посмевший застрять на шкафе. Потер руки, хотел уже дернуть посильнее полку, как мисс Брентон выразила свое веское "фе" на дедовские методы. Повернулся. - Палочкой опрокинуть? - порадовался неплохой идее, но она тут же скрылась на пониманием того, что правильная софакультетница такого бы точно не предложила. - А-а-а-а, - сознательно кивнул с пяток раз девочке. Достал палочку из внутреннего кармана. Отошел для удобства. Направил палочку на книжку. Сосредоточился. Выкинул из головы все лишние мысли. Представил, как к шкафу подходит полувеликан, которому верхняя крышка как раз по грудь. Берет книжку, поднимает на двадцать сантиметров над поверхностью дерева, желая принести ее лучшему другу Герарту. Книга, взлетает над шкафом и, плавно покачиваясь, весит в воздухе. Резкий взмах палочкой, направленной на фолиант, произнесенное на выдохе: - Wingardium Leviosa!

Заклинания: Из палочки студента неожиданно вылетела одинокая искра и грустно упала на пол, затухая в полете. Книга осталась лежать на месте.

Дженни Брентон: Мотнула головой отрицательно. С Герарта станется и опрокинуть! - Не надо! – поспешила остановить слизеринца. Лениво пронаблюдала, как тот достает палочку, и… Удивленно посмотрела на софакультетника. Что можно было напутать в таком простом заклинании-то? - Ты же сдал левитационные чары. В чем проблема?

Герарт Райнс: Ошарашенно воззрился на свою палочку. Перевел взгляд на Дженни. - Э-эм, - самое разумное и членораздельное, что смог выдать. - Ну, да. Сдал. И даже вы у меня их принимали. Проблем не было, - приблизил палочку к глазам и осмотрел со всех сторон. Палочка собственная. Не чужая - точно. - Настройку тоже не менял, - решил попробовать второй раз. Может, отрешиться нормально не удалось. Направил палочку на книжку. Сосредоточился. Выкинул из головы все лишние мысли. Вдох, выдох. Вдох, выдох. Полная внутренняя тишина и гармония. Нет ничего, кроме цели и настройки. Представил, как к шкафу подходит полувеликан, которому верхняя крышка как раз по грудь. Берет книжку, поднимает на двадцать сантиметров над поверхностью дерева, желая принести ее лучшему другу Герарту. Книга, взлетает над шкафом и, плавно покачиваясь, весит в воздухе. Резкий взмах палочкой, направленной на фолиант, произнесенное на выдохе: - Wingardium Leviosa!

Заклинания: На этот раз искр не было. А книга даже не двинулась.

Дженни Брентон: С сомнением посмотрела на слизеринца. Ну, да, все так говорят, что настройка с урока, а потом оказывается, что не без самодеятельности. - Ну, хоть шкаф не сжег, - пробормотала, наблюдая за второй безуспешной попыткой. Прищурилась, рассматривая Герарта. - Тогда тут два варианта: или ты все же напутал с настройкой, или ты стал сквибом сегодня после обеда. Попробуй Люмос, - предложила ученику самое простое.

Герарт Райнс: Происходило, определённо, что-то нездоровое. Не стал комментировать слова Дженни. Ситуация вообще становилась все менее забавной. Молча кивнул. Направил палочку на стену. Очистил сознание, ни одной мысли, полная пустота. Вдохнул, выдохнул, сосредоточился. Представил в руке большой ручной фонарик с возможностью смены сфетофильтров и несколькими лампочками, включающимися отдельными тумблерами для усиления или ослабления силы света. Установленный в настоящее время сфетофильтр рассеивает исходящий от лампочек свет. Щелкнул тумблером для включения группы слабых лампочек. Фонарик заработал. Исходящий свет, рассеянный сфетофильтром, превратился в желтоватый шар, освещающий небольшую зону вокруг. Несильно и недалеко. Зафиксировал в сознании образ света, исходящего от фонарика - неяркого, но достаточного для освещения нескольких метров впереди. Сделал круговое движение кистью руки по часовой стрелке. - Lumos!

Заклинания: И снова ничего не получилось - свет не зажегся.

Дженни Брентон: Встала с дивана. Две настройки у хорошо учившегося Райнса – это было уже странно. Подошла ближе к слизеринцу. - Так. Произнесла и замолчала. Что собственно «так» - было неясно. - Когда ты последний раз успешно колдовал? Магию Дома применял сегодня? Что-то можешь материализовать? Ел что-то… необычное? Память не терял?

Герарт Райнс: Остановился - целиком. Мозг тоже притормозил. Что за ерунда творится? Прислушался к себе. Вроде бы, ничего не оторвало, не отломало. Весь Райнс на месте. - Э-э-м. Ну, вполне возможно, что другой петлей материализовал. Не могу сказать, она сейчас на озере пасется, - постучал себя палочкой по лбу. Вдруг поможет? - Вчера магию Дома применял. Все в норме. Было. Карандаш себе материализовал и блокнот, а то Бутя последние подожрал. Сработало, - сосредоточился, мысленно обращаясь к Дому и прося материализовать на столе чашку из белого фарфора на двести миллилитров со ста пятьюдесятью миллилитрами эспрессо внутри. Посмотрел на результат, параллельно отвечая мисс Брентон. - Ел? Да, все, что профессор Снейп добыл. В Большом Зале пасся. Память не терял, только голова постоянно болит. Наверное, спал неудобно, - бросил взгляд на девочку и вернулся к созерцанию стола.

Дженни Брентон: Озадачилась. Не то, чтобы была экспертом по симптомам потери магической силы, но то, что происходило с Герартом, не слишком напоминало становление сквиба. Тогда что? Глянула на появившуюся чашку с чем-то внутри. - Если Дом отзывается, все не так плохо, - произнесла задумчиво. Провела рукой по лбу. Надо посмотреть на друге колдовство. Зелье, например, получится? Глянула по сторонам. Но не тащить же сюда набор юного зельевара! Должно быть что-то проще… Взяла с полки графин с водой. Почти все содержимое вылила в вазу, стоявшую на столике, и в несколько цветочных горшков. Понадеялась, что цветы не будут против такого внепланового полива. - Вот, - протянула слизеринцу графин с остатками воды. – Помнишь задание на Зельеварении для первокурсников? Самое первое.

Герарт Райнс: Посмотрел на мисс Брентон со смесью опасения и скептецизма. - Ой, не-е-ет. Зелье - это вообще не моя доля. Это уже скорее моя юдоль страданий и печали. Я до сих пор с ужасом вспоминаю настройки на сей праздник человеческой изобретательности. Если мы перейдем к зельеваренью, боюсь, меня точно нервный срыв хватит. А последнее время и так, малость, эмоционально-недобрый какой-то, - не-доброжелательно покосился на графин. Хоть не ведро с водой, как Дженни любит. - Такое нормально? - помахал палочкой, намекая, что вопрос именно о проблемах с магией, а не о норме поведения отдельно взятого Слизеринца. - Может, Луна не в тот Дом зашла? Плутон к Сатурну обострился, как профессор Трелони говорит. Вдруг у вас то же самое? Как вариант, попробуете воду окрасить? Не стоит отрицать влияние пространственно-континуумных флуктаций на волшебников, - указал палочкой на трепетно обнимаемую софакультеницей тару.

Дженни Брентон: Со стуком поставила графин на полку. Сердито глянула на Герарта – что еще за перебирания? - Знаешь что! – возмутилась. А вот продолжить мысль не успела. Вдруг и у нее то же самое? Отшагнула от слизеринца, словно опасаясь заразиться чем-то. Нет-нет-нет, такого быть не может! Не может и все! - Глупости, - проворчала. Достала палочку. Усилием воли убрала панику и страх. Сосредоточилась на колдовстве. Привычным образом кнута сдернула книгу с полки. - Accio! – вывела палочкой полукруг от учебника к себе. С трудом поймала пособие по Нумерологии, прилетевшее в руку. - Герарт! – выразила одним словом все свое негодование относительно того, как второкурсник успел ее напугать. Продолжила спокойней: - Со мной все в п-порядке. Положила книгу на ближайшую горизонтальную поверхность. Искры. Были же какие-то искры. - А ты палочку, случайно, не ронял? Она у тебя целая? Без повреждений?

Герарт Райнс: На вопль "Герарт" - удивленно поднял взгляд на Дженни. Что такое? У нее трепетное отношение к Плутону? Или переврал профессора Трелони? и мисс Брентон распереживалась. С интересом пронаблюдал полет здоровенного справочника. Вот, было бы весело, если бы софакультетница его сейчас не поймала и само-оглушилась. Отогнал странные мысли, едва хихикнув. Как-то несколько зловеще-ехидно. Захлопнул рот рукой. Да, что такое-то?! С серьезным видом протянул девочке свою палочку. Пусть осмотрит. Проверит на повреждения и функциональность, коли такие странные подозрения закрались. Отнял руку. - Я за ней слежу. Не ронял, не ломал. Даже полировал. Там с ней мистер Олливандер специальную мохнатую штуку дал. Тряпочка для ухода. Полируй не хочу, - на всякий случай опять закрыл рот рукой.

Дженни Брентон: Бросила на второкурсника подозрительный взгляд, но ничего не сказала. Взяла палочку слизеринца, подошла с ней к окну и повертела в руках, осматривая. Видимых повреждений не наблюдалось – ни сколов, ни трещин, ни царапин. - Странно… Убрала свою палочку. Сжала в ладони рукоять чужой. Непривычное ощущение. Сосредоточилась, представляя в руке небольшой фонарь. - Lumos! – очертила палочкой круг по часовой стрелке. Слегка нахмурилась, глядя на отсутствие результата. Повторно сконцентрировалась на колдовстве. И снова фонарь. - Lumos! – вывела еще один круг по часовой стрелке. Повторила операцию несколько раз. Все так же безрезультатно. - М… - неопределенно произнесла, закончив. Посмотрела на слизеринца. - Теоретически, - предположила, - можно допустить, что кто-то надо тобой пошутил, утащив твою палочку, а взамен оставив муляж. Впрочем, это тоже можно проверить. Положила палочку Герарта на стол, достала свою. Пояснила: - Если это муляж, я легко превращу его почти во что угодно. Сосредоточилась на новом колдовстве. Вот у нее есть муляж палочки. Им можно ткнуть противника в бок, использовать как дрова для камина или как колышек в садоводстве. А ей нужно писчее перо. Таким пишут послания, а еще оно может быть частью костюма индейца или, опять же, оружием против противника. Выходит, что тыкать в человека можно и муляжом палочки, и пером. Но у последнего острый конец, так что им еще и поцарапать можно, если перед тобой особо противный человек. Мысленно изничтожила муляж, превращая его в горсть мельчайший частичек. А затем так же мысленно отдала им приказ подняться в воздух и сформировать новый объект. Белое гусиное перо десяти дюймов в длину. На конце оно заточено ножом так, что его удобно обмакивать в чернила и затем писать. И вот у нее был муляж палочки, которым было удобно тыкать в противника, а теперь есть перо, которым не только можно тыкать больнее, но и затем написать объяснительную декану о причинах своего поступка. - Verti Angustus! – взмахнула палочкой в сторону палочки второкурсника. Покачала головой, когда превращение не случилось. - Не муляж. Оставался последний опыт. Прошла к столу, открыла ящик и вытащила казенную палочку. Протянула Герарту. - Попробуй этой.

Герарт Райнс: Не вмешивался, следя за манипуляциями мисс Брентон. Ей виднее, в конце-концов, кто тут преподаватель заклинаний? Если уж она разучилась Люмос кастовать... Может, и правда, от профессора Трелони флюктациями бомбануло? - Хорошо, - протянул руку и взял переданное. Рассмотрел со всех сторон. Непривычная какая-то. В руку вообще не ложится. Будто, дровами машешь. Вздохнул. Надо попробовать. Другого варианта все равно нет. Направил казенную палочку на стену. Очистил сознание, ни одной мысли, полная пустота. Вдохнул, выдохнул, сосредоточился. Представил в руке большой ручной фонарик с возможностью смены сфетофильтров и несколькими лампочками, включающимися отдельными тумблерами для усиления или ослабления силы света. Установленный в настоящее время сфетофильтр рассеивает исходящий от лампочек свет. Щелкнул тумблером для включения группы слабых лампочек. Фонарик заработал. Исходящий свет, рассеянный сфетофильтром, превратился в желтоватый шар, освещающий небольшую зону вокруг. Несильно и недалеко. Зафиксировал в сознании образ света, исходящего от фонарика - неяркого, но достаточного для освещения нескольких метров впереди. Сделал круговое движение кистью руки по часовой стрелке. - Lumos!

Заклинания: Свет появился.

Дженни Брентон: Понаблюдала за новым колдовством. - Гм, - не смогла определиться, что все это может значить. Бросила взгляд на оставшуюся на столике палочку слизеринца. - Возможно, ты все же ее повредил, хоть это и не заметно. Пожала плечами. - Как будет ярмарка – спроси у мистера Олливандера, что с ней. А пока походи с учебной.

Герарт Райнс: Палочка сработала. Помахал ею. Надо же. - Это мне мистер Олливандер продал китайский контрафакт что ли? - подошел к своей. Осмотрел и прибрал во внутренний карман. - Или у нее срок годности истек? Может, в холодильнике хранить надо было? - недовольно поморщился. Что за ерунда? Опять проходить процедуру с подбором палочки? Ремонтировать сломанную. Лишние проблемы. - Когда будет ярмарка? - прикрыл глаза. Супер. Теперь ждать непонятно чего, непонятно когда. Учитывая, что Школа в осаде, мистер Олливандер вообще может не приехать. То и по дороге его застрелят. - Случаем, у нашего бракодела по палочкам, - вдох-выдох. Злость по старому сценарию начинала нарастать откуда-то изнутри. - Случаем, у нашего мастера нет офиса где-нибудь? Почтой, как я понимаю, он вряд ли станет вопрос решать. Тем более, если моя сломана, нужно новую. Следовательно, потребуется физический контакт. Олливандер точно лучший мастер? Судя по его работе, либо у него случился старческий маразм, либо руки начали расти не так, как надо, - сосредоточился. Разогнал навязчивые мысли, максимально успокаиваясь. Представил, как большим пальцем правой руки, держащей фонарик, щелкнул переключатель тумблера, выключая осветительное приспособление. Свет погас. Зафиксировал в сознании образ выключенного фонарика. Сделал круговое движение кистью руки против часовой стрелки. - Nox!

Заклинания: Свет погас.

Дженни Брентон: Не поняла: - Почему китайский? Покачала головой. - Нет, мистер Олливандер продает только собственноручно изготовленные палочки. И нет у них срока годности. Еще раз пожала плечами. - Я не знаю. Может, в конце семестра. Вздохнула. - В Лондоне. Лавка волшебных палочек находится там. Уверенно кивнула. - Точно. Еще славится мастер Грегорович, но тот не британец. Живет где-то… далеко. В ту сторону, где родня Муна.

Герарт Райнс: Убрал новую палочку к старой. Глянул на шкаф, где лежал ботинок. Колдовать заколебался. Подошёл к столу, вытащил стул, подставил его к шкафу. - Потому что китайцы - знатные бракоделы, - снял ботинок. Спрыгнул на пол. Вернул стул на место, обувь - на ногу. - Родина Муна? Далековато, - задумался. - А где именно в Лондоне? - если Олливандер сидит в Лондоне, значит, нужно попасть в Лондон. Ждать Ярмарку - от старости помрешь. Казенная палочка же больше походила на костыль, чем на магический артефакт. - Как из Школы быстрее всего попасть в столицу? Ну, или к мистеру Олливандеру. Может, какой специальный волшебный прямой магопровод есть? - обратил внимание на требуемый фолиант. Прибрал тот в сумку, чтобы не забыть.

Дженни Брентон: Удивилась: - Да? Задумалась ненадолго. Почему это китайцы бракоделы? Это ему Яо что ли сказал? Или он сам с какими-то китайцами-магглами был знаком? - Лавка? В Косой аллее, только… туда же не выпустят. Раньше можно было поймать Ночной рыцарь и доехать. Долго, но результативно. Или пойти в Хогсмид в «Три метлы» и воспользоваться там камином, чтобы добраться до «Дырявого котла». А от «Котла» там уже совсем рядом. А сейчас… Развела руками. - Декан выпускает только камином и только домой.

Герарт Райнс: Кивнул, думая о своём. Значит, в Косой Аллее. Найти ее можно и по приезду в Лондон. Если волшебный каминный магопровод существует, и существует он из Хогсмида в Дырявый Котел, значит, в наличии прямой способ доставки. Осталось решить проблему с тем, чтобы Директор отпустил камином. Постучал указательным пальцем по губам, размышляя. Отпускает только домой. Дома камина нет, но есть в Дырявом Котле, что в Лондоне. Только нужен повод. Просто так Снейп не разрешит скатать за палочкой. Разве что... разве что, использовать фигуру отца? Хоть какая-то будет от него польза. Неплохой обоснуй для срочного визита в столицу родины. Например, командировка из Берлина. Пойдёт. Обратил внимание на девочку. - Премного благодарен, мисс Брентон, за помощь. Обязательно поступлю, как вы сказали. А сейчас надо бежать. Столько дел. Печку потопить, корову подоить, дерево посадить, - закинул сумку на плечо. Изобразил средневековый поклон. - Счастливо оставаться, - быстрым шагом вышел из Учительской. Надо бы навестить Декана. Свернул петлю в пользу той, что была в кабинете профессора Снейпа.

Ника Морган: Наконец-то добралась до учительской, постучала и заглянула. Да! Поиск закончился, Дженни найдена. Прошла внутрь, закрывая дверь и обращаясь к слизеринке. - Дженни, привет! Я тебя как раз искала. Ты сможешь научить меня заклинанию патронуса? Пожалуйста. Умоляюще посмотрела на Брентон. - Необязательно сейчас, если ты занята.

Дженни Брентон: Не стала уточнять, о какой корове речь. Ясно же - опять что-то в голове слизеринца. Села на диван. - А? - обернулась на голос, который ее окликнул. Кивнула рейвенкловке. - Привет! А... - замялась, вспомнив о злосчастном дементоре. - Могу. Но без дементора. Ты... ты какую-нибудь теорию читала?

Ника Морган: Согласно закивала. - Конечно, я "за" отсутствие дементора. Тем более их в школе добыть сейчас сложнее, чем единорогов. Я была однажды на одной лекции профессора Нортона, и там была общая теория. И уяснила одно - телесного патронуса создать очень сложно. И взмах помню! А чтобы вызвать патронуса нужно использовать самое яркое и четкое счастливое воспоминание. Собственно, я использовала не самое хорошее, поэтому не получилась даже дымка. Пожала плечами.

Дженни Брентон: Помедлила с ответом. С одной стороны, смотреть на чужое счастливое воспоминание не хотелось. Даже если там каким-то чудом возьмет и окажется что-то полезное. Особенно, если там окажется что-то полезное. С другой - как она сможет что-то подкорректировать, если не увидит настройку? - Хорошо. Тогда ... Шагнула к выходу. - Тогда пойдем в учебную аудиторию. Повела за собой рейвенкловку в сторону пустого класса.

Эндриана Эбигейл: Резко остановилась у входа и, кажется, только сейчас успокоилась. Подняла руку, готовясь постучать. Возможно, пожалела бы о своих словах, но... Поморщилась. Нет. Постучала. Приоткрыла дверь. - Дженни? - позвала.

Дженни Брентон: Закончила чертить схему, отложила перо и, подождав пока высохнут чернила, переместилась со схемой к окну. Пробежала несколько раз взглядом по основным "узлам", пытаясь понять, что она могла упустить. - А? - оторвалась от своих заметок, когда ее позвали. Посмотрела на гриффиндорку. - Да, заходи, - поманила третьекурсницу рукой. Свернула в трубочку экзаменационные планы. - Ты меня ищешь? - уточнила на всякий случай.

Эндриана Эбигейл: Зашла, закрыв за собой дверь. - Тебя, - кивнула. Сомкнула губы, не решаясь начать разговор. Замялась, оглянулась назад, бросив взгляд на выход. Задержалась на Дженни. - Я... хотела поговорить. Это... это касается тебя и... - опустила голову, - и... Темного Лорда, - сказала едва слышно.

Дженни Брентон: Слегка нахмурилась, глядя на то, как Эндриана не решается начать разговор. Не нужно было быть провидцем, чтобы догадаться, что все это не к радостным новостям. Вряд ли сейчас она услышит о желании взять дополнительную работу в следующем семестре или расспросы о том, как это учиться в магистратуре у мистера Нортона. Отложила на подоконник свои записи. - Что? - переспросила машинально, хотя все расслышала. Впрочем сразу же вскинула руку в останавливающем жесте, дабы удержать гриффиндорку от повторения. - Я поняла. Напряглась. Совсем скверно. Лучше бы уж это были новости о том, что половина слизеринцев решила уйти на Гриффиндор, чем вот это вот. Попыталась взять себя в руки и не тянуть с уточнением. - Что-то случилось? - спросила обтекаемо. Сделала шаг навстречу третьекурснице. Ей ведь самой было столько же, когда она уже служила. Что, если и Эндриана - уже? Что, если у нее сообщение от Него? Что, если это какие-то скверные новости?

Эндриана Эбигейл: Покачала головой, все еще не поднимая взгляда. - Нет. То есть... ничего. Я хотела... - закусила губу. С чего начать? Как все объяснить... правильно? Снова замерла. Прикрыла на мгновение глаза. - Я хочу служить Ему, - выдохнула, подняв взгляд на Дженни. Замолчала. Хотела отступить назад, но, кажется, приросла к земле. Взялась за локоть. - Ты помнишь... карусель? Тогда, кажется, на Рождество... здесь. Мой двойник... из другого мира. Она была пожирателем. Она сказала... - запнулась.

Дженни Брентон: В первую секунду испытала облегчение. Еще не служит! А во вторую... Оперлась рукой на спинку дивана, мысленно прокручивая варианты. Хочет служить... Тут всего-то два варианта - помочь или отказать. Если помочь - об этом может узнать директор. И тогда ее могут выгнать из Хогвартса, и ей самой придется возвращаться к службе. А если отказать - настойчивости гриффиндорки может хватить на то, чтобы найти другие пути, и тогда однажды Темный Лорд может узнать, что она препятствовала кому-то в праведном желании служить. И это будет хуже. Профессор Снейп ведь может сжалиться и не выпихивать ее из школы наружу. А испытывать терпение Темного Лорда ей больше не стоит. Ощутила необходимость сесть и опустилась на диван. - Карусель? Кивнула. Карусель невозможно было забыть. Но... что она принесла Эндриане? - И что она сказала? - попыталась придать голосу будничное звучание, чтобы не создавалось впечатление, будто они говорят о чем-то страшном.

Эндриана Эбигейл: Впилась ногтями в ладонь, но не почувствовала боли. - Хогвартс там пал. Все... весь мир за ним. И Он... пожиратели ищут пути, чтобы пойти дальше одной реальности. Это вскоре может... произойти у нас. Прокручивала вновь и вновь все, что случилось тогда. Что случилось после. Андриана, эта мерзкая девочка-неофитка. Поняла вдруг, как невозможно устала. - Она сказала... кто ей помог. Сказала почему. Объяснила... что это ей дает. Хогвартс не сможет удерживаться вечно, и я... не хочу быть с этими... этими... - нахмурилась, - грязнокровками.

Дженни Брентон: Попробовала разобраться: - То есть, твой двойник стала Пожирателем Смерти и убедила тебя, что и тебе нужно сделать то же самое? Замолчала на некоторое время, переваривая услышанное. Потом указала Эндриане на второй диван. - Сядь, - позвала. Поправила лежащую рядом подушку. - Если Хогвартс падет, никто не будет считать тебя пособницей террористов. Ты ведь из приличной семьи, не помогала ... террористам, так что... тебе ничего не грозит. Если ты об этом переживаешь. А факультетская принадлежность - это еще не повод.

Эндриана Эбигейл: Неуверенно качнула головой. - Н-нет, то есть... да, она... хотела помочь. Подошла, заставила себя сесть. Сжала край мантии. - Я знаю... что хочу быть полезной, не ждать. Я нахожусь среди... них, и никак... я не действую. Я... хочу быть частью чего-то большего, действительно хочу... этого. Подняла взгляд на Дженни. - Что будет, если наконец все закончится? Все, кто уже был здесь, будут всегда оставаться террористами... если не официально, то в глазах других.

Дженни Брентон: Немного помедлила с ответом. - Но... ты же понимаешь, что тебе не обязательно становиться Пожирателем Смерти? Это ... высокая честь, которая потребует высокой самоотдачи. Предположим, ты сможешь доказать, что ты достойна. Предположим, ты станешь одной из... Твоя жизнь изменится. Ты не сможешь, например, взять и решить, что тебе не хочется идти в магистратуру, а хочется выйти замуж и печь пироги. Тебе придется стать или крайне талантливым магом в выбранной тобой области, или боевым магом. В противном случае, ты будешь бесполезна. Ты не сможешь дружить с грязнокровками, не сможешь решить, что тебе жалко магглов. В конечном итоге ты можешь оказаться по другую сторону баррикад со всеми своими софакультетниками. Наконец, тебе придется освоить Темную магию. И, самое важное, ты не сможешь передумать. Не бывает бывших Пожирателей Смерти. Выразительно посмотрела на Эндриану. - Это высокая плата за то, чтобы быть среди лучших. Ты уверена, что хочешь этого?

Эндриана Эбигейл: Замешкалась. - Я... - замолчала, стиснув руку. Закрыв глаза, прижала пальцы к векам. Пока в голове были слова Роксаны, на фоне звучал голос двойника. Пока вспоминала о Гриффиндоре, в сознании возник только образ Хель. А магглы и грязнокровки... Поежилась. - Я думала об этом. С тех пор. Знаю, что это во многом... трудно, - проговорила вполголоса. - Но я должна, я... могу. Выпрямилась. - И хочу быть среди... вас. Среди лучших, - сказала более уверенно.

Дженни Брентон: Кивнула несколько раз. Похоже. Эндриана передумывать не собиралась. По крайней мере - пока. А что если вообще не передумает? Может, все и к лучшему сложится? Что, если из нее выйдет хороший Пожиратель Смерти? Что, если ей когда-нибудь зачтется, что она помогла одному стоящему человеку встать на верный путь? Сложила руки на коленях. Оставался еще один важный вопрос. - А твоя семья? Что думает твоя семья о твоем выборе?

Эндриана Эбигейл: Невольно вздрогнула, когда Дженни спросила о семье. Захотелось сказать неправду, соврать, убедить, что они согласны, но... - Я им расскажу, - выдохнула. - Они... не могут быть против, наоборот смогут... - поджала губы. "Гордиться"? Сколько уже времени прошло с момента поступления в Хогвартс. Сколько еще пройдет, прежде чем все будет... нормально. - Они бы хотели этого, - выдержала паузу. - Я думаю, они бы хотели этого.

Дженни Брентон: На пару секунд прикрыла глаза. Ну, да, сама думала приблизительно так же. Что отец захочет этого. - Понимаешь, - посмотрела на Эндриану. – Это… не так просто. Многие приличные семьи, конечно же, за Темного Лорда. Но здесь все не однозначно. У тебя есть братья или сестры? Есть… есть немало приличных семей, которые поддерживают Министерство, но которые … не хотят породняться с Пожирателями Смерти. Ведь с одной стороны, Пожиратель Смерти дает своей семье защиту. А с другой – подставляет под удар террористов, - вспомнила слова Эмеральда. Слегка нахмурилась. - Кроме того, они могут опасаться, что ты, например, однажды решишь стать предателем и из-за этого все, кто связан с твоей семьей родством, могут пострадать. Одним словом, твое решение определит не только твою судьбу, но и судьбу твоих родных и, возможно, будущих родных, если у тебя есть сестры и братья, которые планируют выходить замуж или жениться. Эбигейлы станут семьей Пожирателей, и кого-то это может отвернуть от них.

Эндриана Эбигейл: - Нет, - поспешно ответила, отводя взгляд. - Я... одна в семье. Задумалась. Ведь Дженни права. Если что... если что случится, придётся отвечать не ей одной. - Я... не подумала... об этом, - признала. Оперлась руками о край дивана, подавшись вперед. Если рассказать сейчас - они могут отреагировать совсем иначе. Даже если отец и поддерживают политику Темного Лорда. Рассеянно встала. Села. Запустила руку в волосы, опираясь о колени. Вздохнула. - Наверное... я поговорю с ними... позже. Не думаю, что они... не ожидали этого...

Дженни Брентон: Прикинула про себя возраст Эндрианы. - А ты... То есть, я хочу сказать, твои родители не принимали решение относительного твоего будущего? Слегка нахмурилась, чувствуя неловкость. - Я знаю, что в некоторых семьях принято достаточно рано определяться с помолвкой.

Эндриана Эбигейл: Помолчала некоторое время, озадачившись вопросом. - На самом деле... не думаю... не совсем, то есть... - замялась, - они бы мне сказали, если бы решили... что-либо. Выпрямилась, внезапно задавшись вопросом. - Джении... Снейп знает о... тебе?

Дженни Брентон: Кивнула. Сначала просто принимая информацию к сведению, а второй раз уже медленней и неохотнее. - Да. Дело в том, что... это профессор Снейп представил меня Темному Лорду. И сказал, что я достойна чести. Еще до всего этого, - сделала широкий круговой жест рукой, имея в воду купол над школой. Продолжила осторожней: - Сейчас он думает, что это все в прошлом. И я крайне заинтересована, чтобы он и продолжал так же думать. Выразительно посмотрела на гриффиндорку. - Поэтому никто и никогда не должен знать о том, о чем мы сегодня говорили. Вообще никто. И ни при каких условиях. И ты должна понимать, что в какой-то момент все может пойти не так, как планировалось, и о тебе тоже могут узнать. Конечно, я постараюсь помочь тебе в этом случае, чем могу, но масштабных неприятностей избежать не удастся. Ты готова и к такому развитию сюжета?

Эндриана Эбигейл: Спросила с остатками сомнения в голосе: - Профессор Снейп... почему он отрекся от Темного Лорда? Почем до сих пор... Хогвартс под его защитой? Осторожно кивнула, украдкой взглянув на выход. - Да, я... понимаю. Сглотнула, чувствуя себя так, словно какая-то тяжесть сдавила грудь. Вновь кивнула, более уверенно. Помедлила. - Готова, - ответила сдавленно.

Дженни Брентон: Отрицательно покачала головой. - Он не рассказывал. Переспросила: - Почему не разрушен купол? Это сложная магия, заложенная еще Основателями. Разрушить ее не так просто. Ободряюще кивнула. - Мне нравятся твои слова. Ты из хорошей семьи, ты умеешь выбирать правильных друзей, ты способная и умная. Я бы хотела дать тебе шанс. Но... мы обе должны убедиться, что поступаем правильно. Ты - что не пожалеешь и не передумаешь, когда будет уже поздно. Я - что не буду отвечать за рекомендованного человека, который оказался недостоин. Встала с дивана. - Я хочу тебя испытать. И хочу, чтобы ты понимала, что пока ты еще можешь отказаться от задуманного в любой момент. Если ты почувствуешь, что ты не готова, что это слишком трудно для тебя, лучше скажи мне. Мы просто забудем этот разговор. Хорошо?

Эндриана Эбигейл: Растерянно оглянулась по сторонам, испытывая неопределенные чувства страха и чего-то еще, нового. Выдохнула, пытаясь успокоиться - ведь пока еще можно отступить... верно? Закусила щеку, не сразу отвечая. - Хорошо, - сказала, подняв взгляд на Дженни. - Если... так надо... Я понимаю. Натянула рукава на влажные ладони. Поднялась. - И... спасибо... что помогаешь, - слегка улыбнулась.

Дженни Брентон: Кивнула Эндриане. Получится ли у нее? И что, если нет? Что, если она попросту погибнет, оказавшись недостаточно сильной или недостаточно исполнительной? Чья вина это будет? - Тогда пока ступай. Я подумаю над твоим испытанием. А ты подумай о том, как сообщить семье. Мысленно отмахнулась от неуместных мыслей. Она же не просто так отведет Эндриану в штаб. Она убедится, что та сможет соответствовать всем требованиям. И тогда... тогда в этом уже не будет ее вины. - Я пришлю тебе сову.

Эндриана Эбигейл: Сжала край мантии. - Да, хорошо, - кивнула, уже занимая свои мысли многими слишком неправильными словами объяснений. Взялась за локоть. Выдержала паузу. - Спасибо... - повторила. Направилась к выходу.

Дженни Брентон: Провела взглядом Эндриану. Она же все правильно сделала? Еще раз прокрутила в уме разговор. Да. Без сомнений правильно! Если она будет приносить хоть какую-то пользу Ему, будет смысл оставлять ее живой. Огляделась. Чем она была занята до прихода третьекурсницы? Что-то ведь... что-то делала же? Взяла отложенную схему экзамена. Ах, да, вот что. Попыталась вникнуть в свои же заметки, но думать об учебе голова отказывалась. Вздохнула и упрятала бумаги в портфель. Лучше пройтись и немного отвлечься. Вышла из комнаты.

Альбус Дамблдор: Зашел в учительскую. Коротко осмотрел помещение. Никого. Переместился вглубь, занял отдельно стоящее кресло рядом с низким столиком и чуть сбоку от дивана. Жестом указал детям на софу, приглашая присаживаться. - Весь внимание. Ободряюще улыбнулся ребятам и позвал домовика. - Откушаете со мной чая?

Келси Нильсен: Осторожно опустилась на край дивана. Бросила взгляд на домовика. - Да, сэр. Спасибо. Натянула рукава до костяшек пальцев. - Видите ли, сэр, хоть мы немного задержались в процессе обучения, но рано или поздно настанет момент, когда мы закончим магистратуру. И мне бы хотелось, чтобы к этому моменту ситуация вне стен школы поменялась к лучшему. Если у чистокровных волшебников или полукровок ещё есть возможность покинуть Хогвартс, то у меня при существующем режиме есть только один вариант. Остаться здесь. Мне бы очень не хотелось, чтобы я и другие оказались изгоями. Вот мы и подумали, что есть какие-то варианты...что-то, что мы могли бы предпринять для изменения ситуации.

Максимилиан Бэйл: Сел рядом с Келси, внимательно наблюдая за Дамблдором и все больше узнавая в нем того, кем он был до своего "выхода из строя". - С удовольствием, сэр, - не посмел отказать важному для них человеку, хоть и про себя удивился, что бывший директор не перестал любить этот напиток. Пока думал, с чего начать и как правильно подать то, зачем они пришли, свое слово взяла девушка. Оставалось только сидеть с приоткрытым ртом и слушать - похоже, он недооценивал подругу. Правда, осветила она не все стороны "проблемы". Дополнил речь Келси: - Но если даже ты чистокровный волшебник, то это не значит, что все устраивает и ты готов спокойно смотреть на то, как твоих друзей лишают близких из-за совершенно невнятных причин. Да и тебя самого могут объявить врагом народа, если ты вдруг посмел проявить лояльность к тому, кого официально признали неугодным для общения. Почему вообще кто-то решает, кто может являться, грубо говоря, человеком "второго сорта". Разве могут такие вопросы подниматься в здоровом обществе, в целом?... Умолк и сжал рукава мантии, понимая, что начинает отдаваться во власть эмоциям. Искоса посмотрел на Дамблдора, ожидая его реакции. Может он вообще от них отмахнется и скажет, чтобы они шли заниматься учебой, а не беспокоили его со своими революционными речами. И это, возможно, в лучшем случае.

Альбус Дамблдор: Попросил домовика принести чайник зеленого чая и имбирного печенья. Дождавшись, поблагодарил эльфа и разлил чай по кружкам для детей. - Сразу скажу, чай, несмотря на мое длительное им злоупотребление, я любить не перестал. Поставил заварник на стол, подмигнул гостям. Дав возможность им высказаться, грустно улыбнулся. - Мои дорогие. К сожалению, подобные идеи столетия назад были популярны и по-прежнему остаются в цене. Самое страшное, что ценой становятся человеческие жизни. Жизни зачастую ни в чем не повинных людей. И не только людей. Развёл руками, печально смотря на учеников. - Идея превосходства одного над другим, основанная на любой концепции, будь то, религиозной, расовой, по наличию магического дара или отсутствию оного, по принадлежности к определённому виду и многое другое. Все это дает отличный повод презреть любые нормы и мораль. На основе такого неравенства раз за разом вершатся страшные дела в угоду кукловодам, стоящим за кулисами политической арены. Дай людям идею того, что они лучше других по уже присущему им признаку, признаку-постулату, тому, что у них есть пусть даже по праву рождения, не заслуженному, не полученному трудом и талантом, и люди пойдут за тобой. Пойдут по телам своих сородичей. Ведь подобный путь проще. Он развязывает руки и вручает знамёна. Замолчал, рассматривая учеников. - Тот, кто стоит за сценой, прекрасный психолог и отменный политик. Страх, алчность, зависть, пороки и грехи людей он принял на вооружение. Он взращивает сомнения и сеет рознь. Он ведёт брата на брата. Человека на человека. Он строит махину своего господства на боли и страданиях одних, возвышая других. Надолго ли? Они и сами не знают. Пододвинул чашки ребятам. - Угощайтесь, что-то я разошёлся. Старческое, наверное. Облокотился о кресло, сцепив кончики пальцев в замок.

Келси Нильсен: Поблагодарив Дамболдора, взяла чашку. Сделала глоток. - Вся человеческая история пестрит подобным. Почему люди никогда не учатся на собственных ошибках? Не могут обойтись без крови и дискриминации кого-то... Повертела в руках чашку. - Но в то же время почти в каждом таком случае было противостояние. Были и те, кто пытался поменять существующий режим. Потому что даже, когда люди боятся, всегда есть те, кому просто некуда отступать. Иногда безысходность делает их способными на многое. Подняла взгляд от чашки. - Неужели сейчас таких нет?

Максимилиан Бэйл: Смущенно улыбнулся, про себя решив регулировать свои мысли - вполне вероятно, что такой могущественный волшебник, как Дамблдор умеет их читать. Выразив благодарность, поднял чашку и пригубил чай, на самом деле, не особо горя желанием его пить, но от волнения в горле слегка пересохло и стоило его смочить. Успокоился немного, слушая бывшего директора - его речь доказывала, что их с Келси слова нашли отклик в его душе, а на происходящее он смотрит с тем же крайним неудовольствием. - Да, история пронизана вечной борьбой за свои идеалы, но без борьбы тебе лишь остается подстраиваться под те правила, которые установил кто-то другой. - Келси права, всегда был и тот, кто имел противоположные взгляды. Но не только безысходность заставляет людей совершать поступки. Кто-то, наоборот, стремится предотвратить возникновение ситуации, когда ты будешь зажат в угол и тебе лишь останется грозно щелкать зубами...если останутся силы, конечно. Замер вдруг, когда девушка задала именно тот вопрос, который волновал больше всего. Как же не хотелось услышать, что они одни и надеяться им не на что.

Альбус Дамблдор: Посмотрел на ребят задумчиво. - Почему же нет? Если бы не было, к сожалению, мы бы не сидели с вами сейчас в Школе, которая усилиями разных людей сохраняет за собой звание оплота Сопротивления. Правда, в редакции Министерства Магии, скорее гнезда изменников и террористов. Угостился чаем, рассматривая учеников. - Думаю, вам доводилось слышать, что профессор Дамблдор, профессор Снейп, профессор Нортон и не только... Наши скромные персоны официальная власть Британии с большим удовольствием увидела бы в уютных номерах Азкабана, нежели за преподавательской кафедрой? Наверняка, вы обмениваетесь информацией с семьями, которые в курсе, хоть и отчасти, вещей происходящих в Англии? Вздохнул, задумавшись над вопросом девочки. - Мисс Нильсен, человеческий вид учится только на собственных ошибках. Процесс же обучения измеряется столетиями. Всегда находятся те, кто считает себя лучше, умнее, сильнее. Право сильного как было оправданием для реализации желаний и устремлений отдельных индивидов, так и остается. Слабые же превращаются в топливо амбиций и пороков тех, кто руководит умонастроениями масс. Людям свойственно сбиваться в толпу при малейших признаках опасности. Отсюда и механизмы, с помощью которых действующая власть руководит обществом. Они повергают людей в страх, они пестуют образ внешнего врага, они соблазняют обещаниями того, что каждый в отдельности тешит в темных уголках души. Собственная значимость, величие, богатство. Пороки правят миром, мои дорогие. Однако, это не значит, что ничего нельзя изменить. Не значит, что стоит следовать плотным потоком вниз с обрыва. Рано или поздно ложь и преступления стоящих у власти будут раскрыты. Мы же делаем все от нас зависящее для того, чтобы приблизить проблеск света в непроглядной тьме. Ведь даже в ней теплится огонек надежды. В сердцах каждого из нас. В сердцах тех, кому не безразлично. Улыбнулся ученикам и пригубил ароматный напиток.

Максимилиан Бэйл: Криво усмехнулся, когда речь зашла о Министерстве и о том, кем оно пытается выставить в глазах общественности тех, кто, наоборот, вынужден защищаться. Лишь грустно кивнул в ответ на вопросы Дамблдора, вспомнив о своей семье и еще больше начиная понимать Келси. Да, он может общаться со своими родителями, но общаться им сейчас не о чем. Он совершенно перестал их понимать, но они, естественно, списывают все на юношеский максимализм. Только стремление сделать "как лучше", приняв позицию более "сильных", может иметь куда более плачевные последствия и не для него, а для них самих. Неужели они этого не видят? И, пожалуй, это еще одна причина, почему он сидит здесь. - Сэр, - произнес твердо, - мы с Келси тоже те, кто не потерял надежду, кому не безразлично и готовы сделать все для того, чтобы приблизить проблеск света.

Келси Нильсен: Поджав губы, слушала Дамболдора. Неужели они так и останутся запертыми в Хогвартсе, в роли преступников? Ну уж нет... Пока Макс говорил допила чай. Повертела в руках пустую чашку. - Возможно...мы можем что-то сделать для Сопротивления? Хоть что-то, сэр. Мы готовы. Они поломали столько судеб, разрушили столько семей, заперли нас здесь... Мы бы хотели хоть немного сделать для улучшения ситуации. Подняла взгляд.

Альбус Дамблдор: С минуту молча смотрел на учеников, затем мягко уточнил. - Позвольте ответить вопросом на вопрос? Вы хорошо понимаете, что значит в нынешнем обществе стать даже не участником Сопротивления, а просто тем, кто Сопротивлению помогает? Огладил бороду, задумчиво изучая ребят. - Вы еще школьники. Совсем дети. У каждого из вас есть родные. Там, за Барьером. Вы понимаете, какую ответственность предстоит принять на себя вам, если последуете этим путём? Подобный поступок напрямую может отразиться на близких людях. Сторонники Тёмного Лорда не церемонятся ни с теми, кто выступает против них, ни с их родными. За стенами Школы вы в безопасности. Просто отучившись здесь, вы сохраняете по-прежнему нейтралитет. Однако, стоит только быть замеченным в связях с Сопротивлением, дороги назад уже не будет.

Келси Нильсен: Вздохнула. - Сэр, я понимаю, что по ряду причин такое решение является дорогой в один конец. Если говорить, конкретно о причинах, связанных со мной, наряду с прочими подтолкнувшими меня к этому решению, то они следующие. Родных у меня нет. Вернее фигурально они, конечно, есть, но родными больше не являются. Мне некуда идти при существующем режиме. Кто возьмёт магглорожденную, ещё и отучившуюся в Хогвартсе? С эгоистичной точки зрения, этого уже достаточно, чтобы пытаться изменить ситуацию. А сколько ещё таких, как я? Чьим родителям стёрли память, вынудили уехать из страны, чью жизнь изуродовали. Поэтому, если в моих силах что-то сделать для исправления этого - я готова.

Максимилиан Бэйл: Болезненно сощурился, казалось бы на пару мгновений уйдя в себя: - То, что происходит сейчас уже влияет на близких и далеко не в лучшую сторону. В ваших глазах мы все еще дети, но как-то розовых очков мы уже давно не носим, сэр. На лицо набежала тень - вспоминать о сестре было нелегко, несмотря на то, что прошло уже много лет и...она умерла в мирное время и легко. Невесело усмехнулся - он теперь думает о том, что ведь это же плюс, когда чьей-то смерти не предшествовали пытки. И это их настоящее? Что же тогда сулит будущее? - Поверьте, решение бороться было принято не из праздного любопытства и созревало оно не один день и даже не месяц. Мы понимаем, какую ответственность взваливаем на свои плечи и мы готовы к ней.

Альбус Дамблдор: Слушал ребят внимательно, не прерывая. Печально покачал головой, утверджаясь в мыслях. - Что ж. Мне понятно ваше стремление. Однако я должен был предупредить об огромной ответственности, которую каждый из вас принимает на себя вместе с решением о помощи Сопротивлению. Не буду разводить долгие беседы о том, что вы еще совсем юные, о том, что вам следует сначала окончить обучение в магистратуре. Каждый из нас свободен в выборе. И я поддерживаю идею подобной свободы. Безусловно, вам не стоит ожидать участия в операциях, которые по силам лишь взрослым магам. Тем не менее, вы можете оказать поддержку теперь уже нашему общему делу. Сделал глоток чая, давая ученикам свыкнуться с мыслью о содеянном. - Вам потребуется выбраться за пределы Купола. Учителя могут спокойно покидать Школу, ученикам же требуется разрешение профессора Снейпа для того, чтобы пройти Барьер. Наш бдительный зельевар и будет вашим первым бастионом, которой предстоит покорить. Придется проявить некоторую смекалку и изобретательность. Нынешний директор крайне щепетилен в вопросе безопасности детей и не одобрит вашу прогулку за границей защищенной территории, как и вашу возможную помощь Сопротивлению. Поэтому запомните, не следует рассказывать ни профессору Снейпу, ни кому-либо еще о нашем разговоре и, конечно же, о задании. Если у вас есть подозрения в том, что информация не останется в круге доверия. Я не прошу делать из этого тайну за семью печатями. Всего лишь призываю к осторожности в выборе тех, с кем вы готовы подобной информацией поделиться. Помните, знание - серьезное оружие в достижении поставленных целей. Поставил чашку на стол. - После того, как получите разрешение покинуть Школу, приходите ко мне. Я расскажу, что конкретно потребуется сделать. Улыбнулся, ожидая от детей вопросов, если что-то оказалось непонятным.

Келси Нильсен: Еле удержалась от радостной улыбки, поспешно кивнула: - Да, сэр. Разумеется. Мы все понимаем. Спасибо Вам, сэр. Впрочем следующее задание слегка поумерило пыл, поскольку почти моментально поняла вероятность выбраться из замка легально, с отсутствием родственников за Барьером. - Тогда мы пойдём, сэр? Ещё раз спасибо. Поставила пустую чашку на стол. Попрощавшись с Дамболдором, двинулась к выходу, раздумывая, куда идти в поисках решений.

Максимилиан Бэйл: Внимательно выслушал Дамблдора и кивнул, выражая полное согласие со сказанным: - Конечно, сэр. Усмехнулся, про себя подумав, насколько бы сейчас пригодилось письмо от родителей о вызове домой для знакомства с невестой. Может написать им самому и сделать вид, что он все осознал и якобы готов к серьезному шагу? С другой стороны, не хотелось лукавить да и у Келси нет и близкого варианта, а решить эту проблему они должны вместе, иначе, какая из них команда. Поставил и свою чашку, поднявшись с дивана. - До скорой встречи, сэр. Слегка улыбнулся бывшему директору в ответ и направился к выходу следом за подругой.

Дженни Брентон: Переступила порог и замерла, увидев бывшего директора. Сидеть тут с профессором Дамблдором совершенно не улыбалось. - Добрый день, профессор. Извините, я ... я уже ухожу, - быстро ретировалась назад в коридор.

Новогодний Фей: Залетел в учительскую, где нашел бывшего директора школы. - Настало время подарков! - объявил радостно. И тут же поставил на столик перед мужчиной его подарки. Коробку с чаем и запиской "Если вам еще нравится чай. С праздниками!". И набор свечей с запиской "Светлого Нового Года!" Вежливо поклонился и улетел дальше разыскивать по школе тех, кто еще не получил свои подарки.

Тоширо Яо: Постучался, прежде чем войти. Петли, кажется, директор не сливал. Неужто опять придется все обговаривать с самого начала. Шутка с чаем на этом директоре может и не сработать. - Профессор Дамблдор? Вы сказали, что мы можем поговорить здесь. Зашел в учительскую и остановился около дверей, выжидающе поглядывая на Дамблдора. - Кажется, здесь и впрямь спокойнее, чем в библиотеке. - слегка улыбнулся, все еще не уходя далеко от двери. А вдруг его уже забыли или не помнят. С учетом того, что происходило с директором Хогвартса раньше, провалы в памяти, наверное, возможны. Если не необходимы.

Школа Хогвартс: Петля Альбуса Дамблдора свернулась, и волшебник исчез.

Дженни Брентон: Петли работали, и это казалось само по себе уже большой удачей. Впрочем, вид разгромленного коридора быстро напомнил, что она вознамерилась ввязаться в нечто крайне авантюрное и рискованное. Безумие же какое-то! Торопливо дошла до двери пару шагов и быстро вошла внутрь. Никого. Успела первой. Не давая себе опомниться, прошла к шкафу. Тому, который был платяным. Скверная идея, учитывая отсутствие у нее возможности замаскироваться, но что делать? Оглянулась с опаской на дверь и быстро нырнула в шкаф, притворяя дверцу так, чтобы та не закрылась совсем плотно.



полная версия страницы